БОРИС ДЖОНСОН: ОТСТАВКА ИГРОКА

Опубликовал(а)

Британский премьер-министр Борис Джонсон подал в отставку. Кое-кто жалеет об уходе яркого, своеобразного популиста, а кое-кто ворчит, что он «слишком поздно спохватился». За его спиной в Соединённом Королевстве остаётся настоящий хаос.
Прав был Дэвид Кэмерон, экс-премьер Её Величества, настолько прав, что, пожалуй, даже сам не догадывался о всей глубине своей правоты, когда в 2016 году говорил о планах Бориса Джонсона: «Это прыжок в неизвестность, неверный шаг для нашей страны». Джонсон был тогда ещё всего только мэром Лондона, когда объявил о своём намерении поддержать выход Великобритании из Евросоюза. Пожалуй, именно эта поддержка и стала главным аргументом проголосовать за брексит для многих британцев – ведь уже тогда лохматый мэр столицы был популярен, к его мнению с удовольствием прислушивались миллионы британских подданных.
Слова Кэмерона, пожалуй, можно отнести ко всей дальнейшей политической карьере Бориса Джонсона: своей кампанией за брексит он поверг свою страну в хаос.

Игра в политику
Джонсон продемонстрировал, как с помощью демагогии и простых обещаний можно прорваться к власти. Он правил, не обращая внимания на потери, всегда заботясь, в первую очередь, о собственной политической выгоде. Иногда это совпадало со вполне благородными и нужными целями – к примеру, Борис Джонсон стал наиболее активным и ярким мировым лидером, поддержавшим Украину словом и делом, когда началось российское вторжение. Украинцы по сей день обожают его, называют «козаком Джонсонюком» и в самом деле очень жалеют о его отставке. Но следует понимать, что, не потребуйся ему в этот момент толчок для собственного имиджа, не окажись поддержка Украины полезной, в первую очередь, самому Джонсону – кто знает, как бы всё обернулось?
Впрочем, главная проблема его правления всё-таки крылась не в этом: в конце концов, самовлюблённых лидеров мир повидал много. Хуже было то, что всё то время, которое Борис Джонсон провёл на Даунинг-стрит, 10, он – отпрыск богатой семьи, выпускник Оксфорда, популярный журналист – делал вид, что политика для него – не более, чем игра. Даже величайшее дело его жизни – кампания за брексит, представлялась ничем иным, как гигантской рулеткой: приняв решение поддержать выход Британии из ЕС, он подготовил две абсолютно разные колонки для издания Daily Telegraph: одна статья была за брексит, другая – против. Обе – весьма аргументированы, обе были доставлены в редакцию… и лишь, приняв окончательное решение о том, с какой стороны у этого «бутерброда» больше масла для него лично, Борис Джонсон дал команду на публикацию одного из этих двух материалов – а именно, за брексит. А, решив для себя этот вопрос окончательно, предоставил другим извозиться в грязи, вытаскивая страну из Евросоюза: премьер-министр Тереза Мэй год за годом вела тяжкие переговоры, поднимая проект брексита на ноги, после чего потеряла доверие избирателей (что неудивительно!), а на её место в 2019 пришёл лохматый и симпатичный популист Борис Джонсон, обещая, что уж теперь-то всё точно будет просто замечательно.

Брексит, как политическое наследие
Сегодня, три года спустя, брексит формально завершён. К сожалению, множество проблем, связанных с ним, ещё далеки от своих решений. Выход из ЕС привёл к новому витку напряжения в Северной Ирландии – который, при определённых обстоятельствах, может привести к воссоединению её с Ирландией. В качестве «противоядия» действующему премьеру Её Величество не пришло в голову ничего более разумного, чем пригрозить отказаться от разработанного с огромным трудом Североирландского протокола с ЕС. В Шотландии тамошний премьер Николя Старджон запустила подготовку к новому референдуму о независимости. Свои амбиции она поясняет тем, что абсолютное большинство шотландцев проголосовало в 2016 году за то, чтобы остаться в Евросоюзе и теперь, когда Британия решила оттуда уйти – следует спросить, хотят ли шотландцы, в свою очередь, остаться в её составе.
Весь этот хаос вокруг брексита как раз и является основным политическим наследием трёхлетнего правления Бориса Джонсона, правда – не полным. В его биографию вписаны и весьма спорные действия во время пандемии коронавируса: с одной стороны, в Великобритании кампания вакцинации стартовала быстрее, чем где-либо в Европе, с другой же – из-за отвратительной её организации, именно Британия побила печальный европейский рекорд – больше всех умерших от короны. Одновременно Джонсон ухитрился вляпаться в скандал Partygate, устроив в разгар локдауна вечеринку для «избранных» сотрудников правительства, которым, видимо, и корона не страшна, и закон не писан. Собственно, уже за это Борис Джонсон, по гамбургскому счёту, должен был уйти в отставку, а ведь были и другие скандалы разной степени интенсивности: скажем, обросший гигантской сметой ремонт его служебного жилья или принятие на работу Криса Пинчера, скандально знаменитого своими сексуальными домогательствами по отношению к окружающим мужчинам…
К слову – стала ли «афера Пинчера» в самом деле последней каплей, переполнившей чашу терпения? Трудно сказать. В своей «прощальной» речи Борис Джонсон не проявил ни капли сожаления ни о чём вообще. Вместо этого – прямая речь: его заставляют уйти с «лучшей в мире работы» злые предатели из собственной партии, а три года его работы стали лучшими в истории Великобритании со времён короля Уэссекса Эдварда I, объединителя Англии (IX век).
Увы, но всё не так: Борис Джонсон оставляет за собой страну, с большими опасениями глядящую в ближайшее будущее. Недаром наиболее вероятный его наследник на посту премьер-министра и, возможно, первый в истории индус на этой должности, Риши Сунак, набрал наибольшее количество голосов депутатов-тори в первом круге голосования с помощью обещания: «восстановить спокойствие» и «вернуть всё на круги своя». Похоже, британцы устали от смелых экспериментов…


Правда, не стоит забывать, что подобные обещания также отдают популизмом: по крайней мере, легко выполнить эти посулы вряд ли удастся. Кто бы ни пришёл на Даунинг Стрит – ему (или ей) предстоят трудные годы – так же, как и всей стране, переживающей политический и экономический кризис. Но, возможно – только возможно! – политическим наследием Джонсона станет и тот факт, что с ним в Великобритании завершится быстротечная эпоха популизма. Пора заканчивать с представлениями, что на любые сложные вопросы можно ответить «простой правдой» и что экономические и политические проблемы решаются лёгким движением руки.

ОТ РЕДАКЦИИ: Далеко не всё так однозначно, как видится сегодня Борису Немировскому. Пройдут годы, и возможно о Борисе Джонсоне будут вспоминать, как о великом британском политике, который сделал то, что до него не решился ни Дэвид Кэмерон, ни его предшественники на посту премьер-министра Великобритании, открыто выступил ПРОТИВ ПОЛЗУЧЕЙ РОССИЙСКОЙ АГРЕССИИ, которая началась ещё в 1990-е годы одновременно с развалом СССР. Да и с брекситом не всё так просто. Выйдя из ЕС, Великобритания стала самостоятельной силой, сохранила свою валюту.
В России так радуются отставке Бориса Джонсона, что можно подумать, что это дело их рук, но дело в том, что кто бы из его однопартийцев не стал премьер-министром, он не сменит начатый Великобританией внешнеполитический курс.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s