ИЗРАИЛЬСКАЯ ПАНОРАМА

Опубликовал(а)

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ОФИС

Не секрет, что с момента начала эпидемии во многих кампаниях часть сотрудников уволили, часть отправили в «халат» (неоплачиваемый отпуск), а часть перевели на работу из дому. Тысячи офисных зданий по всей стране в буквальном смысле слова опустели, и появились прогнозы, согласно которым возвращения к прежнему режиму работы уже не будет, и офисные здания придется переделывать под жилые комплексы – что-то вроде хостелей (недорогое краткосрочное место для ночёвки в общем номере) для холостяков и молодых семей, работающих в хай-теке.

Однако перед началом третьего локдауна некоторые офисные здания стали снова наполняться сотрудниками. Целый ряд хай-тек компаний, адвокатских контор, рекламных и прочих фирм заработали. На глазах зарождается принципиально новое явление – «митхамей авода мешутафим», совместное бизнес-пространство, или точнее, совместная аренда офиса сразу несколькими компаниями, работающими зачастую в совершенно различных сферах.

По словам гендиректора сети таких совместных офисов Эяля Реувена, речь идет о велении времени.

— Поначалу некоторым менеджерам показалось, что работа в офисе и в самом деле осталась в прошлом, — рассказывает Реувен. – Почти во всех компаниях, работа из дома оказалась куда более эффективной, чем в конторе. Сотрудники выражали удовлетворение, что им не приходится тратить время на дорогу на работу и с работы, появилась возможность больше заниматься семьей и т.п. Но затем по мере продолжительности карантина сотрудники заговорили о том, что они хотят вернуться в офис, что дома буквально лезут на стены. Кроме того, они жалуются, что «на удаленке» начальство загружает их работой в большей степени, чем когда они работали в офисе. Начались конфликты. Но понемногу выстроилась новая концепция работы, которую, вероятнее всего, примет значительная часть израильских компаний.

В основу концепции положена мысль, что возвращения к прежнему режиму работы после окончания карантина не будет. Полного возвращения в офис не произойдет, все компании будут задействовать сотрудников работой из дома. С другой стороны, ни одна компания не может на 100% перейти на работу «с удаленки» — время от времени необходимо проводить очные совещания между участниками рабочих групп, собираться для обсуждения новых заказов, готовиться к презентациям проектов и т.д.

Таким образом, работа большинства фирм начнет носить гибридный характер: в полном составе сотрудники будут собираться редко. Это опять-таки не будет работой в прежнем режиме, когда работнику требовалось постоянное место – такие места понадобятся разве что представителям руководящего звена. Остальные же будут появляться в офисе, чтобы утрясать различные вопросы, проводить мозговой штурм, то есть заниматься тем, чем не получилось из дома.

Но это означает, что большинству компаний будут уже не нужны те огромные помещения, которые они занимали в прошлом. Две-три компании вполне могут снять один офис, согласовав время пользования залом для заседаний и другими общими помещениями.

— Сокращение численности людей в офисах позволяет их кардинальным образом перестроить и создать совсем иной рабочий космос, — продолжает рассказывать Эяль Реувен. – например, создать в совместном офисе удобный холл. В таком холле можно провести деловую встречу с клиентом, можно обсудить какую-то задачу с членами рабочей группы из 3-5 человек, а можно просто расслабиться и попить кофе. И знаете, замечено, что во время подобных перерывов люди получают настоящее удовольствие от общения с компаньонами по аренде офиса, не являющихся их коллегами. Такие разговоры на посторонние темы помогают расслабиться, «проветрить голову», как любят говорить в Израиле, и в итоге заряжают всех собеседников энергией.

Очень интересно наблюдать, как между руководителями и сотрудниками компаний, принадлежащих к разным областям, но оказавшимся в одном бизнес-пространстве, возникают по-настоящему теплые человеческие отношения. Порой соседство приносит ощутимую пользу всем сторонам. Ну вот, к примеру, недавняя история: у менеджера одной компании возникла некая проблема, и он колебался в выборе пути решения. За чашкой кофе в лобби он поделился проблемой с гендиректором компании, которая базируется в том же офисе. С партнером или с конкурентом он бы не поделился, а тут как бы посторонний для его бизнеса человек, но вместе с тем с огромным деловым опытом. И то решение, которое предложил сосед по офису, оказалось просто замечательным.

Изменился в таких со-офисах и внешний вид рабочих помещений. В них стало значительно больше воздуха; исчезли клетки с перегородками, в каждую из которых помещается кресло, компьютер, пара полок и тумбочка для бумаг. Вместо этого возникла «компьютерная зона», где каждый может занять место возле выбранного компьютера. Есть «зона рабочих обсуждений» — она в стороне от компьютерной, обычно возле окна. Ну, а конференц-зал, понятное дело, обладает полной звукоизоляцией.

Так возникает новая реальность, напоминающая ту, которую предсказывали некоторые фантасты в конце ХХ века.

НА ЖИЛИЩНОМ ФРОНТЕ

На фоне эпидемии перед многими израильскими семьями – как молодыми, так и не очень – встал вопрос о том, что делать со сбережениями, и стоит ли покупать квартиру. И если стоит, то, когда – как можно скорее, или все же подождать пару месяцев? Наш корреспондент попытался разобраться с этим вопросом.

— Минувший год, безусловно, был не самым простым для рынка недвижимости, но вместе с тем на нем не было ни дня простоя. Даже в апреле 2020 года, когда экономика страны, казалось, замерла ежедневно продолжало осуществляться немало сделок по приобретению как новых квартир, так и квартир со вторых рук, — утверждает гендиректор знакомой многим сети по продаже недвижимости «Ри/Макс Исраэль» Бернард Рискин. – Третий и четвертый кварталы 2020 года по количеству сделок были лучшими за все десятилетия существования нашей компании. Вопреки прогнозам, которые давались в начале эпидемии, цены на квартиры не только не упали, но и продолжали стабильно расти почти по всей стране. Резко увеличился спрос на квартиры с палисадниками, пентхаузы и коттеджи. Кстати, такая же картина наблюдается и в большинстве стран Запада. Рост цен на квартиры зафиксирован в США, Германии и Франции.

Эти данные подтверждает и ЦСБ страны: согласно его недавним публикациям, в ноябре-декабре 2020 года было заключено рекордное количество сделок по недвижимости, а средняя цена на квартиру выросла на 1% (в ноябре-декабре 2019 года этот показатель составил 2.9%). Если же брать раскладку по отдельным населенным пунктам, то за два последних месяца 2020 года цены почти повсеместно выросли от 0.5 до 2%.

Объем продаж квартир со вторых рук в 2020 году по сравнению с предыдущим снизился на 10-12% и даже не пересек отметку в 100 000 квартир, но заметного снижения цен на такие квартиры не было зафиксировано почти нигде, кроме Афулы и Рош-Айна, где многие жители переезжают в новые дома или в другие населенные пункты. Падение спроса на квартиры со вторых рук было также зафиксировано в районах, прилегающих к Беэр-шевскому университету. Многие из тех, кто покупал их в качестве инвестиции и столкнулся в период эпидемии с материальными трудностями, поспешили продать их по цене, заметно меньшей среднерыночной.

2021-й год только начался, но маклеры уже зафиксировали определенный рост, и теперь специалисты говорят, что в ближайшие два года нас ждет резкий рост спроса на покупку квартир и, соответственно, непрерывный рост цен. Когда им пытаются напомнить, что в стране резко увеличилась безработица, десятки тысяч людей находятся в неоплачиваемом отпуске и утратили уверенность в завтрашнем дне, они советуют посмотреть данные Госбанка — оказалось не так много людей, которые решили продать квартиру поскольку не справлялись с выплатой ипотеки.

Все статистические данные свидетельствуют о том, что в Израиле немало людей, твердо стоящих на ногах, а зарплаты в хай-теке в период коронавируса не только не снизились, но и выросли. А ведь работники хай-тека составляют заметную часть покупателей новых квартир – как с целью улучшить свои жилищные условия, так и в виде капиталовложения. Если учесть, что налог на покупку второй квартиры недавно был снижен с 8 до 5%, то можно ожидать, что покупка квартир в качестве инвестиции точно возрастет.

Новый виток цен в начале 2021 года эксперты связывают с началом кампании по массовой вакцинации и надеждами на то, что Израиль станет первой страной мире, национальная экономика которой заработает в прежнем режиме. Если это и в самом деле произойдет, то стремительный рост цен на квартиры практически неминуем. Именно так было после всех экономических кризисов (вне зависимости от того, что становилось их причиной): начинался бурный подъем экономики, а затем люди бросались покупать жилье.

Именно на таком сценарии развития событий построен прогноз на 2021 год компании «Хеврат Леви Ицхак», публикующей самый авторитетный каталог цен на квартиры в Израиле. По оценке экспертов компании, цены на квартиры в Бат-Яме (которые уже сейчас заметно растут) вырастут за год на 8-10% — в том числе, и в связи стремительно продвигающимся там строительством городского трамвая. Сразу после эпидемии ожидается строительный бум и рост цен на квартиры в Эйлате – их будут приобретать как местные жители, так и любители вкладывать сбережения в недвижимость. В Кармиэле ожидается рост цен на 2-3%. В Беэр-Шеве после нескольких месяцев стагнации и даже снижения цен в районе университета до конца года цены на квартиры вырастут минимум на 3%. В нижнем городе Хайфы ожидается рост цен на 3-4%, в то время как в домах, стоящих на Кармеле, он будет крайне незначителен, если будет вообще. В Тель-Авиве, который всегда считался главным ценовым камертоном страны в области недвижимости, ожидается резкий рост цен – на 8-12% в год — в южных и восточных районах города, и умеренный – на 3-4% — в престижных северных кварталах.

Впрочем, абсолютно все специалисты по недвижимости говорят, что местонахождения квартиры в последнее время утрачивает былое значение, и на первое место выступает ее площадь, качество строительства и… возможность уединения. Многие жители того же Северного Тель-Авива в 2020 году предпочли переехать в окружающие город мошавы, фермы, приобретя там частные дома. Есть все основания считать, что эта тенденция получит развитие и в других крупных городах, прежде всего, в Хайфе.

На вопрос о том, когда стоит покупать квартиры, все квартирные маклеры, с которыми нам довелось побеседовать, в один голос говорят: сейчас! Впрочем, особой новизной их доводы не отличались: вложение денег в недвижимость является самой надежной инвестицией; дальше цены будут только расти, платить за аренду квартиры – выкидывать деньги на ветер и т.д. В дополнение к этому они напоминали, что сейчас банки выдают ипотечные ссуды на самых выгодных условиях, какие только возможно, и завтра таких условий уже не будет. Некоторые говорили, что даже если требуемой суммы на покупку квартиры не хватает, то надо попросить в долг у родителей или даже убедить их заложить свою квартиру «ради внуков» — дескать, дело того стоит.

Однако советница по семейному бюджету Деби Кацав категорически не рекомендует идти на столь крайние шаги, и уж тем более просить родителей заложить квартиру под гарантию покупки новой.

— Приобретение новой квартиры – это настолько ответственный шаг, что его стоит постараться просчитать до мелочей, — говорит Деби. – Обычно вас убеждают, что вы будете платить за машканту ту же сумму, которую вы платите за съем, но на практике чаще всего оказывается, что это не так.

Поэтому тщательно взвесьте свои нынешние доходы и перспективы их изменения, и ответьте сами себе на вопрос: потянете ли вы такую выплату машканты. Особенно, с учетом того, что новая квартира почти непременно влечет за собой и новые крупные расходы – как единоразовые (ремонт, покупка новой мебели и т.п.), так и постоянные (к примеру, существенный рост property tax и расходов на содержание дома). Не исключено, что вам стоит остаться на той квартире, которую вы снимаете, а купить меньшую квартиру, сдача которой в аренду будет покрывать расходы по mortgage.

Мой личный опыт также говорит, что иногда лучше купить квартиру в более отдаленном месте, но большей площади и лучшего качества строительства. Например, если небольшая трехкомнатная квартира в старом доме в Нетании стоит столько же сколько четырехкомнатная в куда более новом доме в Хадере, то стоит остановиться на хадерском варианте.

И еще. В последние годы в Израиле стало модно приобретать т.н. «убитые», то есть находящиеся в ужасном состоянии квартиры, и затем делать в них капитальный ремонт. Но многие из тех, кто решил применить эту моду на себе, забывают, что такой ремонт стоит сотни тысяч шекелей, а в некоторых случаях его цена подскакивает под миллион. И если у вас не останется свободных после покупки «убитой» квартиры денег, то этот вариант явно не для вас.

Свой вклад в прогнозирование тенденций на рынке недвижимости внесли и психологи. По их мнению, ситуация в стране и в мире сейчас является классической ситуацией неопределенности, то есть такой, при которой у нас нет достаточно данных, чтобы принимать важные решения. В такие периоды вопрос о покупке квартиры зависит от характера человека и его личного материального положения: если оно плохо, то он начинает думать, что оно плохо во всей стране, хотя на самом деле это может быть совсем не так. Скорее всего, в наши дни на покупку квартиры решаются либо люди, склонные к риску и привыкшие больше полагаться на интуицию, чем на конкретные данные. Таких меньшинство, и именно эта группа чаще всего выигрывает больше других (хотя и не исключено, что окажется в проигрыше). Большинство людей предпочитает в подобной ситуации не предпринимать слишком резких движений, и потому ожидать резкого спроса на квартиры прежде, чем положение дел начнет заметно улучшаться, не приходится. А улучшаться оно, видимо начнет только к лету. И вот тогда и нужно ждать «квартирного бума».

ИЗРАИЛЬСКИЕ ГОРОДА ПОМЕНЯЮТ ОБЛИК

Архитекторы говорят, что в ближайшие годы почти все израильские города существенно поменяют свой облик и планировку. И дело, по их мнению, не только в эпидемии коронавируса, хотя она, безусловно, сильно ускорила этот процесс.

Давайте начнем с того, как планировались почти все города до сих пор. Почти всюду существует четкое разделение на жилую и промышленную зону. В последние десятилетия такой же практики стали придерживаться хай-тек компании, переносящие свои офисы из центра городов на периферию, в те же промзоны. Вокруг таких «технологических промзон» создавалась определенная инфраструктура, но очень скоро становилось ясно, что она убыточна. К примеру, тот, кто открывал здесь рестораны и кафе, очень быстро убеждался, что вечером, когда все сотрудники близлежащих офисов разъехались по домам, его заведение простаивает, да и во второй половине дня у него почти нет клиентов.

Вместе с тем именно необходимость преодолевать утром и вечером путь в 10-20 километров, чтобы добраться до места работы в значительной степени и порождает гигантские пробки на дорогах, и эта ситуация, согласно опросам, категорически не устраивает новое поколение израильтян. Большинство из них хотят работать поближе к дому – так, чтобы до работы можно было добраться за 15-20 минут даже не на машине, а на велосипеде, а вернувшись с работы, успеть передохнуть, пообщаться с детьми, посидеть с семьей или друзьями в ресторане.

В связи с этим группа молодых специалистов по планировке городов во главе с архитектором Наомой Малис предложила принципиально новую концепцию дальнейшего развития населенных пунктов страны, согласно которой большинство офисных зданий и предприятий должно располагаться в жилых кварталах.

— Разумеется, речь не идет о нефтеперерабатывающих заводах и других экологически опасных производствах, но нынешние технологии и развитие робототехники привели к тому, что большинство производств является экологически чистыми, не нуждаются в тех огромных площадях, в которых нуждались прежде, и потому вполне могут разместиться рядом с жилыми зонами, — объясняет Малис. – Об офисах хай-тек компаний и говорить не приходится. Эпидемия коронавируса лишь напомнила о том, что этот процесс неотвратим: сегодня все офисные здания в промзонах заполнены максимум на 45%, некоторые – не более, чем на 20%, и компании теряют огромные деньги на их аренде. В то же время офисы в Тель-Авиве и Рамат-Гане работают практически на полную мощность. В сущности, процесс уже пошел: как известно, несколько лет назад компания «Моторолла» переместила головной офис из Тель-Авива в Аэропорт-сити, а сейчас обратно возвращается в Тель-Авив. То же самое решила сделать компания «Майкрософт». Существенные сдвиги происходят и в Северном Тель-Авиве. Конечно, кто-то скажет, что Северный Тель-Авив – не показатель, и все же думается, что за ним потянутся и другие районы города, а затем и целые города.

Впервые новые принципы планировки будут опробованы на промзоне Бен-Шемена, которая вот уже несколько лет наполовину пустует. Непосредственно рядом с ней начнут возводиться новые жилые кварталы, а затем будет перестроена и сама промзона. И те, кто найдет там себе работу, сможет поселиться на расстоянии пешеходной прогулки от своей компании, в перерыв пообедать в ресторанчике, по пути с работы заглянуть в торговый центр, а вечером выйти с детьми в парк или заглянуть в тот же ресторанчик.

Остается добавить, что Наама Малис также убеждена, что в больших городах начнут постепенно отказываться от высотного строительства, так как все то же поколение Y предпочитает коттеджи или частные дома. Но предпочитать они могут что угодно, а дефицит земельных участков под жилищное строительство пока никто не отменял.

КАРАНТИН И ПРИРОДА

О том, что эпидемия повлияла на диких животных, многие виды которых, воспользовавшись отсутствием людей, стали заполнять улицы городов, пляжи и парки говорилось достаточно много. Однако карантин, безусловно, сказался и на растениях, хотя различные специалисты трактуют это влияние по-разному.

— Минувший год, безусловно, был крайне тяжелым для лесников как «Еврейского национального фонда», так и муниципалитетов. Карантинный режим, отправка многих сотрудников в неоплачиваемый отпуск, трудности с планированием посадок – все это очень ударило как по нашей работе, так и по работе муниципальных структур, отвечающих за леса и парковые зоны. Состояние прилегающих к городской черте и создающих «зеленый пояс» вокруг населенных пунктов лесов и рощ в какой-то момент ухудшилось, — говорит главный лесник «Керен кайемет ле-Исраэль» (ККЛ-ЕНФ) Гилад Островски. – Была опасность сокращения площади лесов Израиля, но в итоге мы выполнили почти все планы на 2020 год.

Было посажено 1300 дунамов (130 гектаров) новых лесов и еще 6650 дунамов (665 гектаров) леса в уже существующих лесных массивах. Эти показатели очень близки к тем, которых нам удалось достигнуть в 2019 году.

Вместе с тем, по мнению Гилада Островски, в прошлом году израильтяне стали относиться к природе значительно хуже, чем в предыдущем. Заметно увеличилось количество оставленного любителями пикников мусора на лесных полянах и тропах, а также число случаев вандализма. Причем не только по отношению к скамейкам и прочему инвентарю, но и по отношению к деревьям. Сотни деревцев были сломаны или выкорчеваны – явление, которого ранее в подобных масштабах не наблюдалось. Были и злонамеренные поджоги – о случайных возгораниях и говорить не приходится.

Аналогичное мнение высказал и гендиректор Управления по охране природы Шауль Гольдштейн.

— Безусловно, из-за карантина, экономических и прочих трудностей в прошлом году израильтяне бывали в заповедниках и национальных парках реже, чем в предыдущем, — рассказывает Гольдштейн. – Каждый раз после окончания локдауна у людей брало еще одну-две недели, чтобы начать выезжать на природу, как прежде. Но, с другой стороны, в июле-августе из-за невозможности выехать за границу в лесах, парках и заповедниках побывало в среднем на 6-7% больше людей, чем в 2019 году, что не может не радовать.

А вот что печально, так это то, что люди стали оставлять после себя гораздо больше мусора, чем раньше. Я силюсь найти этому объяснение, но не могу. Понятно, что в период эпидемии многие окончательно перешли на пластиковую посуду, но ведь ею пользовались и раньше. Не исключено, что свою роль сыграла эпидемия – из соображений гигиены люди стали бояться пользоваться общественными мусорными ящиками и оставлять после себя груды пакетов, использованной посуды, бумаги, остатков пищи.

Раньше было немало тех, кто убирал не только за собой, но и за другими нагадившими на поляне. Теперь этого никто не делает – иди знай, чей это мусор, и не рискуешь ли ты заразиться коронавирусом. Но вред, наносимый бытовым мусором, как животным, так и травянистым растениям поистине огромный. Я уже не говорю, что из-за ослабления инспекторской работы участились случаи пиратского выброса в лесах строительного и другого мусора, которые наносят вред флоре и фауне в целом и подвергают опасности водные источники. Все это заставило нас значительно усилить пропагандистскую компанию по поддержанию чистоты в лесах.

В то же время я, безусловно, не стал бы рисовать ситуацию исключительно в черном цвете. Есть лесные массивы, которые за этот год сильно разрослись. Кроме того, мы обнаружили в этом году три неизвестных до того в наших местах вида растений.

Согласно исследованиям профессора Тель-авивского университета Алона Таля, эпидемия с ее карантинами значительно улучшила экологическую ситуацию в стране. Выбросы углекислого газа над Израилем в 2020 году снизилось на 7%. То же самое произошло и в других странах мира, и это, по мнению профессора, конечно не остановит процесс потепления климата, но может значительно снизить его темпы – особенно если продолжить увеличивать площадь зеленых насаждений. Причем, прежде всего, в городах.

Между тем, ситуация там остается неясной.

— Два года назад мы начали продвигать проект «Яар ирони» («Городской лес») с целью расширения во всех населенных пунктах уже существующих зеленых зон. Подготовили подробные разъяснения о том, как планировать такие зоны, какие виды деревьев использовать и т.д. Пообещали бонусы тем мэриям, которые наиболее успешно будут реализовывать проект, но сказать, что достигли каких-то впечатляющих успехов на этом пути, пока нельзя, — признается начальник отдела лесонасаждений в министерстве экологии Эрез Баркаи.

Глава компании «а-Хеврайя а-яроким» («Зеленое содружество»), привлекающей добровольцев для посадки деревьев в городах и вдоль межгородских трасс Эльад Шай еще более категоричен.

— В большинстве городов во всем, что касается посадки деревьев и ухода за ними, царит полный бардак, — говорит он. – В большинстве мэрий считают, что деревья имеют исключительно декоративное значение, и совершенно не понимают их экологического и экономического значения. Да, и экономического, так как, согласно проведенным исследованиям, в магазинах, улицы которого обсажены деревьями и есть тень, бывает куда больше покупателей, чем на улицах, где деревьев нет.

Во многих мэриях посадки ведутся бессистемно и безграмотно. К примеру, высаживаются водолюбивые деревья, что приводит к совершенно неоправданному расходу воды для полива. В идеале в мэрии каждое дерево должно быть учтено не менее тщательно, чем скажем, городские скамейки, должен быть зафиксирован его возраст, темпы роста, состояние здоровья и другие показатели. В реальности этого нет и в помине.

И все же что-то начинает меняться к лучшему. И в отдельных мэриях, и в Центре местной власти начинают понимать важность деревьев для снижения парникового эффекта и влияния на микроклимат городов. Начинают это понимать и граждане: карантин с его ограничениями напомнил им, как это здорово – когда неподалеку от твоего дома есть уютный парк с тенистыми местами и что это богатство надо ценить и умножать. Так что будем надеяться, что в ближайшие годы Израиль станет еще более зеленым, а мусора в лесах и парках будет поменьше.

ЦАРСКИЙ ПУРПУР

Немногие знают, что самыми ценными археологическими считаются не золотые, серебряные и прочие артефакты, и даже не амфоры с вином, изготовленным тысячелетия назад, а… остатки тканей. Увы, и шерстяные, и льняные одежды, которые носили наши далекие предки, подвержены тлению в той же степени, что и наше бренное тело, и потому образцы древних тканей считаются крайне редкой находкой.

И вот недавно археологам, которые ведут раскопки в районе Тимны (именно там, как установлено, находились медные копи царя Шломо, поставлявшие сырье для изготовления различных аксессуаров Первого Храма) археологи обнаружили небольшой фрагмент шерстяной ткани, а также кисточки и волокна шерсти. И первое, что им бросилось в глаза при находке – необычайно яркий цвет краски, в который была окрашена шерсть. Было такое впечатление, словно она не поблекла с течением времени, хотя такого не могло быть по определению – невыцветающей с годами краски еще не придумали, а ведь тогда использовали только натуральные красители.

Можете представить, что испытали исследователи, когда радиоуглеродный анализ показал, что ткань была произведена примерно в Х в. до н.э., то есть в эпоху правления царей Давида и Шломо, а краска, которой она была окрашена, не что иное, как «багряница», тот самый пурпур, который считался символом царской власти или принадлежности к высшим кругам общества. Цена пурпура была настолько высока, что даже в Древнем Риме туники, узоры на которых были окрашены пурпуром, могли себе позволить только патриции. Что уж тогда говорить о периоде десятью столетиями ранее. Тем не менее, впервые пурпур упоминается уже в Торе, а затем неоднократно в ТАНАХе – его использовали еще при окраске стен Переносного Храма, затем для окраски завесы Иерусалимского Храма, украшения тронного зала царя Шломо и, само собой, при изготовлении одежды еврейских царей и вельмож.

«Это — первый кусок ткани, когда-либо найденный на территории Израиля и всего Южного Леванта, окрашенный престижной пурпурной краской. Великолепный цвет, тот факт, что он не выцветает со временем, и сложность производства красителя, который в ничтожных количествах содержится в теле моллюсков, сделали его самым ценным из красителей, который часто стоил дороже золота», — объясняет доктор Наама Сукеник, хранитель органических находок в Управлении древностей Израиля.

По словам ученых, до этого случая они встречали только отходы раковин моллюсков и черепки (фрагменты керамики) с пятнами красителя, свидетельствовавшие о пурпурной индустрии в железном веке. Теперь, впервые, у них появились прямые свидетельства самих окрашенных тканей, сохраняющихся около 3 тыс. лет.

«Наша археологическая экспедиция ведет непрерывные раскопки в Тимне с 2013 года. Благодаря чрезвычайно засушливому климату региона мы можем извлекать органические материалы, такие как ткань, шнуры и кожу железного века, времен Давида и Соломона, что предоставляет нам уникальную возможность заглянуть в жизнь библейских времен», — сказал профессор Эрез Бен-Йосеф, из отдела археологии Тель-Авивского университета.

Исследователи смогли точно определить виды моллюсков, использованных для создания пурпурного красителя. Это — полосатый краситель-мурекс (Hexaplex trunculus), болинус брандарис (Bolinus brandaris) и Stramonita haemastoma. Они обитают в Средиземном море, более чем в 290 км от долины Тимна. С помощью сложного химического процесса, который длился несколько дней, краситель извлекали из железы, расположенной внутри тела моллюска.

«Нам трудно было поверить, что мы нашли настоящий пурпурный цвет из столь древнего периода. Археологи ищут дворец царя Давида, однако Давид, проявлял свое богатство не в великолепных зданиях, а, скорее, в одежде, домашней утвари и других артефактах», — заключил профессор Бен-Йосеф.

Остается добавить, что секрет изготовления пурпура был утрачен евреями после разрушения Иерусалимского Храма в 70 г. В Римской империи, а потом и в Византии технология изготовления красителя из тканей моллюска была известна, но с падением Константинополя также полностью утрачена. Интерес к этим технологическим тайнам проснулся в эпоху Возрождения. В XVI веке была выдвинута гипотеза, что пурпур изготавливается из тела моллюска Murex brandaris, что вроде бы подтвердили в XIX веке химики Бизио и Лаказ-Дютье.

Однако сейчас становится ясно, что для производства драгоценного красителя использовались близкие к Murex brandaris, но все же несколько другие виды моллюсков.

ЧАШЕЧКУ КОФЕ, ПОЖАЛУЙСТА!

Компания «Штраус» отчиталась, что в 2020 году продажи кофе, реализуемого в Израиле под ее маркой (растворимый кофе, черный кофе, капсулы для кофеварочных машин), возросли на 11.1 по сравнению с предыдущим годом. До этого объемы продаж кофе стабильно росли на 4-5% в год, и нынешний подскок нельзя объяснить ничем иным, как то, что в период эпидемии коронавируса израильтяне стали потреблять значительно больше кофе, чем прежде.

К такому же выводу пришли и в компании «Элит», которая в 2019 году провела специальное исследование, из которого следовало, что среднестатистический израильтянин выпивает 3.5 чашки кофе в день: половину из них дома, а половину – за его пределами, то есть на работе и в кафе. Однако эпидемия, говорят маркетологи фирмы, привела к тому, что многие стали работать на удаленке, а кафе и рестораны оказались закрытыми, и таким образом большинство израильтян стали потреблять кофе дома.

Как следствие многие из тех, кто до сих пор воздерживался от покупки кофеварочных машин, стали их приобретать, а вместе с ними и полагающиеся к ним капсулы. Компания «Ландвер», к примеру, сообщает, что в феврале-марте 2020 года объем продаж капсул для кофеварочных машин достигал 8-9 млн. шекелей, а в марте, когда был объявлен первый карантин, подскочил до 11.6 млн. шекелей, а заканчивала компания год, продавая капсулы на 14-15 млн. шекелей в месяц. По итогам 2020 года общий объем продаж капсул у «Ландвер» составил 149 млн. шекелей вместо прогнозируемых в начале года 130 млн.

Да и другие компании сообщают, что 55-60% роста их продаж пришелся именно на капсулы.

Маркетологи всех компаний следят за происходящим и пришли к следующему выводу: тот факт, что израильтяне стали больше времени проводить дома, изменил и их отношение к еде и напиткам в целом и к кофе в частности. Вместо торопливо выпиваемой чашки кофе перед тем, как убежать на работу, в жизни израильтян появился полноценный домашний завтрак, а потребление кофе во многих домах превратилось в церемонию.

Наконец, израильтяне стали позволять себе значительно больше кофе посреди дня и даже вечером.

Чем это все обернется в будущем? Ну, во-первых, израильтяне уже стали куда более разборчивыми в кофе, чем прежде, отведав кофе самых изысканных сортов и начав в нем, наконец, разбираться, они вряд ли захотят вернуться к прежним привычкам, так что всем продавцам кофе придется поднимать планку. Во-вторых, после окончания карантина даже те компании, включая и мелкие, в которых до сих пор не было кофеварочных машин, скорее всего, их приобретут. Ну, а в-третьих, владельцам кафе стоит приготовиться к определенному снижению продаж (зачем ходить в кафе, если такой же и даже более изысканный кофе можно выпить дома с друзьями?!) и начать искать новые ходы привлечения клиентов.

Наряду с кофе в 2020 году в Израиле заметно увеличилось и потребление чая: если в 2019 году рост объема продаж чаев различных видов вырос на 3%, то в 2020 – на 6.6%. При этом наибольший рост продаж пришелся на зеленый чай (на 10.1%) и различные травяные чаи (на 7.7%). Объем продаж черного чая вырос незначительно, в пределах ожидаемого показателя. Трудно сказать, связан ли этот рост с эпидемией коронавируса, или с тем, что израильские диетологи настойчиво рекомендуют зеленый и травяные чаи как альтернативу кофе и черному чаю. Но наряду с любителями кофейных в Израиле появились и любители чайных церемоний, о чем свидетельствует устойчивый рост на фарфоровые заварные чайники и другую чайную посуду.

Любопытно отметить, что в Великобритании, которая славится своими чайными традициями, потребление чая за последний год снизилось на 3%, в то время как потребление кофе возросло на 15%.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s