ГЕНЕРАЛ МОНАШ, «ПЕРВЫЙ ЕВРЕЙ АВСТРАЛИИ»

Опубликовал(а)

На карте израильских сельскохозяйственных поселений можно отыскать мошав «Кфар Монаш». Он расположен в северной части долины Шарон, в 10-ти километрах от города Хадера, и в 32-х километрах от Тель-Авива. Хозяйство это, представляющее собой производственный кооператив, занимается выращиванием цитрусовых и тепличных цветов, а также разведением кур, индеек, гусей.

мошав «Кфар Монаш»

История этого поселения примечательна тем, что основано оно было осевшими в Палестине до образования Государства Израиль, в 1946 году демобилизованными австралийскими солдатами. Они ранее участвовали, в составе союзнических войск, в легендарном сражении при Эль-Аламейне и других боевых действиях. Тогда, в ходе Североафриканской компании, итало-немецкая группировка фельдмаршала Эрвина Роммеля потерпела сокрушительное поражение, что отвело угрозу ее вполне вероятного вторжения в Эрец-Исраэль. Основатели хозяйства присвоили ему имя выдающегося австралийского полководца еврейского происхождения Джона Монаша, чья слава шагнула далеко за пределы зеленого континента. 27 июня со дня рождения замечательного этого человека исполняется 155 лет.

На свет будущий военачальник появился в Мельбурне, в семье переселившихся в Австралию немецких евреев Льюиса Монаша и его супруги Берты (в девичестве – Меннеси). Льюис Монаш происходил из Познани. Он был внуком печатника Дова Бера Монаша и приходился племенником историку Герману Грецу, автору «Истории евреев с древнейших веков до настоящего времени». В 1874 году обосновавшаяся в Австралии семья Монаш переехала в небольшой городок Джерилдери, в районе Риверина в Новом Южном Уэльсе, где Льюис стал владельцем магазина. Но среднее образование Джон получил в Мельбурне, в «Скотч-колледже», будучи отмеченным, как один из лучших учеников.

Семейство Джона строго не придерживалось еврейских традиций, но сохранились свидетельства тому, что он в юные годы пел в хоре открывшегося тогда молельного дома «East Melbourne Synagogue», и там же ему справили бар-мицву – устроили праздник вступления Монаша-младшего в еврейское совершеннолетие. После колледжа, Джон продолжил учебу в местном университете, где тоже преуспел, став магистром инженерного дела, а затем удостоившись академической степени бакалавра по искусству и праву. Перед молодым человеком открылось широкое поле деятельности, но судьбоносным для него стало вступление добровольцем в роту Викторианских стрелков (в ту пору Австралия пребывала в статусе британской колонии). В 1887 году Монаш получил звание лейтенанта, а в 1895 дослужился до звания майора в артиллерии гарнизона Мельбурна. А ведь солдатами не рождаются, и что уж тут говорить о командирах. Впрочем, подразделение, где проходил службу Джон, многим напоминало ополчение, позволяя Монашу нести армейское бремя и заниматься профессиональной деятельностью, где он также сумел проявить себя с самой лучшей стороны. На первых порах, Джон работал по найму у частных подрядчиков, участвуя в возведении мостов и прокладке путей железнодорожного сообщения, выполняя также роль адвоката в ходе разбирательств в арбитражных судах. Позднее стал инженером-консультантом, а затем и подрядчиком, основав, последовательно, с партнерами, в начале прошлого века, две новые фирмы строительного профиля. В справочных изданиях можно прочесть, что Монаш явился одним из инициаторов внедрения железобетона в австралийскую строительную практику. По достоинству оценивая его роль в развитии национальной инженерной науки, коллеги оказали Джону Монашу честь, избрав его президентом Института инженеров Виктории. Он также был принят в состав сотрудников Института инженеров-строителей в Лондоне.

В 1907 году Австралия получила статус доминиона Британской империи, обретя право сформировать собственные вооруженные силы. С этого момента военное дело стало главным в жизни Джона, и на этом поприще расцвел его талант: командующего, организатора и теоретика. В звании подполковника он возглавил австралийскую военную разведку. Внимание специалистов привлек написанный им очерк «Уроки войны в пустыне 1864 г.», за что Монаш был удостоен золотой медали, а его брошюра «Сто советов ротному командиру» стала армейским пособием, хотя автор, право же, стоит подчеркнуть это, не имел специального военного образования. С началом Первой мировой войны, Джон Монаш был определен штабным офицером и назначен главным цензором. Иного бы это вполне удовлетворило, но не Монаша, мечтавшего о полевой службе. Мечты сбываются – у тех, кто готов шагать им навстречу. После того, как были сформированы Австралийские имперские силы, Джон Монаш принял командование 4-й пехотной бригадой, которую решено было отправить в поддержку британским войскам. Назначение это в офицерских кругах было воспринято по-разному, точнее говоря, — многими неодобрительно: командующий-еврей, да еще и выходец из Германии, страны, ставшей главным военным противником. Но на стороне Монаша оказались высшие офицеры, включая начальника австралийского генштаба. Кандидатуру Джона одобрил и британский генералитет, памятуя о весьма успешных армейских учениях, проведенных под руководством Джона Монаша накануне, в 1914 году (наблюдавшим за этими учениями британским армейским чинам было, что вспомнить!).

В январе 1915 года бригада Монаша прибыла в Египет, вскоре проявив себя, благодаря несомненному командирскому таланту Джона, тем смелым решениям, которые им, без особых колебаний, принимались, не оказываясь, ошибочными. Монаша повысили в звании (он стал бригадным генералом), и это несмотря на слухи, распространявшиеся в Египте, и долетавшие до Мельбурна и Лондона — о том, что Джон Монащ – «немецкий шпион». Что поделаешь: недоброжелатели всегда находятся. Лучшим ответом им стало осуществление операции, которая помогла минимизировать негативные последствия непродуманной высадки десанта странами Антанты на турецкий полуостров Галлиполи. Без потерь удалось вывести 45-тысячную группировку британских, французских и австралийских солдат и офицеров. А турки, не разобравшись, подвергли массированному артиллерийскому обстрелу опустевшие позиции, впустую израсходовав значительное количество боеприпасов. Далее Монаша подключили к обороне Суэцкого канала, и с этой задачей он справился достойно.

Военную карьеру Джон Монаш продолжил, произведенным в генерал-майоры, на Западном фронте, куда возглавляемые им войска были передислоцированы в июне 1916 года. Там в подчинении Монаша оказалось более 200 тысяч солдат, включая 50 тысяч американских пехотинцев и солдат из новозеландских формирований. 1 июня 1918 года Джона повысили в звании до генерал-лейтенанта, назначив командующим австралийским корпусом, в то время – крупнейшим из отдельных корпусов на Западном фронте. Парадоксальность ситуации заключалась в том, что параллельно росту популярности Монаша, продолжали усиливаться слухи о том, что он ведет шпионскую деятельность в пользу Германии, хотя фронтовые достижения Джона и вверенных ему армейских подразделений, были на лицо. Но на родине военачальника решили перестраховаться, действуя по известному принципу: «Доверяй, но проверяй». К началу готовившегося сражения под Ле-Амелем, в театр военных действий прибыл тогдашний премьер-министр Австралии Билли Хьюз, чтобы на месте оценить ситуацию и, если это окажется необходимым, отстранить Монаша от командования силами Антанты. Но, в итоге, глава австралийского кабинета лишь восхитился талантом Джона Монаша, продемонстрировавшего на поле боя невиданный ранее уровень координации всех родов войск – танковых частей, артиллерии, авиации и пехоты. Воздушная корректировка огня, дымовые завесы, сброс боеприпасов на парашютах, применение сигнальных ракет и передача команд по радиосвязи, — все это было нововведениями, ошеломившими противника. Что же касается самого Монаша, то он остался не вполне довольным, поскольку победоносная операция продлилась на 3 минуты (!) дольше того срока, который он установил. Комментарии здесь излишни. Стоит, однако, привести, в контексте сказанного, цитату из военной доктрины Джона Монаша: «Истинная роль пехоты заключается не в том, чтобы тратить свои силы на героические усилия, не умирать под беспощадным огнём пулемётов, не натыкаться на вражеские штыки, и не разрывать себя на куски во вражеских заграждениях. Напротив, — продвигаться под максимально возможной защитой максимально возможного количества технических ресурсов, в виде орудий, пулемётов, танков, миномётов и самолётов. Продвигаться, с как можно меньшим препятствием; быть в максимально возможной степени освобождённой от обязательства прорываться вперёд. Решительно идти, независимо от грохота и суматохи битвы, к намеченной цели, и там удерживать и защищать завоеванную территорию, и пожинать, в виде пленных, трофейного оружия и припасов плоды победы». Даже во время боев, в армейском расположении Монаша осуществлялась доставка солдатам на передовую горячего питания, а еврейским воинам, коих было под началом Джона немало, поставляли кошерную пищу. «Накорми войска на победу» — этот девиз, брошенный Монашем, стал руководством к действию в руководимых им частях. Не удивительно, что бойцы боготворили командующего, верили в него, и готовы были выполнить любое задание. А ведь боевой настрой во многом предопределяет успех, — это ясно всем и каждому.

8 августа 1918 года началась историческая Амьенская операция. В немалой степени, благодаря успешным действиям сил, которыми командовал Джон Монаш, немецкая линия обороны Гинденбурга была, в конечном итоге, прорвана, что предопределило поражение Германии в Первой мировой войне. Фельдмаршал Бернард Монтгомери позднее писал: «Я бы назвал сэра Джона Монаша лучшим генералом на западном фронте в Европе». Об отношении британцев к Монашу красноречиво свидетельствует такой факт: король Великобритании Георг V лично посвятил Джона Монаша в рыцари, возложив меч на плечо преклонившего колено генерал-лейтенанта. Монаш также удостоился и других иностранных наград: Франция присвоила ему титул Великого офицера Ордена Почетного Легиона, наградив «Военным Крестом», Бельгия даровала Монашу титул Великого офицера Ордена Короны, удостоив «Военного креста», от Соединенных Штатов Джон получил медаль «За выдающуюся службу». Но фронтовая слава принесла командующему и горечь – от всего того, что ему довелось увидеть, услышать и пережить. «С самого начала войны и до самого последнего выстрела, каждый день был наполнен горем и отвращением, – признавался Монаш. — Я всегда сожалел о безжалостно загубленных жизнях, и бессмысленно затраченной человеческой энергии».

Вскоре после завершения войны, Джон Монаш был назначен генеральным директором созданного тогда департамента по демобилизации и репатриации австралийских войск из Европы. В августе 1919 года, находясь в Лондоне, он написал книгу под названием «Австралийские победы во Франции в 1918 году», которая была издана в апреле 1920. Прославившийся генерал вернулся в Австралию 26 декабря 1919, и его восторженно встретили соотечественники. Монаш подумывал о государственной карьере, но политики националистического толка заблокировали ему путь в Сенат. Благодаря своему авторитету и военным заслугам, Монаш вошел в Совет обороны Австралии, а также стал первым евреем в мире, которому было присвоено звание полного «четырехзвездного» генерала. Его на родине начали воспринимать не иначе, как «первого еврея Австралии», и он приложил немало усилий, чтобы титулу этому, хотя и неофициальному, полностью соответствовать. Уместно отметить: Монаш был дружен с Ротшильдами и Монтефиоре, а в высших кругах британского еврейства австралийского генерала почтительно называли «наш Йегуда Маккавей». При нем публичные проявления антисемитизма на «зеленом континента» стали, практически, невозможными. По его инициативе, в 1924 году в Сиднее торжественно открылся Мемориал памяти еврейских солдат, павших на полях сражений Первой мировой войны. А еще через год Джон Монаш был избран первым президентом Сионистской федерации Австралии. Его ввели в правления нескольких синагог и еврейских сообществ, и он стал ближе к традициям своего народа, духовную связь с которым ощущал всегда. Монаш оказал поддержку местным друзьям Еврейского Университета, открывшегося в Иерусалиме. В 1929 году, став признанным лидером австралийских сионистов, он подверг резкой критике фактическое бездействие британской администрации в ходе учиненных арабами антисемитских погромов и нападений на еврейские поселения в Палестине. Год спустя он выступил против «Белой книги», ограничившей еврейскую репатриацию в Эрец-Исраэль. Такая позиция свела на нет возможность назначения генерала Монаша на должность британского Верховного комиссара Палестины, хотя слухи об этом ходили довольно долго. Кандидатура Джона Монаша рассматривалась на пост генерал-губернатора Австралии, иными словами, — полномочного представителя британской короны на территории Австралийского Союза. Примечательно, что второй кандидат на эту церемониальную, но почетную и важную должность тоже был евреем: Айзек Айзекс – генеральный прокурор Австралии и убеждённый антисионист. Айзекс и стал в 1931 году новым генерал-губернатором, и его взгляды на будущее Палестины сыграли в этом свою роль. А Монаш занимал, после этого, другие ответственные должности и руководил планированием военно-исторического комплекса «Монумент памяти» в Мельбурне.

Сэр Джон Монаш скончался в Мельбурне 8 октября 1931 года в возрасте 66 лет от сердечного приступа, и удостоился государственных похорон. За его гробом шли свыше 300 тысяч человек – это была самая большая похоронная процессия в истории Австралии, население которой составляло тогда около 6 миллионов. После поминальной службы, совершенной в соответствии с еврейской традицией, и салюта в виде семнадцати пушечных залпов, генерала похоронили на Брайтонском кладбище в предместье Мельбурна. Что касается его личной жизни, то известно, что у него, в свое время, был бурный роман с Энни Габриэль, супругой одного из коллег Монаша. 8 апреля 1891 года Джон женился на Ханне Виктории Мосс, скончавшейся от онкологического заболевания в 1920 году. Единственная их дочь Берта, названная так в память о матери Монаша, пойдя по стопам отца, работала инженером-строителем. Ее не стало в 1979 году.

Ровно 70 лет назад в Мельбурне был воздвигнут памятник легендарному генералу.

Согласно его завещанию, на памятнике этом было высечено только два слова: имя и фамилия героя, без упоминаний о его титулах и регалиях. Имя Монаша носят один из университетов в Мельбурне, кампусы университета в Малайзии, ЮАР, Индии и в Италии, научная школа, муниципалитеты в Мельбурне и Канберре. Портрет Монаша изображен на стодолларовой (самой высокой по номиналу) австралийской банкноте.

В 2013 году возникло движение за посмертное повышение Джона Монаша в воинском звании до фельдмаршала. В 2018 году представители австралийской общественности обратились в данной связи к премьер-министру страны. Однако, глава кабинета Малкольм Тернбулл удовлетворить просьбу эту отказался. Впрочем, некоторые историки и публицисты, в знак уважения к памяти Джона Монаша, всё равно величают его фельдмаршалом. Один из них — британский историк Алан Джон Персиваль Тейлор указывает: «Фельдмаршал сэр Джон Монаш вошел в историю военного искусства, как первый военачальник, реализовавший на полях сражений Первой мировой войны теорию и практику взаимодействия в бою пехотных войск и таких новых тогда родов войск, как авиация и бронетанковые войска. Его следует считать единственным генералом творческой самостоятельности, созданным Первой мировой войной». И сегодня благодарные потомки с глубоким уважением вспоминают выдающегося военачальника, великого австралийца и знаменитого еврея.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s