ИДИТ СИЛЬМАН ВСТУПИЛА В ИГРУ

Опубликовал(а)

Ну вот, не было никогда, и вдруг опять! Заявление, сделанное главой коалиции Идит Сильман прозвучало, по меньшей мере, для членов коалиции, включая Нафтали Беннета и в самом деле, как гром с ясного неба. Да, и для Нафтали Беннета, который прочитал переданное в его канцелярию Идит Сильман заявление уже после того, как оно было растиражировано всеми электронными СМИ. С учетом того, что коалиция насчитывала 61 мандат, с уходом Сильман она утрачивает большинство, и теперь, как принято говорить, в таких случаях все опции открыты.

В коалиции поспешили заявить, что Сильман давно вступила в сговор с лидером «Ликуда» Биньямином Нетаниягу, гарантировавшим ей бронь в «Ликуде» в случае досрочных выборов или место министра здравоохранения, если он сумеет создать правительство. В качестве доказательства этой версии они приводят тот факт, что видеоролик, в котором лидер оппозиции приветствует «возвращение Идит Сильман домой» и говорит о распростертых объятиях, с которыми готов ее встретить правый лагерь, появился в социальных сетях через час после ее заявления, когда премьер-министр еще не успел отреагировать на случившееся. А вслед за этим появились аналогичные заявления и других видных деятелей оппозиции – Яира Левина, Юлия Эдельштейна, Бецалеля Смотрича и др.

Однако эта версия вызывает большие сомнения, тем более что в наши дни для того, чтобы снять трехминутный ролик и выложить его в социальные сети нужно куда меньше часа. Да и положение Сильман после выхода из коалиции отнюдь не так безоблачно, как это представляют сторонники коалиции. Скорее наоборот: ее политическое будущее пока в полном тумане. Версию же о том, что молодого политика подтолкнула на этот шаг дискуссия, возникшая вокруг того, можно или нельзя заносить в дни Песаха квасное на территорию больниц, в коалиции отвергают – дескать, это лишь повод, а никак не причина.

Но такая точка зрения лишь еще раз доказывает, насколько представители нынешней коалиции далеки от еврейской традиции и не осознают того, какое огромное значение имеет этот вопрос не только для ультраортодоксов, но и для любого соблюдающего традиции еврея, хотя им дали это ясно понять еще почти две недели назад.

Вскоре после подачи иска в БАГАЦ с требованием разрешить пронос квасного в дни Песаха на армейские базы депутат Шломо Караи («Ликуд») организовал сбор подписей депутатов под письмом к начальнику генштаба Авиву Кохави с призывом сделать все, чтобы не допустить этого. Караи отмечал в письме, что снятие запрета на квасное на базах ЦАХАЛа оскорбит чувства соблюдающих традиции евреев, сделает их службу в армии фактически невозможной и нанесет удар по ЦАХАЛу как по армии всего еврейского народа.

Подписи под этим письмом поставили не только члены оппозиции, но и некоторые представители коалиции от партий «Ямина» и «Тиква а-Хадаша». Депутат Нир Орбах («Ямина»), подписавший это письмо, также заявил, что запрет на хамец в Песах напрямую следует из Торы, а потому носит однозначный характер и его нарушение будет означать удар по еврейскому характеру государства и это – та «красная черта», которую он никогда не переступит.

Но обратим внимание: главы коалиции и комиссии по здравоохранению Идит Сильман среди подписантов этого письма не было, хотя сегодня уже ясно, что она была полностью с ним согласна.

Новый виток противостояния вокруг хамеца начался после того, как администрация иерусалимских больниц «Шаарей цедек» и «Адаса» вывесили на входе в эти медицинские центры объявления, призывающие граждан уважать чувства религиозных евреев и воздержаться от проноса хамеца на территорию. Руководство больницы «Шаарей цедек» пошло еще дальше: предупредило, что охранники на входе будут проверять посетителей и изымать хамец из их личных вещей, если он будет там обнаружен.

В ответ министр здравоохранения Ницан Горовиц (МЕРЕЦ) напомнил, что есть постановление БАГАЦа, считающее запрет на пронос хамеца на территорию больниц незаконным, и призвал их директоров ему следовать. «Мы должны уважать как свободу исполнения религиозных предписаний, так и право на свободу от религии и права нацменьшинств, которых эта заповедь совершенно не касается. Директора больниц обязаны выполнять постановление БАГАЦа и разрешить пронос квасного», — сказал Горовиц, и, видимо, был чрезвычайно доволен этим своим заявлением.

И вот тут Идит Сильман и вступила в игру. Для начала она обратилась к религиозным партиям с предложением срочно утвердить законопроект, предоставляющий директорам больниц право принимать самостоятельное решение о вносе квасного на территорию вверенных им заведений в дни праздника Песах – и эта ее инициатива встретила поддержку у большинства членов оппозиции. Сторонники законопроекта не скрывали, что с помощью части коалиции рассчитывают утвердить его в трех чтениях еще до наступления праздника.

Затем на заседании возглавляемой ею комиссии по здравоохранению Сильман сделала еще более резкий шаг: заявила, что «если Ницан Горовиц разрешит пронос квасного в больницы в Песах, то я не разрешу ему продолжать занимать пост министра. Квасное в Песах – это «красная черта!» — повторила она слова Нира Орбаха.

Фракции «Еш атид», НДИ и «Авода» заявили о своей полной поддержке позиции Ницана Горовица. Никто из их депутатов не принял угрозы Сильван всерьез, назвав ее «пустым сотрясанием воздуха». Депутат Юлия Малиновская (НДИ) отметила, что БАГАЦ уже признал противозаконным запрет на хамец в больницах и говорить больше не о чем.

Депутат Ибтисам Маръана («Авода») пошла еще дальше, заявив, что в больницах должны учитываться не только еврейские, но и мусульманские религиозные обычаи. Так как в этом году окончание священного мусульманского месяца рамадан приходится на середину Песаха, то администрация больниц должна дать находящимся в них арабам-мусульманам возможность совершить на их территории предписанную праздничную трапезу. При этом депутат подчеркнула, что «необходимо найти креативное решение мирного сосуществования двух религий».

При всей внешней толерантности этого заявления, на самом деле оно носило провокационный характер, так как по сути предлагало устроить посреди Песаха празднование идд аль-фитра с ее традиционным обилием сладкой выпечки.

Все ждали, какую позицию по данной проблеме займет Нафтали Беннет, но он решил ограничиться двусмысленно прозвучавшими словами о том, что ей «можно найти решение, устраивающее все стороны». Спустя короткое время после этого заявления Беннет назначил Идит Сильман аудиенцию, но она известила его, что не сможет на нее явиться. Это, безусловно, должно было насторожить премьера. Но нет – не насторожило.

Еще один, уже «третий звонок» прозвучал для Беннета, когда вечером того же дня муж Идит Сильман Шмулик опубликовал ролик, в котором заявил, что никогда не смирится с тем, что в еврейском государстве публично нарушается закон о запрете хамеца. И тут пришло время заметить, что, хотя официально Шмулик Сильман не занимается политикой, он давно уже является важным игроком на политической арене. Категорический противник нынешней коалиции, убежденный приверженец религиозного сионизма, он не раз высказывался против взглядов супруги. Но вместе с тем все знали, что, хотя Сильманы днем яростно ругаются по политическим вопросам, спать они все же идут вместе, и мнение мужа для главы коалиции крайне важно. Так что, если придется выбирать между политикой и Шмуликом, она выберет Шмулика. Хотя бы по той причине, что знает его с подросткового возраста – со времени совместной деятельности в движении «Бней-Акива», которое иногда называют «главной свахой страны».

Все это и привело к тому, что Беннет обнаружил в своей электронной почте письмо главы своей коалиции о том, что она больше не считает себя его частью.

«Я присоединилась к нынешней коалиции, движимая искренним желанием содействовать единству народа и сближению сердец на общей платформе, которая объединит нас как народ и граждан одного государства, — говорилось в письме. – Я искренне и наивно верила, что мы действительно преуспеем на этом пути.

Вы знаете, какие усилия я предпринимала и сколько вложила для сохранения коалиции в качестве ее председателя и главы комиссии по здравоохранению. Я искала то, что нас объединяет и приведет к решению стоящих перед нами проблем.

Но я прислушиваюсь к тем, кто отдал за нас голоса и вижу, как усиливается протест этой части общества.

Часть из наших партнеров, занимающих самые ответственные посты, судя по всему, смотрят на дело иначе, чем я. Они не готовы ни на какой компромисс по вопросам, которые очень близки моему сердцу, которые отвечают моему мировоззрению и мировоззрения тех, кто нас избрал в кнессет Израиля. Наши главные ценности разбиваются об сложившуюся реальность. Те, кто отдал за нас голоса, говорят, что мы больше не являемся частью национального лагеря. Я больше не могу нести это бремя и приняла решение известить вас о прекращении своего членства в коалиции».

Абсолютная неожиданность такого шага именно от Идит Сильман объясняется тем, что она как раз считалась одним из самых верных сторонников нынешней коалиции, так как ее разрушение вроде означало бы и конец ее политической карьеры. В списке «Ямина» она занимала 8-е место и стала депутатом кнессета только потому, что за день до принесения присяги мэр Сдерота Алон Давиди покинул партию, передав Сильман свое место.

Ей было в то время 43 года, у нее был «ноль» политического опыта, и никто не воспринимал ее всерьез. Однако, будучи назначенной председателем коалиции, Идит Сильман неожиданно проявила недюжинные организационные способности, умело гасила попытки оппозиции провести те или иные решения, чем не раз вызывала гнев депутатов от национально-религиозного лагеря. Последние, в свою очередь, обвиняли ее в предательстве собственных идеалов и не преминули заметить, что после избрания в кнессет она сняла головной убор, ограничившись символической повязкой – в этом был усмотрен ее «полный отход от соблюдения еврейских традиций». Идит Сильман фигура для религиозного мира и в самом деле необычная – хотя бы потому, что окончила физкультурный «Институт Вингейта» и первую академическую степень получила в качестве учителя биологии и спорта. Религиозные студентки в «Институте Вингейта» — это большая редкость.

Многим еще памятен скандал, вспыхнувший после того, как депутат Давид Битан назвал Идит Сильман «дрянной девчонкой, которую надо поставить на место».

И вот Идит Сильман снова повела себя как «дрянная девчонка, но из очень хорошей семьи» — именно так полностью звучит это выражение в английском оригинале. Ее выход из коалиции, безусловно, означает политическое землетрясение. Дальше – либо выборы, либо формирование новой коалиции во главе с «Ликудом». Но для последнего варианта необходимо, чтобы к Сильман и уже давно сделавшему такой шаг Амихаю Шикли присоединился хотя бы еще один депутат из рухнувшей коалиции. Причем желательно именно из «Ямины» — только в этом случае по действующему закону Сильман и Шикли смогут создать свою фракцию.

Без этого они могут оставаться депутатами вплоть до роспуска кнессета, но не могут считаться фракцией и не имеют права баллотироваться от какой-либо существующей партии. Так что разговоры о том, что Сильман обещали в обмен на демарш забронировать место в списке «Ликуда», пока выглядят спекуляцией.

Правда, есть еще вариант сохранения коалиции за счет включения в нее перебежчиков из «Ликуда» или других партий оппозиции, но вероятность его реализации поистине ничтожна.

В любом случае мы снова вступаем в период политической турбулентности, и чем все закончится, сегодня наверняка не может сказать никто. Зато всем ясно, что будет интересно…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s