ЛИСИСТРАТА

Posted by

ИЛИ МЫСЛИ ОБ АРИСТОФАНЕ, СЕКСЕ И ТЕАТРАЛЬНОМ ПРЕДСТАВЛЕНИИ

Каюсь, каюсь и недоумеваю. Я, который живет в Балтиморе уже более 30 лет, который вроде бы был всегда в курсе в этом городе происходящего, особенно в русскоязычной общине и более происходящего в ее культурной жизни, никогда даже не слышал ни об этом театральном коллективе, ни о его постановках. Это тем более обидно, что именно я осуществил первую сценическую постановку в Балтиморе с русскоговорящими исполнителями. Это был пуримский спектакль – “Пуримшпиль”, который мы поставили еще в 1991 г. на сцене Балтиморского Еврейского университета, к великому моему сожалению, уже не существующего. В спектакле участвовали молодые ребята, сравнительно недавно приехавшие из СССР. Спектакль придумали сами и играли на русском и английском, как бы дублируя содержание на оба языка, так как английский тогда плохо знали не только зрители, но и многие исполнители. Затем я поставил спектакль по Шолом-Алейхему ”Цвей шалахмонес – Два сладких подарка” на идиш. Я написал инсценировку на русском, знающие люди (Увы и ах, но идиша я не знаю) перевели ее на идиш. А другие знающие идиш люди довольно почтенного возраста ее сыграли. Спектакль имел большой успех и даже получил какую-то премию Еврейской ассоциации Большого Балтимора. А еще я ставил моноспектакль по пьесе А. Галича “Кадиш” про героическую смерть Януша Корчака – великого еврейско-чешского педагога. К величайшему своему сожалению и позору, эту постановку я провалил, не смотря на все старания исполнителя Петра Слуцкого: нагрузил спектакль техникой, а она взяла и подвела. Да, так тоже бывает. После этого я уже ничего не ставил. Если не считать 7,5-минутный видео ролик-приветствие к 60-летию КВН в ознаменование 50-летия победы нашей команды из моей alma mater – Белорусского политехнического института “во Всесоюзном соревновании” в 1971 г. Юбилей отмечали в ноябре 2021 г., команду мы собрали из оставшихся участников, живущих ныне в разных странах.

Зато Петя Слуцкий с триумфом отыгрался за невольно полученный им позор. Он создал свой театральный коллектив, снова из балтиморской молодежи и поставил спектакль ”Матросская тишина ” по пьесе А. Галича, в котором сыграл главную роль.

Для меня же наступила своя театральная балтиморская тишина на пару десятков лет. И вдруг меня приглашают на спектакль, поставленный театральным коллективом из Балтимора. Причем, не на премьеру. И я с удивлением узнаю, что есть в Балтиморе театральный коллектив и даже не один. На недавнем 3-м фестивале любительских театров Америки, проходившем в Коламбии и Роквилле 11-13 ноября 2022 г., показали свои постановки сразу 4 коллектива из района Балтимора-Вашингтона!

Балтиморский коллектив БXAT представил спектакль по комедии Аристофана ”Лисистрата”. История коллектива удивительна сама по себе. Уже не один десяток лет преподает русский язык балтиморским детям прекрасный педагог Галина Ходорковская. И каждый раз в конце очередного учебного года она ставила с детьми выпускное театральное представление. Иногда даже несколько, для разных возрастных групп и “стажа” обучения русскому языку. А зрителями всегда были, главным образом, родители этих детей. И однажды они ”взбунтовались”, мол, ”Мы тоже хотим!” В смысле ставить спектакли и играть. И тоже на русском, благо, в отличие от их детей, они уже владели им отлично. Учительнице русского языка идея понравилась, и она добровольно взвалила на свои плечи совсем необычную для себя нагрузку. Было это уже в относительно далеком 2015 г. И появился Балтиморский Художественный АкОмедический Театр (БХАТ). Что такое ”АкОмедический” никто мне как следует разъяснить не смог, но звучит красиво.

Сначала репетировали по домам, потом снимали помещение. Кто-то приходил, кто-то уходил… Но вот живут уже сколько лет, играют в разных залах и даже на улице. Играли разное. Теперь вот ”Лисистрату”.

“Лисистрата” – комедия древнегреческого драматурга Аристофана, созданная около 411 г. до н. э. Произведение было написано после разгрома сицилийской экспедиции, когда проблема войны и мира стала для афинян главной “мирской проблемой”. В январе 411 года до н. э. комедия, вероятно, участвовала в драматургических состязаниях, проходивших в Театре Диониса во время праздника Ленеи, она была представлена зрителям от имени некоего Каллистрата. У исследователей нет информации о том, какое место заняла пьеса в состязаниях, кто был её конкурентами, и кто тогда победил.

Исследователи, анализируя “Лисистрату”, ставят её в тот же “антивоенный” ряд, что и ранее написанные Аристофаном пьесы “Мир” и “Ахарняне”. Причем, ”Мир” – комедия, поставленная еще в 421 г до н.э., является первой, написанной Аристофаном, из дошедших до наших дней. Совсем недавно один мой знакомый, ”по случаю” прочитавший все эти три антивоенные пьесы Аристофана (тоже совсем недавно, бывает и такое в наши дни), сказал, что события, описанные во всех трех, очень напоминают то, что происходит, или происходило в наши более далекие и очень недавние дни.

Напомню читателям, что же происходило тогда в Элладе – самоназвании Древней Греции? Её жительницы страдают от нескончаемых войн, главным образом, между афинянами и спартанцами – обитателями двух областей Эллады, но не знают, как решить эту проблему. Остановить кровопролитие берётся афинянка Лисистрата – эдакая тогдашняя активистка, красавица (но не комсомолка). Стремясь остановить войны, она организует “сексуальную забастовку”. Согласно ее плану, женщины греческих городов будут отказывать мужьям в исполнении супружеского долга до тех пор, пока не закончится кровопролитие. Она приглашает к воротам Акрополя представительниц разных греческих городов и излагает свою программу:

Когда сидеть мы будем надушённые,

В коротеньких рубашечках в прошивочку,

С открытой шейкой, грудкой, с щёлкой выбритой,

Мужчинам, распаленным, ласк захочется,

А мы им не дадимся. Мы воздержимся.

Тут, знаю я, тотчас они помирятся.

Женщины поначалу воспринимают план афинянки как суровое наказание, в том числе и по отношению к самим себе, но под давлением Лисистраты и её соратницы – спартанки Лампито (спортсменка, красавица и тоже не комсомолка) – дают клятву “не утолять желаний” до окончания войн. Затем они захватывают Акрополь, в котором находится казна, предназначенная для военных нужд.

Однако по ходу действия выясняется, что реализация плана Лисистраты сопряжена со многими сложностями. Так, старики-афиняне, оставшиеся в городе, пытаются штурмовать Акрополь с помощью хвороста и огня, мятежницы отражают их атаку. Затем Лисистрата вынуждена вступить в переговоры с пробулом (в Древней Греции – это лицо, назначавшееся государством для обсуждения мероприятий в случае какого-нибудь важного политического события или кризиса, а также для обсуждения общих вопросов на собраниях союзов): она объясняет ему, что жёны и матери, отправляющие на войны мужей и рожающие сыновей для кровопролития, страдают вдвойне, при этом женщины вполне способны взять управление государством в свои руки. Наконец, Лисистрате приходится проявлять твёрдость во взаимоотношениях с соратницами – по её словам, “взбесились по мужчинам наши женщины”: то одна, то другая стремятся под разными предлогами вернуться домой, к измученным воздержанием мужьям. В финале пьесы происходит обмен посольствами, и воюющие стороны соглашаются сложить оружие. В честь перемирия Лисистрата устраивает пир с хороводами и песнями во славу жизни и разрешает мужчинам забрать своих жён.

Интересно, но, очевидно, по случаю, за несколько недель до того, как я увидел спектакль БХАТа, я был в Греции. Среди прочего, проехались именно по тем местам, где проходили войны между афинянами и спартанцами. Так что, на спектакль я пришел подкованным.

“Лисистрата” считается самой исполняемой аристофановской пьесой в современном театре. Длинная и богатая межкультурная история инсценировок этой пьесы, начиная с XIX века, не имеет аналогов по сравнению с любой другой греческой комедией. Зафиксировано, что с 1729 по 2019 год в мире было осуществлено более трёхсот постановок “Лисистраты”.

На русском комедия впервые была представлена в 1898 г. в Павловском театре Петербурга. В декабре того же года спектакль “Лисистрата” был поставлен в московском концертном зале М. С. Романова.

Одним из самых заметных событий в театральной жизни Москвы 1923 г. стала премьера “Лисистраты” в Музыкальной студии МХТ (художественный руководитель Владимир Немирович-Данченко, режиссёр Леонид Баратов). Спектакль получил большое количество откликов и стал поводом для общественных дискуссий. Он был показан в общей сложности 215 раз, в том числе в Ленинграде и Берлине.

В 1930 г. ”Лисистрата” была представлена на Бродвее. Инсценировки и вариации на тему “Лисистраты” появлялись и в дальнейшем. Среди постановок – двухактная поэтическая пьеса “Лизистрата” 1998 г. Леонида Филатова, – по его определению, “народная комедия на темы Аристофана”. Фрагменты пьесы Филатова были использованы Ниной Чусовой в её постановке на сцене Театра Сатиры в 2014 г.

“Наш ” БХАТ начал работу над пьесой порядка года назад, когда еще был ”мир во всем мире”, а выпустил спектакль 5 ноября 2022 г., когда этого “во всем мире” уже не было. Но театр не пошел по часто принятому пути и не стал педалировать на напрашивающиеся по пьесе ассоциации. Хотя что-то там по тексту про полуостров прозвучало.

Итак, мы пришли на спектакль. Небольшой театрик в Фредерике оказался переполненным, даже шел парад дополнительных стульев, несмотря на сравнительно недешевые билеты. Сцена театра не имеет возвышения, что с одной стороны приближает актеров к зрителю, но с другой создает им дополнительные трудности, никак не отделяя их от зрительской аудитории. Гаснет свет, сбоку занимают свое место два музыканта и…

Появляются исполнительницы. И, по крайней мере, для меня – первая неожиданность. По привычной мне ”стигме” я ожидал появления молодых красоток, как это почти обычно было принято в постановках спектаклей по греческим пьесам. Тут же вышли дамы явно после бальзаковского возраста и повели разговор о сексе (?). Заглянув в красочную программку, я прочитал: “Ведь если все объединятся женщины… – они смогут спасти Элладу, вернуть мужей и сыновей в дома, и принести стране долгожданный мир. А всего-то надо пожертвовать немногим… ”. Немногим ли? В древней Греции секс был отнюдь не на последнем месте во взаимоотношениях полов.

Но сначала поговорим о древнем Риме. Его эпоха началась в начале новой эры, когда величественность древней Греции уже приходила в упадок. И сексуальные нравы тоже поменялись. Институт брака у древних римлян уже не был главным источником сексуальных удовольствий. Мужчинам жены нужны были только для рождения детей, а сексуальные удовольствия было принято получать на стороне, с помощью любовниц и любовников. Одновременно с этим резко усилилась и свобода римских женщин, которые стали вести распутный образ жизни, и как бы поменялись местами с мужчинами, в том числе даже в интимной сфере. То, что раньше было редким и осуждаемым явлением, например, развод и измена жены, стало обыденностью. Измена жён стала такой обыденностью, что не вызывала никаких возмущений мужей, даже если они были римскими императорами. Но, несмотря на сексуальную свободу, рождаемость падала, и население старело.

Иное дело в древней Греции времен Аристофана, за 500-400 лет до древних римлян. Да, свободный секс процветал и тогда. Но древние греки-мужчины дорожили своими женами, секс с ними считался обязательным и главным жизненным удовольствием. А женщины, наоборот, в отличие от древнего Рима были больше привязаны к дому и своим мужчинам. Конечно, мужчина мог “пойти на сторону”, развлечься с более молодыми, но главное удовольствие предпочитал получать от жены, порой совсем немолодой, зачастую матери взрослых детей и сыновей-воинов. А потому и жены их – хранительницы домашнего очага и домашних развлечений ”любили это дело”. Особенно немножко в возрасте. С одной стороны, уже достаточно опытные, с другой – уже не позволявшие себе иметь любовников. Эти женщины прекрасно понимали, что муж все равно придет к ним, что он “хочет” и что, если ему не ”дать”, то это будет для него великим наказанием. Так что, судя по всему, Аристофан имел ввиду именно таких женщин, в сексуальном возрасте, когда иногда уже имела место немощность их любимых, но не их самих. Отметим, что мужчины в древней Греции жили достаточно долго, хотя их мужская беспомощность все равно приходила раньше, чем женщина того бы желала. Поэтому их добровольный отказ от любовных утех с мужем – это своего рода “доблесть”. (Судя по моим наблюдениям во время недавнего пребывания в Греции, тамошние мужчины и сегодня вполне долго могут удовлетворять своих женщин – сказывается самая здоровая в мире средиземноморская диета, к тому же они не очень утомляют себя работой. В отличие, к примеру, от современных американских мужчин, о российских вообще говорить не будем). Вот почему их, не совсем молодых Лисистрате пришлось так долго уговаривать. Уж они-то знали, что век их мужей короче “ихнего” и альтернативы им не будет.

Вот почему, в ”нашем” спектакле все прочитано совершенно правильно: героини этой истории не должны быть молодыми. Про возраст исполнительниц, понятное дело, мы тут не говорим. Впрочем, и не знаем.

А спектакль между тем покатился по рельсам, предложенным Аристофаном и проложенным режиссером-постановщиком Леонидом Степановым. Я давно был знаком с ним, но не знал (снова позор на мою голову), что он – отличный театральный режиссер. В свое время он много работал на калининградском телевидении, играл в драматическом театре и ставил спектакли в театре кукол. Знаю, что он работал и с непрофессиональными актерами и управлялся он с ними вполне профессионально как тогда, так и на сей раз. Два основных отличия актера-любителя от актера-профессионала: первые не имеют специального образования, а вместе с тем не обучены актерской технике; кроме того, они не имеют значительной сценической практики, так как на сцене появляются не столь часто. Опытный режиссер знает, как помочь актеру-любителю преодолеть или скрыть эти недостатки. Что касается преодолеть, то это, как правило, делается во время репетиций, когда иногда приходится много раз повторять, чтобы выполнить режиссерскую установку или отработать тот или иной прием, иногда просто трюк (не зря они так долго репетировали). А вот такое количество приемов и трюков, которыми режиссер скрыл профессиональные недостатки исполнителей, я уже давно не видел в самодеятельных постановках. Полагаю, что некоторую часть их придумали и предложили сами исполнители, но принять их и отработать – это уже заслуга режиссера. Рядовой зритель не всегда заметит, что его немножко “провели за нос”, точно также как, что, благодаря этим приемам, не видны некоторые недостатки профессионализма. Хотя большинство этих ”штучек” и сами по себе украсили спектакль.

Украшением спектакля, несомненно, является музыка. Два прекрасных музыканта Анна Куснер (гитара) и Пётр Омельченко (домра) создают удивительную атмосферу восприятия происходящего, а их сольный музыкальный номер, умело вставленный в канву спектакля, – настоящий шедевр. Кое-где они еще и подыгрывают в качестве полноправных артистов. Благо, и чисто внешне – они члены артистического ансамбля. Костюмы Милы Степановой – еще одно достижение спектакля. В любительских спектаклях, которые, как правило, делаются ”за без деньги”, не может быть больших и сложных декораций. В данном случае их создатели Катерина Бурова и Анна Глазунова сделали все ”простенько, но со вкусом”. Очень к месту звучат в спектакле стихи Евгения Евтушенко и участников спектакля Марины Куренбин и Романа Либхена, написанных, как я понимаю, специально для постановки. И еще: ведь все там поют! А заключительное “Сиртаки” (хореографы – Катя Денисова и Елена Аракелян)? Ну ничем не отличается от тех, что я видел за несколько недель до этого в исполнении самих греков. Я намеренно не назвал поименно всех исполнителей ролей, дабы не уподобляться авторам статей о спектаклях, сыгранных непрофессионалами. Но поверьте, все до единого были хороши, не в состоянии кого-то выделить. В общем, “Браво!” и ”Так держать!”. Все честно заслужили горячие продолжительныe аплодисменты и цветы!

И вот тут я вынужден сделать замечание. Цветы в конце получили только те участники спектакля, чьи родственники или друзья преподнесли их им. На сей раз это оказались исполнители не самых главных ролей. И таким образом дарители подчеркнули непрофессиональную природу театрального коллектива. Я, зная эту традицию многих самодеятельных коллективов, тем не менее, не вспомнил и заранее и не запасся цветами, чтобы преподнести их, если не всем, то хотя бы режиссеру и исполнителям главных ролей. Я нисколько не желаю обидеть или принизить роль в спектакле тех, кто получил цветы, но существуют на театре каноны, которые установил и Аристофан еще почти 2500 лет назад.

В следующий раз постараюсь не забыть про цветы. Ведь я уже жду следующего спектакля! Успехов, БХАТ!

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s