ИЗРАИЛЬСКАЯ ПАНОРАМА

Опубликовал(а)

25-Й КНЕССЕТ

Кнессет 25-го созыва приведен к присяге, но коалиционные переговоры, похоже, зашли в тупик, а внутри двух противостоящих политических блоков явно нет того единства, которое они так старательно демонстрировали перед выборами. В обоих лагерях явно идут сильные внутренние сдвиги, которые рано или поздно выйдут на поверхность и могут привести к расколу и самым непредсказуемым политическим союзам.

В связи с этим чрезвычайно показательно то, что, открывая первое пленарное заседание кнессета, президент Ицхак Герцог предпочел говорить о единстве, которого нет и, судя по всему, не предвидится. «Пусть наши враги не заблуждаются – разногласия между нами не являются свидетельством слабости, а скорее свидетельствуют о внутренней мощи, которая позволяет спорить, но оставаться вместе», – заявил Герцог.

Судя по этому выступлению, президент встревожен планами победителей осуществить реформу судебной системы, но предпочел отметить, что, возможно, какие-то перемены и в самом деле необходимы, но при этом осуществляться они должны путем диалога, на основе взаимного согласия и сохранения необходимого баланса сил между всеми тремя ветвями власти. Хотя, как именно Ицхак Герцог себе представляет такое согласие, и каким должен быть этот баланс осталось загадкой.

В завершение речи президент совершенно справедливо призвал народных избранников тщательно взвешивать каждое свое слово, напомнив знаменитые слова царя Шломо о том, что «жизнь и смерть во власти языка».

Как обычно, начало работы кнессета нового созыва сопровождалось различными скандалами и казусами. К примеру, во время традиционной фотосессии на входе в кнессет лидер партии ХАДАШ Айман Удэ наотрез отказался сфотографироваться на фоне израильского флага. Что, прямо скажем, было вполне ожидаемым, как ожидаемым было и то, что депутаты от арабских партий на время исполнения государственного гимна вышли из зала. Но примеру Удэ неожиданно решил последовать депутату от «Яадут а-Тора» Яакову Теслеру, заявившему, что у него уже есть такое фото с кнессета прежнего созыва, а новое ему ни к чему. Многие депутаты от будущей оппозиции увидели в этом демарше подтверждение тому, что харедим (условный термин, который используется как определение современного религиозного общества) не считают себя частью еврейского государства. Но, судя по всему, Теслер получил за свою выходку серьезное внушение от «вышестоящего начальства», поскольку через какое-то время вернулся и сфотографировался на фоне флага.

Перед заседанием кнессета, центральным моментом которого было приведение депутатов к присяге, состоялись заседания всех вошедших в него фракций, лидеры которых выступили с программными заявлениями, обозначив наиболее тревожащие их явления и тенденции. Так, к примеру, лидер «Маханэ мамлахти» Бени Ганц заявил, что крайне обеспокоен тем, что его преемником на посту министра обороны может стать лидер «Ционут а-дати» Бецалель Смотрич.

Яир Лапид продолжил свою риторику о наступающих «черных днях израильской демократии» и о том, что, как и в 2020 году, его партия, находясь в оппозиции, не даст ни одного дня передышки коалиции во главе с Биньямином Нетаниягу и будет непрестанно организовывать массовые демонстрации и другие акции протеста по всей стране. В сходном духе выступила и лидер «Аводы» Мерав Михаэли, заявившая, что правительство еще не сформировано, а уже угрожает разрушить правовой характер государства и запереть всех граждан дома по субботам.

Все эти заявления в целом совпадали с мнением ведущих израильских журналистов, открыто призывавших со страниц различных изданий не мириться с итогами недавних выборов и добиться их скорейшего пересмотра тем или иным путем. Но даже их, похоже, несколько удивили слова лидера НДИ Авигдора Либермана, заявившего, что «впервые в истории государства будет создана антисионистская коалиция». Впрочем, на этом Либерман не остановился и добавил, что «ситуация, при которой наши дети и внуки не должны защищать и содержать ультраортодоксальное сообщество, неприемлемо».

Эти его слова, безусловно, не остались незамеченными. «Нужно обладать очень креативным мышлением, чтобы назвать коалицию, в которую входят «Ликуд» и «Ционут а-дати» антисионисткой, а коалицию, в которую входили «Авода», МЕРЕЦ и РААМ – сионисткой. И было бы любопытно посмотреть, как сторонники НДИ откликнулись бы на заявление о том, что избиратели той же «Ционут а-дати», у которой почти в 2.5 раза больше мандатов и представители которой составляют заметную часть личного состава боевых частей, заявили бы, что ни они, ни их дети и внуки не должны защищать репатриантов из России и содержать тех из них, кто получает различные социальные пособия, ни дня не проработав в Израиле. Да и избиратели «Ликуда» и ШАС этого тоже делать не должны. Не думаем, что им бы такое высказывание понравилось», — откликнулись на слова Либермана в «Ционут а-дати».

Лидеры этого блока Бецалель Смотрич и Итамар Бен-Гвир на собраниях своих фракций предпочитали говорить об возвращении гражданам чувства личной безопасности как первоочередной национальной задаче, для чего им так важно получить в свое ведение Министерства обороны и внутренней безопасности. Ну, а первым шагом после сформирования коалиции они назвали изменение правил открытия огня по террористам.

Биньямин Нетаниягу во всех своих выступлениях был предельно осторожен, всячески подчеркивал, что он намерен быть «премьером для всех» и сосредоточиться на «окончательном разрешении» арабо-израильского конфликта путем установления дипотношений с Саудовской Аравией и другими арабскими странами. Одновременно он сообщил тому же Смотричу и Бен-Гвиру, что поддержит все инициативы по упорядочиванию статуса новых и развитию уже существующих поселений в Иудее и Самарии.

Само первое заседание кнессета прошло без каких-либо эксцессов. Согласно данным, опубликованным пресс-службой парламента, в кнессете 25-го созыва будет 24 новых депутата — по 7 от «Ликуда» и «Ционут а-датит», 3 от «Еш Атид», 2 — от РААМ, по 1 — от «Махане Мамлахти», ШАС, НДИ, ХАДАШ-ТААЛ и «Яадут а-Тора».

Как и в предыдущем кнессете, в нем будет 8 русскоязычных депутатов: Константин Развозов, Владимир Белиак, Татьяна Мазарская (все – «Еш атид»), Авигдор Либерман, Евгений Сова, Юлия Малиновская (все – НДИ), Юлий Эдельштейн («Ликуд») и Зеэв Элькин («Маханэ мамлахти»). В обновленном кнессете будет 29 женщин (на 1 меньше, чем в кнессете предыдущего созыва).

18 депутатов позиционируют себя как ультраортодоксы, 20 – как «религиозные сионисты». В Кнессете также будут 8 мусульман, 1 христианка и 1 друз. Самым пожилым депутатом Кнессета является 74-летний Хаим Кац («Ликуд»), самым молодым – 30-летний Ицхак Васерлауф («Оцма Иегудит»).

В ближайшие дни для налаживания работы кнессета будет создана организационная комиссия, затем победители наверняка попытаются заменить Мики Леви на посту спикера своим представителем, но уже ясно, что обещанного в течение недели объявления состава нового правительства не будет. Больше того – переговоры о его создании явно забуксовали и не исключено, что будут тянуться все отведенные Нетаниягу на эту задачу 28 дней.

Основным камнем преткновения на пути формирования новой коалиции стали, как и ожидалось, все те же Бецалель Смотрич и Итамар Бен-Гвир. Нетаниягу пока явно не готов предоставить в ведение первого Министерство обороны, а второму передать Министерство внутренней безопасности – в том числе из-за созданного этой паре одиозного имиджа в США и Европе. А ведь они еще требуют Минпрос, Минюст и Министерство транспорта! Ну и, само собой, изменения Закона о возвращении путем вычеркивания из него пресловутой поправки о внуках.

В поисках компромисса лидер «Ликуда» стал уговаривать Арье Дери отказаться от предложенного ему ранее поста главы Минфина и предлагать этот пост Бецалелю Смотричу, но тот пока гордо отказывается от этого весьма соблазнительного предложения. ШАС и «Яадут а-Тора» заняли по вопросу министерских портфелей достаточно конструктивную позицию, но харедим оставили в силе свое требование о принятии закона о преодолении вето БАГАЦа, отмене веденных год назад налогов на одноразовую посуду и сладкие напитки, возвращение переданного Минпросу контроля над дошкольными учебными заведениями и повышения пособия аврехам (сегодня так называют женатого человека, который всецело посвятил себя изучению Торы) с нынешних 700 до 1300 шекелей в месяц.

На возмущенные крики, что такое повышение разорит казну, в «Яадут а-Тора» замечают, что оно обойдется суммарно менее 2 млрд шекелей, что уже совершенно точно меньше 53 млрд., которые были выделены на нужды арабского сектора в рамках соглашения Яира Лапида и Нафтали Беннета с Мансуром Аббасом.

На фоне тяжелых коалиционных переговоров нарастает и внутреннее недовольство в «Ликуде»: получается, что самые важные портфели уйдут к партнерам по коалиции, а партии-победительнице придется довольствоваться второстепенными портфелями! В связи с этим становится понятно то возмущение, которое вызвали у «старой гвардии» слухи, что Нетаниягу намерен передать портфель главы МИДа бывшему послу в США Рону Дермеру, являющемуся дебютантом на депутатском поприще.

Впрочем, никакого единства нет и внутри оппозиции. Попытка Яира Лапида сохранить «коалицию перемен» и в оппозиции явно провалилась. Первым о том, что не намерен никак сотрудничать с «Еш атид» и, одновременно, не исключает сотрудничества с Нетаниягу заявил лидер РААМ Мансур Аббас. Свою прежнюю позицию «неприсоединения» подтвердила и фракция ХАДАШ-ТААЛ. В этой ситуации Авигдор Либерман и Бени Ганц вроде попытались консолидировать силы своих фракций и стать ведущей силой в оппозиции, но получается у них это пока не очень убедительно. Как утверждают информированные источники, лидер НДИ намерен дать первый бой новой коалиции в первые же дни ее существования, поставив Нетаниягу в крайне неудобную позу законопроектом о распространении израильского суверенитета на Иорданскую долину. Но следует понимать, что при этом он поставит в еще более неудобную позу и партнеров по оппозиции.

В заключение отметим, что если партии право-религиозного блока постепенно приходят в себя от эйфории после победы и начинают понимать, как непросто будет достигнуть поставленных перед выборами целей, то среди партий левого лагеря и их избирателей явно царит уныние, если не сказать паника. Хотя, как заметил депутат Шломо Караи («Ликуд»), никаких новых идей, неприемлемых в левом лагере, правые после выборов не выдвинули, и все происходящее было ожидаемо, столь разгромного поражения они явно не ожидали. В связи с этим среди сторонников левого блока все большую силу набирают голоса о том, что ради предотвращения «большой катастрофы» и «гибели страны», возможно, Яиру Лапиду и Бени Ганцу стоит закрыть глаза на темные дела Нетаниягу и войти с ним в широкое правительство национального единства.

Надо заметить, что, по мнению ряда обозревателей, Нетаниягу и сам предпочел бы именно такой вариант, но теперь он сам стал заложником своих союзников. Хотя вхождение Бени Ганца и его блока в новую коалицию все еще не исключается – особенно, с учетом всего вышесказанного.

Так что пока до полной ясности в нашей политике далеко, а наступившая зима обещает быть жаркой. Ничего не поделаешь – глобальное потепление не только обычного, но и политического климата.

СПОР О ВНУКАХ

Как известно, в ходе начавшихся коалиционных переговоров сразу две партии включили в список своих условий отмену пункта Закона о возвращении, касающегося внуков евреев. Обосновывая это требование, они говорят, что на самом деле речь идет о нееврейских внуках неевреев, размывающих национальный характер государства, а нередко и враждебно настроенных по отношению к этому. Напомним, что требование исходило от группы русскоязычных граждан, опубликовавших около года назад призыв к депутатам, под которым поставили подписи сотни и сотни выходцев из бывшего СССР. С учетом развернувшейся в СМИ и социальных сетях бурной дискуссии по данному вопросу мы решили узнать, что думают по данному поводу представители разных волн алии.

Татьяна Берлин, общественный активист, создатель и ведущая Группы социальной информационной помощи в «Фейсбуке»:

— Мы не станем более еврейской страной оттого, что отменим этот пункт в Законе о возвращении. Однозначно знаю одно: нужно менять не закон, а отношение друг к другу, отношение государства к репатриантам и отношение самих репатриантов к нашей стране. Интегрировать их надо правильно, а не оставлять заложниками сил, которые их стараются направить в водоворот только своих политических интересов. Большинство приезжающих не знают традиций, не знают истории Израиля. А сколько тех, кто в силу обстоятельств не смог освоить иврит? Это разве их вина? Нет, это вина государства и тех, в чьих руках долгие годы оставалось профильное министерство. Необходимо менять не Закон о возвращении, а подход государства и механизмы интеграции новых репатриантов.

Даниэль Клинк, учредитель и основатель организации «Лига справедливости»:

— Закон о возвращении для третьего поколения необходимо изменить по целому ряду причин. Во-первых, нет никаких сомнений в том, что введение параграфа о внуках евреев было актуально на тот момент в связи с тяжелым положением государства, постоянно находившимся в состоянии войны. Стране требовался приток евреев из диаспоры, и закон позволил открыть двери для большего количества евреев, даже если это был единственный еврей в семье, все остальные члены которой в трех поколениях были неевреями.

Во-вторых, с течением времени закон был де-факто расширен вплоть до четвертого поколения, что привело к потоку неевреев, желающих получить израильское гражданство без каких-либо обязательств по отношению к самому государству, его национальной традиции, культуре и истории. Это в чистом виде экономическая и социальная миграция людей, не имеющая отношения к репатриации.

В-третьих, обе эти поправки привели к тому, что на настоящий момент основная масса прибывающих в Израиль граждан именно с постсоветского пространства вообще не имеют никакого отношения к еврейству, не понимают сути Закона о возвращении и не признают за Израилем необходимости сохранения его национальной сущности и национального суверенитета. Всеми доступными способами они требуют изменить статус-кво в сторону упразднения положений, определяющих Израиль как государство еврейского народа. Такая ситуация представляет собой экзистенциальную угрозу для будущего еврейского государства как в плане усиления ассимиляции, так и в плане признания за народом Израиля его связи с Эрец-Исраэль, ее историей и традициями.

В-четвертых, прибывающие в страну по Закону о возвращении и не являющиеся евреями, состоящие в смешанных браках люди последовательно усиливают процесс ассимиляции, и это может коренным образом изменить демографию Израиля.

В-пятых, существует и электоральная проблема. Прибывающие в страну граждане не еврейской национальности не чувствуют за собой ответственности в полной интеграции в израильскую еврейскую культуру и ее традиции, продолжая выбирать именно те политические партии, которые ставят своей задачей превращение Израиля в «государство всех граждан».

Поэтому Закон о возвращении необходимо изменить таким образом, чтобы, начиная с «половинок», претендующих на получение израильского гражданства репатриантов, был введен обязательный трехлетний «карантин» для получения гражданства; прохождение экзамена на иврите по истории, традициям и основным законам еврейского государства и подписание декларации о лояльности еврейскому государству с возможностью отмены гражданства и высылке в страну исхода (по решению суда) в случаях, предусмотренных законодательством Израиля.

Марина Концевая, журналист, редактор новостных программ на радио РЭКА, общественная активистка:

— На мой взгляд, отмена пункта о внуках не просто повредит Израилю в глазах всего свободного мира. Это будет преступление против смешанных семей выходцев из бывшего СССР, учитывая еще и тот факт, что во время Холокоста нацисты, решая так называемый «еврейский вопрос», преследовали не только евреев, но и внуков евреев. Собственно, и Закон о возвращении был основан на этом принципе: спасение и увеличение еврейского большинства в Израиле.

Шауль Житницкий, полицейский в отставке, гид по Израилю:

— Считаю, что Закон о возвращении необходимо изменить. С момента создания Государства Израиль и принятия закона, который отражал суть сионистского проекта, кардинально все изменилось. Как в Израиле, так и во всем мире. В свое время страна принимала всех евреев и неевреев, связавших судьбу с нашим народом, была последним надежным убежищем для гонимых. Но ситуация изменилась. Израиль из слабой бедной страны с низким уровнем жизни, постоянными войнами, неопределенным будущим превратился в державу, привлекательную для жизни. Сегодня нет в мире ни одной страны, включая Иран, из которой евреи не могут выехать, и переезд их, желающих жить в Израиле, – всего лишь несложная бюрократическая процедура. Так или иначе, все, кто хотел приехать в Израиль, сюда приехали. Те, кто чувствует связь с Израилем, но по каким-либо причинам не живет здесь, имеют гражданство и прожили здесь какое-то время, а многие и отслужили в ЦАХАЛе.

Но сидеть и ждать, пока какой-нибудь условный Вася Пупкин не захочет идти воевать, поэтому вспомнит, что у него был дедушка-еврей, и приедет в Израиль, где ему все будет не так и не этак, – последнее дело.

Виктория Мартынова, журналист:

— Я не верю в возможность изменения Закона о возращении. Ни в ту, ни в другую сторону. Это очень удобная политическая карта, так же, как и гражданские браки. Вся эта история только для создания шума.

Закон на самом деле был разработан очень грамотно. До сих пор позволяет сохранять еврейский характер государства – с одной стороны и демократические нормы – с другой. На фоне теракта в Дельфинариуме я много занималась проблемой правнуков евреев. Постепенно проблемы утрясались.

Марина Магрилова (Воробьева), эксперт по въездному туризму, одна из первых израильских гидов на русском языке:

— Нельзя менять Закон о возвращении. Менять надо все, что связано со статусом нового репатрианта. Не сразу давать все права. Необходим экзамен на знание истории народа, на владение языком (для олим до пенсионного возраста), экзамен по ТАНАХу, благодаря которому у нас есть право на возвращение. Чтобы исключить интересантов, этого, думаю, достаточно.

Александр Аграновский, пенсионер, журналист, общественный активист:

— Хочу обратиться к внукам евреев. Еврейские внуки и внучки! Возвращайтесь в Израиль! Еврейский ген очень силен! Он сохраняется в человеке, даже если в нем только осьмушка еврейской крови! Сколько талантливых людей в мире, у которых дед или бабушка евреи. И этот внук должен сначала захотеть, а потом иметь возможность стать евреем! Так пусть он им и станет!

Депутаты кнессета! Не мешайте! Пусть у нас в стране будет больше евреев, хороших и разных! Недавно мой троюродный племянник, у которого только дедушка еврей, приехал по молодежной программе в Израиль и побывал у Стены плача. Раввин Стены Довид пообщался с ним и сказал, что он хороший мальчик и у него все есть, чтобы стать евреем! Я согласен с раввином.

Давид Шехтер, писатель, журналист, в недавнем прошлом – пресс-секретарь Сохнута:

— Количество репатриантов, въезжающих в Израиль на основании пункта «дедушка», составляет считанные проценты от общего числа репатриантов. Никакой угрозы еврейскому характеру Израиля они не представляют. А вот открытие Закона о возвращении к изменениям такую угрозу действительно представляет. Когда начнется обсуждение возможных изменений, арабские партии и их подголоски из левых потребуют распространить этот закон и на потомков арабских беженцев. Естественно, этого никто не допустит, несмотря на то что левые и арабские партии располагают сегодня более чем 50 мандатами в кнессете. Но это даст возможность арабским партиям, их подголоскам и антиизраильской пропаганде за границей утверждать, что Израиль вновь проявил себя как расистское государство. Тем самым имиджу Израиля будет нанесен ущерб. Поэтому в нынешней ситуации я считаю какое-либо изменение Закона о возвращении и даже просто обсуждение таких изменений излишним.

Мила Мошкович, пенсионерка, в прошлом – сотрудник Управления народонаселения МВД, автор книги «Мина. МВД Израиля и мошенники из КГБ»:

— Важно понять, что речь идет об отмене не закона, а лишь поправки, принятой в 1970 году. В то время она была актуальна, но сегодня один внук еврея завозит в Израиль хвост людей, которые к еврейству не имеют никакого отношения. И как граждане, они сразу имеют право завозить своих матерей, детей и т.д. Их количество исключает идею о создании еврейского государства. Это становится опасным!

Илья Вайсберг, адвокат:

— Думаю, все призывы изменить Закон о возвращении носят чисто популистский характер, звучат обычно в преддверии или сразу после выборов, и я почти уверен, что даже те, кто их озвучивает, занимаются откровенным блефом. Этот закон не может быть изменен, как минимум, по двум причинам, и я начну со второй. Хотя официально Закон о возвращении не считается основным законом, по своему характеру и значению он именно таковым и является. Это значит, что любые попытки его изменить потребуют значительного изменения и других законов государства. Помимо всего прочего, такие изменения будут стоить огромных денег, так что никто на них не пойдет.

Но первая и основная причина заключается в Декларации Независимости, которая провозглашает, что Государство Израиль рассматривает себя как убежище для каждого, кто преследуется за то, что его относят к евреям. Поскольку внуки евреев подпадали под эту категорию, и была внесена поправка, включающая их в Закон о возвращении. И отмене она уже не подлежит.

Елена Римон, лектор Ариэльского университета:

— Вот мы рассуждаем тут о внуках… Насколько это этично, симпатично, соответствует и т.п. Но знаете ли вы, сколько внуков, имеющих по нынешнему закону право на возвращение, живет сейчас в России? Только в России (не считая Украину, Молдавию, Казахстан и т.п.), по статистике Сохнута, 18 миллионов человек. Даже если половина семей этих внуков соберется и прибудет к нам сюда (а это очень даже вероятно на фоне событий, происходящих в Восточной Европе), то… что тут будет? Окраина российского райцентра? Если кто-то очень соскучился по российскому райцентру, он свободно может там поселиться, не приобщая к этому увлекательному путешествию все население Израиля.

ЗАЩИТИТЬ РЕБЕНКА!

Израильская старт-ап компания Пиорсайт сообщила о создании принципиальной новой аппликации для мобильных телефонов, призванных помочь родителям контролировать действия детей в интернете и защитить их от посещения порносайтов, интернет-ресурсов, связанных с насилием, домогательств педофилов и т.д.

Чтобы читатель смог оценить всю значимость этой новинки, скажем, что согласно недавнему исследованию социологического института «Галь хадаш» («Новая волна») 77% израильских детей начинают посещать сайты, связанные с порнографией и насилием до того, как им исполнится 15 лет. То же исследование, кстати, показало, что значительная часть родителей не осознает в должной степени все масштабы опасностей, которые угрожают детям во всемирной паутине.

Следует сказать, что вопрос о том, как защитить детей от контента, предназначенного «только для взрослых», а подчас и для, скажем так, очень нездоровых взрослых — возникла еще на заре компьютерной эры. Нынешнее поколение родителей еще помнит, как пытались решить эту проблему их папы и мамы: им разрешалось пользоваться компьютером только в строго определенные часы, компьютер обычно стоял в зале, так что родитель всегда мог через плечо сына или дочери взглянуть на экран и посмотреть, чем он это так увлечен. Да и те же порносайты тогда отнюдь не были так широко доступны, как сегодня, и было их куда меньше.

Сегодня, говорят психологи, все коренным образом изменилось. Во-первых, средний возраст, в котором израильские дети начинают пользоваться смартфоном и таблетом за последние три года снизился с 13 до 8 лет. И это понятно: вся эта техника, с одной стороны, становится все дешевле, а значит, и доступнее, а с другой она стала неотъемлемой частью нашей жизни. Сегодня родители уже не могут сказать ребенку: «Получишь смартфон (или таблет) к бар-мицве!». Нет, он нужен ему сейчас – хотя бы потому, что значительная часть его общения после школы с одноклассниками и учительницей протекает в «Вотсапе», не говоря уже о случаях, когда педагог решит перейти на дистанционное обучение.

В этой ситуации контролировать, чем именно занимается ваше чадо в интернете становится практически невозможно: таблет находится в руках ребенка 24 часа в сутки, и психологи говорят, что если у него вдруг появилась привычка запираться с таблетом в своей комнате, то самое время забить тревогу и проверить, какие именно сайты он посещает, и с кем общается в чатах. Но это легко сказать: «проверить».

Современные дети умеют кодировать свои аппараты так, что их подчас не могут взломать даже опытные хакеры. Одним из выходов из этой ситуации является установка одной из программ кибер-защиты, которые перекрывают доступ к подобным сайтам. Когда-то это и в самом деле было эффективной защитой, но, увы, со временем все меняется…

«Пиорсайт» устанавливается сразу на два мобильных телефона – родителя и ребенка. Поначалу ее создатели построили программу так, что родители получали полный доступ ко всей памяти мобильника сына или дочери, и соответственно, могли в любой момент узнать о нем все – включая то, с кем и о чем ребенок переписывается. Но затем стало ясно, что этого делать нельзя, потому что даже у родителей нет права на такое тотальное вмешательство в частную жизнь детей. Поэтому в аппликацию был встроен алгоритм, который тщательно отслеживает все интернет-ресурсы, которые посещает ребенок, а также с кем он переписывается в «Вотсапе» и социальных сетях, и как только что-то алгоритму показалось подозрительным, он немедленно передает информацию об этом на телефон родителя. И уже родитель должен решить заблокировать ли то или иной сайт, оборвать подозрительную переписку, или нет.

То есть окончательное решение, что можно, а что нельзя аппликация оставляет за родителями, и это, с точки зрения ее создателей, крайне важно.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s