«СТРАНА МЕДА»

Опубликовал(а)

Медена земја/Honeyland, Северная Македония, 2019, 87 мин., PG. Реж. Тамара Котевска и Любомир Стефанов (полнометражный дебют, «Яблочное озеро»).

Жанр. Документальная драма.

Выбор. «Страна меда» уже вписана в историю кино, как первая картина, вошедшая в «оскарные» номинации и как документальный, и как «иноязычный» фильм, что обычно означает – игровой. Разгадка маневра Киноакадемии на поверхности – если войти в зал, не ведая, что показывают – то запросто примешь «Страну меда» за художественную (а точнее – высокохудожественную) ленту с какой-то своей Инной Чуриковой. Немудреное зрелище стремительно завораживает тебя и философской глубиной, и невероятными съемками. И так хорошо думается после просмотра: про хорошее и плохое, про вечное, и сиюминутное…

Производство. В начале сьемок «Страны меда» не могло быть сценария итогового варианта. Ибо с подачи швейцарского агентства по сохранению природных ресурсов было решено снять лишь короткометражку о том, как обстоит дело с экологией на македонской реке Брегальница, на которой, согласно преданию, Кирилл крестил славян. Местные власти поддержали идею, желая активнее представлять свой край. Финансирование было с бору по сосенке. Около $50 тыс. от Македонии, $25 тыс. от фонда из Сан-Франциско и т.д. И кто мог тогда подумать, что в итоге выйдет фильм, который в прокате США собрал уже $0,7 млн. плюс завоевал уйму регалий. Но успех дался нелегко. Начиная с того, что съемки начались в 2015 году и растянулись на 3 года. Было отснято более 400 часов материала. И в центре внимания оказались не метаморфозы региона, а судьба сельской бабы. Только «разменявшая полтинник» Хатиджа Муратова настолько впечатлила заезжих киношников, что оказалась в эпицентре их внимания. Поначалу она, а затем и ее временные соседи, отказывались быть объектом съемок, но постепенно согласились и настолько привыкли, что не замечали «слежки». Утверждается, что практически все сцены были сняты вживую и без подготовки. Из такой формулировки выходит, что кое-что таки сыграно, но глаз это не режет. «Невидимым» киношникам тоже пришлось обходиться без комфорта. Ведь жила Муратова в отдаленной почти горной местности, без электричества и прочей цивилизации. Члены съемочной группы (два режиссера, два оператора, звукорежиссер и редактор) размещались рядом, ночуя в палатках или в гамаках. За продуктами ездили раз в 3-4 дня. В освещении пришлось довольствоваться солнцем, свечами и печкой. Интересно, что у режиссеров было разделение труда. Молодая и красивая Тамара (обучающаяся в США) занималась отношением между людьми, а опытный Любомир – экологией. И совершенно невероятен их творческий метод в отношении визуального и смыслового контекста. Трудно поверить, но они руководствовались только тем, что видят, не понимая, о чем говорят персонажи. И первые полгода монтировали без перевода или стенограммы. Дабы из картинки можно было понимать о чем речь.

Зачин. Деревня Бекирлия, что в 55 км от Скопье, пребывает в запустении. Ведь большинство ее жителей — этнические турки – отсюда уехали. А вот Хатиджа и ее 85-летняя мама Назифа, уже 4 года не встающая с постели, остались. Согласно традициям, младшая дочь не должна заводить свою семью, пока живы родители. Поэтому и прогонял сватов папа Хатиджи. Правда, она все еще надеется. И отец, и старшие сестры уже умерли, мама требует ухода — такая жизнь не может казаться медом. Однако, это выражение тут наполнено конкретикой. Ведь Хатиджа живет за счет меда. Причем, в согласии с природой. Она находит дикие рои пчел, селит их неподалёку от дома и собирает мед (с золотым правилом — уносить только половину), умело торгуясь продает его на рынке, до которого, правда, непросто добраться. Там и закупается самым необходимым. У Хатиджи и Назифы теплые отношения, хотя обеим по-своему приходится трудно. Однако понравилось, что авторы ленты не выжимают из этого зрительскую слезу. Так бы они и жили, почти никем не замечаемо, но однажды совсем рядом размещается шумная и деятельная семья турецких кочевников. 7 шумных детей и уйма скота, как только управляются? Однако по примеру соседки доходят руки и до пчеловодства. Правда, без соблюдения золотых правил. Хатиджа же, все равно пока доброжелательна…

Социальное. В фильме снялись многие животные, в т. ч. масса пчел. Наблюдать за ними и их отношениях с людьми – отдельное удовольствие. А вот темы изменения климата, утраты биоразнообразия, баланса человечества и экосистемы – о чем принято указывать в аннотациях на «Страну меда» — извини, Грета Тунберг — но остались для меня на заднем плане. Полагаю, что это раздувается, дабы сыграть на злобе дня. На мой взгляд, нужно быть очень ей «заряженным», чтобы акцентировать внимание именно на этом.

Прочая информация. Получив премии за фильм, его авторы приобрели Хатидже дом с удобствами и недалеко от города. Но она регулярно навещает своих пчел. Номинации на премии Европейской киноакадемии, «Satellite» и «Независимый дух» за документальный фильм. Гран-при жюри и другие награды фестиваля в Санденсе. Призы МКФ в Афинах, Денвере, Мумбаи, Санкт-Петербурге, Сан-Паулу, Ванкувер и т.д. Операторы Ф.Даут и С.Люма претендуют на «Golden Frog».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s