САГА О ФИНИКАХ

Опубликовал(а)

«В песчаных степях аравийской земли
Три гордые пальмы высоко росли». –

Так, если помните, начинается «Восточное сказание» Михаила Юрьевича Лермонтова с печальным концом:

«Но только что сумрак на землю упал,
По корням упругим топор застучал,
И пали без жизни питомцы столетий!
Одежду их сорвали малые дети,
Изрублены были тела их потом,
И медленно жгли их до утра огнем».

В этом произведении рассказывается о том, как безжалостно поступили с вековыми пальмами, дарившими тень и прохладу путникам, жестокие кочевники из проходившего мимо каравана. А мы расскажем о человеке, чьи личные усилия сыграли большую роль в возрождении культуры финиковых пальм на земле Эрец Исраэль. Имя его – Бенцион (Бен Цион) Исраэли. В этом феврале со дня рождения героя нашего повествования исполняется 135 лет.

Поскольку речь пойдет у нас о возрождении, то необходимо, хотя бы вкратце, рассказать о предыстории финиковых пальм, а она уходит свои корнями в глубокую древность. Есть разные толкования образного выражения: «Земля, текущая молоком и медом». Одно из них, со ссылкой на Талмуд, — о земле, где паслись козы, настолько тучные, что их молоко, не удерживаясь, капало на землю. Там оно смешивалось с «медом» — не пчелиным, а с соком, стекавшим по каплям с финиковых пальм, под которыми паслись животные. Праматерь иудеев носила имя Фамарь — Финиковая пальма. В ряде языков оно известно как Тамара. Плод этот являлся символом благополучия Иудеи, изображение финиковой пальмы можно увидеть на древних еврейских монетах. Известно, что в Иудее, в стародавние времена, пальмовые рощи простирались от озера Кинерет, вдоль Иорданской долины, до побережья Мертвого моря. Самая большая из них располагалась в районе оазиса, каким был в то время Иерихон. И именно его, этот «Пальмовый город», отобранный римлянами у царя Ирода, Марк Антоний подарил Клеопатре. Важно отметить: когда римские войска подавили еврейское восстание, император Веспасиан в знак этой победы, приказал вычеканить на монетах изображение женской фигуры под финиковой пальмой, изображающей глубокую печаль, с надписью: «Покоренная Иудея».

Серебряный сестерций Веспасиана, 71 г. н. э.

И со временем, традиция выращивания этой важной и полезной культуры в Стране Израиля была утрачена. На фотографиях и рисунках, сделанных с натуры во второй половине XIX века можно увидеть лишь одинокие пальмы на печальном фоне пустынных пейзажей. Известный географ Эдвард Робинсон, побывавший в Эрец-Исраэль в начале позапрошлого столетия, сообщал, что в Эйн-Геди он не обнаружил ни одной финиковой пальмы, и даже в Иерихоне видел только одно (!) дерево. В начале минувшего века (прискорбно, но факт) на рынках в Эрец-Исраэль по дешевой, на то время цене, можно было купить финики, исключительно привозимые из других стран. А о своих, обильно плодоносящих финиковых пальмах, сохранялась лишь память. И когда появились первопоселенцы, задавшиеся целью возродить землю предков к новой жизни, одной из конкретных целей стало вернуть утраченный «финиковый рай». Среди тех, кто принял непосредственное участие в решении этой задачи, и был Бенцион Исраэли. Звали человека этого, при рождении, действительно, Бенционом, а вот фамилия его была Черноморский. На свет появился он в Глухове Сумской области Украины, в религиозной еврейской семье, потому и имя дали ему такое: Бен Цион – «Сын Сиона». Отец его в местечке известен был, как резник – шойхет, но не только. Был он еще и судьей в общине – даяном. До 15-ти лет Бенцион посещал «Талмуд Тору». В 1905 году, в пору антисемитских погромов и нападений, будучи юношей, участвовал в создании отряда еврейской самообороны. Погром в Глухове, где треть населения составляли иудеи, не состоялся — зная, что евреи закупили там оружие, и готовы дать решительный отпор, черносотенцы отступили. В 1906 году вместе с большой группой молодых собратьев, проникнутых сионистской идеей, Бенцион отправился в Палестину. Здесь он стал зваться Исраэли. Известно: труд пионеров возрождения Эрец-Исраэль был, по преимуществу, сельскохозяйственным. В этом, собственно говоря, и состоял главный побудительный мотив: пробудить пришедшую в запустение землю трудами на ней. Многое из того, что происходило тогда, было равносильно чуду. Чудеса эти совершали люди, а помогал им, не иначе, как Всевышний.

В Петах-Тикве Исраэли трудился вместе с Аароном Давидом Гордоном, философом и публицистом, видным деятелем раннего сионизма, — ему потом довелось участвовать в работе 11-го сионистского Конгресса, который проводился в Вене и стать идеологом молодежного движения «Ха-Поэль ха-Цаир». Далее Бенцион перебрался в Реховот, где работал на апельсиновых плантациях. В скобках заметим: ныне Петах-Тиква и Реховот – крупные израильские города, а в то далекое время они являлись небольшими поначалу поселениями с тяжелыми условиями жизни, которые мог выдержать не каждый. В Реховоте Бенцион познакомился с девушкой Хаей Зельтер. Они полюбили друг друга и поженились. Исраэли с двумя единомышленниками возглавил группу из 16-ти рабочих – для совместного труда на ферме на юго-западном берегу озера Кинерет. В конце 1913 года они основали «Квуцат Кинерет» — второй в Палестине кибуц, после Дгании. Там, еще раньше, с 1909 года, наравне с другими, трудилась замечательная поэтесса и переводчица Рахель Блувштейн:

«Никогда не бросалась в кристальную синь твоих волн?
О, Кинерет, Кинерет, Кинерет ты мой,
неужели ты был только сон?» —

В первый год существования основу хозяйства «Квуцат Кинерет» составляли, так называемое, богарное земледелие (возделывание культур без искусственного орошения), огородничество, а также – разведение крупного рогатого скота и птицы. В дальнейшем в хозяйстве была создана одна из первых в Эрец-Исраэль банановых плантаций и начал развиваться рыболовный промысел. Примечательная деталь: в кибуце этом (в годы Первой мировой войны) возник первый образец торгового заведения потребительской кооперации «Машбир», со временем превратившийся в одну из крупнейших в Израиле торговых сетей. В «Квуцат-Кинерет», до создания Государства Израиль, базировался рабочий отряд, прокладывавший дорогу Цемах-Тверия, а также находились опорные пункты боевых организаций — «Хаганы» и «Пальмаха».

В хозяйствах, где от зари до зари трудились поселенцы, они не только выращивали те урожаи, которые дарила земля Эрец-Исраэль, но и старались применять интенсивные методы земледелия на плантациях. Но и это еще не все. Первопроходцев окрыляла мечта: возвратить здешней природе прежний, библейский ее ландшафт, восстановить прерванную связь времен, вернуть то, что было потеряно. Это относилось и к финиковым пальмам. Возрождение их культивации началось по инициативе Бенциона Исраэли. Большая сложность состояла в том, что для восстановления «финиковой популяции» нужны были не косточки плодов, а саженцы. Стоит пояснить: деревья, если их и удается выращивать из косточек, начинают приносить плоды только через 10 лет. К тому же, не менее половины таких деревьев вырастает «мужской» формы. А еще стоит знать: нет гарантий, что дерево вырастет точно таким же, каким был плод. А вот саженцы (их называют «отпрысками») — это клоны, и они сохраняют все свойства и качества «материнского» растения. Потребовались смельчаки, готовые отправляться за многие сотни километров в арабские страны, туда, где благополучно произрастали финиковые пальмы. Одним из отважных «добытчиков» и оказался Бенцион Исраэли. Об этих экспедициях можно было бы снять увлекательный телевизионный сериал. За два десятилетия Бенцион принял участие в семи таких «походах». Везде он непременно встречался с местными евреями, чаще всего становясь при этом первым посланцем из Земли Израиля. В Исраэли усматривали символ возрождения потерянной родины, и встречали его чуть ли не как Мессию. С ним охотно контактировали там «анусим» — соплеменники, насильственно обращенные в другую религию, но тайно продолжавшие придерживаться традиций и обычаев иудаизма. Об иракской деревне Сандур, располагавшейся примерно в 70-ти милях к северу от Мосула, где проживало около 60-ти еврейских семей общей численностью не менее 800 человек, Исраэли писал, что это маленькая «еврейская автономная республика». Впоследствии, в связи с резким ухудшением положения евреев в стране, более 500 его соплеменников из Сандура переселились на историческую родину – в Израиль. А тогда, в начале 30-х годов, из Ирака, несмотря на строжайший запрет властей (ибо финиковые пальмы причислялись к ряду национальных богатств), ему удалось тайком вывезти несколько десятков финиковых саженцев, и они, вскоре, были высажены в кибуце «Кинерет». Эти деревья можно увидеть и по сей день – у южной оконечности озера, где из него вытекает река Иордан. Справедливости ради, отметим: попытка привезти в Эрец-Исраэль саженцы финиковой пальмы предпринималась и ранее: в 1924 году другой выходец из Российской империи Йосеф Вайц отправился в Египет, но привезенные им саженцы не привились. Выяснилось: задержка с их высадкой существенно снижает шансы на то, что растения пойдут в рост. Обнаружились и другие факторы, не благоприятствующие культивации финиковых деревьев. Словом, наука эта постигалась путем наблюдений, экспериментов и ошибок. Показательно: в 1938 году лидеры поселенческого движения выразили сомнение в целесообразности дальнейших поездок за саженцами. Ощутимых экономических выгод они тогда не видели, а незаконные операции в странах, которые дружественными назвать было нельзя, подвергали серьезной опасности не только евреев из Палестины, но и глав еврейских общин в разных уголках Диаспоры, которые им на местах помогали. О том, насколько опасными были путешествия за саженцами, свидетельствует сохранившийся рассказ, как в Басре было закуплено несколько тысячи отростков, пригодных для дальнейшей высадки. Они были завернуты в ковры (покупка ковровых изделий была легальным прикрытием) и только каким-то чудом, удалось отвлечь внимание пограничного контроля, намеревавшегося развернуть один из ковров и проверить, не спрятано ли ничего внутри. Но самое главное – по официальным документам, судно с товаром направлялось в Италию, и даже капитан не был посвящен в детали операции. Изменить маршрут его удалось уговорить уже в пути. Пройдя Суэцкий канал, судно повернуло на Хайфу. Не все саженцы тогда выжили, значительная их часть, что называется, «задохнулась» в коврах, но те, что оказались жизнестойкими, поднялись на новом месте и в срок расцвели. Но это произошло уже после Второй мировой войны. А с ее началом Бенцион Исраэли, как истинный патриот, лично участвовал в формировании отрядов ополчения в Иорданской долине. А потом вступил добровольцем в ряды британской армии. В 1953 году, когда было ему уже 66 лет, Бенцион отправился с «финиковой» миссией с одну из не соседних с Израилем стран. Саженцы, их на этот раз удалось заполучить, но они, к большому сожалению, погибли в пути, по причине экстремальной жары.

Бенцион Исраэли с женой и дочерью, 1919 

Из жизни замечательный человек, о котором мы рассказали, ушел трагически. 30 июля 1954 года в кибуце «Мааган» проводилась церемония торжественного открытия памятника отважному парашютисту Перецу Гольдштейну, одному из тех, что были сброшены со спецзаданием у линии фронта во время битвы с фашизмом. Напомним: тогда, с важной миссией в Европу отправили группу добровольцев британской армии из еврейского ишува Палестины. В нее входила и легендарная Хана Сенеш. Перец Гольдштейн высадился в Югославии, воевал в партизанских отрядах Тито, затем его переправили на территорию Венгрии. Гольдштейна арестовали в Будапеште, депортировали в нацистский лагерь смерти Ораниенбург, и там отважного еврейского воина казнили. А родом Перец Гольдштейн был из кибуца «Мааган». На мероприятии в память о нем присутствовал тогдашний премьер-министр Израиля Моше Шарет. Церемония обернулась большой бедой. Участие в ней принимало несколько легких самолетов «Пайпер», и один из них, внезапно потеряв управление, стремительно рухнул на большую группу людей. Погибло 17 человек, и в их числе оказался Бенцион Исраэли. Его похоронили в родном его кибуце, на берегу Кинерета. На надгробье была выгравирована финиковая пальма. В 1960-х годах в кибуце «Эйлот» финиковую рощу наименовали в его честь – назвав ее «Неот Бенцион» и установив памятный знак.

Финиковая роща имени Бенциона Исраэли в кибуце «Эйлот»

Вдова Исраэли – Хая, с двумя детьми – дочерью и сыном — продолжала жить там, где многое связано с именем ее мужа и славными его делами. В кибуце сохраняется двухэтажный дом, который в свое время построил для своей семьи Бен-Цион – мастер на все руки. В здании этом оборудован скромный музей, которым все эти годы руководил сын Бенциона Исраэли – Агарон. Экспозиция повествует о семейных корнях Черноморских в Украине, о пути Бенциона на Землю обетованную, и о его трудах, по достоинству оцененных на еврейской родине и нашедших свое продолжение. Об операциях по доставке в Эрец-Исраэль саженцев финиковых пальм повествует несколько книг, в частности, Яни Авидова, — она вышла в свет в 1959, и Шмуэля Стоула – в 1977 году в Тель-Авиве. Яни Авидов был активистом организации, занимавшейся нелегальными перевозками в Палестину евреев из разных стран. А после провозглашения Независимости Израиля, участвовал в поисках собратьев, уцелевших в концлагерях, и еврейских детей, нашедших приют в церквях и монастырях. Этому он посвятил 10 лет жизни. В экспедициях за отростками финиковых пальм Яни начинал участвовать вместе с Бенционом Исраэли, а потом, после гибели Бенциона, продолжил его дело, о чем и рассказал в упомянутой книге, названной им «Иракские истории». Яркий эпизод – с прибытием ценного «финикового груза» в Хайфу — описан автором так: «В порт потянулись грузовики из всех хозяйств Иорданской долины. Сотни кибуцников и мошавников вызвались оказать портовым рабочим бескорыстную помощь в разгрузке саженцев. Я стоял в сторонке и наблюдал за происходящим, не в силах отделаться от чувства, что все это мне снится». Саженцы финиковых пальм были тогда распределены между хозяйствами Иорданской долины, пустыни Арава и долины Бейт-Шеана.

Что же касается Бенциона Исраэли-Черноморского, то помнят его и чтят земляки и там, где он появился на свет. Это следует из публикации по данной теме Михаила Часницкого, председателя еврейской общины Глухова, в газете «Хадашот» — издании Ассоциации еврейских организаций и общин Украины.

К сказанному добавим: в хозяйствах Иорданской долины производится порядка 60% всех выращиваемых в Израиле фиников и около 40% фиников, идущих на экспорт. Кстати сказать, еврейское государство осуществляет 60% мирового экспорта этих ценных, питательных плодов. Самая большая роща финиковых пальм в Израиле (10 000 деревьев) находится в кибуце Тират Цви в долине Бейт-Шеана. А в общей сложности, на территории страны насчитывается 20 видов пальм. Из них в промышленных целях используется с десяток, но это число увеличивается. Остальные играют декоративную роль. В минувшем году сообщалось о выращенном финике-рекордсмене, вес которого составил 77 граммов, в то время как обычные плоды весят более чем двое меньше. Такой «гигант» созрел на ферме Тамира Коэна – фермера в мошаве «Томер» в Иорданской долине. Богатые урожаи и высокое качество фиников из этого и других близлежащих хозяйств, объясняется учеными тем, что зона эта располагается в пограничной «полосе» – между территориями с влажным климатом, с одной стороны, и засушливым пространством – с другой.

Пальмы с семью листьями и две корзины на современной израильской монете, достоинством в десять шекелей.

«Праведник цветет, как пальма» — сказано в одном из псалмов. Ныне, разъезжая по Израилю, любуясь красотой пальмовых рощ, вкушая плоды разных их сортов и продукты, которые изготовляются из фиников, люди склонны думать, что так на земле Израиля было всегда.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s