НЕТАНИЯГУ: ВЫБОРЫ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ

Опубликовал(а)

Выборы остались позади, и тут выяснилось, что самое главное только начинается. Ошеломительный успех партии «Ционут датит» и ожидаемое количество мандатов у ШАС и «Яадут а-Тора» вверг многих сторонников левого лагеря в состояние паники. СМИ усилили эти настроения мрачными прогнозами о том, что теперь-то и начнется наступление на базовые основы демократии, покушение на судебную систему, усиление религиозного диктата и т.п. Сложившийся после выборов расклад сил, напоминают они, вполне позволяет лидерам ультраортодкосов и религиозных сионистов провести те реформы, которые они посчитают нужными. Тем более, что и внутри «Ликуда» у них хватает для этого союзников. И есть, по сути, только один человек, который может умерить их аппетиты – будущий премьер-министр Биньямин Нетаниягу. Внезапно ставшим очень дорогим для недавних его критиков человеком.

Некоторые из них уже высказали предположение, что, возможно, Яиру Лапиду, Бени Ганцу и прочим не стоило так упорствовать с принципом «только не Биби», а повести себя как прагматики и согласиться на вхождение в широкое правительство с «Ликудом» — и тогда многие страхи левых исчезли бы как сон, как утренний туман. Как выяснилось, к такому же мнению склоняются и многие избиратели партий, составлявших «правительство перемен» — согласно опросам, 61% из них считают такой шаг вполне оправданным. Депутат Юлия Малиновская (НДИ) даже сообщила, что со стороны Нетаниягу предпринимались попытки зазвать оппонентов в свою коалицию, но они были гордо отвергнуты. Впрочем, иронично настроенные обозреватели поспешили отметить, что вряд ли подобные предложения адресовались НДИ, которой заказан путь в любую коалицию с участием религиозных партий.

Будучи прекрасно осведомленным о том, какие планы лелеют его партнеры по коалиции и разделив их для самого себя на реалистичные и утопические, а то и просто опасные для будущего страны, Нетаниягу начал новую политическую партию с несколько неожиданного хода: он предложил лидерам своего блока в ускоренном темпе сформировать правительство, а уже затем заключить коалиционные соглашения. Это давало бы новому премьеру огромную свободу маневра: усевшиеся в министерские кресла политики вряд ли согласились бы их оттуда вытаскивать, а потому Нетаниягу было бы куда легче навязывать им свои условия при заключении коалиционных соглашений.

Однако лидеры «Ционут а-дати» и «Яадут а-Тора» прекрасно поняли, что речь идет о ловушке, и наряду с перечислением тех портфелей, которые они хотели бы получить выдвинули целый пакет требований, включающих законопроекты, которые, по их мнению, следует провести в первую очередь.

Главным из них, без сомнения, стал закон о преодолении («итгабрут») вето БАГАЦа и лишения высшей судебной инстанции права отменять принятые кнессетом законы. «Не будет закона об «итгабруте», не будет и коалиции!» — подчеркнули, как в «Ционут адати», так и в «Яадут а-Тора» под молчаливое одобрение, как минимум, половины депутатов от «Ликуда».

Если религиозным сионистам этот закон необходим, чтобы продвигать инициативы, связанные с развитием поселенческого движения, то ортодоксам – для проведения устраивающей их версии закона о призыве ешиботников в армию. При этом лидеры харедим подчеркнули, что отнюдь не собираются представлять версию закона, освобождающую всех учащихся ешив от воинской службы – нет, они прекрасно чувствуют общественные настроения, уже дозрели до мысли, что какая-то часть харедимной молодежи должна служить, и потому закон будет сбалансированным – в отличие от той его радикальной версии, которую предлагали партии НДИ или «Еш атид».

Стоит отметить, что о необходимости принятия такого закона говорится давно, причем отнюдь не только представителями правых взглядов. На ненормальность ситуации, при которой БАГАЦ вместо того, чтобы судить по законам, объявляет их недействительными не раз обращали внимание бывшие министры юстиции Даниэль Фридман и Хаим Рамон, а также многие видные израильские юристы. В последнее время споры между сторонниками такого закона сосредоточились вокруг вопроса о том, сколько голосов депутатов достаточно, чтобы преодолеть решение БАГАЦа – 70 или 90? Однако в ходе начавшихся после выборов переговоров с Нетаниягу новый лидер «Яхадут а-Тора» рав Ицхак Гольдкнопф заявил, что его фракция будет настаивать на версии, по которой для этого будет достаточно 61 голоса.

Бецалель Смотрич, похоже, придерживается по данному вопросу того же мнения. И, вдобавок, требует расширить комиссию по выбору судей за счет введения в нее трех депутатов кнессета, а также лишить входящих в эту комиссию судей права вето. Что, по сути, будет означать мини-революцию в данном вопросе. Не отказался Смотрич и от своих планов по изменению законодательства, включая исключение из законодательного кодекса понятия «обман общественного доверия».

Однако очень скоро стало ясно, что Биньямин Нетаниягу считает эти предложения слишком радикальными. Вопреки предсказаниям многих обозревателей, в его планы отнюдь не входит не только прекращение собственного судебного процесса, но и вообще сколько-нибудь серьезный конфликт с судебной системой. И даже закон об «итграбруте», не говоря уже обо всем остальном, он намерен провести в «облегченной форме», достигнув по данному вопросу консенсуса с судьями.

Именно с этим в правом лагере связывают отказ Нетаниягу предоставить Смотричу или кому-то из его соратников (например, Симхе Ротману) портфель министра юстиции. Однако поняв, что Нетаниягу не готов на серьезную реформу судебной системы, другой ее сторонник, второй номер в «Ликуде» Яир Левин также отказался от портфеля министра юстиции, и это стало для Нетаниягу серьезным ударом.

Двойственная позиция будущего премьера по отношению к реформе судебной системе стала первым, но, похоже, увы не последним разочарованием в нем его ближайших сподвижников.

Нетаниягу явно не проявил энтузиазма и по поводу предложения Бецалеля Смотрича вернуть закон о возвращении к его первоначальной формулировке, то есть исключить из него пункт о праве на репатриацию внуков евреев. Как выяснилось, если Смотрича волнует тот факт, что данный пункт приводит к резкому увеличению нееврейского и зачастую вообще не имеющего какой-либо ментальной связи с еврейством населения страны, то Нетаниягу в первую очередь заботит, как такой шаг будет воспринят евреями в США.

Что касается требований ШАС и «Яадут а-Тора» об отмене введенного дополнительного налога на одноразовую посуду и сладкие напитки, то они, вероятнее всего, будут приняты, и уже после этого нас ждет обещающая также быть жаркой битва за министерские портфели.

Несмотря на однозначность итогов выборов, все формальности и приличия соблюдены. Официально результаты выборов были представлены президенту Ицхаку Герцогу только в среду, 9 ноября. В тот же день он начал консультации с лидерами всех прошедших в кнессет партий, после завершения которых президент назовет имя кандидата в премьер-министры, предоставит ему 28 дней на формирование правительства.

Соблюдение формальностей еще раз подтвердило, что от «коалиции перемен» не осталось и тени. Только лидер «Аводы» Мераб Михаэли, чье дальнейшее пребывание на этом посту под вопросом, сообщила о готовности порекомендовать лидера «Еш атид» Яира Лапида на пост главы правительства. Лидеры НДИ и «Маханэ мамлахти» в эти игры играть отказались и сообщили, что не намерены рекомендовать кого-либо на пост премьера. Помимо всего прочего, это позволяет предположить, что никакой выступающей по всем вопросам единой оппозиции на этот раз не будет. С учетом весомого преимущества право-религиозного лагеря этот момент сегодня не столь существенен, но в то же время избавляет будущую коалицию от лишней головной боли.

Как уже говорилось, Нетаниягу де-факто начал коалиционные переговоры сразу после выборов, но официально они стартовали в иерусалимской гостинице «Леонардо» пару дней назад.

Первую встречу сразу по оглашению окончательных итогов голосования, будущий премьер провел с Арье Дери, являющимся самым опытным на сегодняшний день израильским политиком. Дери было предложено выбрать любой портфель, включая пост главы Минфина, но он остался при прежних предпочтениях – ШАС намерен получить МВД, Министерство по делам Галилеи, Негева и периферии, Министерство соцобеспечения, а также Министерство по делам религий. Таким образом, эта партия еще раз доказала, что на первом месте для нее интересы ее избирателей, и нет сомнений, что она получит все или почти все, что требует – поскольку эти требования явно в пределах разумного.

Осталась верна себе и партия «Яадут а-Тора», заявившая о претензиях на посты главы финансовой комиссии, министра строительства (с включением в Министерство Земельного управления) и Минздрав.

Аппетиты Бецалеля Смотрича и Итамара Бен-Гвира, решивших на данном этапе сохранить блок, оказались куда большими – среди министерств, на которые они претендуют были названы и Минфин, Минюст, и Минпрос, и Министерство обороны, и Министерство внутренней безопасности. Все это явно противоречит видению Биньямина Нетаниягу о том, кто должен находиться на этих постах. К примеру, тот же Бецалель Смотрич, по его мнению, лучше всего подходит на пост министра транспорта.

А ведь есть еще входящий в блок «Ционут а-дати» лидер партии «Ноам» Ави Маоз, угрожающий выйти из коалиции, если Нетаниягу не удовлетворить его требования об удалении из школы сотен антисионистских и антиеврейских проектов, инициированных в системе образования предыдущим правительством. И хотя сами эти предложения не так уж плохи, но уж больно одиозная он личность, этот Маоз.

Одновременно и внутри «Ликуда» возрастает напряжение и подковерная борьба за министерские посты – прежде всего, между новичками и старой партийной гвардией, отодвинутой на последних праймериз во вторую десятку. К примеру, на пост министра финансов претендуют сразу трое – Исраэль Кац, Эли Коэн и Нир Баркат, и трудно сказать, кто из них лучший. О желании получить в свои руки Министерство обороны заявили Ави Дихтер и Йоав Галант, и снова послужной список того и другого делает их равными кандидатами. А ведь есть еще Мири Регев, которая не прочь заняться Министерством транспорта, но в итоге, похоже, под возмущенные крики оппозиции станет министром просвещения.

Словом, теперь после выборов Биньямину Нетаниягу предстоит куда более сложная задача, чем одержать на них победу – сложить коалиционный пасьянс из тех, кто ему эту победу обеспечил. При этом он, похоже, во-первых, не оставляет надежды на расширение коалиции, а потому намерен попридержать часть портфелей, а во-вторых, по своему обыкновению, оставить себе контроль над Минфином, выведя из него бюджетный отдел в ведение Министерства главы правительства.

Если Нетаниягу удастся осуществить все задуманное, и в ближайшее время он представит новое правительство, которое сможет продержаться полную каденцию. Однако израильская политика поистине непредсказуема, и потому вплоть до последней минуты в ней может случиться всякое. Но именно этим она и интересна.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s