ВРЕДНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

Опубликовал(а)

(Продолжение. Начало в # 598)

СССР против чеченцев

Восстание Хасана Исраилова – так называют чеченцы эти трагические годы своей истории. Хасан Исраилов — поэт и драматург. В 1929 вступил в ВКП(б). Как корреспондент центральной «Крестьянской газеты» критиковал то, что считал не справедливым. В 1931 году коммуниста Хасана Исраилова посадили на 10 лет «за контрреволюционную клевету» и «за связь с бандой». Через 3 года посадили «банду», возможно ту, в связи с которой его обвиняли, а в ней оказались и те, кого Исраилов в своих публикациях в «Крестьянской газете» клеймил как «грабителей и взяточников». Хасана Исраилова освободили, восстановили в ВКП(б) и отправили по линии Коминтерна в Москву на учебу в Коммунистический университет трудящихся Востока имени Сталина (КУТВ).

Биография его запутанная, но из того, что известно — создается впечатление, что Хасан Исраилов работал в тесном контакте с работниками НКВД.

Так, сидя в советской тюрьме «за контрреволюционную клевету», он написал 2 художественные книги. Значит, у него были для этого возможности. Обычно такие блага имеют в местах заключения те, кто пишет доносы. После его выхода из тюрьмы — книги были тут же опубликованы. За какие такие заслуги? Или заслуги перед советской властью все же были?

В официальной версии говорится, что недолго побыв на воле, Хасан Исраилов «направил советскому руководству письмо с предложением снять со своих постов первого секретаря Чечено-Ингушского обкома ВКП(б) Василия Егорова и начальника местного НКВД Михаила Раева, поскольку продолжение их политики неминуемо приведёт к восстанию. В результате Исраилов вновь был арестован, но, когда в январе 1939 года арестованы были и сами Егоров и Раев — его выпустили и вновь восстановили в партии.

Он возвращается в Чечню. В январе 1940 года его вызывают к новому секретарю обкома Фёдору Быкову. После встречи с ним Исраилов присылает в обком заявление:

«Вот уже двадцать лет, как Советская власть ведёт войну на уничтожение моего народа по частям – то, как кулаков, то, как мулл и «бандитов», то, как «буржуазных националистов». Теперь я убедился, что война отныне ведётся на истребление всего народа. Поэтому я решил встать во главе освободительной войны моего народа. Я слишком хорошо понимаю, что не только одной Чечено-Ингушетии, но даже и всему национальному Кавказу трудно будет освободиться от тяжёлого ярма красного империализма, но фанатичная вера в справедливость и законная надежда на помощь свободолюбивых народов Кавказа и всего мира вдохновляют меня на этот в ваших глазах дерзкий и бессмысленный, а по моему убеждению единственно правильный, исторический шаг. Храбрые финны доказывают сейчас, что великая рабовладельческая империя бессильна против маленького, но свободолюбивого народа. На Кавказе вы будете иметь вторую Финляндию, а за нами последуют другие угнетённые народы».

Провокация Быкова удалась. Ай да Быков, ай да молодец! — радуются русские коммунисты — теперь у них есть повод начать истребление чеченцев.

Хасан Исраилов

Все годы Восстания Хасана Исраилова, сам Хасан Исраилов работал в тесном контакте с сотрудниками НКВД, и скорее всего, под их непосредственным руководством.

Так в ноябре 1944 года Исраилов писал наркому НКВД Чечено-Ингушетии В. А. Дроздову:

«Дорогой Дроздов, я писал телеграммы в Москву. Прошу передать их по адресам и через Яндарова прислать мне расписки почтой с копией Вашей телеграммы. Дорогой Дроздов, я прошу Вас сделать все возможное и для того, чтобы добиться из Москвы прощения за мои грехи, ибо не так велики, как рисуются. Прошу прислать мне через Яндарова копировальной бумаги 10-20 штук, доклад Сталина от 7 ноября 1944 года, военно-политические журналы и брошюры не менее 10 штук, химических карандашей 10 штук.

Дорогой Дроздов, прошу сообщить мне о судьбе Хусейна и Османа, где они, осуждены ли они или нет.

Дорогой Дроздов, я нуждаюсь в лекарстве против туберкулезной бациллы, пришли наилучшее лекарство.

С приветом — писал Хасан Исраилов (Терлоев)».

Реальная численность группы Исраилова, включая внедрённых в её состав агентов НКВД, никогда не превышала 14 человек.

Война НКВД с чеченцами велась и до Восстания Исраилова. Так в 1937 году в Чечню были введены дополнительные внутренние войска НКВД и армейские части. Было арестовано и расстреляно 2746 чеченцев, пропали без вести 230 человек, 2340 семей депортировано в Сибирь.

Русские военные с 1920 по 1939 годы потеряли убитыми в боях с чеченцами 13 564 человек.

Еще недавно на интернете можно были найти немало свидетельств о войне СССР против чеченцев с 1940 по 1944 год. Там рассказывалось о систематическом истреблении мирного населения Чечни в ответ на восстание Исраилова. Говорилось о ковровых бомбардировках и о применении химического оружия.

Да и сейчас кое-что осталось.

Так о бомбежках горной части Чечни и Ингушетии в 1942 году говорится:

«Эти бомбежки в горах Чечено-Ингушской республики привели к огромному количеству жертв среди женщин, детей и стариков. Как пишет Авторханов, в аулах Шатоя, Итум-Кале и Галанчожа жителей, убитых воздушной бомбежкой и артиллерийскими обстрелами большевиков, числилось больше, чем оставшихся в живых. Найти там не раненого человека было редкостью». (Абдурахман Авторханов — сокурсник Исраилова по учебе в Коммунистическом университете трудящихся Востока).

И ещё о бомбежках:

«По данным советских спецслужб, в октябре 1941 года в целом ряде селений Галанчожского, Шатойского и Итум-Калинском районах население приступило к стихийному разделу колхозного имущества. Утверждалось, что происходила массовая неуплата налогов и уклонение от мобилизации. В волнениях, продолжавшихся с 28 октября по 3 ноября 1941 года, якобы участвовало до 800 человек. К подавлению «выступлений» были привлечены три звена боевой авиации. Горные аулы подверглись бомбардировке. В столкновениях с бандами с обеих сторон погибли до 19 человек, трое военнослужащих пропали без вести. Были арестованы пять «участников восстания».

А вот про химическое оружие:

«С этой целью предполагалось использовать 105-ю и 126-ю авиационные дивизии, базировавшиеся в Чечено-Ингушетии. Кроме того, с этой же целью в Грозный было переведено Конотопское военное авиационное училище. Берией был подписан приказ № 00609 о приведении Грозного в полную боевую готовность к противохимической и санитарно-химической защите. Также на имя первого секретаря Чечено-Ингушского обкома ВКП(б) В. А. Иванова поступил запрос о точной численности населения города и о количестве и состоянии газовых убежищ. В ответном сообщении говорилось, что основные промышленные объекты нефтяной промышленности готовы удовлетворительно, но жилой сектор «подготовлен крайне неудовлетворительно» (численность населения города к тому времени составляла почти 230 тысяч человек). Общая вместимость газовых убежищ составляла 10 749 человек, из них полной системой герметизации были оснащены лишь 40 убежищ вместимостью 6385 человек. Эти данные дают основания некоторым исследователям утверждать, что руководство страны планировало применить отравляющие вещества против всех жителей горных районов, что позволило бы значительно облегчить осуществление депортации. Лишь опасения за тяжёлые последствия, которые эти действия могли иметь для Грозного с его мощной промышленностью и высоко квалицированными работниками преимущественно русской национальности, остановили реализацию этих планов».

А что делали чеченские повстанцы? Наиболее значимой операцией считается взятие ими в феврале 1940 года сёл Галанчож, Саясан, Чаберлой и большей части Шатойского района. Новое чеченское правительство было установлено в Галанчоже. Хасан написал «Временную программу организации Чечено-Ингушетии». К ноябрю 1941 им упразднены законы СССР в 41 населенном пункте.

Таких успехов они могли достигнуть, возможно, лишь благодаря сотрудничеству с НКВД. Так же есть вероятность, что размах восстание пробрело в документах НКВД готовящих провокацию для оправдания репрессий.

А вот сводка от 21 октября 1941 года:

«Жители хутора Хилохой Начхоевского сельсовета Галанчожского района разграбили колхоз и оказали вооруженное сопротивление пытавшейся восстановить порядок опергруппе НКВД. Для ареста зачинщиков в район был послан оперативный отряд в составе 40 человек. Недооценив серьезность ситуации, его командир разделил своих людей на две группы, направившиеся на хутора Хайбахай и Хилохой. Это оказалось роковой ошибкой. Первая из групп была окружена повстанцами. Потеряв в перестрелке 4 человек убитыми и 6 ранеными, она в результате трусости начальника группы была разоружена и, за исключением 4 оперработников, расстреляна. Вторая, услышав перестрелку, стала отступать и, будучи окруженной в селе Галанчож, также была разоружена. В итоге выступление удалось подавить только после ввода крупных сил».

В феврале 1940 года Галанчож — столица «независимой Чечни», а в октябре 1941 года, то есть почти 2 года спустя, жители хутора Галанчожского района наконец разграбили колхоз. Что им мешало это сделать раньше? Что тут правда, что тут вымысел, — нам сегодня не понять.

Но подобные сводки давали НКВД повод для репрессий. Только во второй половине 1942 года были задержаны как заложники 216 семей, также были уничтожены 100 хуторов и отдельных домов. По данным проверки работниками центрального аппарата НКВД, за первую половину 1943 года во время оперативно-войсковых операций были убиты 213 человек, из которых только 22 состояли на учёте в правоохранительных органах. В 1942 году были убиты ещё 295 чеченцев.

Итак, уже идёт война с Германией. Казалось бы, на счету каждый боец, но у советской власти находится возможность для карательных акций против народов Кавказа.

Подготовка к выселению чеченцев началась весной 1942 года. Ещё в блокаде Ленинград, немцы под Москвой и стремительно рвутся к Волге, а советскую власть волнуют чеченцы.

В октябре 1943 года для подготовки данных об «антисоветских выступлениях» в Чечено-Ингушетию приезжал заместитель наркома НКВД Б. З. Кобулов. 9 ноября им была представлена записка на имя наркома внутренних дел СССР Л. П. Берии о массовых проявлениях бандитизма и дезертирства в республике. В Казахстане и Средней Азии началась подготовка к приёму спецпереселенцев. Для контроля над ними было создано 135 районных и 375 поселковых комендатур. Ставропольский крайком ВКП(б) с октября 1943 года готовил списки русских переселенцев в Чечено-Ингушетию. С лета 1943 года в Грозном собирались войска, хотя линия фронта уходила всё дальше на запад. Прибывавшие войска НКВД переодевались в общевойсковую форму. Разведывательные самолёты совершали регулярные облёты горных районов.

Для предотвращения возможного сопротивления производились аресты. К участию в депортации был привлечён партийно-советский актив самой Чечено-Ингушетии (несколько тысяч человек), Дагестана (6-7 тысяч) и Северной Осетии (3 тысячи).

29 января 1944 года Л. П. Берия утвердил «Инструкцию о порядке проведения выселения чеченцев и ингушей», а 31 января вышло постановление Государственного Комитета Обороны о депортации чеченцев и ингушей в Казахскую и Киргизскую ССР. 20 февраля вместе с И. А. Серовым, Б. З. Кобуловым и С. С. Мамуловым, Берия прибыл в Грозный и лично руководил операцией, куда под видом «учений в горной местности» была переброшена армия в составе 100 тысяч человек, включая 18 тысяч офицеров и до 19 тысяч оперативных работников НКВД, НКГБ и «Смерш». Кроме того, в соседних республиках и областях были приведены в боевую готовность части армии, включая боевую авиацию, НКВД, «Смерш» и другие, что позволяет говорить ещё о примерно 100 тысячах участников операции.

Ещё не было Операции «Багратион» по освобождению Белоруссии. Она начнётся только через пол года. Все силы были брошены на депортацию!

Кульминацией их был Указ Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1944 года о ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве её территории:

«В связи с тем, что в период Отечественной войны, особенно во время действий немецко-фашистских войск на Кавказе, многие чеченцы и ингуши изменили Родине, переходили на сторону фашистских оккупантов, вступали в отряды диверсантов и разведчиков, забрасываемых немцами в тылы Красной Армии, создавали по указке немцев вооружённые банды для борьбы против советской власти, а также учитывая, что многие чеченцы и ингуши на протяжении ряда лет участвовали в вооружённых выступлениях против советской власти и в течение продолжительного времени, будучи не заняты честным трудом, совершают бандитские налёты на колхозы соседних областей, грабят и убивают советских людей, — Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

1. Всех чеченцев и ингушей, проживающих на территории Чечено-Ингушской АССР, а также в прилегающих к ней районах, переселить в другие районы СССР, а Чечено-Ингушскую АССР ликвидировать.

Совнаркому СССР наделить чеченцев и ингушей в новых местах поселения землей и оказать им необходимую государственную помощь по хозяйственному устройству».

Депортация и отправка эшелонов в пункты назначения началась 23 февраля 1944 года в 2:00 по местному времени и завершилась 9 марта того же года. Операция, которую назвали «Чечевица» началась по переданному по радио по кодовому слову «Пантера».

Депортация сопровождалась немногочисленными попытками бегства в горы или неподчинения со стороны местного населения. Есть свидетельства о сожжении заживо до 700 человек в ауле Хайбах в Галанчожском районе.

В целом было депортировано 180 эшелонов с общим количеством 493 269 человек.

К лету следующего года Чечено-Ингушетия была распущена, ряд чеченских и ингушских названий заменен на русские, мечети и кладбища были разрушены, и массовая кампания сожжения многочисленных исторических чеченских текстов была почти завершена.

Последним был отправлен эшелон из пассажирских вагонов с бывшими руководящими работниками и религиозными лидерами Чечено-Ингушетии, которые использовались при операции.

ПО ОФИЦИАЛЬНЫМ СОВЕТСКИМ ДАННЫМ в ходе операции были убиты 780 человек, арестовано 2016 человек «антисоветского элемента», изъято более 20 тысяч единиц огнестрельного оружия, в том числе 4868 винтовок, 479 пулемётов и автоматов. Скрыться в горах сумели 6544 человека.

Всего по Северному Кавказу было депортировано около 700 000 человек (по данным исследователя Далхата Эдиева, 724 297 человек, из которых большинство — 479 478 человек, составляли чеченцы, а также 96 327 ингушей, 104 146 калмыков, 39 407 балкарцев и 71 869 карачаевцев). Многие погибли во время поездки, а чрезвычайно суровые условия регионов, куда они были депортированы, убили гораздо больше. НКВД дает статистику 144 704 человека, убитых только в 1944-1948 годах. По оценкам таких исследователей, как Тони Вуд, Джон Данлоп, Моше Гаммер и др. смертей только среди чеченцев было от 170 000 до 200 000. В 2004 году Европейский парламент признал это геноцидом.

Конечно, были контакты чеченцев с германскими диверсантами, благодаря которым все 9 агентов германских спецслужб были задержаны НКВД. В отличие от русских и белорусов, чеченцы не создавали воинских соединений, воевавших на стороне Вермахта. Тысячи чеченцев воевали в Красной Армии против гитлеровской Германии. По данным на 1 июля 1942 года в Красной Армии ещё служили 4 446 чеченцев, и это при том, что в начале 1942 года был издан секретный приказ о прекращении призыва чеченцев и ингушей в действующую армию и о НЕ НАГРАЖДЕНИИ отличившихся бойцов из их числа. Звания Героя Советского Союза были удостоены 36 воинов из 147 представленных к званию уроженцев Чечено-Ингушетии, но только 6 награждённых были чеченцами. При этом в наградных документах они были записаны под другими национальностями.

Как же объяснить то, что случилось тогда с чеченцами? Есть версия, что Красная Армия одержала ряд побед, и Сталин завидовал популярности Жукова, а потому чтобы поднять авторитет НКВД решил депортировать чеченцев. Меня она не устраивает, и я даже не буду объяснять почему. Фанатам Жукова и Сталина все равно ничего не докажешь, а люди думающие – всё равно не поверят в этот изыск.

Есть такие, кто считает, что все «кавказцы» враги, и потому их давить надо, оправдывая этим необходимость депортаций 1944 года. С этими зацикленными на своем, как им кажется, этническом превосходстве — спорить тоже бесполезно. Но хотелось бы у них спросить: почему во главе акции против «кавказцев» стояли «кавказцы» Сталин, Берия, Кобулов и другие? Ещё один «кавказец» Микоян был против депортации чеченцев, но лишь потому, что боялся нежелательных для СССР осложнений на международной арене.

Так зачем? Предположим, что и тут, в горах Чечни, была попытка создания наиболее благоприятных условий для следующего витка эволюции. Были созданы самые жесткие условия борьбы за существование. Русские коммунисты опять ждали появление сверхчеловека. Тогда всё выглядит логично.

Нас закаляли в климате морозном,

Нет никому ни в чём отказа там.

Так что чечены, жившие при Грозном,

Намылились с Кавказа в Казахстан …

Владимир Высоцкий песня «Летела жизнь» 1977 год

Тогда в 1944 году из Чечни депортировали всех, кто НЕ ЖЕЛАЛ активно бороться с советской властью.

А больной туберкулёзом Хасан Исраилов продолжал призывать оставшихся чеченцев к оружию. Некоторые горцы оставались по заданию НКВД ещё более года после завершения депортации, так как использовались властью для поиска укрывающихся в горах, а также помощи в других советских карательных акциях. Борьба за создание «матерого человечища» в горах Чечни продолжалась.

Из донесения того времени:

«После выселения чеченцев и ингушей в Галанчожский район прибыли части учебного стрелкового полка майора Сайгатова для помощи государственной комиссии по сбору скота и имущества. Дислоцируясь на хуторах Галанчожского района, подразделения допустили ряд безобразных фактов нарушения революционной законности, самочинных расстрелов над оставшимися после переселения чеченками-старухами, больными, калеками, которые не могли следовать (в депортацию – прим. ред.). 22 марта 1944 года на хуторе Геличи Галанчожского района некоторыми курсантами этого полка были расстреляны больные Гайсултанов Изнаур, Джабалка, Демильхан, калека Гайсултанов Умар, восьмилетний мальчик. 19 апреля 1944 г. этой же группой были расстреляны ещё два неизвестных чеченца. По не уточнённым данным, курсанты этого же подразделения в Нашхоевском сельсовете Галанчожского района произвели самочинный расстрел больных и калек до 60 человек».

25 декабря 1944 года в результате спецоперации, организованной НКВД, Хасан Исраилов был ликвидирован за ненадобностью.

Но борьба продолжалась.

Последнего чеченского абрека той поры Хасуху Магомадова советские спецслужбы ликвидировали 28 марта 1976 года.

НКВД в Прибалтике

Финляндия отказалась разместить русские военные базы и получила войну, но сохранила независимость. Страны Прибалтики согласились, и вскоре были оккупированы.

Начали с Эстонии. Формальным поводом послужила польская подводная лодка «Ожел». 15 сентября 1939 года, когда «доблестные части Красной Армии» готовились вероломно без объявления войны открыть второй фронт против сражающейся с гитлеровцами Польши, польская подводная лодка «Ожел» зашла в Таллиннский порт. Видно, в Польше место её наземного базирования уже было захвачено врагами. Эстония старалась соблюдать нейтралитет. По требованию Германии польская подводная лодка «Ожел» была интернирована эстонскими властями. Начали демонтаж её вооружения.

Но в ночь на 18 сентября экипаж подлодки разоружил эстонских охранников и с 6 торпедами вышел в Балтийское море. За день до этого Красная Армия — верная своему союзническому долгу с гитлеровской Германией — перешла границу с Польшей.

19 сентября глава советского правительства Вячеслав Молотов, обвинив Эстонию в нарушении нейтралитета, заявил, что Балтийскому флоту поставлена задача отыскать подлодку, поскольку она может угрожать советскому судоходству. Это привело к установлению морской блокады эстонского побережья.

24 сентября для подписания договора о торговле в Москву прибыл министр иностранных дел Эстонии К. Сельтер. После обсуждения экономических проблем, Молотов предложил «заключить военный союз или договор о взаимной помощи, который вместе с тем обеспечивал бы Советскому Союзу право иметь на территории Эстонии опорные пункты или базы для флота и авиации». Сельтер попытался уклониться от обсуждения, ссылаясь на нейтралитет, но Молотов заявил, что «Советскому Союзу требуется расширение системы своей безопасности, для чего ему необходим выход в Балтийское море. Если Вы не пожелаете заключить с нами пакт о взаимопомощи, то нам придется искать для гарантирования своей безопасности другие пути, может быть, более крутые, может быть, более сложные. Прошу Вас, не принуждайте нас применять силу в отношении Эстонии».

Тем временем на границе с Эстонией и Латвией создавалась советская военная группировка, в которую вошли силы 8-й армии (Кингисеппское направление, Ленинградский ВО), 7-й армии (Псковское направление, Калининский ВО) и 3-й армии (Белорусский фронт).

В условиях, когда все страны, в том числе Великобритания, Франция, Латвия и Финляндия, отказались выступить против размещения в Эстонии советских войск, эстонское правительство пошло на переговоры в Москве, в результате которых 28 сентября был заключён Пакт о взаимопомощи, предусматривающий создание на территории Эстонии советских военных баз и размещение на них советского контингента численностью до 25 тысяч человек.

Лидер русских коммунистов — Сталин — по окончании переговоров с эстонской делегацией заявил Сельтеру: «Правительство Эстонии действовало мудро и на пользу эстонскому народу, заключив соглашение с Советским Союзом. С Вами могло бы получиться, как с Польшей. Польша была великой державой. Где теперь Польша?».

2 октября начались аналогичные советско-латвийские переговоры. От Латвии СССР также потребовал доступ к морю — через порты Лиепая и Вентспилс. В итоге 5 октября был подписан договор о взаимопомощи сроком на 10 лет, предусматривавший ввод в Латвию 25-тысячного контингента советских войск.

10 октября 1939 г. Председателем Совета Народных Комиссаров В.М. Молотовым и министром Иностранных Дел Литовской Республики Ю. Урбшисом в Москве был подписан советско-литовский «Договор о передаче Литовской республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой» сроком на 15 лет, предусматривавший ввод 20-тысячного контингента советских войск.

1 апреля 1940 года в Третьем рейхе были изданы географические карты, на которых территории Эстонии, Латвии и Литвы были обозначены как входящие в Советский Союз.

4 июня 1940 года под видом учений войска Ленинградского, Калининского и Белорусского Особого военных округов были подняты по тревоге и начали выдвижение к границам прибалтийских государств.

14 июня 1940 года советское правительство предъявило ультиматум Литве, а 16 июня — Латвии и Эстонии. Правительства этих государств обвинялись в грубом нарушении условий ранее заключенных с СССР Договоров о взаимопомощи, и выдвигалось требование сформировать правительства, способные обеспечить выполнение этих договоров, а также допустить на территорию этих стран дополнительные контингенты войск.

15 июня дополнительные контингенты советских войск были введены в Литву, а 17 июня — в Эстонию и Латвию.

Литовский президент Антанас Сметона настаивал на организации сопротивления советским войскам, однако, получив отказ большей части правительства, бежал в Германию, а его латвийский и эстонский коллеги — Карлис Улманис и Константин Пятс — пошли на сотрудничество с новой властью (оба вскоре были репрессированы), как и литовский премьер Антанас Меркис. Во всех трёх странах были сформированы дружественные СССР правительства.

Новые правительства сняли запреты на деятельность коммунистических партий и назначили внеочередные парламентские выборы. На выборах, состоявшихся 14 июля во всех трёх государствах, победу одержали прокоммунистические Блоки (Союзы) трудового народа — единственные избирательные списки, допущенные «доблестной Красной Армией» к выборам.

Вновь избранные марионеточные парламенты уже 21-22 июля провозгласили создание Эстонской ССР, Латвийской ССР и Литовской ССР и приняли Декларации о вхождении в СССР.

Из литовской, латвийской и эстонской армий были сформированы литовский (29-й стрелковый), латвийский (24-й стрелковый) и эстонский (22-й стрелковый) территориальные корпуса, вошедшие в состав ПрибОВО.

В 1941 году, «в связи с наличием в Литовской, Латвийской и Эстонской ССР значительного количества бывших членов различных контрреволюционных националистических партий, бывших полицейских, жандармов, помещиков, фабрикантов, крупных чиновников бывшего государственного аппарата Литвы, Латвии и Эстонии и других лиц, ведущих подрывную антисоветскую работу и используемых иностранными разведками в шпионских целях», были произведены массовые депортации населения.

Перед самым началом войны в течение операции по выселению «неблагонадежного и контрреволюционного элемента» — из Эстонии было выслано 9156 человек, из Литвы — около 17,5 тысяч, из Латвии — 15 424 человека. Эта операция была завершена к 21 июня 1941 года.

Планировавшиеся широкомасштабные репрессии провести не успели, поэтому в 1949 году была организована ещё одна волна депортации жителей Латвии, Литвы и Эстонии в Сибирь — так называемая операция «Прибой», в ходе которой было выселено около 100 тыс. человек.

Возможно, это были просто этнические чистки, цель которых была закрепить земли Прибалтики за «великим и добрым многострадальным русским народом». Но тогда не понятна непоследовательность этой политики. Почему депортации не были поголовными, как скажем в Чечне или в АССР Немцев Поволжья? Скорее всего, тут, как и везде, создавались предпосылки для борьбы за существование, в результате которой должны были появиться эстонские, латышские и литовские супермены. В этом русские дарвинисты были интернационалисты — репрессии касались всех!

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s