ИЗРАИЛЬСКАЯ ПАНОРАМА

Опубликовал(а)

БЕН-ГУРИОН В ТАПОЧКАХ

В Тель-авивском доме-музее Давида Бен-Гуриона открылась выставка его одежды и личных вещей, которые до сих пор были скрыты от широкой публики. Да что там от публики – даже сотрудники музея не имели о них никакого представления. Но в дни локдаунов, когда музей был закрыт, они решили, наконец, заглянуть в платяные шкафы, и обнаружили там множество предметов одежды первого премьер-министра Израиля, которые он носил в самые разные периоды жизни, начиная с первых десятилетий ХХ века.

Была там и знаменитая феска, которую Бен-Гурион, тогда еще называвшийся Давидом Грином, носил в годы Первой мировой войны во время учебы в Стамбуле, и две оксфордские академические шапочки надетые на него на церемонии вручения почетной докторской степени, а также домашние халаты, туфли, купальный костюм, костюм цвета хаки, множество рубашек, галстуков, брюк, шортов и целый склад выходных костюмов темно-серого или черного цвета, что невольно наводит на мысль, что Старик был немалым щеголем и придавал немалое значение тому, как он одет. Вся одежда, кстати, была в отличном состоянии, несмотря на то что со смерти ее хозяина прошло больше 50 лет – в то время умели шить вещи так, чтобы их можно было носить всю жизнь, да еще и оставить наследникам.

— Нет, Бен-Гурион, безусловно не был модником в современном смысле слова. Слова «мода» и «Израиль» в первые десятилетия существования еврейского государства были вообще несовместимы. Так что, если бы его заподозрили в том, что он гонится за модой, Старик наверняка бы обиделся, — говорит одна из авторов новой экспозиции Нога Элиаш-Залманович. – Вместе с тем в представлении того поколения, к которому он относился, существовали очень четкие стандарты одежды – была рабочая одежда, предназначавшаяся на каждый день, специальная одежда для рабочих собраний, для встреч в неформальной обстановке, одежда «на выход» для тех или иных мероприятий, причем очень многое зависело от характера мероприятия и т.д. В разных ситуациях действовал свой дресс-код, которому надо было обязательно следовать, и потому, как ни странно, это прозвучит, у жителей подмандатной Палестины, а затем и Израиля в период его становления было довольно много одежды, и Бен-Гурион в этом смысле не был исключением.

Кроме того, ему приходилось часто выезжать на различные международные форумы, а здесь встречаться с англичанами, для которых было чрезвычайно важно то, как одет их собеседник. Поэтому на каждую такую встречу будущий первый лидер еврейского государства тщательно подбирал костюм, рубашку и галстук.

Думаю, в выборе одежды ему часто помогала его Поля – в одном из писем, посланных ей из-за границы, он сообщает, что следует ее совету, и каждый день меняет рубашку и даже описывает, какую именно он надел в тот или иной день.

Словом, он не был «модником», но, безусловно, знал силу одежды и в значительной степени задавал тон того, что можно называть «израильской модой 1930-50-х годов». К примеру, в 1948 году не было никакой официальной формы ЦАХАЛа – люди приходили в военкоматы, кто в чем мог, и также отправлялись в бой. Бен-Гурион приказал раздать ту униформу, которая осталась на складе британской армии, и сам стал повсюду в ней появляться, хотя и не имел никакого воинского звания, и потому в Израиле стала очень популярной одежда цвета хаки.

Сотрудники музея говорят, что тем, кто посетит эту выставку, представится уникальная возможность представить Давида Бен-Гуриона в домашней обстановке, в одном из множества его халатов и в тапочках – судя по всему, он любил дома расслабиться и почувствовать себя обычным человеком.

Представлена на выставке и национальная одежда Мьянмы – ее сшили по специальному заказу Старика перед его визитом в Бирму, так как ему хотелось продемонстрировать уважение к местным обычаям.

Отыскался в шкафу и талит Бен-Гуриона, причем, судя по внешнему виду, хозяин пользовался им довольно часто. Разумеется, Бен-Гурион не был религиозным человеком, но известно, что на встречи с известными раввинами он обязательно надевал кипу – опять-таки, чтобы подчеркнуть свое уважением к еврейской традиции и лично к собеседнику. А вот талит он надевал и в самом деле достаточно часто по той причине, что его часто приглашали быть «сандаком» на обрезании и он, как правило, не отказывал. Почти все мужчины киббуца Сде-Бокер, родившиеся в период жизни там Старика, были обрезаны у него на коленях. А в 1951 году он специально отправился в Эйлат, чтобы стать сандаком первого родившегося в городе ребенка.

СЕМЕЙНЫЙ ПОДРЯД

Недавно в ЦАХАЛе состоялась церемония окончания курсов старших офицеров, по окончании которого все его курсанты были повышены в звании до подполковника. Среди надевших новые погоны были и супруги А., подлинные личные данные которых запрещены к публикации. Надо заметить, что пар, в которых оба супруга одновременно служат в ЦАХАЛе, в Израиле немного, но они есть. Но вот чтобы муж и жена были ровесниками, да еще и в одном, причем достаточно высоком звании — случай и в самом деле уникальный. И останавливаться на достигнутом оба не собираются – каждый уже мечтает о генеральских погонах.

Кстати, познакомились А. и А. совершенно случайно на вечеринке у друзей, не имеющих никакого отношения к их службе. Обоим было тогда чуть за двадцать, он служил в спецподразделении ВМФ, а она – техником на базе ВВС. Слово за слово, и выяснилось, что у обоих предки из Грузии, причем были в свое время хорошо знакомы: прадед спецназовца А. был тем самым раввином, который ставил хупу бабушке и дедушке понравившейся ему девушки с авиабазы. Ну, а дальше, как вы понимаете, была любовь.

— Когда оба влюбленных служат в армии, да еще в столь разных родах войск, это, конечно, нелегко, — признается А. – Бывали периоды, когда мы не виделись друг с другом неделями, порой и по месяцу, но это в итоге оказалось отличной проверкой наших чувств. И они ее выдержали! Когда нам было по 25, мы поженились. Оба к тому времени окончили офицерские курсы, я стала командиром школы для техников-новобранцев, а про то, чем занимался муж, рассказывать нельзя.

Сказать, что дальше было легко, тоже не могу. Но в первые месяцы после свадьбы нам разрешили пожить на базе ВВС, дали там небольшую квартирку, и мы были счастливы до невозможности. И, несмотря на все трудности, связанные со службой, родили трех детей.

Следующий виток в карьере А. произошел, когда она решила перевестись с должности командира школы техников на административную работу – стала заниматься решением личных проблем военнослужащих базы. В первую очередь, разумеется, солдат-одиночек и тех, у кого было сложное положение в семье.

— Мне нравилась эта работа, — признается А. – Во-первых, потому, что я понимала ее важность: в свое время, сразу после репатриации родителей у нас в семье был очень тяжелый период, и, хотя я была тогда совсем маленькой, я его помню. А во-вторых, я вообще люблю помогать людям, менять их судьбу к лучшему, если это в моих силах. Ну, а мужа к тому времени перевели на работу в оперативный штаб ВМФ.

По окончании продолжавшихся несколько месяцев курсов А. получил должность начальника одного из отделов оперативного штаба ВМФ, а его жена – пост административного директора одной из баз ВВС в центре страны. Так как рабочий день на этом посту ненормированный, то А. опять дали квартиру на базе.

— Таким образом, круг замкнулся, и, хотя нам уже по 34 года, у нас снова своего рода медовый месяц, — смеется А. – Впрочем, и время на курсах было замечательным. Мы шли по разным программам, но время от времени были совместные лекции, на которых мы встречались. Так как почти никто из курсантов поначалу не знал, что мы супруги, то некоторые подумали, что муж меня домогается и предупредили его, что это может плохо кончиться.

На вопрос о том, как при такой служебной нагрузке они умудряются растить троих детей, А. отвечает, что все очень просто.

— У нас просто героические дедушки и бабушки с обеих сторон, — объясняет она. – Хотя, конечно, мы используем любую возможность, чтобы побыть с детьми.

ДЕЛО В КУБЕ

Недавно в спортзале «а-Бразили» в Реховоте состоялся чемпионат Израиля по спидкубингу – скоростной сборке «кубика Рубика». К сожалению, это мероприятие осталось почти незамеченным ни в большинстве израильских СМИ, ни даже в интернет-пространстве. И это безумно жаль, так как речь идет не только о необычайно увлекательной, но и хорошо развивающей мышление головоломке, которая год от года в Израиле становится все популярнее.

Как многие помнят, когда «кубик Рубика» впервые появился в СССР, то мгновенно захватил внимание миллионов. Было это во второй половине 1970-х годов. В журнале «Наука и жизнь» даже появилась специальная рубрика, рассказывающая о том, как складывать различные комбинации, чтобы вернуть кубик в состояние, когда все 9 квадратиков на каждой грани будут одного цвета. Фанаты такой сборки, большинство которых составляли подростки, отдавали этому занятию целые часы, нередко занимаясь спидкубингом во время уроков под партой.

В тоже время достать его в свободной продаже в то время было невозможно, и кубики Рубика привозили обычно туристы, побывавшие в Венгрии или других странах соцлагеря, а затем продавали за 5-10 рублей – немалые по тем временам деньги. Только в начале 1980-х годов стали появляться относительно дешевые кубики советского производства, но и они были в дефиците, так что, к примеру, кубик считался в те годы отличным подарком на день рождения.

Потом появились самые различные вариации кубика Рубика – в виде пирамиды, сферы и даже звезды, а также с фигурами на гранях, которую надо было собрать наряду с квадратиками одного цвета. И, наконец, в различных странах начали проходить чемпионаты по спидкубингу, а затем дело дошло и до чемпионатов Европы, Азии и мира.

Сегодня такие чемпионаты проводятся в 4-х категориях скоростной сборки различных вариантов кубика (2Х2Х2, 3Х3Х3, 4х4х4, 5х5х5, 6х6х6 и 7х7х7); скоростной сборке классического кубика 3х3х3 одной рукой; сборка вариантов 3х3х3, 4х4х4, 5х5х5 вслепую и сборка классического кубика одной ногой.

В Израиле первый чемпионат по спидкубингу прошел в 2000 году в Институте Вейцмана, и с тех пор они стали традиционными. Нынешний чемпионат собрал 250 участников, среди которых, к сожалению организаторов, оказалось только 15 «женщин» в возрасте от 6 до 16 лет. Организаторы решили исключить из соревнований сборку ногой, но решили добавить «коллективную сборку», при которой каждый участник команды должен не просто собрать заданную ему комбинацию кубика, но и затем команда должна сложить из них определенную фигуру. Новинка оказалась популярной, и в чемпионате приняло участие 17 команд. Участники чемпионата сложили из 1300 кубиков Рубика огромный портрет скончавшегося на днях певца Цвики Пика.

— Сегодня Израиль переживает настоящий бум увлечения кубиком Рубика, — рассказал официальный представитель компании «Рубикс» Хагай Шафир. – Продажи всех видов кубика постоянно растут, и в связи с перебоями в портах то и дело возникает их дефицит. Росту популярности головоломки, вне сомнения, способствовали два фактора: эпидемия коронавируса и появление в социальной сети «Тик-Ток» тысяч роликов, показывающих, как их авторы собирают кубик Рубика. Сейчас появилась новинка – кубик, на котором цвет каждого маленького куба появляется только при прикосновении к нему, при воздействии тепла человеческого тела. Мы заказали партию в несколько тысяч штук, и, думаю, она разойдется за пару часов. Что касается наших ближайших целей, то мы хотим добиться, чтобы в следующем году чемпионат мира по спидкубингу прошел в Израиле. Предыдущий проходил во Франции…

Одним из самых заметных участников чемпионата Израиля был 37-летний программист Амит Шефер, являющийся также официальным представителем нашей страны во Всемирной ассоциации спидкубинга (WCA), а также обладателем одной из самых больших коллекций кубика Рубика в Израиле.

— Как и все, я познакомился с кубиком Рубика еще во время учебы в школе, но тогда у меня почему-то не очень получалось его складывать, и я забросил это дело, — говорит Амит. – Но затем была служба в армии, надо было чем-то занимать себя в свободное время, и я стал крутить кубик. И вдруг у меня стало получаться! Я понял, что это одновременно и отличная зарядка для ума. С тех пор я занимаюсь спидкубингом постоянно. Если я работаю из дома – а в последнее время это происходит часто – то непременно улучаю пару минут посреди работы, чтобы собрать кубик. Весь мой рабочий стол уставлен различными видами кубика Рубика, а в моем кабинете они лежат на всех полках. Сейчас кубик начала собирать моя трехлетняя дочка. Но у нее это пока не очень получается, и она то и дело подходит ко мне и говорит: «Папа, помоги!».

Амит, считающийся одним из лучших спидкубистов страны, решил принять участие в чемпионате в двух категориях: сборке кубика из 16 и 49 частей.

Еще одним именитым участником чемпионата является житель кибуца Мизра Амит Шхори (23). По его словам, он увлекается спидкубингом с 13 лет, и в 2014 году побил рекорд Израиля по сборке кубика ногой, в 2016 – по сборке одной рукой, а в 2017 занял второе место на чемпионате Израиля и принял участие в чемпионате мира.

По словам Шхори, он заразил своим увлечением многих друзей, и все они сейчас являются членами многочисленного сообщества израильских фанатов «кубика Рубика». «Это и в самом деле необычайно развивает мышление, причем в самых различных планах», — говорит Амит.

На чемпионат прибыло и немало семейных команд. Удалось переговорить с одной из них – адвокатом Иланом Милером (47) и его сыновьями Даниэлем (11) и Адамом (7).

Для семьи Милер все началось в Пурим 2020 года, когда учившийся в третьем классе Даниэль решил сделать себе из картона маскарадный костюм в виде кубика Рубика. Когда костюм был готов, мальчик неожиданно сказал: «Если я теперь «кубик Рубика», то мне нужен еще и сам кубик!». Кубик был куплен, и с тех пор все Милеры, включая младшего, увлеклись процессом его сборки. Они соревнуются в спидкубинге друг с другом, смотрят множество роликов и читают посвященную ему литературу (а ее, оказывается, немало!) и постоянно самосовершенствуются.

Кстати, немногие знают, что сборка кубика считается и отличным занятием для пожилых людей – это и развлечение, и одновременно отличный способ поддерживать в форме быстроту мышления. И этим, говоря словами товарища Саахова, заниматься никогда не поздно и никогда не рано.

ИЗМЕНА — НЕ ПОВОД

БАГАЦ постановил, что супружеская измена – не повод для того, чтобы отказать женщине при разводе в праве на ее долю совместного имущества. Даже в том случае, если это имущество было приобретено супругом еще до брака. Данное решение стало прецедентным, и теперь судьи опираются на него при вынесении вердикта по похожим делам.

Одно из таких дел недавно рассматривалось в Ашдодском суде по семейным делам.

Суть истории такова: в 2011 году молодой человек приобрел квартиру в этом замечательном городе у моря. Основную стоимость покупки он оплатил из собственных сбережений, так что ипотечная ссуда ему понадобилась лишь для покрытия 20% ее стоимости. В 2013 году герой этой истории женился, и молодая пара въехала в его квартиру. А в мае 2019 года, придя домой, он застал супругу в постели с другим мужчиной.

Дальше, как понимает читатель, начался бракоразводной процесс, в ходе которого обманутый супруг заявил, что квартира является его полной собственностью, и изменница не имеет на нее никаких прав.

Но женщина, как и ожидалось, не согласилась с этим утверждением и оспорила его в суде по семейным вопросам. В своем иске она заявила, что до того печального случая, когда муж не вовремя пришел с работы, все у них было общим, и она тоже немало вложила в эту квартиру. В частности, перед тем, как они в нее въехали, пришлось сделать почти капитальный ремонт, и делался он на те деньги, которые они получили в качестве свадебных подарков, а значит, в равной степени принадлежали им обоим. Кроме того, после свадьбы ее отец подарил им новую кухню стоимостью 33 000 шекелей.

Муж в ответ на это заметил, что никакого капитального ремонта квартиры после свадьбы не было и в помине, а был самый обычный ремонт, который он делал с друзьями, а все необходимые для ремонта материалы купил тогда его отец. Кроме того, он (возможно, напрасно!) упомянул в суде о том, что измена супруги нанесла ему столь сильную душевную рану, что он до сих пор не может прийти в себя. И потому сама мысль о том, что эта женщина может получить часть квартиры, доставшейся ему тяжелым трудом, причиняет ему еще большую боль.

Однако судья Офра Гай посчитал по-другому. Она повторила формулировку БАГАЦа о том, что сексуальное поведение никак не может влиять на рассмотрение вопросов об имущественных правах, и постановила, что квартира, хотя и была куплена до свадьбы, должна быть разделена между супругами поровну.

Свое столь странное решение судья Гай обосновала несколькими факторами.

Во-первых, у женщины нет своей квартиры – не может же она после развода остаться без крыши над головой.

Во-вторых, все представленные суду факты свидетельствуют о том, что супруги и в самом деле вели хозяйство совместно, у них был даже общий счет, а значит женщина участвовала в выплате взятой на квартиру машканты, пусть даже та и составляла 20% от ее стоимости.

Ну и в-третьих, как вообще ответчику не стыдно обижать женщину?! А так как он кругом неправ, то должен выплатить своей уже бывшей супруге 10 000 шекелей судебных издержек.

Бурные, продолжительные аплодисменты…

* * *

Высший суд справедливости поставил сегодня точку в многолетней тяжбе, будоражившей умы юристов, «тайных» гомосексуалистов и их потенциальных жен.

Эта история началась в конце 2000-х годов. 20-летняя девушка из религиозной и очень состоятельной семьи приехала в Израиль из США на поиски жениха. Ее познакомили со сравнительно молодым (слегка за тридцать) человеком с кипой на голове, утверждавшем, что хочет строить семейную жизнь «по Торе».

Молодые люди понравились друг другу, сочетались браком, в последующие годы у них родились три дочери. Однако в 2015 году супруги внезапно разошлись после того, как женщина обнаружила, что муж изменял ей… с мужчинами. Начался бракоразводный процесс в раввинатском суде, и параллельно бывшая жена с бывшей тещей подали иск против мужчины на 5 млн. шекелей в суд по семейным вопросам.

В иске утверждалось, что мужчина смошенничал, не поставив в известность невесту о своей половой ориентации. Истицы утверждали, что жених намеренно производил на них впечатление «гетеросексуала и религиозного человека», в то время как на самом деле был «гомосексуалистом и изменщиком, женившимся с одной лишь целью – завладеть состоянием невесты».

В требование о компенсации были включены и свадебные расходы, стоимость проживания матери на съемной квартире в Израиле во время подготовки к хупе, расходы на психологические сеансы, которые женщина посещает после тех событий, и т. п.

ПРОЩАЙ, «ПИНГВИН»!

Пройдет совсем немного времени – четыре месяца, и в Нагарии закроется один из самых популярных ресторанов страны – «Пингвин», бывшим в течение многих лет излюбленным местом не только жителей этого города, но и многих известных певцов, актеров, журналистов и политиков. Нередко для того, чтобы побывать в «Пингвине», в Нагарию приезжали не только жители Акко, Хайфы и ее пригородов, но и из Гуш-Дана. Неудивительно, что сообщение о закрытии этого заведения в какой-то момент оказалось в центре внимания всех СМИ.

По словам совладельца «Пингвина», 75-летнего Илана Оппенгеймера, решение закрыть кафе никак не связано с тем, что у него возникли какие-то экономические трудности.

— Мы процветали и продолжаем процветать, — говорит Илан. – По субботам у нас бывает за день не меньше 300 клиентов, а в другие дни даже больше. Но моя бабушка правильно говорила, что бизнес надо закрывать, когда он находится на подъеме, а не на спаде. До последнего времени я управлял рестораном вместе с сестрой Ханой, которая старше меня на 10 лет. У нас отличные отношения, и полное взаимопонимание по всем вопросам. Но годы берут свое, пришло время отойти от дел, а опыт любого ресторанного бизнеса показывает, что он обычно кончается на третьем поколении. У Ханы – двое детей, у меня – трое, а ведь есть еще и внуки! Но 5 человек не могут на равных владеть тем или иным делом и принимать правильные решения по его развитию. Между ними непременно начнутся разногласия, которые перейдут в острые раздоры, и ради сохранения мира в нашей семье мы решили пойти на такой шаг.

И, честно говоря, даже не ожидали, что будет такая реакция. За последние дни мы получили на сайт «Пингвина» тысячи писем с выражением сожаления по поводу нашего решения. Многие говорят, что без нашего кафе Нагария станет другим городом; вспоминают о том, что именно у нас они познакомились с супругами, отмечали дни рождения и другие семейные торжества.

Конечно, когда Илан Оппенгеймер произносит все эти слова, он немного лукавит. Немалую роль в закрытии «Кафе Пингвин» сыграло то, что в последнее время население Нагарии стало более религиозным, и даже светские его жители зачастую предпочитают кошерные рестораны и кафе. Больше того – многие из его близких друзей и их дети вдруг стали соблюдать заповеди кашрута, но вот сделать свое заведение кошерным Илан не согласился. Для него это принципиально, и в последние годы «Пингвин» оставался практически единственным заведением общепита в городе, которое работает по субботам и декларирует, что в нем готовятся некошерные блюда. Закрывается ресторан лишь на 4 дня в году – накануне Рош а-Шана, в Йом-Кипур, День Катастрофы и в вечер Дня Памяти павших воинов.

Сама история «Пингвина», безусловно, заслуживает того, чтобы быть рассказанной.

Этот ресторан был основан отцом Илана, Эрнстом Оппенгеймером, владевшим в довоенной Германии большим магазином модной одежды. Чтобы привлечь клиентов, Эрнст купил только что изобретенную механическую кофеварку, и дамы в перерывах между примерками могли там выпить чашечку кофе. В 1936 году семья Оппенгеймеров успела перебраться в подмандатную Палестину, где Эрнст поначалу решил заняться сельским хозяйством – сажать морковь. Вот только посадил он ее совсем не так, как нужно, первый же год пролетел и понял, что работа на земле не для него. «Что ж, — сказал он себе, — там я варил кофе, можно попробовать заняться этим и здесь».

Зная, что многие выходцы из Германии обосновались в Нагарии, он купил в 1940 году на оставшиеся из привезенных из Германии денег небольшой павильон на улице Гинатон – центральной улице Нагарии – и решил создать здесь маленькое, на полтора десятка столиков, но настоящее европейское кафе. И спрос на это заведение оказался таким большим, что очень скоро Эрнсту пришлось его значительно расширить. Свое название — «Пингвин» — кафе получило по имени известного немецкого книжного издательства: Эрнст Оппенгеймер был не только бизнесменом, но и заядлым книгочеем, и особенно любил книги «Пингвина».

Правда, вопреки ожиданиям Оппенгеймера, первыми завсегдатаями «Пингвина» оказались не его бывшие земляки, а британские офицеры. Затем к ним подтянулись командиры Хаганы (еврейского сопротивления), активно действовавшие в этом районе. Они же направили в «Пингвин» красивых девушек, которые должны были проводить время с англичанами, выпытывая у них сведения о ближайших планах, знание которых давало Хагане немалую свободу маневра. Один из английских офицеров, посещавших «Пингвин», был уличен в выдаче своей еврейской пассии какой-то страшной военной тайны и разжалован в рядовые. Все это не очень нравилось Эрнсту, но возражать он не посмел.

После Войны за Независимость «Пингвин» расцвел еще больше. Рядом с расширившимся павильоном появился просторный крытый палисадник, в котором при необходимости можно было разместить столики на 800 гостей – идеальное место для проведения семейных торжеств. Здесь же Эрнст Оппенгеймер первым в Израиле посадил клубнику, и гостям подавались свежие, только что собранные ягоды. Уже затем, с его легкой руки, клубника распространилась по всему Израилю. И все это время Илан был на подхвате у отца и бабушки с дедушкой – собирал в ящики пустые бутылки, ту же клубнику, и так, постепенно, знакомился со всеми нюансами этого непростого бизнеса.

Кроме того, по понятиям Эрнста, в ресторане должна была быть живая музыка. И не просто музыка – он хотел, чтобы люди шли в ресторан не только за едой, а как на концерт. И потому в один прекрасный день Эрнст Оппенгеймер отправился в Тель-Авив, в кафе «Нога», где, как он знал, одним из завсегдатаев был дирижер оркестра ВВС ЦАХАЛа Эрих Тайх. Тайх свел Оппегеймера с ведущими артистами и музыкантами Израиля, и в результате среди выступавших с концертами в «Пингвине» оказались тогда только начинавшие свою карьеру такие звезды израильского кино и эстрады, как Шайке Офир, Ури Зоар, Арик Лави, Яффа Яркони, трио «а-Гагаш а-хивер» («Слепой следопыт») и др. Выступали здесь и популярные ансамбли из США и Европы.

Уже в 1960-х годах в «Пингвине» стала собираться вся израильская богема, здесь постоянно бывали Давид Бен-Гурион, Ицхак Бен-Цви, Ицхак Рабин, Моше Даян и многие другие видные политики и военачальники. Так как во время всех войн, которые приходилось вести Израилю, в Нагарии располагался главный командный пункт Севера страны, то здесь постоянно обретался весь генералитет ЦАХАЛа, и нередко именно в «Пингвине» проходили неформальные совещания штаба Северного округа, а то и Генштаба.

Сюда же считалось обязательным привести на званых обед всех видных гостей страны. Например, когда в 1964 году в Израиле снимался фильм «Юдифь», в кафе привезли поужинать исполнителей главных ролей – Софи Лорен, Джеки Хокинса и Питера Финча.

— Можно только представить, что было, если бы это произошло сегодня! – говорит Илан Оппенгеймер. – набежали бы папарацци, Лорен и Пинча со всех сторон обступили с мобильными телефонами, чтобы сфотографировать, а еще лучше – сфотографироваться вместе с ними. Но тогда израильтяне были куда более интеллигентными, чем сегодня. Артисты вошли в кафе, сели за столик, и, хотя их, конечно, тут же узнали, никто из сидевших даже бровью не повел – все продолжили есть и разговаривать как ни в чем ни бывало, поскольку так требовали правила приличия. Недавно компания «Штраус» попросила меня организовать ужин для их гостей – известных американских актеров, прибывших, чтобы сниматься в их рекламе. Но у меня к этому времени уже был печальный опыт таких мероприятий, и я отказался – сказал, что не хочу, чтобы толпа разнесла мне ресторан и проломила крышу.

В начале 1970-х Илан, решивший принять у отца бизнес, поехал в Германию изучать ресторанное дело. Он начал работать в одном из ресторанов крупной сети, и за год с небольшим продвинулся от официанта до управляющего этим филиалом, а затем стал и одним из менеджеров всей сети, включавшей в себя 24 ресторана. В 1972 году, в дни Мюнхенской Олимпиады, он, благодаря связям отца, получил от тогдашнего руководителя службы новостей израильского ТВ Дана Шилона повязку VIP-гостя, дававшую право свободно проходить на любые соревнования и мероприятия. Он был вместе с другом на дискотеке, когда прозвучало сообщение о взятии в заложники израильских спортсменов. После этого Илан понял, что пришло время возвращаться на родину. «Это – та травма, которую я пронес через всю жизнь», — признается он.

С тех пор, в течение 50 лет Илан Оппенгеймер руководит «Пингвином» вместе с сестрой Ханой. И, само собой, все это время рядом с ним была его жена Михаэль. «Ресторанный бизнес – это работа днем и ночью, которая выматывает тебя до предела, и очень важно, чтобы у тебя был в тылу теплый дом, где тебя любят и ждут в любое время суток», — говорит он. Будучи искусным кулинаром, Оппенгеймер придумал немало новых рецептов, самым популярным из которых остается кофе «Илан» — крепкий экспресс-кофе с молоком и взбитыми сливками.

За эти годы Илан успел многое сделать и для родного города. В частности, в 1987 году он разработал концепцию развития набережной Нагарии на протяжении всего побережья города и сумел увлечь ею тогдашнего мэра Хаима Левака. Таким образом, чрезвычайно популярная как у горожан, так и у туристов набережная с ее множеством различных аттракционов и ресторанчиков является в определенном смысле слова детищем Илана Оппенгеймера.

И вот сейчас история «Пингвина» подходит к концу. Но в любом случае это была увлекательная история.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s