МОЛДОВА: ВРЕМЯ ДЕЙСТВОВАТЬ

Опубликовал(а)

В последние дни ситуация в аннексированном Россией у Молдовы Приднестровье резко обострилась. Молдавские власти, объявившие ранее о неприсоединении к международным санкциям против России, буквально вынуждены были пересмотреть свою позицию. В данный момент ситуация в Молдове напоминает уравнение со многими неизвестными, решить которое берётся множество охочих посторонних.

Как известно, Молдова граничит с двумя странами – Румынией и Украиной. Если влияние Румынии на внутреннюю жизнь этого маленького государства известно и весьма заметно, то Украина за время независимости порой относилась к своей юго-западной соседке едва ли не пренебрежительно. При этом гораздо больше неофициального внимания уделялось непризнанному российскому конгломерату – Приднестровской Молдавской республике, законсервированному на десятки лет осколку советской действительности на левом берегу Днестра.

Меж Россией и Европой

Майя Санду

На сегодняшний день в Молдове у власти – то, что принято называть монобольшинством (то есть, абсолютное большинство в парламенте) с проевропейскими взглядами и одновременно – постоянной оглядкой на Москву. Хотя страна считается парламентской республикой, средоточием реальной власти здесь является Майя Санду – политик, которая со второй попытки смогла победить подобострастного запутинца Игоря Додона осенью 2020 года. Интересно, что первый её визит в качестве главы государства привёл её в Киев, где она выразила немало заверений в желании развивать двусторонние отношения – вплоть до строительства скоростной магистрали Киев – Кишинёв. Правда, идиотская операция украинских спецслужб, выкравших из молдавской столицы находящегося под следствием судью-взяточника Мыколу Чауса, которого Молдова и так собралась экстрадировать в Украину, весьма подпортила эти самые отношения, чем немедленно воспользовались в Москве.

Андрей Спыну

Весной 2021 года Санду инициировала роспуск парламента и уже летом её партия «Действие и солидарность» (PAS) получила более 50% голосов избирателей, сформировав монобольшинство, которого, правда, недостаточно для внесения изменений в Конституцию. Главой правительства стала Наталья Гаврилица, у которой нет заметных противоречий с президентом. Ключевым персонажем в исполнительной власти стал и вице-премьер Андрей Спыну, который осенью 2021 года вёл переговоры с «Газпромом» в условиях жёсткого энергетического кризиса. Подписанный им 5-летний контракт на поставку газа вызвал немало критики и заставил правительство существенно откорректировать политику в сторону увеличения социальной составляющей. Украина – и об этом стоит напомнить отдельно – помогла соседям пусть и небольшим, но весьма не лишним объёмом газа. Тут следует заметить, что в данный момент «Газпром» угрожает прекратить поставки газа Кишинёву, ссылаясь на задолженность последнего по платежам.

В июне 2021 года президенты Грузии, Молдовы и Украины официально оформили в Батуми создание заявленного накануне, в мае того же года, Ассоциированного трио – объединения стран Восточного партнёрства, которые ставят своей целью ускорение европейской интеграции. В отличие от двух других участников этого трио, Молдова закрепила в своей Конституции нейтральный статус, которого старается жёстко придерживаться – именно этим официально поясняется отказ от присоединения к европейским экономическим санкциям против России. Именно такого статуса добивается Кремль от украинцев, причём добивается, как видим, путём вооружённой демонстрации, чего этот статус на самом деле стоит…

«Кто тут в Европу крайний?»

С началом широкомасштабной российской агрессии против Украины, правительство Молдовы ввело на всей территории страны чрезвычайное положение, закрыв небо для пассажирских авиаперевозок. Соответственно, когда российские пропагандисты с конца апреля весело постят картинки с пустым небом над Молдовой – в этом нет ничего удивительного: таково распоряжение молдавских властей, а не «подготовка к сдаче». Молдова стала одним из основных убежищ для украинских беженцев – их туда отправилось более 400 тысяч, правда, три четверти – транзитом в другие европейские страны. Организацию приёма беженцев взяли на себя и граждане Молдовы, и её власти, потом к финансированию нужд украинских беженцев подключился Евросоюз.

Украинская газета «Европейская правда» утверждает, что руководство Украины обратилось в самом начале войны с Россией к молдавскому правительству с просьбой продать шесть истребителей МиГ-29, но получило отказ. Открыто об этом ничего не известно, но такое обращение могло быть передано и по закрытым каналам, более того: российское издание «КоммерсантЪ» подчёркивает, что Кишинёв жёстко придерживается нейтралитета, не допуская даже, чтобы по территории Молдовы в Украину шли товары так называемого «двойного назначения» — то есть, пригодные к использованию как в мирных, так и в военных целях. На этом фоне весьма пикантно выглядят обвинения российских пропагандистов в адрес Молдовы в транзите по её территории нефти из Румынии в Украину.

Официальный молдавский нейтралитет (так же, кстати, как и грузинский) порой переходит в весьма циничные формы чистого прагматизма: скажем, Молдова и Грузия вслед за Украиной подали экстренные заявки на вступление в Евросоюз. Понятно, что по формальным причинам это соответствует целям Ассоциированного трио, но, по факту, ускорение Украины на пути европейской интеграции обусловлено необходимостью поддержки в защите от российского нападения (не говоря уже о мужестве украинских солдат и медленном, но неотвратимом осознании европейским истеблишментом того непреложного факта, что Украина, вообще-то, защищает всю Европу от российской агрессии). О Молдове и Грузии этого не скажешь: они отказались присоединяться к европейским санкциям против России, но одновременно пожелали въехать в ЕС на украинском горбу. Правда, опросные листы, необходимые для подачи заявки, представителям этих двух стран, в отличие от Украины, вручала не руководитель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, а всего лишь еврокомиссар интеграции Оливер Варгеи – мелочь, но показательная.

Тем не менее, определённые «антирусские» шаги в Молдове были предприняты: скажем, в середине апреля здешний парламент запретил публичное использование так называемых «георгиевских» лент и символов того, что в России цинично называют эвфемизмом «специальная военная операция». Против этого решения выступили коммунисты и социалисты, но сама Санду назвала «колорадку» («народное» название этой самой чёрно-оранжевой георгиевской ленты) символом агрессии. Тут стоит отметить, что День Победы над нацизмом в Молдове продолжают не «отмечать» вместе с Евросоюзом 8 мая, а именно праздновать с Россией 9 мая.

«Выбирай, но осторожно»

События последних дней в Приднестровье привлекли внимание к непризнанной республике на левом берегу Днестра, которую ПАСЕ в марте 2022 года признала оккупированной Россией территорией. Не лишним было бы вспомнить, что Майя Санду накануне президентских выборов обещала использовать геополитическое «окно возможностей» для реинтеграции своей страны – то есть, для возвращения ПМР в лоно государства. Однако, обстрел из гранатомёта здания, в котором размещается так называемое «министерство госбезопасности» Приднестровья в Тирасполе, подрыв вышек-ретрансляторов российского радио в посёлке Маяк, нагнетание военной тревоги, конечно, вряд ли можно назвать таким «окном». Скорее, это напоминает кремлёвский сквозняк. Вместе с тем, не стоит забывать ещё о двух фактах:

— Во-первых, Приднестровье – это самая настоящая «чёрная дыра» в центре Европы, через которую проходит весьма существенный поток контрабанды, а у тамошнего бандитского истеблишмента на руках, как правило, имеются два-три паспорта, включая румынский, российский и украинский. И тамошний самопровозглашённый «президент» Вадим Красносельский – не исключение. Санду публично заявила о «выяснении отношений между различными кланами» в Приднестровье – кланами, «крышуемыми» ФСБ и ГРУ. Похоже, президент Молдовы продолжает верить заверениям кремлёвского вице-премьера Дмитрия Козака, усилиями которого вот уже почти 15 лет назад едва не произошла федерализация Молдовы – он продолжает «курировать» ситуацию в этом регионе.

Всерьёз рассматривать возможность вторжения с территории Приднестровья в Одесскую область вынуждены теперь уже украинские военные – впрочем, не стоит забывать, что приднестровская «армия», и российские оккупационные войска в размере одной батальонно-тактической группы сформированы, по большей части, из местных жителей, которых трудно назвать особо воинственными. Непризнанная республика более известна в качестве плацдарма для информационно-психологических операций против Украины, отсюда могут засылать диверсионно-разведывательные группы, а вот атаковать – весьма вряд ли, ибо попросту нечем и некем. Соответственно, «приднестровский блицкриг» или, скажем, превращение аэродрома в Тирасполе в место высадки российского десанта – это маловероятный, хотя и достаточно опасный вариант развития событий. Прорываться с боем на территорию Приднестровья через и без того смертельно опасный для них украинский Юг для российских войск вряд ли «улыбается» — даже, если об этом две недели назад и сболтнул никому раньше неведомый генерал Минекаев. Словосочетание «14-я армия» используют исключительно российские пропагандисты – ведь в реальности от неё остались только лишь огромные артиллерийские склады в селе с «говорящим» названием Колбасная. Их объёмы в тротиловом эквиваленте – более 20 тысяч тонн – должны волновать, а не поощрять, ведь эти боеприпасы сохраняются уже более 30 лет. И вывезли их туда тоже не с заводов-производителей, а с советских складов в Европе. Фактически – это огромная бомба замедленного действия, опасная для всего региона в целом и, в особенности – для Молдовы, а не для Украины.

Так же, как и сами «войска» и бандиты Приднестровья опасны опять же – Молдове. Недаром президент Майя Санду на днях с грустью признала, что молдавская армия по состоянию на сегодняшний день не может, в случае чего, противостоять даже батальону инвалидов.

С другой стороны, некоторые горячие головы в Украине пытаются инициировать вторжение в Приднестровье, оправдывая это стратегической необходимостью. Подобное было бы недопустимо: Украина тут же «схлопотала» бы себе статус интервента, что вряд ли может себе позволить. Приднестровье – это головная боль, прежде всего, молдаван и лично Майи Санду с её командой. Ей придётся осознать и принять проверенную украинцами формулу: многовекторность и нейтральность создают стране проблемы. Так как армия Молдовы не представляет из себя реальной силы, в Кишинёве должны делать ставку на дипломатические шаги и экономические инструменты в отношении Приднестровья. Совместными с Украиной усилиями эту опухоль можно экономически изолировать. Да и укоротить не в меру ретивых российских дипломатов в Кишинёве местной власти вполне под силу.

Впрочем, по вполне понятным причинам, Россия также не станет сидеть, сложа руки. Её цель – добиться повторения в Молдове беспорядков по примеру событий 2009 года, когда протестующие захватили здания президентского дворца и парламента. Такой формат дестабилизации Молдовы более всего отвечает российским интересам. И это должна, в первую очередь, понимать Майя Санду.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s