ПЕРЕГОВОРЫ С ИРАНОМ

Опубликовал(а)

4 августа в австрийской столице возобновились переговоры между западными странами, с одной стороны, и Ираном, с другой. Тема все та же, что и была уже несколько лет, — предотвратить создание Исламской Республикой атомной бомбы. Компромисса достигнуть до сих пор не удалось, и перспективы мрачные и неясные. В таком же духе выдержаны и комментарии политиков. Директор Международного агентства по атомной энергии Рафаэль Гросси подчеркнул 2 августа, что ядерная программа Ирана «продвигается очень, очень быстро» и что «хороших слов» недостаточно. Последняя часть реплики относилась, очевидно, к сделанному днем раньше заявлению главы Организации по атомной энергии Ирана Мохаммеда Эслами о том, что его страна обладает техническими возможностями для создания атомной бомбы, однако не собирается этого делать.

Второго же августа резкими выпадами по поводу потенциальных новых санкций со стороны Соединенных Штатов отметился и иранский министр иностранных дел Хосейн Амир Абдоллахиян. «Я хотел бы указать, что в ответ на эти американские действия Иран вчера вечером приступил к подаче газа в сотни центрифуг нового поколения», — заявил он в интервью иранской информационной компании Press TV. Им необходимо отказаться от своих чрезмерных требований, продолжил он. «Мы – народ логики и диалога и серьезно хотим добиться солидного соглашения, но если американцы хотят идти по этому пути, то наши руки не будут связаны». В подтверждение сему израильская газета The Jerusalem Post поместила информацию о видеоролике, который подготовила компания, связанной с иранским Корпусом стражей исламской революции.

иранский министр иностранных дел Хосейн Амир Абдоллахиян

Названный «Когда проснутся спящие ядерные боеголовки Ирана», этот видеоролик предрекает, что «если США или сионистский режим допустят любую глупую ошибку», иранцы «со скоростью огня» создадут ядерное оружие и что иранские баллистические ракеты – намек на иранскую космическую программу — «превратят Нью-Йорк в руины ада». «Ядерный объект Фордо построен глубоко под горами и защищен от бетонобойных бомб и даже ядерного взрыва» — утверждается в этом видео. Он будет продолжать функционировать, даже если другой известный иранский объект, находящийся в Натанзе, выйдет из строя в результате бомбардировки.

Так как же поведет себя Иран, если его ядерные мощности будут атакованы? Этому вопросу посвящена статья «Тегеран: на следующий день» (Tehran, the Day After), помещенная в последнем выпуске журнала National Review за июль с.г. Ее авторы – Руэл Марк Герехт, бывший аналитик ЦРУ, а ныне старший сотрудник Foundation of Defense of Democracies (Вашингтон), и Рэй Такей, также старший сотрудник Council of Foreign Relations (Нью-Йорк).

И вот едва ли не первая цитата: «Иранская атомная программа продолжает прогрессировать, и шансы на новую ядерную сделку, которая бы ее существенно ограничивала, весьма низки, но ни Израиль, ни Америка не выглядят настроенными на удар по Ирану». Ранее был момент, когда израильская армия могла бы уничтожить иранскую ядерную инфраструктуру и обслуживающий ее персонал, — еще до того как Ираном были созданы передовые центрифуги. Но тогда, 12 лет назад, кабинет министров отказался поддержать премьер-министра Биби Нетяниягу и министра обороны Эхуда Барака, которые хотели атаковать Иран. А сейчас ни политики, ни летчики Израиля не уверены, что подобная атака может оказаться эффективной.

По мнению Герехта и Такея, «темпы нанесения ударов по иранским интересам в регионе за последние два года, включая убийства внутри Ирана, свидетельствуют больше о повышении конвенционального уровня противостояния. Подобные акции призваны сигнализировать Тегерану, что его ядерные достижения не помешают Израилю атаковать клерикальный режим. Но это наступательное поведение Иерусалима не равнозначно подготовке к превентивной атаке, а напротив, есть признание того, что он потерпел неудачу в своем стремлении остановить ядерные амбиции упомянутого режима».

Тем не менее – это может измениться. Не исключено, что в какой-то момент провокаций иранского режима как против Израиля, так и против евреев в других странах мира, станет слишком много, и те в еврейском государстве, кто все еще готовы действовать решительно, могут взять верх.

И то же верно для Соединенных Штатов. Предположим, что верховный лидер Али Хаменеи вдруг сморозит монументальную глупость и санкционирует мегатеракт против американцев. Пусть на протяжении многих лет Вашингтон – и при демократах, и при республиканцах – оставлял иранский террор без должного ответа, в том числе в Ираке, когда от действий боевиков, спонсированных Ираном, погибло немало американских солдат. Между тем у Али Хаменеи, неуклонно выигрывавшего долгую борьбу со Штатами за иранский ядерный проект, явно развился синдром победителя. И если он вдруг захочет еще раз на этом сыграть и много американцев погибнет, то двухпартийная оппозиция в Конгрессе очередному военному вторжению на Средний Восток может испариться.

Итак, задаются вопросом Руэл Марк Герехт и Рэй Такей, выдержит ли иранская политическая система возможный рейд Израиля или Америки против его ядерных объектов? Если это сделает Израиль и сделает успешно, то режим потеряет лицо. Разве не твердят безостановочно руководители Ирана, и в том числе Корпуса стражей исламской революции, что сионисты не посмеют поднять руку на их святая святых? Да, это был бы полный конфуз. Одно дело, если бы такое сотворил Большой Сатана, сверхдержава и все прочее, но претерпеть унижение от Малого Сатаны – даже слов нет.

Нет сомнения, что верные революции силы будут охвачены негодованием в случае бомбардировки Фордо и Натанза. Запад, однако, преувеличивает готовность иранцев сплотиться вокруг знамени после американского или израильского удара. Иранцы, подчеркивают американские эксперты, не роботы, это древний и сложный народ, который одновременно ненавидит и первых, и вторых, и третьих. Так, в 2009 году Тегеран сотрясли массовые демонстрации продемократического Зеленого Движения, а в 2017 и 2019 годах выступления против правящей элиты, вызвавшие жестокие репрессии, прокатились уже по всей стране. Герехт и Такей сравнивают их с подъемом глубинных вод гнева против клерикальных властей, накопившегося за 40 лет.

Авторы статьи «Тегеран: на следующий день» напоминают, что поражение Ирана в ирано-иракской войне 1980-1988 гг. отнюдь не побудило иранцев воспылать любовью к теократии. Напротив, они стали размышлять над тем, почему же все не так пошло в самой войне. Почему, например, не было заключено перемирие в 1982 году, когда иранским войскам удалось отбить город Хорремшехр? Потому что аятоллы решили развить успех, свергнуть Саддама Хусейна и распространить на Ирак исламскую революцию. «Для родителей, которые потеряли своих сыновей в 1982-1988 годах, эта война вошла в историю как приговор государству, для которого главным является экспорт его идей». Ритуальные празднества в честь якобы победы Ирана в этом конфликте остаются пустым звуком для миллионов тех, чьи близкие погибли или были искалечены на войне, вызывающей в памяти Западный Фронт периода первой мировой.

Главным героем официальной пропаганды в Иране был и остается генерал Касем Сулеймани. Утверждается, что именно он одержал победу над американцами в Ираке, перехитрил ИГИЛ и водрузил флаг Исламской Республики от трущоб Бейрута до горных деревень Йемена. 3 января 2020 года Сулеймани был убит американским дроном. Его смерть была использована режимом для организации многоготысячных манифестаций по всей стране. Казалось бы, скорбь по иконическому генералу охватила весь народ, даже заядлых противников режима. Но видимость единения длилась недолго. 8 января стражи революции ошибочно сбили вылетевший из Тегерана в Киев украинский пассажирский «Боинг». Тогда погибли 176 человек. Иранская улица и университетские кампусы взорвались от возмущения. «Они (власти) лгут, что наш враг – Америка. Наш враг – здесь!» — скандировали протестующие. Хотя порядок и был восстановлен с помощью грубой силы, но сам эпизод показал, сколь непрочными стали взаимоотношения между государством и обществом: даже иностранную агрессию правительство не сумело обратить в свою пользу.

Сегодня теократическое государство лишено надежной избирательной базы, не говоря уже о убедительной концепции правления. Протесты вспыхивают во всех сегментах общества. Бедные, которые раньше были опорой режима, переходят в ряды недовольных. Экономика благоприятствует только тем, у кого есть связи, и коррупция пронизывает все и вся. Хаменеи и его союзники уже и не делают вид, будто их интересует поддержка со стороны общества. Выборы, которые раньше предполагали по меньшей мере видимость альтернативы, превратились в штампование решений, принятых Хаменеи и его ближним кругом. Явка избирателей, даже когда режим ее подстегивает, резко упала. Все, что контролируют муллы, это органы безопасности.

Руэл Марк Герехт и Рэй Такей приходят к выводу, что если израильтянам или американцам удастся унизить Хаменеи и Корпус стражей революции, то это породит цепную реакцию, которая в состоянии серьезно ослабить режим. Гнев, говорят американские эксперты, уже не поднимается в Исламской Республике постепенно, он взрывается мгновенно и повсюду. Сценарий быстро нарастающих протестов после бомбардировки маловероятен, учитывая беспощадность правящего полицейского государства, но и исключать его полностью тоже нельзя. Но крайне маловероятно и обратное – то, что акция против ядерных объектов Ирана вызовет скачок в поддержке народом теократической системы. Слишком глубоко укоренилось в нем отвращение к муллам.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s