ИЗРАИЛЬСКАЯ ПАНОРАМА

Опубликовал(а)

А У НАС В КВАРТИРЕ ГАЗ

Думается, мало кто будет спорить с тем, что нет ничего очаровательнее Европы перед рождеством. Многие израильтяне специально отправляются в Италию, Австрию, Чехию, Венгрию и другие страны примерно в середине декабря. Цена на авиабилеты на эти недели еще дешевы, а во всех европейских городах начались праздничные распродажи, уже поставлены новогодние елки и на залитых огнями улицах допоздна бурлит жизнь…

Но, судя по всему, в этом году европейские города и веси будут выглядеть совсем иначе. Стоит вспомнить, что 40% природного газа, которым пользовались европейцы, поступали из России, а наложенные на РФ после начала войны санкции привели к тому, что цена газа с начала года выросла на 500%.

В связи с этим почти во всех странах Европы вводятся жесткие меры по экономии электричества. Установлены жесткие границы использования кондиционеров как на холод, так и на тепло; решено отказаться от подогрева бассейнов; свернуть некоторые особо энергоемкие отрасли промышленности и, понятное дело, резко сократить расходы на освещение улиц. Так что Европа медленно, но верно погружается во тьму, что практически никак не сказалось на нашей жизни в Израиле.

И тут самое время вспомнить, какие громы и молнии метали в свое время тогдашний лидер «Аводы» Шели Ехимович, депутат Моси Раз (МЕРЕЦ) и другие видные представители левого лагеря сначала по поводу «планов по хищническому освоению израильских газовых месторождений, являющихся общенациональным достоянием», а затем по долгосрочному соглашению с газодобывающими корпорациями, которые якобы будут продавать газ государству по «грабительским ценам». Именно благодаря этому соглашению закупочная цена газа для государства Израиль составляет сегодня 4.5 шекеля за кубометр, и будет оставаться такой еще очень долго. Так что если в ближайшей перспективе и будет какое-то повышение цен на газ и электричество, то компании будут здесь совсем ни при чем.

— Не секрет, что в последние годы страны ЕС делали ставку на новые, экологически чистые источники энергии и призывали мир, включая Израиль, отказаться от использования природного газа, — говорит гендиректор газодобывающей компании «Нью-Мед Энержи» (в недавнем прошлом она называлась «Делек кидухим») Йоси Абу. – Сегодня стала окончательно ясна вся утопичность, оторванность от реальности этих планов, а также тот факт, что природный газ является в наши дни самым выгодным и, как ни странно, это прозвучит, самым экологически чистым источником энергии. Это ни в коем случае не означает, что не нужно искать более чистые и экономически выгодные энергоносители. Наоборот, наша компания как раз очень активно работает в этом направлении. Но давайте будем откровенны: подлинно революционного прорыва в этой области до сих пор не произошло. Предлагаемые сегодня «зеленые» технологии, во-первых, для самого их производства требуют задействования крайне энергоемких и загрязняющих окружающую среду производственных процессов, а во-вторых, малоэффективны и зависят от погоды. Последний момент еще больше ставит под сомнение целесообразность их использования в эпоху глобального потепления климата. Таким образом, сегодня Европа расплачивается отчасти и за ошибочную, изначально ирреальную стратегию в области развития энергетики. Война в Украине лишь с предельной ясностью показала эту ошибочность, и не более того.

Кстати, стоит вспомнить, что в 2012 году в Израиле были люди, готовые ради своих политических амбиций оставить обнаруженный у наших берегов газ глубоко под водой и землей. Только жесткая и, одновременно, очень конструктивная позиция, занятая тогда Биньямином Нетаниягу и министром энергетики Ювалем Штайницем, предотвратила ту страшную энергетическую катастрофу, в которой мог бы оказаться сегодня Израиль. В итоге мы не только избежали этой катастрофы, но и на глазах становимся все более важным игроком на международном энергетическом рынке. Израиль сегодня покрывает не только свои потребности в газе, но и потребности Иордании и Египта. Были бы нормальные отношения с Ливаном – и жителям этой страны не пришлось бы пользоваться электричеством не более 2-3 часов в день, как это происходит сегодня.

Газовые компании от концессии на разработку газа по оценкам некоторых экономистов достигают 50% от прибыли — таких условий добычи нет больше нигде в мире – именно против этого и выступали в свое время оппоненты Нетаниягу.

— Хочу напомнить, — ответил на это гендиректор «Нью-Мед Энержи», — что государство Израиль не вложило ни шекеля в поиск газовых месторождений. Поиск велся исключительно на деньги частных компаний на условии, что мы, дескать, вам разрешаем искать, но помогать в этом никак не намерены. Если не найдете, значит, потеряете деньги, а если найдете – обсудим, как делить прибыль. Затем государство не вложило ни шекеля в создание инфраструктуры по добыче и транспортировке газа на берег. В итоге с момента поиска и до начала поставок газа частные компании вложили порядка 10 млрд. шекелей. Таким образом, сегодня доход от добычи газа распределяется следующим образом: 33% идет на погашение инвестиций, а остальные 67% делятся поровну между государством и компаниями. И это уже принесло государству миллиарды шекелей – при том, что на запланированный максимальный уровень добычи газа компании еще не вышли.

По словам Йоси Абу, в последнее время в Израиль поступают просьбы об экстренной поставке газа из многих стран Европы и Азии. Некоторые страны рассчитывают, что израильский газ начнет поступать к ним уже этой зимой, хотя пока трудно сказать, насколько это практически реализуемо.

В настоящее время рассматривается возможность прокладки дополнительной ветки газопровода из Израиля в Египет – к расположенным там заводам по сжижению газа, чтобы уже затем оттуда на танкерах доставлять этот газ во все уголки планеты. Взвешивается также возможность строительства таких заводов в Израиле. Это, безусловно, принесет газодобывающим компаниям и вместе с ними государству дополнительные прибыли, но прежде, чем начать их получать, надо вложить в эти проекты не менее $5 млрд.

В связи с этим перед Йоси Абу и другими «капитанами большого бизнеса» встает вопрос, а что будет, если еще до того, как они вложат эти $5 млрд., война в Украине закончится, поставки газа из России возобновятся и, соответственно, цены на него резко поползут вниз? Не окажутся ли тогда эти деньги «выброшенными на ветер»?

Но, по оценкам экспертов, практически при любом развитии событий санкции с России будут сняты еще очень нескоро, а цены на газ на мировом рынке если и упадут, то не ниже той, что была в начале марта нынешнего года, но и такая цена является для Израиля очень даже выгодной.

Кстати, объем разведанных у берегов Израиля запасов газа с лихвой хватит более, чем на 30 лет. Однако геологи уверены, что у наших берегов есть и другие, куда более богатые месторождения газа, а, возможно, и нефти.

На вопрос как он относится к грядущему подписанию договора между Израилем и Ливаном о разделе прибылей от месторождения Кариш, Йоси Абу ответил:

— Мне бы не хотелось влезать в вопросы геополитики, но хочу напомнить, что именно мы открыли это месторождение, и мы его освоили. А потому есть в этом договоре некий неприятный запашок. Возникает ощущение, что Израиль капитулировал перед шантажом всем известной террористической организации и поступился своим суверенитетом. Но хочется верить, что в этом соглашении будут учтены все интересы Израиля, даны международные гарантии их защиты, и он будет отвечать всем международным нормам.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕЧАТНИК

Ровно за три недели до парламентских выборов типография Центризбиркома начинает печатать избирательные бюллетени.

Процесс это, надо заметить, необычайно трудоемкий и ответственный. Все бюллетени должны быть одного размера в длину и ширину с точностью до десятых долей миллиметра – те из них, которые не соответствуют стандартному размеру, будут признаны недействительными. Они должны быть напечатаны не просто на одном и том же виде бумаги, но и на бумаге из одной партии – чтобы полностью совпадали по цветовому оттенку. На бюллетенях не должно быть ни одной грамматической ошибки, какого-либо типографского брака и т.д.

Согласно закону, должно быть отпечатано равное количество бюллетеней всех партий, участвующих в выборах, независимо от того, насколько мандатов они претендуют и претендуют ли на них вообще. Все пачки с бюллетенями должны быть пронумерованы, и на каждый избирательный участок также должно быть доставлено равное число бюллетеней всех партий.

Все эти меры призваны помочь отличить подлинные бюллетени от фальшивок, если кто-то попытается вбросить последние на избирательные участки (а такие случаи бывали, в том числе и на прошлых выборах). И вот уже 25 лет за печать избирательных бюллетеней и другой печатной продукции Центризбиркома отвечает Шломо Бен-Эзри. Не так давно Шломо вышел на пенсию, собирался свободное время посвящать внукам, и никак не чаял, что в течение трех лет ему придется четырежды стоять у печатной машины ЦИКа.

— В феврале 1973 года я демобилизовался из армии и устроился в «Правительственную типографию», находящуюся в ведении Минфина, — рассказывает Шломо. – А спустя полгода началась война. Я оказался на самой передовой, затем с тяжелыми ожогами 8 месяцев провел в больнице, а когда выписался, у меня было появилось несколько заманчивых предложений по поводу работы. Но я решил остаться в типографии – просто потому, что люблю эту работу. Люблю запах типографской краски, шум печатных машин, шелест бумаги. Люблю чувство причастности к чему-то очень значимому.

В 1995 году Шломо Бен-Эзри после основной работы в главной типографии государства начала работать в типографии ЦИКа, и с тех пор в качестве «главного печатника» принимал участие во всех выборах.

— На самом деле в предвыборный период в типографии ЦИКа печатаются не только избирательные бюллетени, — рассказывает Шломо. – Надо отпечатать повестки для избирателей, инструкции для населения и для работников избирательных участков, бланки протоколов их работы и подсчета голосов и т.д. Словом, это настоящее море документов, и почти каждый из них подчиняется очень жестким стандартам. И я отвечаю за то, чтобы продукция нашей типографии соответствовала этим стандартам – по размерам, качеству печати, качеству бумаги и т.д. Я же выполняю роль корректора – последнего, кто проверяет те же избирательные бюллетени на предмет наличия орфографических и других ошибок. И было несколько случаев, когда прямо перед запуском печати я обнаруживал ошибку и требовал ее исправить.

Одно Шломо Бен-Эзри знает точно: это – последние выборы, в которых он участвует в качестве печатника.

— Мне 70 лет, недавно я перенес операцию на открытом сердце. Пора уже на покой. Да и неправильно это, что выборы происходят так часто, — говорит он.

Чтобы вы представили объем работы, которую делает Шломо Бен-Эзри, скажем, что в преддверии предыдущих выборов он отпечатал 293 млн. предвыборных бюллетеней. В выборах 2022 года число участников увеличилось, да и населения прибавилось, так что и бюллетеней отпечатано куда больше.

ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ

В Израиле в последнее время можно встретить во дворах домов, в торговых центрах, промзонах, скверах и парках группы людей, которые собираются вне помещений для совместной молитвы. Они собираются изо дня в день обычно в одни и те же часы, так что, пожалуй, уже можно говорить о новом для Израиля явлении – молитвах евреев под открытым небом. И нам остается только гадать, к каким переменам это может привести в будущем.

Преподаватель политологии колледжа «Тель-Хай» Тамар Ариэли, заинтересовавшись этим новшеством, решила провести небольшое исследование, в ходе которого обнаружила такие группы в Раанане, Модиине, Мизкерет-Батье, Петах-Тикве, Рамат-Гане, Кирьят-Гате, Кирьят-Шмоне, Бейт-Шемеше, Яд-Биньямине. От себя добавим, что они в немалом числе имеются и в Холоне, Бат-Яме, Тель-Авиве, Ришон ле-Ционе, само собой, в Иерусалиме и наверняка во многих других городах.

— Понятно, что причиной появления вот таких «уличных миньянов» стала эпидемия коронавируса, — говорит доктор Ариэли. – В период локдаунов, когда все синагоги были закрыты, верующие стали стихийно собираться сначала возле синагог, а затем во дворах домов и где придется. Постепенно образовались постоянные миньяны, но самое интересное заключается в том, что, хотя синагоги давно открыты и все ограничения на молитву в них сняты, эти миньяны продолжают собираться. Больше того: они растут, по сути дела, превратились в своего рода «уличные синагоги», в которых ежедневно собирается несколько десятков молящихся.

По словам д-ра Ариэли, появление таких синагог произвело явные перемены в израильском обществе, а вот положительные они или отрицательные, зависит от того, кто их оценивает.

Начнем с того, что, как правило, эти синагоги не делятся на ашкеназские и сефардские, представители всех общин молятся здесь бок о бок, каждый по своему молитвеннику, но общий «нусах», то есть стиль молитвы, задает хазан. Есть уличные синагоги, в которых «нусах» регулярно меняется, и всех это устраивает, так что на наших глазах принадлежность к той или иной общине или течению в иудаизме становится чем-то не имеющим значения, и это, безусловно, стоит приветствовать.

Второе очень ощутимое отличие уличных синагог, особенно тех, что «работают» и по субботам заключается в отсутствии перегородки между женским и мужским отделением. То есть перегородка как бы сохраняется, но она невидимая: женщины стоят отдельно от мужчин. Или сидят – так как во многих дворовых синагогах для молящихся на время молитвы выносят стулья.

Но само отсутствие перегородки при соблюдении разделения, по мнению, д-ра Ариэли порождает новую реальность. К примеру, во время молитвы под открытым небом женщине, которой после болезни или избавления от какой-то опасности, нужно привлечь внимание габая, чтобы прочесть благословение «Биркат гомель». Да и вообще с «невидимой перегородкой» женщины чувствуют себя зачастую куда более полноценными участниками молитвы, чем с видимой.

Наконец, нельзя обратить внимание на то, что уличные синагоги значительно изменили сам контингент молящихся.

— Давайте называть вещи своими именами, — говорит доктор Тамар Ариэли. – Обычно в синагоги ежедневно ходят только те, кто определяет себя в опросах как «хареди» или «ортодокс». Те, кто считает себя «просто религиозными» посещают синагоги обычно только по субботам, а «соблюдающие традиции» — на новомесячия или по праздникам. Многим из этих людей просто лень или по тем или иным причинам тяжело ежедневно ходить в синагогу. Но когда миньян собирается рядом с домом или местом работы, они обычно к нему присоединяются. Больше того: очень часто в такие миньяны вливаются те, кто вырос в религиозной семье, но затем отошел от исполнения заповедей. Или даже просто светские подростки 16-18 лет – обычно те, кто принадлежит к традиционалистским кругам общества. Таким образом, число соблюдающих традиции, благодаря таким синагогам явно выросло.

Автор этих строк знаком с организаторами нескольких таких уличных миньянов, один из которых собирается во дворе соседнего дома.

— Да, конечно, все началось в период пика эпидемии коронавируса, — рассказывает «габай» такой дворовой синагоги Ариэль Ханукаев. – Это как раз тот случай, когда проклятие в итоге обернулось благословением. Синагоги были закрыты, но хотя бы по субботам хотелось помолиться в миньяне, так мы и начали собираться прямо во дворе дома. Сначала с трудом набирали необходимые десять мужчин, а сейчас ежедневно на «минху» и «маарив» собирается больше 15 человек, а на вечернюю субботнюю молитву едва не вдовое больше.

— А почему бы не вернуться в обычную синагогу?

— Да мы как-то уже привыкли молиться на улице. Понятно, что в субботу утром идем в синагогу, а в остальное время зачем? Все соседи, все друг друга знаем, и обстановка семейная – в пятницу вечером жены и дочери усаживаются позади. Ты их видишь, и на душе теплее становится. По субботам во дворе иногда делаем утренний кидуш для всех желающих. Вообще, молитва во дворе очень сдружила людей в доме.

— И что, все соседи довольны?

— Скажем так: были в начале трения. Нас обвиняли в том, что в пятницу вечером мы слишком громко поем. Была и парочка очень бурных скандалов – в основном, в период локдаунов, когда мы и утреннюю субботнюю молитву проводили во дворе. Но тогда мы договорились, что в субботу утром будем начинать молитву не в половине восьмого, а в половине девятого, и это, похоже, всех устроило. А в пятницу вечером стараемся чуть понижать тон. Хотя, когда поем гимн «Леха, доди» («Пойдем, мой друг!») на ашкеназский мотив, это нравится даже нашим местным борцам с религией.

Еще один такой миньян возник в расположенном неподалеку торговом центре. В половине второго все хозяева местных магазинчиков, парикмахерских и мастерских надевают кипы и выстраиваются на минху. И тут я могу подтвердить верность наблюдений д-ра Ариэли: некоторые присоединились к молитве совсем недавно, видимо, поддавшись общему настроению. Ну, а саму молитву ведет то работник мясного магазинчика, то владелец галантерейного магазина, и потому каждый день одни и те же слова молитвы звучат чуть по-разному. И всех это вполне устраивает.

В заключение отметим, что некоторые социологи видят в появлении уличных синагог углубление процесса радикализации израильского общества: соблюдающие традиции соблюдают их все ревностнее, и переходят в категорию «религиозных», а вот противники «религиозного диктата» все более открыто демонстрируют свой антиклерикализм. Доказательством этого стал недавний Судный день в Тель-Авиве, в который по городу ездило немало машин, а некоторые жители демонстративно жарили шашлыки неподалёку от синагог.

ЧТО ИМЯ?

Необычайно громким скандалом завершилось последнее заседание Государственной комиссии по наименованию, хотя поначалу всем казалось, что речь идет о чисто технических вопросах, так что члены комиссии в течение часа утвердят большинством голосов новые названия ряда перекрестков и разойдутся по домам.

В повестке дня комиссии было три пункта: утверждение названия «Цомет Шило» за перекрестком, расположенным возле одноименного поселения; названия «Цомет Авот» за перекрестком в районе Хеврона (за которым, как известно, в еврейской традиции закрепилось название «ир а-авот» — «город праотцов») и названия «Цомет Рийхан», находящегося у КПП Рийхан.

Тут надо на минуту остановиться и объяснить, что в комиссию по наименованию, помимо представителей различных общественных организаций, входят еще и два представителя правительства. В начале года в качестве таких представителей были введены Ишай Сарид и Йофи Тирош.

Обе эти фигуры замечательны сами по себе. Было бы нелепо отрицать, что Ишай Сарид, сын покойного лидера партии МЕРЕЦ Йоси Сарида, является великолепным писателем, чей «Лимасол» и другие романы читаются на едином дыхании. Преподавательница юридического факультета доктор Йофи Тирош является известной феминистской, правозащитницей и разработчиком ряда законопроектов, принятых в прошлом кнессетом от имени тех или иных депутатов. Одной из проблем является то, что оба представителя правительства в комиссии придерживаются одних и тех же, крайне левых политических взглядов.

Скандал на последнем заседании комиссии вспыхнул уже в первые его минуты. Не успел председатель зачитать повестку дня, как Сарид и Тирош заявили, что настаивают на отмене голосования по данным вопросам, так как проведения данного заседания незаконны, как минимум, по двум причинам.

Первая из этих причин состояла в том, что Ишай Сарид и Йофи Тирош вообще усомнились в праве комиссии давать какие-либо названия объектам, расположенным в Иудее и Самарии, то есть, по их мнению, «на оккупированной территории».

Вторая заключалась в вопросе, не является ли закрепление еврейских названий на территориях с арабским населением проявлением расизма и апартеида? Два уважаемых члена комиссии считают, что если уж и давать какие-то названия перекресткам, населенным пунктам, улицам и всему прочему в этом районе, то только арабские.

Страсти на заседании начали накаляться, но дело в том, что без того, чтобы за предлагаемые новые названия проголосовал бы хотя бы один из представителей правительства, утвердить их невозможно, и потому комиссия в итоге была вынуждена согласиться с предложением Сарида и Тирош отправить вопрос на рассмотрение юридического советника правительства.

Вероятнее всего, это затянет присвоение названий на несколько месяцев, а между тем, как объясняют сами жители Иудеи и Самарии, речь идет отнюдь не о неком теоретическом, а о вполне практическом вопросе: новые названия наносятся как на бумажную, так и на электронную карту, на основе которой работают навигаторы, и с ними как евреям, так и арабам куда легче ориентироваться на местности.

Но одновременно многие члены комиссии не скрывают озабоченности тем, что это может остановить то, что палестинцы называют «иудеизацией исконных арабских земель», а евреи – «восстановлением исторической истины и справедливости». Не исключено, что юридический советник правительства решит просто ничего не решать и оставить все, как есть. Но и то, и другое решение, говорят в Совете поселений, однозначно станет победой левого лагеря. Сама передача вопроса о названии перекрестка на рассмотрение юридического советника, по мнению поселенцев абсурдна, так как это не входит в сферу его компетенции.

В заключение добавим, что споры вокруг названий тех или иных районов, дорожных развязок, поселков и т.д. вспыхивали и в прошлом. Так, в 1967-68 гг. понадобилась массированная общественная кампания, чтобы заставить СМИ и госучреждения отказаться от термина «Западный берег» и заменить его сначала на «Иудею и Эфраим», а затем на «Иудею и Самарию».

В 1981 году комиссия по наименованиям отказалась утверждать за новым поселком название Неве-Цуф и предложила название «Халамиш» — под тем предлогом, что танахическое поселение Неве-Цуф располагалось в несколько ином месте. Основатели поселения оспорили решение комиссии в БАГАЦе, и последний тогда вынес решение в их пользу.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s