АМЕРИКАНЕЦ С ЮБИЛЕЙНОЙ ПЛОЩАДИ-3

Опубликовал(а)

(Продолжение. Начало в #622)

После этого доктор Мёрфи сообщил мне, что это процедура не сложная, и он удалит мне жировик сам, после чего назначил день удаления.

Я приехал на процедуру вместе с Людмилой. Она осталась ждать меня в комнате ожидания, а меня две медсестры уложили на кушетку в офисе и сделали, как они сказали, укол заморозки. Потом появился мой «благодетель» со скальпелем в руках и начал резать мне спину и, как я понял по сильнейшей боли, начал выковыривать из меня этот злополучный жировик. Ковырял и пыхтел он минут пятнадцать, потом что-то клеил, и потом, поскольку он, как я понял, закончил и наконец начала действовать анестезия, моя боль несколько утихла. Сестрички позвали супругу, и он объяснил ей, как каждые два-три часа менять на спине повязки. Мы поблагодарили доктора и сестричек за проведенную операцию, сели в машину, но я прислоняться спиной к спинке кресла не мог, так как сразу ощущал сильнейшую боль в спине. Людмила ехала медленно, я сидел, державшись двумя руками за ручки в полусогнутом состоянии, наклонившись вперёд. Когда мы приехали домой, я лёг в кровать на живот, накормился кучей обезболивающих и попытался уснуть, но не тут-то было, заморозка начала отходить, лежать на животе было неудобно и поспать у меня так и не получилось. Часа через два Люда решила поменять повязку. Она аккуратно, стараясь не причинить мне дополнительную боль, сняла старую, наложенную доктором Мёрфи, и вслух ужаснулась, почти закричала. Как она мне потом рассказывала, ей открылся кровавый разрез, абсолютно не зашитый и «чавкающий» как рот у огромной лягушки. Так, на животе я и пролежал целых три дня, горстями выпивая обезболивающие и засыпая на короткие сроки по 10-15 минут. После этого стало немного легче, Люда регулярно меняла повязки, разрез стал затягиваться, боли уменьшились, но к доктору Мёрфи я больше не пошёл и другим не советовал.

Когда через пару лет точно такой же жировик обнаружился у меня чуть ниже шеи, я пошёл к пластическому хирургу, и он удалил мне его за пять минут без всякой боли и шрамов. Но теперь, когда я прихожу в бассейн или на пляж, знакомые, глядя на мой шрам на спине, интересуются, не удалили ли мне почки и я всегда вкратце рассказываю им эту историю, с указанием стоимости шрама в сумме $2500, чтобы развеять иллюзии по поводу знаменитой и вездесущей американской медицины. С тех пор я стараюсь ходить со своими проблемами только к узким специалистам, специализирующимся именно по моей проблеме.

Конечно, живя в Америке, я встречал много очень хороших, грамотных и отзывчивых врачей, порой, спасающих жизнь кому-то из моих близких, и не видящих в каждом пациенте долларовую банкноту.

МИСТЕР МАРВИН

Расскажу об одном интересном, на мой взгляд, знакомстве, которое произошло у меня сразу после приезда, в офисе одного из докторов. Дело в том, что мне пришлось ждать вызова в кабинет очень долго и мы разговорились с моим соседом по креслу, очень пожилым мужчиной по имени Марвин. Он, узнав откуда я приехал, проявил ко мне большой интерес, так как в своё время много лет назад он в подростковом возрасте сам приехал из Польши. Я немного знал польский, так как в детстве много времени проводил летом в деревне на территории Западной Белоруссии, бывшей до войны польской территорией, где основная масса крестьян говорила на смешанном белорусско-польском языке. Так мы с ним и объяснялись на англо-польско-белорусском с вставлением некоторых слов и фраз на идиш. Оказалось, что Марвину восемьдесят два года, он миллионер, владеет бумажной фабрикой недалеко от Олбани, сам он еврей, а женат на немке, которая, как он сказал, когда они познакомились, была, ну очень красивая. Он много расспрашивал меня о моей и нашей жизни в Советском Союзе, а в конце беседы, я не знаю, чем я ему приглянулся, он дал мне свой номер телефона и пригласил меня вместе с семьёй посетить его в один из выходных. Ну, в один из выходных дней, предварительно созвонившись с Марвином, мы втроём к нему и поехали. Встретили нас он и его жена, женщина лет семидесяти со следами былой красоты, у ворот огромного шикарного дома. Мы привезли им несколько сувениров из Хохломы, дорогую матрёшку из двенадцати составляющих и бутылку армянского коньяка. Хозяева, как мне тогда показалось, были очень рады подаркам. В зале был накрыт стол, на котором разогревался электрический чайник и стояла тарелочка с каким-то самодельным пирогом. Мы сели, выпили чаю с этим банановым кексом, и хозяин сказал, что повезёт нас показывать фабрику. Выходя, я видел, как он в полголоса довольно зло что-то выговаривал своей супруге. Машиной его оказался «Ролс Ройс», которую по выходным, как он сказал, он водил сам.

Фабрика оказалась довольно большой. Был выходной день, и цеха не работали, только сопровождал нас какой-то работник, приехавший по вызову Марвина. Он водил нас по территории фабрики, показывая и рассказывая всю технологию, от куч различной бумажной макулатуры, включая газеты и всякие архивные пожелтевшие кипы документов до свежевыпущенных огромных рулонов белоснежно-белой бумаги. Как оказалось, после сортировки вся эта бумажная макулатура прессуется огромными прессами в громадные кубы, которые подаются в огромные чаны, похожие на варочные котлы, где из всей этой макулатуры с добавлением тёплой воды и каких-то химических добавок формируется этакое полужидкое бумажное тесто, которое какое-то время охлаждают и настаивают, после чего она набухает в цистернах, а потом эту смесь раскатывают огромными скалками по полотну, после чего подают её на огромные сушильные барабаны. На барабанах она сушится и специальный нож срезает её с полотна. Потом из неё наматываются огромные рулоны, которые затем поступают уже на размотку на небольшие по диаметру, но длинные рулоны, которые одеваются в обёртку, называемую «coat», и нарезаются на маленькие рулоны туалетной бумаги уже полностью готовой к отправке продукции. Водили они нас по фабрике где-то часа два. Мы очень устали и засобирались домой, но Марвин сказал, что сначала мы заедем к нему и пообедаем. Когда мы вернулись назад в его дом, в столовой орудовали два официанта и был накрыт стол с напитками и разнообразными закусками. Среди бутылок красовался и наш коньяк. В процессе умывания рук, Марвин шепнул мне, что эти немки очень экономные и ему всегда приходится подгонять жену в подобных ситуациях. Когда мы садились за стол, в столовой появился молодой мужчина с маленькой девочкой лет пяти, которого хозяин представил, как своего сына с дочкой. За столом Марвин рассказывал, когда он юношей приехал в Америку, он начал раздумывать, чем бы ему заняться, каким таким бизнесом, который будет всегда востребован. И пришёл к выводу, что это, прежде всего, конечно, еда. Но вокруг было полно точек, обеспечивающих население различными продуктами питания и блюдами из кухни разных стран мира. Конкуренция в бизнесе питания была просто огромной.

— А что же ещё всегда будет востребовано в этой жизни, — начал размышлять он и, в конце концов, остановил свой выбор на прозаической туалетной бумаге.

После этого рассказа он попросил официантов наполнить фужеры и провозгласил тост за новых американцев, то есть, за нас, пожелав нам устроиться в этой стране, найти своё счастье и полюбить её так, как полюбил он.

Когда подали горячее, а это были огромные стэйки с гарниром, он, выпив ещё рюмку, обратился к сыну и сказал, что если тот будет таким же, как и раньше разгильдяем и не будет помогать ему с фабрикой, то он оставит эту фабрику мне. Сын смутился, начал что-то лепетать, жена постаралась как-то сгладить эту неловкость, но Марвин сказал, что он не шутит и предложил сыну задуматься.

Разумеется, я понимал, что он использовал наше присутствие, чтобы подстегнуть своего сына и губу на эту фабрику я «не раскатывал».

Потом они были у нас с ответным визитом, и мы постарались их тоже хорошо угостить нашей русской кухней, для чего Людмила вместе с моей мамой расстарались. А через какое-то время, когда я позвонил, чтобы передать ему сувениры, которые привёз после поездки в Минск, жена сообщила, что Марвин скончался от сердечного приступа и они похоронили его в фамильном склепе.

ЭМИГРАНТСКИЕ БУДНИ

А наша эмигрантская жизнь постепенно набирала обороты. На новом месте вокруг нас стало происходить очень много нового для нас, интересного и занятного.

Так, оказалось, что многие наши пожилые русскоязычные пытаются получить пособие не только от места своего пребывания — США, но к этому ещё и какое-нибудь пособие от Германии, как пострадавшие во время второй мировой войны. Пособие это могли оформлять те, кто был и выжил в гетто, в концлагерях, потерял близких родственников или был изгнан со своей родной территории, был угнан в Германию и так далее. Разумеется, основная масса претендующих на это пособие, должна была получать его вполне заслуженно и справедливо, так как очень многие семьи, действительно, потеряли близких и пострадали сами во время той чудовищной войны, но нервный ажиотаж от возможности получить дополнительные деньги охватил и тех наших соотечественников, которые ни в оккупации, ни в эвакуации никогда не были, и поэтому не могли претендовать на это пособие. Они стали мучительно «вспоминать», где они были во время войны, искать какие-нибудь подтверждающие документы и «свидетелей».

Продолжу рассказ о нашем вживании в американскую среду. Каждый день по почте стала приходить куча корреспонденций о том, что мы выиграли машину «Шевролет», или миллион долларов или бесплатный отдых на Багамах в течение пяти лет. Как говорится, «разводняк».

Много ходим по разным моллам, магазинам. Всё для нас необычно, всё интересно. Много всяких красивых дорогих вещей, на которые приходится только смотреть, которые пока нам не по карману.

Конечно, нам хотелось ознакомиться и с широкой палитрой американского общественного питания, но в дорогие рестораны мы пока ходить не могли, поэтому начали с забегаловок McDonald’s, KFC, Wendy’s, Burger King Bоston Market, Taco Bell и им подобных. На первых порах эта пища нам нравилась. Было в ней что-то новое для нас, необычное, но через некоторое время всё это как-то приелось, а узнав, что пища там готовится на масле многоразового использования, мы в ней и вовсе разочаровались.

ПОИСКИ РАБОТЫ

Обучение языку длилось где-то полгода, когда занятия в Интернейшенал Центре закончились, подошло время подумать нам о работе.

Нам посоветовали начать с составления резюме. Должен сказать, что для нас тогда это было чем-то абсолютно новым, ну как в 15 строчках написать, чем ты занимался 20 лет, да ещё на английском. Помогли старожилы. Так дальний родственник жены старшего брата Михаил, попыхивая трубкой и расхаживая по своему домашнему кабинету, несколько вечеров проводил с нами собеседование на тему, которую я бы озаглавил: «Что ты, собственно говоря, умеешь, и на что ты способен?». После собеседования и подробной записи наших ответов на бумаге, он перевёл это всё на английский и получилась, что вся моя кипучая производственная двадцатилетняя деятельность поместилась на одной страничке, так как Михаил считал, что резюме должно быть, как он говорил, саморекламным, но при этом, лаконичным и кратким. Позже я столкнулся с некоторыми резюме, где люди расписывали свои успехи и достижения до небывалых размеров. Вспоминаю такой совет:

— Если вас мучает тоска и депрессия, возьмите в руки копию своего резюме — и вы увидите, какой вы замечательный человек и работник.

Так один мой знакомый написал, что он занимался (и это в Черновцах!) электронным оснащением космических кораблей типа «Союз», а когда он вслед за мной вместе с телефоном купил факс-машину, то звонил мне и спрашивал, как ему эту бандуру подключить, чтобы можно было послать факс.

По этому поводу вспоминается анекдот.

«На собеседовании при приёме на работу, работодатель спрашивает:

— У вас тут в резюме написано, что вы получили Нобелевскую премию, в какой области?

— В Могилёвской!»

Помню, мне позвонил один знакомый американец по имени Стенли, его жена работала в отделении местной Еврейской Федерации и познакомила нас, чтобы он нашёл для меня работу. Я обрадованный тут же помчался к нему, где он выдал мне местную газету с объявлениями о работе, где им ручкой было обведено объявление, что в местную инженерную компанию требуется инженер по теплоснабжению и вентиляции. Потом мне ещё не раз местные американцы «находили работу» подобным образом.

К слову, анекдот:

«Звонок:

— Вы ищите работу?

— Да, ищу!

— Как найдёте, позвоните нам. Мы вам кредит предложим на очень выгодных условиях».

По соседству с нами проживал один мужчина, приехавший с Украины. В СССР он работал юрисконсультом в каком-то арбитраже. Конечно, в Америке его советский диплом юриста не помог. Здесь адвокату из другого штата нужно сдавать все заново так как в каждом штате свои законы. И советский юрист стал уборщиком в компании по трансляции скачек и приёму ставок на тотализаторе под названием ОТB. Там он ходил и всем рассказывал, что он юрист с большим стажем, на что его босс, посылая его на уборку очередного помещения, всё время ему напоминал, что здесь он не юрист, а уборщик, чем каждый раз вызывал недовольство нашего соседа. Однажды, когда эти напоминания совсем допекли его, он решил показать, что, как и подобает настоящему адвокату, он, таки, знает и американские законы и порядки и может заставить себя уважать. Ему не понравилась какая-то компания весёлых молодых людей, пришедшая в Телетеатр поиграть на тотализаторе, сделать ставки и выпить пива. Когда у них вышла перепалка из-за того, что они много сорят и они его послали подальше, он позвонил в местное отделение ФБР и сообщил, что в помещении Телетеатра ОТБ находится группа вооружённых грабителей, которая уложила охрану и грабит наличные, принятые у посетителей — клиентов для ставок на лошадей. Через считанные минуты в Телетеатр ворвалась тьма полицейских и офицеров ФБР с оружием наизготовку и уложили на пол всех присутствующих. Когда выяснилось, что тревога и вызов ложные, полиции не составило большого труда вычислить звонившего и арестовать его, после чего его уволили с работы, предъявили иск на крупную сумму, как компенсация в казну за хулиганство и ложный вызов, и ему пришлось нанимать американского адвоката — ибо его знаний для самозащиты в суде явно не хватало.

Однажды мы познакомились с пожилым американцем итальянского происхождения по имени Сэмми, который сказал, что он дружит с руководителем крупной компании, и он может устроить кого-нибудь из нас на работу. Он сел в нашу машину, когда мы забрали Юлю из школы и привёз в кабинет какого-то босса какой-то компании. Тот принял нас довольно приветливо, и когда мы всей семьёй, втроём уселись на диване, а Сэмми нас представил, босс даже растерялся от такого визита и, не узнав ни наших специальностей, ни стажей работы, иронически задал нам только один вопрос:

— Вы что, все ищите работу?

Конечно, никто из нас в этот день работу так и не получил, но, выйдя из здания, я увидел на лобовом стекле моей машины квитанцию на штраф в двадцать пять долларов за неправильную парковку. Так с потерей двадцати пяти долларов закончилось наше первое интервью.

Хорошо помню, как я пришёл к одному из русскоязычных старожилов за советом, как побыстрее мне найти работу. Показал ему все свои дипломы, грамоты, представительские письма из Минска от разных компаний и как он швырял это всё на пол, крича, что всё это здесь никому не надо, ничего не стоит и надо пока просто тупо учить язык. Язык я начал учить довольно усиленно, но за советом больше ни к нему, ни к кому другому из местных старожилов не ходил.

И всё-таки, параллельно с продолжением каждодневного изучения языка я всё равно продолжал усиленно искать работу по специальности. Ну, с чего я мог начать, конечно, с объявлений в газетах, как местных английских, так и с нью-йоркских русскоязычных.

Надо сказать, что со временем мы научились читать между строчек все эти газетные объявления по поиску работы. Так, если объявление информирует, что «Требуются трудолюбивые и энергичные работники, способные работать с высокой отдачей», следует мысленно продолжить: «которые смогут прожить на пособие родителей, потому что на нашу зарплату это сделать невозможно, а испытательный срок продлится месяцев шесть, после чего вас уволят». Выражение «требуется работник для позиции с многофункциональными обязанностями», означает, что компания просто ищет уборщицу.

Даже трудно представить, сколько объявлений в газете я прочёл, сколько резюме разослал, сколько фирм и компаний изъездил и исходил в поисках работы. Помню, проезжая по улицам города, я заходил во все офисы по пути и оставлял, можно сказать, всучивал секретаршам, своё резюме, не очень-то понимая, чем эта компания занимается. Помню, я проезжал мимо каких-то ворот и за забором увидел красивое здание, перед которым полукругом выстроились, где-то, флагов двадцать разных государств. И хоть там не было флага Советского Союза, эта международная картинка мне очень понравилась. Как я потом узнал, это оказалась крупная химическая компания под названием «Schenectady International». А тогда я сказал охраннику, что приехал по поводу работы, и он, оглядев меня и проверив мои водительские права, пропустил меня на территорию. Меня поразило просторное фойе с огромными хрустальными люстрами, дубовыми дверями и богатой европейской мебелью. Было предобеденное время, в фойе был сервирован шикарный стол человек на восемьдесят, рядом выстроился длиннейший ряд различных блюд из холодных и горячих закусок. Ко мне подошла какая-то милая дама и спросила о цели моего визита. Я бодро сообщил, что приехал в отдел кадров по поводу работы. Та попросила присесть и сказала, что сейчас вызовет представителя отдела кадров. Через несколько минут ко мне вышла пожилая женщина, представилась начальником офиса Хьюмен Ресурс и поинтересовалась, приглашён ли я на интервью. Я честно признался, что никто меня не приглашал, а я просто ехал мимо и решил поинтересоваться, не нужны ли им инженеры по теплогазоснабжению и вентиляции и оставить своё резюме. Дама посмотрела на меня несколько удивлённо, но очень доброжелательно, сказала, что у них химическая компания, но им нужны специалисты разного профиля, возможно, что найдётся и по моей специальности. В это время фойе наполнилось довольно представительными, хорошо одетыми людьми. Начальник отдела кадров сказала, что они сегодня принимают представителей всех своих филиалов, в честь чего в фойе накрыт стол. Она взяла моё резюме, сказала, что, если у них появится вакансия в соответствии с моим образованием и опытом, они меня обязательно вызовут на интервью, предложила мне «поланчеваться» вместе со всеми и удалилась. Я не заставил себя долго упрашивать, и так как, поездив с утра по всяким фирмам уже порядком проголодался, с удовольствием вкусно и сытно поел и уехал.

Больше мне из этой корпорации никто не звонил, ни на какое интервью меня не вызвали, и только через много лет, если верить посылу, что в нашей жизни ничего просто так не бывает, а порой происходит ряд необъяснимых мистических совпадений, моя дочь была принята на работу в эту компанию на должность Пиар-менеджера.

В поисках работы в то время я прошёл много различных интервью. Хорошо запомнил некоторые из них. Так, помню, я пришёл на интервью в известную американскую компанию Ханивелл, и когда во время прохождения интервью, меня, отложив в сторону моё резюме, попросили рассказать своими словами, чем я занимался в Союзе, я, извинившись, выскочил на минутку к машине, так как забыл в ней, написанный по-английски перечень вопросов, которыми я там занимался. Разумеется, интервью я в этот день не прошёл, и работу там не получил.

Конечно, мне было уже сорок два года, ещё не старый, но уже человек не совсем молодой, из которого можно было бы вырастить в будущем специалиста. На эту тему вспоминается анекдот.

«В отдел кадров фирмы приходит уже немолодой мужчина в поисках работы по специальности. Ему говорят:

— Вы нам не подходите. Нам нужны люди молодые, амбициозные, способные творчески расти.

— И всё-таки запишите мой телефон. Когда выяснится, что у вас все творчески растут, а работать некому, позвоните мне».

Проезжая мимо одного из офисных зданий, я обратил внимание на вывеску, сообщавшую, что здесь расположен главный офис строительной компании «Мэтьюз». Я остановился и зашёл. В приёмной сидела очень красивая секретарша, блондинка. Я улыбнулся ей, она мне в ответ. Я объяснил ей кто я такой и зачем пришёл и честно сказал, что меня никто не ждал и не назначал мне встречи. Она мельком пробежала моё резюме, посмотрела на меня внимательно, улыбнулась ещё раз и по селектору обратилась к кому-то, сказав пару слов обо мне. Потом отключилась от абонента и сказала, что меня ждёт сам хозяин компании. Я опешил от такой нежданной удачи, прошёл по коридору и робко вошёл в кабинет. Меня встретил седой мужчина лет шестидесяти пяти, поздоровался за руку, пригласил садиться, внимательно прочитал моё резюме. Он рассказал, что сам он когда-то давно тоже приехал молодым человеком в Америку из Германии, со временем открыл здесь строительный бизнес, женился, родил двоих сыновей, которые оба сейчас работают в его компании. Далее он сказал, что ему нужны работники моей специальности, но для этого я должен пройти интервью. Он назначил мне день и время и в назначенный день я снова явился в этот офис.

Принял меня господин Мэтьюз в своём кабинете. По его команде по селектору в кабинет вошли три человека, двое из которых оказались его сыновьями, сам удалился. В окно я увидел, как он садился в свой мерседес вместе со своей секретаршей.

Пытали меня часа четыре, задавали кучу технических вопросов по отоплению, вентиляции и газоснабжению. На многие вопросы я уверенно отвечал. На некоторые — нет, так как, честно говоря, из-за своего английского не очень понимал, о чём меня спрашивают. К концу этого собеседования я был весь в поту. Они свернули свои бумаги, сказали, что у них есть ещё пару кандидатов, с которыми им предстоит интервью, поэтому через две недели мне сообщат результат. Я попрощался и ушёл, но через две недели мне никто так и не позвонил, тогда я направился сам в знакомый офис, узнать, что к чему. В помещении было очень тихо, секретарши на месте не было, кабинет хозяина был закрыт. Я прошёлся по коридорам, в одной из комнат увидел одного из сыновей хозяина, как-то удручённо сидящего за столом и глядящего в окно. Я вошёл, извинился и сказал, что, не дождавшись звонка, решил всё-таки узнать, что слышно. Сын пригласил меня присесть, немного помолчал и, как бы, выдавил из себя:

— Честно сказать, интервью вы прошли, мы хотели на вас и остановиться, но тут такое произошло. Дело в том, что отец снял со счёта компании все деньги и уехал вместе со своей секретаршей в Германию. Мать в шоке, мы все в шоке, и что теперь будет с компанией, мы не знаем.

Я попрощался и вышел. А когда через некоторое время я проезжал мимо офиса, вывески компании уже не было, вокруг было как-то тихо, пустынно и запущено. Одно могу сказать, что секретарша таки была очень красивая.

Ещё помню, я прочитал в объявлении, что требуются люди для работы менеджерами в солидной компании. Я и пошёл, так как очень хотелось, пусть даже с моим английским, сразу стать менеджером. Мне сразу сказали, что берут, но прежде я должен пройти тренинг. Оказалось, компания занимается продажей детских книг и тренинг заключается в том, чтобы ходить по разным офисам и продавать эти книги. После тренинга ходить по офисам и предлагать покупать детские книги я не пошёл.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s