МОНУМЕНТЫ РАПОПОРТА

Опубликовал(а)

Великий Пабло Пикассо называл скульптуру «Искусством ума». Вершин в скульптурном творчестве достиг еврейский мастер Натан Рапопорт, чьи монументальные произведения установлены в Польше, Израиле, Франции, Соединенных Штатах Америки и в Канаде. 7 ноября со дня рождения талантливого ваятеля исполняется 110 лет.

Натан Рапопорт с супругой Симой в мастерской в Варшаве

Родился он в семье Якова (Якуба) Рапопорта в Варшаве, на территории тогдашней Российской империи. Дед будущего скульптора был шойхетом – так в иудейских общинах именуется резник, человек, занимающийся кошерным убоем скота и обработкой мяса. Но семейные традиции Натан не продолжил. С юных лет у него проявились способности к изобразительному искусству, и родители, несмотря на серьезную стесненность в средствах, нашли возможность поспособствовать развитию дарования своего сына. Натан окончил городскую художественную школу, затем – варшавскую Академию изящных искусств. Это было в 1933 году, ставшим началом эры нацизма в Европе, принесшей гибель миллионам людей. Но страшные времена были тогда еще впереди. Юноша, с самого начала, проявил интерес не к живописи, а к объемным фигурам. Они, как это представлялось Рапопорту, давали гораздо больше возможностей для творческого самовыражения. В 1936 Натан создал первую свою скульптуру «Теннисистка», которая была показана на состоявшейся в польской столице выставке «Спорт в искусстве». Примечательная деталь: Рапопорт получил приглашение в Берлин, на готовившуюся там международную выставку, посвященную Олимпийским играм 1936 года. Но ехать в фашистскую Германию Натан отказался. Более того, молодой скульптор вступил в одну из польских сионистских организаций, став ее активистом. В период с 1936 по 1938 год Рапопорт находился в Италии и Франции. Это была творческая командировка, которую позволила осуществить выплачиваемая молодому и перспективному скульптору академическая стипендия. Натан знакомился с творениями мастеров прошлого и работал в мастерских известных ваятелей своего времени. Он также обучался в Национальной высшей школе изящных искусств в Париже.

Но грянула Вторая мировая война, и вышло так, что Рапопорта судьба разлучила с членами его семьи. Они остались в Варшаве, а он с другими беженцами, после вторжения немецких войск на польскую землю, оказался на советской территории. Вскоре его зачислили в красноармейский стройбат. Позднее он стал зарабатывать, создавая памятники. Работал в Ташкенте, потом – в Новосибирске. Вести о трагических событиях на польской родине (хотя ужасающих подробностей Катастрофы европейского еврейства он не знал, и знать, в ту пору не мог) потрясли Натана. Есть свидетельство тому, что еще в Советском Союзе он задался целью создать скульптурный мемориал, посвященный памяти собратьев – жертв нацизма.

В 1946 году вместе с другими соотечественниками Рапопорт вернулся в Варшаву. Пытаясь разыскать родных, узнал, что все они погибли от рук нацистов. Это стало для Натана тяжелым ударом, и теперь оставалось только одно: увековечить память мужественных героев Варшавского гетто, а также и своих близких, и всех жертв фашистских палачей. 19 апреля 1948, к пятой годовщине легендарного восстания в гетто Варшавы, монумент, воздвигнутый по проекту Натана Раппорта, был открыт. В церемонии участие приняли 20 тысяч человек. Большинство из них составили евреи, выжившие в Катастрофе. При возведении мемориала использовался особо прочный гранит, который первоначально (по сохранившимся сведениям) предназначался для возведения памятника, который призван был прославить военные победы войск Третьего Рейха. У монумента в Варшаве в 1970 году германский канцлер Вилли Брандт совершил своё знаменитое коленопреклонение, о котором позднее высказался так: «Под бременем новейшей истории, я сделал то, что делают люди, когда им не хватает слов. Так я почтил миллионы жертв».

Впоследствии Натан Рапопорт создал уменьшенную копию варшавского монумента для Мемориального комплекса истории Холокоста «Яд ва-Шем» в Иерусалиме. Точнее говоря, это были отливы с рельефов «Восстание в гетто» и «Последний путь». Ходить по земле, в которую штабелями легли польские его соплеменники – юноши и девушки в расцвете сил, дети и старики, Натану было непомерно тяжело. И он отправился во Францию, а оттуда – на землю предков, в возрожденное еврейское государство. Еврейская тема стала доминирующей в его творчестве. В нем события недавнего прошлого переплелись с героическими и трагическими страницами в многовековой истории народа, к которому принадлежал сам скульптор-монументалист. Рапопорт, выразительными средствами искусства доносил до зрителей мысль о том, что без прошлого нет будущего, и в особенности, у его соплеменников. И этот принципиально важный посыл обретает особый смысл на фоне звучащих в адрес евреев упреков — в том, что они сознательно не позволяют заживать нанесенным им в разные века глубоким ранам, постоянно теребя их.

А Натан Рапопорт нашел на призывы – смотреть вперед, без оглядки назад, — свою форму ответа, используя красноречие памятников, ибо монументы обладают способностью говорить, и не тихим шепотом, а громко, во весь голос. Скульптор создал памятник Мордехаю Анилевичу, лидеру еврейской боевой организации, возглавившей восстание в Варшавском гетто — крупнейшее, по своему масштабу и длительности, в антифашистском сопротивлении в годы Второй Мировой войны. Эта статуя была установлена в израильском кибуце Яд-Мордехай, основанном в 1943 году группой выходцев из Польши – в память об Анилевиче. В кибуце создан Музей борцов Варшавского гетто и его невинно убиенных узников. Памятник Мордехаю Анилевичу работы Рапопорта органично вписался в кибуцный мемориал. Создал Рапопорт и еще один монумент, увековечивший образы защитников кибуца Негба, павших в Войне за Независимость Израиля.

Памятник Мордехаю Анилевичу

Эти мирные жители совершили великий подвиг, остановив продвижение частей регулярной армии противника, которому они многократно уступали и в численности, и в боевом оснащении. Скульптурная композиция изобразила первопроходца (то есть, одного из основателей кибуца), воина с оружием и медицинскую сестру – одну из тех, что оказывали помощь раненным защитникам сельскохозяйственного поселения, превратившегося в не сдавшийся на милость врагу бастион. Этот монумент был открыт в годовщину сражения, вспыхнувшего вокруг Негбы. Примечательная деталь: работая над проектом памятника, скульптор жил в кибуце, слушая рассказы о героических событиях, имевших здесь место. А еще, на добровольных началах, прочел членам кибуца несколько лекций по истории изобразительного искусства, будучи убежденным, что и оно должно занимать место в жизни аграриев, живущих на периферии, вдали от крупных центров израильской культуры.

В 1959 году Рапопорт уехал в Соединенные Штаты, и через 5 лет получил американское гражданство. Но и там Натан остался верен теме, которая более всего волновала его душу и сердце. По проекту Рапопорта в Филадельфии был сооружен памятник 6-ти миллионам евреев, ставших жертвами Холокоста и мемориал памяти Холокоста в университете Брандайса в Массачусетсе. Позднее, в 70-х – 80-х годах он создал горельеф «Корчак и его дети» на Манхэттене, скульптуру «Освобождение» (ее установили в Либерти-Стэйт-Парке в Нью-Джерси), скульптуру «Иаков и Ангел» (она стала одной из достопримечательностей города Торонто в Канаде).

Филадельфия. Мемориал Холокоста

Вместе с тем, творчество Рапопорта продолжало быть связанным с Израилем. Сильное впечатление производит его скульптура «Иов», которую можно увидеть в мемориале «Яд ва-Шем». Изваяние выражает трагическую суть диалога героя со Всевышним, и смысл этого диалога ассоциируется у скульптора с трагедией Холокоста. Кроме того, Натану Рапопорту принадлежит авторство памятника еврейским бойцам Второй Мировой войны, установленного в Париже.

Следует особо остановиться на самом масштабном творении Натана Рапопорта, огромной художественной силы и ценности, коим стал мемориал «Мегилат ха-эш» («Огненный свиток») в Иерусалимских горах.

Фото 6

Скульптор за работой

Уместно напомнить, что еще за год до провозглашения государственной Независимости Израиля, в горах близ Иерусалима начались посадки шести миллионов деревьев – в память о каждом из собратьев, погибших в пламени Холокоста. Со временем там поднялся рукотворный лес, получивший имя «Леса мучеников (праведников)». И среди этих деревьев – символов вечной памяти высится композиция Рапопорта – самая большая, выполненная из меди во всем Израиле. Его высота достигает около 8 метров, а вес превышает 12 тонн. Работа над монументом заняла у Рапопорта почти три года. Части композиции отливали на специализированном предприятии в Италии. В 1971 году их привезли в Израиль и подняли к месту установки по узкой крутой дороге. Надо сказать, что изначально монумент предполагалось установить на одной из площадей Иерусалима, но городской муниципалитет не рискнул тогда дать на то разрешение, опасаясь, что такой шаг может спровоцировать волнения среди арабского населения. Ведь после завершения Шестидневной войны, когда муниципальные границы Иерусалима раздвинулись, охватив восточный сектор города, обстановка и без того была весьма напряженной. Правильным было такое решение или нет, — это уже другой вопрос. Так или иначе, памятник, выполненный Натаном Рапортом в форме развернутого свитка Святого писания (отсюда – и название этого монумента) органично вписался в ландшафт мемориального леса. Воспитывавшийся в семье верующих евреев, Натан был человеком светским, но хорошо знал не только историю своего народа, но и был сведущ в иудаизме, и все свои знания и жизненный опыт он творчески применил в «Огненном свитке». Описывать мемориал – дело неблагодарное: он вобрал в себя множество сюжетов, плавно переливающихся один в другой, и образы перед взором возникают один за другим, поражая воображение. Можно обходить этот «свиток» вновь и вновь, и на каждом витке в глаза бросаются детали, остававшиеся незамеченными ранее. Это надо видеть!

Монумент состоит из двух массивных частей. Художественная тема первой из них – Катастрофа европейского еврейства, а вторая часть развернутого «свитка» посвящена возрождению народа из пепла Холокоста. В начале композиции – образ дороги, по которой обреченные идут на смерть – одни из них поднимаются в небо – через трубы крематориев, другие уходят в землю – в братские могилы. Четко различима фигура легендарного Януша Корчака со своими юными воспитанниками из еврейского Дома сирот, одного из детей мудрый наставник держит на руках. Над этой скульптурной группой изображены силуэты касок и штыков – это зловещий призрак нацизма. Другой впечатляющий сюжет – пылающие дома еврейского местечка, а среди пламени – фигуры героев Варшавского гетто – символ героического антифашистского сопротивления. Интересен поворот этой темы – один из героев взбирается по лестнице, ведущей в небеса, и устанавливает флаг на том самом, знаменитом семисвечнике, на «Арке Тита», которую римские завоеватели увезли из Иерусалима в знак подавления еврейского восстания и разрушения Храма – главной иудейской святыни. А дальше мы можем видеть, как чудом выжившие евреи Европы покидают все еще пылающий континент, отплывая на кораблях к Земле обетованной, а там их встречают собратья, строящие на родине предков новую жизнь. Они помогают прибывающим единоверцам высаживаться на берег, и те целуют землю, на которой начиналась еврейская история.

Другой развернутый в пространстве рулон повествует об истории Государства Израиль, охватывая период от Войны за Независимость до Шестидневной войны. Фруктовые деревья и мальчик на их фоне – это свет новой, радостной жизни народа в возрожденной из небытия стране. Но счастье это дается здесь не так, как в красивых сказках, оно пропитано потом и кровью, и вот уже перед нами – мать, провожающая сына на войну. И еще одно дополнение к данной теме – новый репатриант, едва ступивший на Святую землю — он сбрасывает свои пожитки, и берет в руки оружие. Так оно, фактически, было и в судьбе евреев призывного возраста, прибывших на жительство в Израиль в самый канун Войны Судного дня, но это происходило позднее событий, изображенных на мемориале в Иерусалимских горах. Ярок образ десантника, закутанного в талес и рыдающего у Стены Плача, доступ к которой евреи получили в итоге Шестидневной войны. В дополнение – группа еврейских воинов, символически возвращающих семисвечник в Иерусалим. А в финале бессмертный народ запечатлен в праздничном хороводе, танцующем хору, и ангел трубит с небес, и царь Давид аккомпанирует на лире, и флаги колышутся на ветру, передавая всеобщий радостный трепет.

Помимо описанной нами (предельно кратко) внешней части композиции, у мемориала (так он и был задуман), есть и внутренняя часть. Туда ведет специальный проход, или коридор, если хотите. В этой полой части сооружения установлена табличка, на которой выгравированы слова из книги пророка Йехезкеля: «Так сказал Господь Б-г: Вот открою погребения ваши, народ мой, и подниму я вас из погребений ваших, и приведу вас в Землю Израиля. И вложу дух мой в вас — и оживете, и дам вам покой на земле вашей…». И мы с вами являемся живыми свидетелями тому, как это великое предсказание сбывается. К сказанному об «Огненном свитке» добавим: неподалеку от монумента, на большом камне приводится на трех языках комментарий скульптора, который он пожелал оставить около памятника: «Мои слова я отлил в бронзе и вырубил в камне. Они безмолвны, тяжелы и вечны. Натан Рапопорт». И вот, о чем еще важно сказать в данной связи: так и не смирившись за всю свою дальнейшую жизнь с гибелью родных и близких, Рапопорт в оставленном им завещании распорядился, чтобы после смерти его кремировали (ибо вся его семья была испепелена в пламени Холокоста) и развеяли прах возле «Огненного свитка». Но выполнение этой воли Натана не было осуществлено. Почему? А потому, что еврейский закон однозначно говорит о том, что мертвые должны быть преданы земле. Согласно еврейскому взгляду на мир, человеческое тело принадлежит Творцу. И оно всего лишь одалживается человеку, который должен стоять на страже собственного организма, и не имеет права портить его любым образом. Тело должно быть, когда придет срок, «возвращено» полностью, как оно было дано. Кроме того, одну из основ иудаизма составляет утверждение о том, что человек был создан «по образу и подобию Б-га». И, стало быть, любое сознательное повреждение человеческого тела считается «ущербом», наносимым Творцу.

Из жизни Натан Рапопорт ушел 4 июня 1987 года в Нью-Йорке. Прощание со скульптором состоялось в синагоге «Парк Авеню», для которой он создал горельеф «Корчак и его дети».

Горельеф «последний путь Корчака»

А похоронили Рапопорта в Израиле – на кладбище в Петах-Тикве. Кроме тех его работ, о которых мы рассказали, стоит упомянуть и композицию «Древо познания», которую можно увидеть в Реховоте, в парке Научно-исследовательского института имени Хаима Вейцмана. Другая его работа обрела постоянную прописку в больнице «Шиба» — Тель ха-Шомер. Создавал скульптор и станковые произведения, среди которых стоит назвать портреты дирижера, пианиста, музыкального педагога Евгения Мравинского и пианиста Артура Рубинштейна. Натан Рапопорт был награжден Орденом возрождения Польши, а менее, чем за месяц до его кончины, Национальное Скульптурное Общество США наградило Рапопорта медалью им. Герберта Адамса «За выдающиеся достижения».

По оценкам искусствоведов, на определенном этапе творчества (находясь, волей судьбы, в бывшем Советском Союзе), Натан Рапопорт испытал влияние, так называемого, социалистического реализма в искусстве и советской монументальной скульптуры. В этот период мастер тяготел к традициям академизма, и в его работах ощутимы были натурализм и внешняя патетика. Но впоследствии Рапопорт преодолел влияния, ограничивавшие его творческие возможности, создавая более емкие и обобщенные образы. Последующее его творчество характеризовалось строгим, но внутренне экспрессивным и пластически выразительным языком. Его работы можно увидеть не только под открытым небом, но также (понятное дело, не в подлинную величину) в Центральной еврейской библиотеке и в Музее истории польских евреев в Варшаве, в Музее Израиля и в других собраниях произведений искусства. Как-то скульптора упрекнули в слишком реалистичном подходе к художественному решению создаваемых им композиций, на что он, не задумываясь, ответил: «Как вы считаете, мог ли я изваять камень с дырой в нем, и сказать: «Вуаля, это символизирует трагедию и героизм моего народа?!». Комментарии здесь излишни.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s