ВДОГОНКУ ОТ КОВИДА

Опубликовал(а)

(Продолжение. Начало в #636)

На иврите она называется — Котэль Маарави, что в переводе на русский означает “Западная Стена”. И так её часто называют на английском — The Western Wall. Её называют так, так как это — фрагмент западной стены, окружавшей Храмовую Гору.

“Стеной плача” её прозвали арабы, видя, что евреи приходят к стене молиться Всевышнему и плакать о разрушении Храма, отсюда пошло её название и в некоторых других языках, например, в русском.

Обычно под Западной Стеной понимается 57 метров открытого фрагмента древней стены, расположенной на западном склоне Храмовой Горы. Этот фрагмент выходит фасадом на большую площадь в Еврейском Квартале и отведён для молитвы. Однако в полную свою величину та часть Западной Стены, которая выступает над землёй, тянется на 488 м. Полная высота Стены от её основания в районе Площади Западной Стены оценивается в 32 м, при этом открытый фрагмент составляет примерно 19 м в высоту. Стена состоит из 45 слоёв камня, 28 из которых находятся над землёй и 17 под землёй. Первые семь видимых слоёв относятся к Иродианскому периоду. Этот фрагмент стены сложен без скрепляющего раствора из колоссальных гладко обтёсанных камней из известняка. Средняя высота камней — 1-1,2 м, длина — 1,5-3 м. Большая их часть весит от двух до шести тонн каждый, а остальные весят ещё больше — включая один экстраординарный, так называемый Западный камень, расположенный в северной части Арки Уилсона. Его длина — 13,5 м, а оценки веса доходят до 570 т.

Согласно Танаху, Храм Соломона был построен на вершине Храмовой Горы в X веке до н. э. и разрушен вавилонянами в 586 г. до н. э., а Второй Храм завершён и освящён в 516 г. до н. э.

Уже после перехода под контроль Израиля в 1967 году восточной части Иерусалима, сложились и получили широкое распространение традиции, связанные со Стеной плача. Новая площадь перед стеной используется для богослужений и публичных собраний.

Здесь многие мальчики возраста Бар-мицвы (13 лет), впервые вызываются к чтению Торы; здесь приносят присягу новобранцы отборных боевых частей Армии Обороны Израиля; здесь проводятся торжественные церемонии в День независимости Израиля; здесь принято оставлять записки к Б-гу.

Сейчас между камней Стены плача ежегодно вкладывается более миллиона записок, что стало традицией не только для туристов со всего мира, но и для знаменитостей высокого уровня, посещающих Израиль из-за рубежа. Записки пишутся почти на всех языках и во всех форматах. На них пишут просьбы о ниспослании здоровья, достатка, спасения и удачи; они включают в себя стихи и цитаты из Библии. Самыми принятыми местами, на которых вкладываются записки, являются трещины в Стене в открытом районе площади, в пределах достижимой высоты. Миллионы паломников и туристов со всего мира ежегодно прибывают в Иерусалим для того, чтобы увидеть Стену плача и оставить записку с просьбой к Всевышнему между её камнями.

Сегодня существует возможность послать свои записки посредством электронной почты, факса, текстовых сообщений и Интернета; посланная таким образом записка затем распечатывается и вкладывается в Стену.

Но что же делать с таким, все возрастающим количеством записок? Согласно иудейскому закону, молитвенные записки не могут быть выброшены; существуют различные мнения относительно того, должно ли их сжигать или хоронить. На сегодня дважды в год оставленные в Стене записки собирают и хоронят их на еврейском кладбище на Масличной горе.

Традиция оставлять послания Богу в Западной Стене воспринята также христианскими пилигримами и представителями других вероисповеданий. В число иностранных государственных деятелей, публично вложивших послание в Стену плача, входят Папа Римский Иоанн Павел II (2000), Сенатор США Хиллари Родхэм Клинтон (2005) и Папа Римский Бенедикт XVI (2009).

В июле 2008 г. кандидат в Президенты США Барак Обама вложил в стену записку с молитвой. После того, как Обама и его окружение удалились, его записка, написанная на листочке из отеля, была вынута из Стены студентом семинарии, который продал её газете “Маарив”. Газета опубликовала записку, вызвав со стороны других новостных изданий и раввина Стены плача волну критики в связи с нарушением конфиденциальности.

Конечно же, все члены нашей группы вложили в Стену свои записки. Некоторые заготовили их заранее. Кое-кто вложил записки, которые им дали их знакомые и родственники, которые знали, что мы посетим Израиль.

На следующий день у нас было запланировано посещение еще одного города на территории ПНА Хеврона. Хеврон — один из древнейших городов мира, находится в исторической области Иудея, почитается в иудаизме вторым по святости городом после Иерусалима. Самое известное историческое место в Хевроне — это Пещера Патриархов, которая является святыней для представителей трех главных мировых религий: иудеев, христиан и мусульман.

Находится в южной части Западного берега реки Иордан, столица палестинской провинции Хеврон. Расположен в 30 км южнее Иерусалима на высоте 927 м над уровнем моря. Население – порядка 250 тысяч человек. Это единственный город в ПНА, в котором постоянно проживают евреи. В 2021 году в Хевроне проживало более 1350 израильтян. Также в городе находятся 300 учеников иешивы “Шавей Хеврон”, большинство из них — на условиях школы-интерната. Значительная часть еврейского населения города сконцентрирована в квартале “Авраам-Авину”, находящемся на месте древнего еврейского квартала. В здании бывшей еврейской больницы “Бейт-Хадасса” и прилегающих к нему нескольких недавно построенных домов, таких как Бейт-Шнеерсон, постоянно проживают более 70 семей, там же находятся синагога и музей-мемориал памяти погибших во время погрома в Хевроне 1929 года.

В начале 1997 г., в соответствии с Хевронскими соглашениями город был разделён на два сектора: H1 и H2. Сектор H1, который составляет около 80% территории города, и в котором проживает 120 тыс. палестинцев, перешёл под контроль ПНА. Сектор H2, который населяют 30 тыс. арабов, остается под контролем израильской армии для защиты жителей еврейского квартала. Перейти из сектора в сектор можно через любой из 16 израильских контрольно-пропускных пунктов.

Хеврон основан около 1700 года до н. э.. В Библии сообщается, что Хеврон был основан на 7 лет раньше египетского города Цоан (Танис). До 1300 года до н. э. это был центр ханаанской культуры.

По Библии, первоначальное название города — Кириаф-Арба, или Кирьят-Арба. В настоящее время этим именем названо прилегающее к Хеврону израильское городское поселение Кирьят-Арба, мимо которого мы проезжали по пути к Хеврону из Иерусалима.

В2017 году старый город Хеврона был объявлен ЮНЕСКО памятником Всемирного наследия.

В нынешние дни в Хевроне расположены Хевронский университет, Палестинский политехнический Университет, а также несколько еврейских религиозных иешив, в том числе в здании Пещеры Патриархов.

Пещера Патриархов — Пещера Махпела — главная святыня Хеврона. Название можно перевести как “Двойная пещера”. Согласно монотеистической традиции, в этом месте похоронены первые люди: Адам и Ева, а также библейские патриархи и их жёны: Авраам и Сарра, Исаак и Ревекка, Иаков и Лия. Здание, стоящее на месте их предположительных захоронений, сохранилось, по меньшей мере, со времён Ирода.

Сегодня это здание открыто таким образом, что в нём проводятся как еврейские, так и мусульманские богослужения. Сведения о самой пещере, над которой построено здание, очень незначительны. Известно лишь о нескольких ходах и подземных гротах. Научные исследования на месте практически невозможны в силу религиозного противодействия мусульманского Вакфа (своего рода местная администрация района).

25 февраля 1994 года житель Кирьят-Арба Б. Гольдштейн совершил теракт, убив из автомата 29 молившихся там мусульман из Хеврона, а затем был убит молившимися. Сегодня пещера разделена на две неравные части – еврейскую и арабскую, быть может, точнее – иудейскую и мусульманскую. Иудейская – значительно меньше. Представителям каждой религии дано право посещать только свою часть.

При въезде в Хеврон лично меня одолели какие-то необычные ощущения. Наверное, это самый странный город на Земле. Я знал о многих трагических событиях, постигших этот город. В ходе палестинских беспорядков 1929 года 24 августа в Хевроне прошёл еврейский погром. Многие жители были убиты, дома — в том числе и главная синагога — разрушены.

В 1948 году войска Иордании захватили Иудею и Самарию, затем Иордания аннексировала эти земли, и разрушение еврейского квартала Хеврона было почти завершено. На части его территории был устроен городской рынок, уцелевшие дома использовались в качестве торговых помещений, складов и загонов для скота. Арабы окончательно разрушили синагогу, а на ее месте устроили загон для овец и ослов. Там, где была женская часть синагоги, они построили общественную уборную, а рядом с ней устроили свалку мусора и бойню скота. Арабы полностью уничтожили древнее еврейское кладбище, а на его месте насадили огород и виноградник и построили дом. Могильные плиты были разбиты и использовались для строительства заборов.

В 1967 году, после освобождения Иерусалима, началось возвращение евреев в город.

Евреи упорно не хотели его оставлять, наоборот, продолжали его заселять, отвоевывая дом за домом, улицу за улицей. Я представлял себе этот Еврейский квартал — как какую-то окруженную забором и колючей проволокой крепость. Но заборов никаких не увидел, а вот проволока иногда перегораживала улицы прямо посередине. В еврейской части расположена израильская военная база. Но молодые и красивые девочки и мальчики на вид очень дружелюбны, спокойны и даже веселы.

Хевронцы и те и другие, в принципе живут своей жизнью, днем могут свободно ходить по обеим частям. Посещать лавки и базарчики. Особый товар у арабов – верблюжатина. Это местный деликатес. Тушёный верблюд по-хевронски — знаменитое блюдо. Но в день можно забить лишь одного верблюда.

Мы начали свое посещение города с синагоги “Aвраам Авину” («отец наш Авраам»). Синагога была основана в Хевроне в 1540 году евреями, изгнанными из Испании (1492), во главе с раввином Малкиэлем Ашкенази.

Как ни странно — все евреи с фамилией Ашкенази, которых я знал, были сефарды, а не такие как я евреи-ашкенази — выходцы из Германии.

Будучи сперва географическим центром квартала, синагога быстро стала его духовным центром и центром изучения Каббалы. Она была перестроена в 1738 году и расширена в 1864 году. В настоящее время по её имени названа жилая часть еврейского квартала.

По легенде в канун праздника Йом-Кипур в ней собрались девять евреев, т.е. до миньяна не хватало одного человека. В канун праздника пришёл незнакомец, затем, на следующую молитву он появился вновь. После у раввина синагоги был сон, в котором раскрылось, что это был сам праотец Авраам.

Профессор Бенцион Тавгер, несмотря на постоянное препятствование властей, провёл в синагоге раскопки. Также он расчищал кладбища, искал обломки могильных плит и реставрировал разбитые надгробия.

Мы зашли в прилегающий к Пещере музей, посмотрели прекрасный фильм, рассказывавший ее историю и даже день сегодняшний. Посмотрели экспонаты, которые нашел профессор Тавгер, и еще многие другие.

После Шестидневной войны 1967 года синагога была восстановлена по фотографиям и воспоминаниям выживших жителей Хеврона. В неё были возвращены древние свитки Торы, хранившиеся после 1929 года в Иерусалиме.

Сейчас синагога “Авраам Авину” используется по назначению, в ней проводят молитвы. Она открыта и каждый будний день. Наш день как раз и был будним. Жизнь в синагоге шла своим чередом. Всем мужчинам выдали ермолки, множество, очевидно, постоянных обитателей и мужчин, и женщин с удовольствием отвечали на наши вопросы, что-то разъясняли и показывали. Марина рассказала все в подробностях.

Потом мы зашли в расположенное рядом кафе, там можно было что-то перекусить и купить какие-то сувениры.

И поехали в гости к Шмулику. Шмулик – местный постоянный житель Хеврона. Живет там уже порядка 25 лет. Он – художник. И еще водит экскурсии по Хеврону. По субботам. Пешие. Записываются заранее. Поначалу местные арабы противились этим экскурсиям. Пытались мешать, даже применять силу. Теперь привыкли.

Мы ввалились в дом Шмулика всей группой. Он сидел во главе длинного стола. Тем, кому не хватило стульев, предложил вытащить их из чуланчика, примыкавшего к комнате. Разместились все. Шмулик говорил по-русски. С некоторым прибалтийским акцентом. Приехал в первую современную алию, т.е. в середине 70-х прошлого века. Рассказывал про свою жизнь, как переехал в Хеврон, как налаживал отношения с соседями. Живет, в основном, с продажи картин. Картины весьма интересные. Яркие, сочные. Недешевые. Тем, не менее, судя по всему, покупаются.

Уезжали всё через те же армейские посты и насаждения колючей проволоки. Многое в моей голове прояснилось по поводу Хеврона. Но неясные ощущения остались.

А мы возвратились в Иерусалим, в квартал Мамила. О его многотрудной, многовыйной истории и судьбе рассказала мне Дина Рубина в мой прошлый приезд, когда я показывал Иерусалим, да и Израиль подруге моего детства, а потом коллеге по институту Тане Шиманской, приехавшей из Минска. Это на встречу с ней я ехал из Дубаев через Стамбул, о чем рассказывал раньше.

На самом деле, Мамила — это улица. Первая улица, которая существовала за стенами Старого города. Она начиналась от самого бойкого места города — от Яффских ворот. И теперь она одним концом выходит туда. В те времена на Мамиле был центр торговой и культурной жизни города.

Название улицы происходит от турецкого слова “бассейн”, потому что примерно в километре от этого места был резервуар для накопления дождевой воды, построенный еще Иродом Великим. Это был главный источник водоснабжения города. За зиму в бассейне накапливалось много дождевой воды, за которой ходили из города в жаркое лето.

К началу 20-го века улица стала вполне прилично обжитой, Франция даже купила там кусочек земли для своего консульства. Однако, когда в конце 1947 года ООН утвердила план раздела Палестины, толпы разъяренных арабов учинили на Мамиле настоящий погром. И квартал практически вымер.

В 1948 году во время Войны за независимость именно здесь, на Мамиле были самые ожесточенные бои. Еще через год было подписано соглашение о перемирии. В результате три четверти квартала были переданы Израилю, а четверть объявили “нейтральной территорией”. То есть, именно тут проходила граница между израильской и иорданской частями Иерусалима, самая что ни на есть настоящая, с колючей проволокой и бетонными заграждениями.

После Шестидневной войны 1967 г. Иерусалим освободили и окончательно объединили. Объединили и Мамилу, но состояние зданий, как и всего квартала, было ужасным. А потому улицу решили снести и заново застроить элитными жилыми домами и многозвездными гостиницами. Снести постановили даже такую достопримечательность, как дом Михаэля Штерна, который принял Теодора Герцля во время его визита в Палестину в 1898 году. Но запротестовали люди, и Верховный суд Израиля вынес постановление о том, что Мамила — исторический квартал, который надо восстановить и, хотя бы внешне, сохранить.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s