ТРИ МОРЯ — ТРИ ПРОБЛЕМЫ

Опубликовал(а)

Высокий сезон на Балтике, Адриатике и Черном море проходит в персональном формате. Это различие определяют геополитика, экономическая целесообразность, менталитет, а также желание обрести место под солнцем, если иметь в виду обилие солнечных дней в году.

В тени «Искандеров»

Если говорить о месте под солнцем, в выигрыше оказываются отдыхающие в Хорватии, если о менталитете и экономической целесообразности — болгары и греки, если о геополитике — россияне.

Ну а теперь по порядку. Калининград — центр региона, отрезанный от России соседями. Анклав, который отошел к СССР по праву победителя во Второй мировой войне. Потому что историческое название немецкого города — Кенигсберг. Именно он явился для России генеральной репетицией Крыма, который по бендеровскому правилу «честного отъема» пополнил территорию Советского Союза на 15 тыс. кв км. Это площадь Черногории или половины Бельгии. Она была присоединена, а не присоединилась по доброй воле: это была земля противника. Поэтому советская медаль имела точную формулировку «За взятие Кенигсберга».

Медаль появилась летом 1945-го, в то время, когда решался вопрос, как расправиться с германским прошлым города. Позднее первая часть проблемы была решена: назвать его Калининградом, по имени всесоюзного старосты с сатанинской бородкой, 12 лет честно служившего делу массовых репрессий. В том числе 8 лет услужливо подмахивавшего сталинские приказы об уничтожении очередной партии неблагонадежных в гражданских и военных рядах. Имя этого официально учрежденного палача, который никогда не был связан с Кенигсбергом и даже мимо него никогда не проезжал, и было подарено городу Сталиным в знак особых заслуг перед собой.

Поэтому сегодняшнее приглашение властей Калининграда посетить город — это погружение вначале в его сравнительно недавнее боевое прошлое, а в широком смысле слова в историю Восточной Пруссии за ее 10-11 столетий. Поскольку наиболее привлекательная часть этой истории именно германская. Пруссией дышит каждый камень руин Кафедрального собора и Рыбной деревни. Чтобы современники прониклись русским духом, в серии монет «Древние города России» в 2005 году была отчеканена памятная 10-рублевка, посвященная Калининграду с изображением архитектурных сооружений в прусском стиле.

Прусское наследие — единственное, что может привлекать иностранного туриста. Больше смотреть не на что. Уцелевшие руины собора, о проекте восстановления которого здесь спорят 74 года, и таблички на улицах имени прусских граждан оказываются ценней сотен советских новостроек. Это благодаря десяткам поколений немцев Калининград был признан лучшим городом России в 2012, 2013 и 2014 годах. Но даже тот факт, что в 2018 году Калининград стал одним из городов-хозяев чемпионата мира по футболу, не прибавило туристов в этот анклав.

Надо было срочно исправлять обстановку. Местные власти придумали завлекуху. Название ее — бесплатные электронные визы для въезда в Калининградскую область РФ. Туристы из 50 стран, прежде всего, из Германии и Польши, смогут на их основании провести в регионе до восьми дней. Визы введены с 1 июля. Прошло два месяца, но отцы города не дождались нарастания туристического потока в пик предполагаемого высокого сезона.

Казалось бы, МИД РФ сделал все от него зависящее. Открыл для оформления визы специальный сайт, куда даже за 4 дня до поездки (рекорд российской оперативности!) можно прислать анкету на русском или английском языке и прикрепить к ней файл со своей фотографией. На указанный заявителем адрес электронной почты мгновенно придет подтверждение с идентификационным номером, которое можно в электронном виде предъявить вместе с паспортом на границе.

Но вот вопрос: почему виза только на 8 дней? При таком сроке нелепо планировать отпуск на Балтике. А ответ все тот же: туристическая инфраструктура в городе и регионе не выстроена, она все та же, совковая, при прежнем ненавязчивом сервисе с аховыми ценами. Так что хватит и трех дней в идеале на детальный осмотр достопримечательностей города. Взамен Калининград предлагает ввести аналогичный режим для своих жителей, которые хотели бы посетить ближайших соседей. Вот оно в чем дело! На 15-20% растет число калининградцев, которые хотели бы провести отпуск в ФРГ и Польше.

Немцы в ФРГ очень трепетно относятся к региону. Понятно, им не хочется спорить о геополитике с россиянами, которые, едва вопрос касается истории, становятся ретивыми ура-патриотами. К тому же немцам немыслимо показывать грязные требующие ремонта здания, возведенные их предшественниками, бедных людей, копающихся в помойках. Не будут они покупать сигареты, набитые табаком с запахом сена, и угощаться водкой, напоминающую на вкус метанол, заправляться некачественным бензином, в который неизвестно что намешано. Эти реалии, типичные для России — от Санкт-Петербурга до Владивостока, просто неприемлемы для граждан ФРГ, которые не привыкли к потемкинскому стандарту: за фасадом прекрасных особняков на набережной скрывается нищета и вонь, до которых никому нет дела.

Если прибавить к этому скудный перечень достопримечательностей и другие факты (дороги в таком ужасном состоянии, что можно лишиться колеса, иная культура вождения авто, продукты стоят дороже, чем в ФРГ и Польше), то если и съездить в эту часть России, то лишь затем, чтобы еще раз оценить по достоинству то, что имеют жители стран, живущих западнее.

Все дело в том, что Калининград спит и видит себя европейским городом. Это при наличии Дома Советов, представляющего уродливую многоэтажку, строительство которой приостановили в годы перестройки и так никогда уже и не продолжили. Вот и советуют горячие головы: «Нужно провести референдум, чтобы местные жители высказались, хотят ли они присоединения к Евросоюзу. Не исключено, верность Путину улетучится также быстро, как пары доброго самогона, который производят в регионе. Давайте брать пример с лучших, в конце концов, Россия устроила такой референдум в Крыму. Спросим у местной немецкой общины: хотите, чтобы вас защитила Германия?»

Опасаясь такого сценария, ФРГ тщательно открещивается даже от идеи подобных экспериментов. Считанные немцы, приезжающие в город Иммануила Канта, вспоминают слова знаменитого немецкого философа: «Настоящее богатство — не те вещи, которыми мы владеем, а те, без которых можем обойтись». ФРГ без Калининграда как в последние 74 года обходилась, так и нынче вполне обойдется. Зачем немцам узнавать печальные подробности? Например, у местных есть такой бизнес — разбирают старые немецкие кирхи и замки и продают черепицу и кирпич полякам как обычные стройматериалы. Поляки потом из них восстанавливают свои замки.

Не шибко торопятся сюда и поляки. Не помогает даже посещение парка имени Шопена с бюстом великого композитора: они помнят, что город назван именем Калинина, подпись которого в том числе значится на решении Политбюро ЦК ВКП (б) от 5 марта 1940 о расстреле польских офицеров в Катыни.

О военной составляющей напоминает дислоцирующийся в регионе Балтийский флот. «Пока он здесь, НАТО на нас не нападет», заявляют местные экскурсоводы, поясняя, что нацеленная на Польшу российская бригада с ракетами «Искандер», которые могут оснащаться и ядерными боезарядами, размещены в городе Черняховске.

Если опасения какие-то и есть, то только в связи с форс-мажором, которые умеет создавать нынешняя власть. Так что опасаться надо не НАТО, а своих. Они могут осложнить жизнь. «Об этом не говорят открыто, но я знаю по собственным наблюдениям и рассказам знакомых, что многие делают запасы «на черный день», покупая соль, консервы, крупы, спички». Форс-мажор возможен, если Литва заблокирует дороги, ведущие в «материковую Россию», и останется только морской, более долгий путь.

Когда ЕС ввел санкции, жители Калининградской области почувствовали это первыми. Они лишились свободного доступа к европейским товарам, в том числе продуктам питания и одежде, которые везли взамен сигарет и янтаря. Опасаясь беспорядков, Москва решила срочно инвестировать в регион, хотя он и прежде жил на дотации. А тут в кои-то веки выделила средства на ремонт дорог и строительство промышленных предприятий. Инвестиции пока не приносят прибыли. Туристы с Запада не спешат, а идей, как сделать этот отрезанный от материковой России регион самоокупаемым и способным заработать, нет.

Вот инициатива насчет электронных виз и пытается заполнить эту брешь. Клюнул ли интурист на эту наживку? Клюнул. В поштучном, но не массовом формате.

В Греции все есть

Течение летнего сезона в Болгарии подтвердило тенденцию оттока иностранных туристов, которая происходит в последние годы. Да и сами жители страны полностью утратили интерес к отдыху на родину. Валом едут в Грецию. Не секрет, почему они предпочитают тратить свои деньги там, а не на родном побережье. В Греции чисто, уютно, недорого, замечательно сочетаются природа, национальная и современная архитектура, доступность и надежность транспорта. Да и кухня сродни болгарской.

Пляжи, курорты, море, отели, рестораны в Болгарии — совкового типа. Неопытные гиды, гостевые дома с просроченным сертификатом, нечищеные бассейны, высокие цены на зонты и шезлонги, плесень и мухи на кухне в ресторанах, ванные комнаты без сигнализации… Словом, поднадоел болгарам отечественный сервис. При этом чиновники соответствующих министерств заверяют: «Качество обслуживания очень важно для нас». «Очень по-советски, настоящая имитация бурной деятельности», отзываются болгары. Собственно, знаменитые курортно-туристические центры Золотые Пески и Солнечный берег создавались по советским лекалам.

Последними изменениями в Законе о планировке на черноморском побережье власть встала на сторону тех, кто дождался, наконец, когда песок можно будет заменить бетоном, лишив отдыхающих последних незанятых укромных уголков на побережье. Происходит то же, что и по соседству в Крыму. На фоне заявлений минтуризма о том, как «много сделано им для того, чтобы привлечь все больше туристов в Болгарию и, прежде всего, оставить больше денег в экономике» стайки немецких пенсионеров, которые поняли, что пить пиво интересней на море в Болгарии, чем сидеть дома. По соседству британские безработные, подсевшие на весьма доступные наркотики с алкоголем. Такие интуристы воспринимаются как сомнительное достижение ведомства. Оно настаивает: болгарский туризм — это исключительно высокое качество по высокой цене.

Минтуризм минтуризмом, но болгары массово садятся в авто и выбирают греческое направление. Происходило это и нынешним летом. Поскольку многие участки автотрасс или не достроены, или откровенно заброшены, а движение двухполосное, возникали 5-10-километровые пробки на болгарских дорогах, которые преодолевались долгим ожиданием (рекорд — 5 часов!). Это стало обычным явлением, включая пригороды Софии. Зная эту особенность, самые предусмотрительные запасались провиантом и водой. Но не все таковы. И вот мэрия Софии направляла по 2-2,5 тыс. бутылок с водой в нескончаемую автомобильную ленту. Лучше пожертвовать водой, чем потом высылать неотложку.

Летний побег с исторической родины обрел свою географию. Все началось с освоения северного побережья Эгейского моря в Греции. Случалось, на курортах вокруг Салоников и Кавалы, на полуострове Халкидики, на острове Тасос болгарских и греческих машин поровну. На пляжах почти повсюду болгарская речь, меню в ресторанах на болгарском языке, да и обслуживающий персонал в ресторанах и отелях нередко сплошь болгарский. Сейчас освоение идет на юго-западе — вдоль побережья Ионического моря. И, похоже, болгар не пугают расстояния. Девиз прежний: чем дальше от родины, тем качественней и дешевле отдых.

Почему Черное море не стало Адриатическим?

Почему так происходит, болгарские чиновники умалчивают. Ну не могут они ответить на вопрос, почему Черное море еще не стало Адриатическим. Солнечный берег и Золотые Пески выглядят как бетонные джунгли, в отличие от, к примеру, курортных мест Хорватии, которая сумела сохранить гармонию между архитектурой и природой. Проблемой занялись ученые ФРГ и Австрии. Выяснились любопытные вещи.

Во-первых, вся инфраструктура Солнечного Берега рассчитана на 30 тысяч отдыхающих, а принимается до 300 тысяч. Десятикратная нагрузка. В Золотых Песках, необходимо рассчитывать не более чем на 20 тысяч коек, в реальности их 120 тысяч. Шестикратная нагрузка. Казалось бы, должна появиться мысль — повысить комфорт. Но ведь это существенные финансовые потери, к которым Болгария не готова.

Во-вторых, после распада бывшей Югославии на хорватском побережье Адриатического моря, которое в 16 раз протяженней болгарского побережья Черного моря, были приняты жесткие законы, суть которых — ни метра для бетона. Небольшие песчаные пляжи на местной скалистой береговой линии в первозданной красе. Поставлен заслон российским и болгарским инвесторам, которые теперь не имеют шансов разрушить береговую линию своими «апарт-отелями», похожими на те, которые усеяли соответственно крымское побережье и Солнечный Берег. Причина заслона — сомнительное происхождение российских инвестиций.

В-третьих, режимы Тито и Живкова, финансируя строительство бетонных гетто, думали об идеологической выгоде. Им казалось, что таким образом они получат со стороны Запада признание «успехов» социализма. Поэтому городское планирование в Хорватии и в Болгарии происходило в разных векторах. В Болгарии архитектурное наследие было фактически разрушено, Хорватия же, несмотря на разрушительные войны в 1990-х годах, сумела сохранить комплексы и отдельные отели времен Австро-Венгрии.

Где деньги, Зин?

Казалось бы, Хорватия на высоте. Но не будем торопиться с выводами. Армада плавучих отелей, осаждающих страну, не только загрязняет окружающую среду, но и выводит портовые города из строя. Подавляющее большинство судов-гигантов из 300 имеющихся и обслуживающих туристов, работают на мазуте, который содержит высокий процент серы и тяжелых металлов. А это не менее серьезно, чем углекислый газ. Теоретически таким судам запрещено плавать в прибрежных водах Европы и многих других стран, в частности, есть запрет на применение мазута в гавани. Они используют «обычный» дизель, но и он не намного лучше.

Ассоциация круизного туризма выдвигает условие: объясните, насколько эти суда виновны в загрязнении окружающей среды, если суммарно все круизные туристы составляют всего около 2% мирового туризма, в то время как почти 60% туристов путешествуют на самолетах, которые гораздо обременительней для окружающей среды. 300 крейсеров, которые сегодня курсируют, — мелочь по сравнению с примерно 40 000 грузовыми вагонами, путешествующими по волнам океанского мира и без которых мировая торговля невообразима, а подавляющее большинство из них также движется за счет мазута.

Это так. Но стальные отели на воде каждый день выбрасывают на берег тысячи туристов в тот же Дубровник. Городу достаются тонны мусора и отходов. Поэтому Дубровник ограничивает количество крейсеров. «Туризм убивает город», говорят его жители, хотя, понятно, за счет туризма и существуют. К тому же крейсеры платят за пребывание в порту, а путешественники — налог на временное пребывание. И экологи вправе спросить отцов города, куда уходят деньги.

И спрашивают. Держат, так сказать, руку на пульсе. В отличие от болгар.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s