ПРЕДВЫБОРНАЯ КАМПАНИЯ

Опубликовал(а)

Предвыборная кампания в Израиле набирает обороты, у действующих депутатов почти не осталось времени, чтобы заявить о своем переходе из одной партии в другую с сохранением финансирования, уже грянули первые предвыборные обвинения и скандалы, в партиях идет подготовка к праймериз.

Произошел целый ряд политических отставок. Самой значимой из них, вне сомнения, стала отставка Нафтали Беннета, который заявил о своем уходе из политики, но идет ли речь о временном или постоянном шаге из его речи так и осталось неясным. Вскоре выяснилось, что Беннет ушел по-английски: он намерен оставаться в должности альтернативного премьера с сохранением всех льгот и зарплаты до тех пор, пока Яир Лапид будет возглавлять переходное правительство. При этом Беннет явно надеется, что пребывание лидера «Еш атид» затянется, как минимум на полгода, и тогда он наберет необходимые 18 месяцев на посту премьера, чтобы иметь право на личный офис, водителя, штат сотрудников и прочие привилегии, полагающемуся бывшему главе правительства. То, что эти привилегии будут стоить налогоплательщику порядка 5 млн. шекелей в год, его явно не волнует.

Прощаясь, Нафтали Беннет сообщил, что передает ключи от партии своей верной соратнице Айелет Шакед, но по меткому замечанию одного из обозревателей, это было все равно, что передать ключи от машины, поставленной на кирпичи со снятыми колесами – сегодня совершенно неясно, какая публика готова голосовать за «Ямину», и пройдет ли она электоральный барьер.

В «Ликуде» об уходе из политики и желании «подышать чистым воздухом» объявил Юваль Штайниц, занимавший в прошлом посты главы Минфина, Министерства энергетики и Министерства разведки. Это, безусловно, потеря для партии, так как Штайниц, возможно, не был самым популярным депутатом, но всем своим обликом и поведением олицетворял ту самую интеллигентность, которой часто не хватает другим его соратникам по партии.

Юваль Штайниц

Кроме того, принимаемые им решения отличались обычно взвешенностью, и при этом он при необходимости умел жестко отстаивать свою позицию и интересы страны – вспомним хотя бы те бои, которые он вел за рамочное соглашение по газу.

В левом лагере ощутимой потерей стал уход министра от партии МЕРЕЦ Исауйи Фрейджа, привлекавшего к этой партии немало голосов молодежи арабского сектора. Этот уход стал прямым следствием его конфликта с лидером партии Ницаном Горовицем, которому он на прощание посоветовал, как можно скорее подать в отставку.

Главным в начинающейся предвыборной кампании, безусловно, станет противостояние между Биньямином Нетаниягу и Яиром Лапидом, и, по общему мнению обозревателей, Нетаниягу это, по меньшей мере, очень тревожит.

Он прекрасно знает, какие огромные возможности предоставляет действующему премьеру административный ресурс и Лапид, вне сомнения, попытается использовать его на все 100%, чтобы увеличить как свою личную популярность, так и популярность «Еш атид», и это может принести ему на выборах дополнительно от одного до трех мандатов, которые и станут решающими. В сущности, он уже начал использовать этот ресурс: произнес вполне достойную речь, вступая на пост премьера, совершил успешный визит в Париж, принял в Иерусалиме Джо Байдена.

В окружении действующего премьера говорят, что его рабочий дневник заполнен до отказа вплоть до дня выборов, и почти каждое запланированное мероприятие должно приносить ему дополнительные политические очки.

Нетаниягу же теперь не остается ничего другого, как нарастить активность в социальных сетях и увеличить количество встреч с избирателями, но это все равно что отвечать стрельбой из ружья на стрельбу из пушки. Этим и объясняется иск, поданный «Ликудом» на днях в Центризбирком с требованием обеспечить равный баланс времени появления на экране лидерам двух противостоящих блоков. Однако сами податели иска понимают, что это невозможно: даже если установить ограничения на политические заявления, нельзя ограничить публикацию новостей, имеющих общегосударственное значение – сообщения об официальных визитах и сопровождающих их встречах, решениях кабинета и т.п., а потому Лапид в любом случае будет куда чаще появляться на экране и в сводках новостей, чем Нетаниягу.

В связи с этим лидер «Ликуда» решил сменить тактику и постарается позиционировать себя как необычайно взвешенного, избегающего острых высказываний государственного деятеля. Такие же требования он предъявляет и к кандидатам в депутаты своей партии. Не случайно пресс-служба «Ликуда» провела инструктаж всех членов фракции о том, что и в какой форме им следует говорить. Суть инструктажа сводилась к словам: «Критиковать можно все, но не слишком резко, тщательно выбирая выражения». Примером нового взвешенного подхода к словам, возможно, стоит считать последнее заявление бывшего министра юстиции Амира Оханы, по словам которого «юридическая система страны тяжело больна, и как только мы вернемся к власти, займемся ее лечением. В том числе –закон, который положит конец законодательной деятельности судей БАГАЦа».

В самом «Ликуде», с одной стороны, вроде бы царит единство, а с другой — разброд и шатание. Дата праймериз еще не назначена, поскольку вопрос заключается в том, в каком формате их проводить. Ряд действующих депутатов настаивают на том, чтобы им дали баллотироваться не в общем списке, а по округам, так как это резко повышает их шансы продвинуться вперед. Другие предлагают вообще оставить первые 30 мест в списке без изменений, а праймериз проводить только по последующим – видимо, опасаясь конкуренции со стороны тех новичков и бывших депутатов, которые намерены потеснить их в списке. А таких хватает. О своем намерении снова побороться за пост депутата «Ликуда» уже заявил Моше Фейглин. Вне сомнения будет бороться за него Тали Плосков. Соответствующее заявление сделал и набравший в последние годы популярность у правонастроенной публики Михаил Лобовиков.

Михаил Лобовиков

Словом, всех желающих сразу не упомнишь, но трудно забыть, что о намерении баллотироваться в депутаты «Ликуда» заявила и экс-судья Эти Крайф, уволенная со своего поста в связи с подозрениями по делу о сексуальной взятке. Трудно сказать, зачем «Ликуду» такой депутат, но Крайф явно хочется в кнессет. А тут еще, видимо, надо будет подумать о бронировании мест для оставивших «Ямину» Ури Орбаха и Идит Сильман.

Что касается «Ямины», то по всем опросам эта партия находится на грани электорального барьера, и ее новому лидеру Айелет Шакед следует для начала решить, на какого избирателя для прохождения в кнессет ей стоит сделать ставку.

Айелет Шакед

Похоже, Шакед склоняется к тому, чтобы обращаться по-прежнему к сторонникам религиозного сионизма и поддерживающему эту часть общества светскому населению – иначе трудно объяснить, почему сразу после роспуска кнессета она встретилась с равом Друкманом, самой авторитетной на сегодняшний день фигурой у «вязанных кип». Кроме того, ей нужно разобраться с тем, что происходит в ее собственной партии. Бывший министр по делам религии Матан Кахана явно колеблется в вопросе остаться ли ему в «Ямине» или перейти в «Кахоль-лаван». Времени для принятия решения у него почти не остается, и возможно, он сообщит о том, что же он решил уже на днях.

Некоторые обозреватели предполагают, что в итоге Шакед может пойти на создание блока с «Ликудом». Это, вне сомнения, приведет к потере части голосов, но в итоге несколько усилит «Ликуд», дав ему возможность сформировать правительство, а заодно гарантирует той же Шакед место в кнессете следующего созыва.

Еще один удар по единству правого блока нанес Итамар Бен-Гвир: он уже уведомил Центризбирком о выходе его партии «Оцма иегудит» из блока с «Ционут а-датит». Понятно, что речь идет о тактическом ходе: Бен-Гвир намерен добиться у Бецалеля Смотрича больших квот в новом списке. Но ведь они могут и не договориться.

Непростое решение, судя по всему, придется принять и лидеру «Тиква хадаша» Гидеону Саару: его фракция также оказалась на грани электорального барьера и для выживания ей, возможно, придется с кем-то объединиться. Но после того, как Айелет Шакед предельно ясно заявила о поддержке лагеря Нетаниягу, создание блока с «Яминой» стало для Саара невозможным, и теперь речь идет о кооперации с «Кахоль-лаван». Присоединение Саара, по мнению ряда политологов, позволит Бени Ганцу позиционировать свою партию как правоцентристскую, легко договориться с уставшими сидеть в оппозиции религиозными партиями (что не дано ни «Еш атид», ни НДИ) и претендовать на пост премьера.

Непростая борьба развернулась и на самом левом фланге израильской политики, известный своими скандальными высказываниями Яир Голан решил выдвинуть свою кандидатуру на пост лидера партии МЕРЕЦ. Это означает, что МЕРЕЦ может еще больше сдвинуться влево, окончательно перейдя на постсионистские позиции.

Между тем, гендиректор партии «Авода» Эран Хермони решил выступить против Мерав Михаэли в борьбе за пост лидера. Причем Хермони утверждает, что намерен «вернуть «Аводу» на путь Рабина – на позиции сионизма, в левый центр», то есть развернуть ее в сторону, прямо противоположную той, в которую вела «Аводу» этот год Михаэли.

Но Яир Голан уже заявил, что в случае своей победы на праймериз будет готов создать блок с «Аводой», «но не любой ценой», дав понять, что с Хермони ему совсем не по пути.

Как сложится дальнейшая судьба двух левых партий, также балансирующих на грани вылета из кнессета, покажет время. Но уже понятно, что в ближайшем будущем мы можем стать свидетелями целого ряда интересных событий, включая и появление новых политических партий. В том числе, и возглавляемых русскоязычными лидерами.

Пока, если относить «Ямину» к право-религиозному блоку, последний по опросам вполне может набрать до 63 мандатов, но зыбкость и недостоверность данных опросов общеизвестна. А до экзамена на избирательных участках еще ой как далеко…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s