ВЫБОРЫ В ПОЛЬШЕ: ВСЁ – НАПОПОЛАМ!

Опубликовал(а)

Несмотря на кажущуюся обыденность президентских выборов, состоявшихся в Польше, они оказались уникальными по своей напряженности и непредсказуемости. Разрыв между победителем и его соперником составил десятые доли процента.

До самого конца, до официального объявления результатов подсчета голосов, ни один эксперт не мог предсказать, кто же победит на выборах и возглавит Польскую республику – действующий президент Анджей Дуда или оппозиционер Рафал Тшасковский. Опросы социологического центра IPSOS показывали отрыв действующего президента всего лишь в 0,8% — и это при декларированной допустимой статистической погрешности в 2%.

Так что поздно вечером 12 июля оба претендента на президентское кресло имели абсолютно законное право заявлять о собственной победе. Подобный прецедент уже имел место в польской политической истории: в 1995 году экзитполы отдали преимущество президенту Леху Валенсе, но чуть позднее был определен иной победитель – Александр Квасьневский.

Впрочем, в ночь с 12 на 13 июля экзитполы все же подтвердили победу Анджея Дуды. Утром об этом же заявил и польский Центризбирком: Дуда сохранил за собой президентский пост. Действующей власти, консервативно-националистической партии «Право и Справедливость» (ПиС) удалось сберечь свою властную монополию, как минимум, до 2023 года, когда в стране состоятся очередные парламентские выборы.

«Фотофиниш» – признак раскола?

Впрочем, подобный результат выборов недвусмысленно демонстрирует, что в стране обозначился серьезный раскол. Так что, решив одну проблему и сохранив за собой руководство, власть немедленно получила еще одну – гораздо более серьезную.

Что, собственно, позволило Анджею Дуде победить и повторно получить президентский мандат? Результаты первого тура показали, что ключевой станет борьба за электорат с «правого фланга», за избирателей ультраправых политиков, которые не прошли во второй тур. В первую очередь речь идет о тех, кто поддержал в первом туре так называемую «Конфедерацию», чей выдвиженец, Кшиштоф Босак, набрал почти 6,8% голосов – их одних могло оказаться достаточно для победы действующего президента.

А ведь Босак – не единственный «ультра», принимавший участие в первом туре президентских выборов. Был еще и независимый кандидат Шимон Головня (собрал почти 14%), был лидер Крестьянской партии Владислав Косиняк-Камыш (2,4%). Электорат этих кандидатов не был так уж сильно настроен на поддержку либерального кандидата от оппозиции. Тем более, что сами отсеявшиеся кандидаты не стали выступать в поддержку Тшасковского. К примеру, Шимон Головня заявил после первого тура, что во втором он не станет голосовать за Дуду: он-де понимает, что этим поможет Тшасковскому, но «сделает это без удовольствия», так как его не устраивают оба кандидата.

Именно поэтому в последние недели предвыборного марафона кампания Дуды ориентировалась на поиск поддержки именно ультраконсерваторов. Грубо говоря, там было больше что «ловить».

В частности, Дуда назвал идеологию ЛГБТ «более опасной, чем коммунистическая» и предложил изменить польскую Конституцию, запретив ЛГБТ-парам усыновлять детей. Не обошлось и без резких телодвижений в особо чувствительной для поляков внешнеполитической теме – украинской.

Если перед первым туром кандидаты почти не упоминали Украину (исключением было лишь заявление Дуды о том, что Путин напал на Украину тогда, когда у власти в Польше была оппозиционная «Гражданская платформа»), то уже во втором туре все резко изменилось. Украинская тема стала, если не ключевой, то уж в любом случае – одной из важнейших.

В «день тишины» накануне голосования Польша отмечала годовщину так называемой Волынской резни – события, на долгие годы ставшего яблоком раздора между поляками и украинцами. И Дуда использовал это, чтобы собрать побольше баллов в правом лагере. В частности, его речь по этому поводу изобиловала сомнительными географическими терминами вроде «Восточная Малопольша» (так польские ультраправые называют ту часть Западной Украины, которая ранее входила в состав Польши) – эта терминология в польских официальных документах в последние годы не упоминалась вообще.

Шимон Головня

Частично эта стратегия «выстрелила». Так, Анджея Дуду поддержали 51,5% избирателей ультраправого Кшиштофа Босака, 23,3% избирателей Владислава Косиняка-Камыша, при этом – лишь 14,5% избирателей Шимона Головни. Вообще-то, это гораздо меньше, чем рассчитывали консерваторы. Правда, ощутимая часть электората Шимона Головни вообще не пошла голосовать во втором туре – а это также означало преимущество для представителя действующей власти. В сложившейся ситуации сыграла ставка на пожилых избирателей, большинство которых традиционно поддерживают «Право и Справедливость», но не проявило особой активности в первом туре, опасаясь подхватить коронавирус. Уверения представителей власти, в частности, премьер-министра Матеуша Моравецкого, что голосование обставлено с максимальной безопасностью для здоровья, подействовали – старики-избиратели пошли на участки, отдавая свои голоса, в основном, за Дуду. Достаточно сказать, что во втором туре 54% тех, кто проголосовал за действующего Президента, составили люди в возрасте от 50 лет.

Война «чернух»

Промежуток между первым и вторым турами не был слишком уж ярким – до избирательных кампаний в США полякам по-прежнему очень далеко. Не было никаких ярких шоу, не было даже теледебатов между кандидатами. В ситуации, когда противники шли «голова к голове», каждый из них очень боялся сделать роковую ошибку. Так что, не договорившись о месте и формате проведения дебатов, Дуда и Тшасковский «дебатировали» заочно – каждый на своей трибуне, в окружении своих приверженцев.

Вместо этого в эфире разгорелась «война компроматов»: многочисленные видеоролики представляли Тшасковского, как прямую угрозу Польше. Один из них, рассчитанный, в первую очередь, на молодежь, походил на анимацию из компьютерной игрушки – он представлял «будущую Польшу по Тшасковскому». В конце видеоролика на заднем плане панорама Варшавы взрывается, а от польской столицы остаются руины…

Не раз и не два в процессе предвыборной борьбы у соперников сдавали нервы. Скажем, еще 14 марта Анджей Дуда подписал указ о помиловании семерых осужденных. За неделю до второго тура польские СМИ докопались, что один из помилованных отбывал свой срок за домашнее насилие, в частности – за издевательства над несовершеннолетними. Газеты запестрели заголовками: «Дуда помиловал педофила» — эта новость немедленно стала главной в оппозиционных масс-медиа, перекочевав оттуда в «желтую прессу» — в частности, в газету Fact, принадлежащую немецкому концерну Axel Springer Verlag. В ответ Министерство иностранных дел Польши вызвало для дачи пояснений временного поверенного в делах ФРГ, заявив, что подобные публикации являются вмешательством Берлина во внутренние дела Польши.

Президент семи воеводств?

Итак, по итогам официальных подсчетов, Анджея Дуду поддержали 51,21% пришедших на избирательные участки поляков. Рафала Тшасковского – 48,79%. Это означает, в абсолютных цифрах, что разрыв между ним и победителем составил менее, чем полмиллиона голосов.

В отличие от первого тура, когда Дуда победил в подавляющем количестве воеводств, во втором туре ситуация кардинально изменилась. Тшасковский с серьезным отрывом победил в Поморском, Западнопоморском и Любусском воеводствах. С меньшим преимуществом, но все же за него проголосовали в Варминско-Мазурском, Куявско-Поморском, Великопольском воеводствах, а также в Силезии, Нижней Силезии и Ополе. То есть, оппозиционер-либерал победил, в общей сложности, в девяти воеводствах, в то время как действующий президент – лишь в семи: Подкарпатье, Люблин, Мазовецкое, Подляшское, Свентокшисское, Лодзь и Малопольское.

Кроме того, можно наблюдать разрыв в симпатиях по линии город-село. За Тшасковского отдало свои голоса подавляющее большинство крупных городов и агломераций, за Дуду – небольших городов и сёл. Избиратель Дуды в среднем оказался старше, с меньшими доходами и зачастую – без высшего образования.

К слову – разделение произошло и по образовательной характеристике: так кандидат-оппозиционер победил среди избирателей с университетскими дипломами, а действующего президента поддержали избиратели с менее престижным высшим образованием и те, кто получил лишь базовое (начальное) образование. Также большинство проголосовало за Дуду в группе с профессиональным и средним образованием. То есть, за Тшасковского проголосовали молодые избиратели с высшим образованием, а за Дуду – избиратели старшего возраста со средним и начальным образованием.

Изменения необратимы

Президентские выборы завершают в Польше полуторагодичный цикл избирательных кампаний – следующие выборы в стране состоятся только в 2023 году. Благодаря победе своего кандидата, правящая партия ПиС смогла сберечь монополию на власть на ближайшие три года. Правда, ей придется теперь иметь дело с ситуацией, принципиально отличной от той, которая складывалась в последние годы.

Это означает, что деятельность, которую будут осуществлять польские консерваторы в надежде на победу на будущих парламентских и местных выборах, должна будет включать в себя замещение существующих и разработку новых инструментов политической борьбы. Власти явно понадобится более мощное оружие, чем то, которым она пользовалась до сих пор. Консерваторы, скорее всего, инициируют ряд законопроектов, направленных на консолидацию власти в Польше – что, в свою очередь, должно встретить мощное сопротивление со стороны оппозиции.

Президентские выборы показали: Польша расколота и поляризована. Если еще совсем недавно польская оппозиция была активной, но не особо влиятельной, то теперь ситуация явно изменилась. Почти половина поляков готова проголосовать хоть за черта, хоть за дьявола – лишь бы не за действующую власть. Таким образом, можно ожидать, что действия консерваторов будут встречать все более острое общественное сопротивление, тем более что польское общество до сих пор еще не слишком-то серьезно ощутило на себе последствия нынешнего экономического кризиса. Не зря власть так настойчиво сопротивлялась предложениям перенести выборы на осень: при таком сценарии шансы у консерваторов были бы еще хуже.

Кроме того, ПиС традиционно предлагала перед каждыми выборами мощный пакет социальных инициатив. Не стали исключением и нынешние выборы. Среди инициатив Дуды – увеличение и расширение выплат на детей, «тринадцатая» пенсия, уменьшение пенсионного возраста. И, хотя с развитием коронакризиса, социальные обещания ушли на второй план, победа Дуды означает необходимость их выполнения – а это будет крайне нелегко в кризисных условиях, если вообще возможно. А невыполнение их приведет к протестам и оттоку симпатий избирателей.

Кроме того, эти выборы показали, что в Польше сформировалась мощная конкуренция консервативной партии на правом фланге: это и ультраправая «Конфедерация», и Шимон Головня, который уже сейчас объявил о готовности создать новую, ультранационалистическую политсилу. Польша меняется на глазах.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s