СЕСТРА ВЕЛИКОГО МИЛОСЕРДИЯ

Опубликовал(а)

10 марта, 155 лет назад, родилась Лилиан Валд, в ряде русскоязычных источников упоминается как Уолд из основоположниц американского сообщества медицинских сестер, посвятившая всю свою жизнь заботе о бедных и нуждающихся соотечественниках.

Лилиан в молодости, в униформе медсестр

На свет героиня нашего повествования появилась в Цинциннати, в штате Огайо, в семействе еврейских иммигрантов из Германии – Макса Вальд и Минни Шварц. В семье этой родилось еще трое детей, но нужды они не изведали: предприимчивый отец быстро преуспел в торговле оптикой. В 1878 году Макс и Минни с детьми перебрались в Рочестер (штат Нью-Йорк). Там Лилиан стала посещать англо-французский интернат «Miss Cruttenden Boarding» и школу юных леди «Day School for Young Ladies». Дальше у нее возникло желание продолжить образование в Вассарском колледже, который, в то время стал первым в стране высшим учебным заведением для представительниц слабого пола. Но девушке едва исполнилось 16, и руководство учебного заведения сочло ее слишком юной. В итоге, Лилиан зачислена туда не была. Лилиан поступила в Школу медицинских сестер нью-йоркского госпиталя, завершив курс в 1891 году. Она утвердилась в намерении стать медсестрой, ощутив, что люди этой профессии способны оказывать реальное содействие другим, облегчая их положение. Далее был Женский медицинский колледж. Учебу в нем Валд совмещала с практикой, начав трудовую деятельность в приюте для несовершеннолетних сирот. Она столкнулась с равнодушием персонала в отношении детей, лишенных родительского тепла, с безразличием, выражавшемся в явном нежелании выходить за рамки формальных обязанностей и дарить подопечным хоть немного душевного тепла, в котором ребята так нуждались. Намерения Лилиан что-то изменить, ни к чему не привели – один в поле не воин. Позднее некий журналист — знакомый Валд — написал по данному поводу: «Это была попытка встроить целый оркестр в рамки механического пианино устоявшейся системы». Тяжелое впечатление произвела на Лилиан сцена, случайной свидетельницей которой она стала. К ней обратилась прибежавшая запыхавшаяся девочка-подросток, сообщив, что ее мама родила ребенка, и ей очень плохо. Валд поспешила с этой девочкой в дом, находившийся неподалеку, попав в малюсенькую комнатку в Нижнем Инсайде. Молодая роженица истекала кровью, но врач, принимавший ребенка, ушел, бросив мать и ребенка на произвол судьбы, потому что у этой семьи не было денег, чтобы ему заплатить. И сердце этого человека (давал ли он Клятву Гиппократа, или, хотя бы, знал о ней?) не дрогнуло. Потом Лилиан выяснила, что в этом районе – беспросветной нищеты — подобные ситуации наблюдаются сплошь и рядом. Но у обитателей трущоб чувство сострадания не было приглушено бедственным их положением. «Я познакомилась с семьей, похоронившей умершего ребенка в общей могиле, — вспоминала Валд. – Мать трижды, экономя каждый цент, пыталась собрать необходимую сумму, чтобы оплатить перезахоронение, но каждый раз отдавала деньги соседям, у которых дети голодали». Лилиан уговорила подругу – медсестру Мэри Брюстер — переехать вместе ближе к людям, нуждающимся в каждодневной помощи.

Помощь на дому в одном из районов бедноты

В одиночку мало, что можно сделать, но и вдвоем многого достичь тоже трудно. В роли патронажных сестер обе подруги, что называется, падали с ног. И тогда, не рассчитывая на содействие со стороны муниципальных властей, Валд решила сама открыть курсы домашних медсестер. Объявив набор желающих, она предупреждала: «Вы будете работать с теми, от которых другие отказываются». Но такая «реклама» не отпугнула многих девушек, и стало быть, у Лилиан и Мэри нашлись единомышленницы. Появились и средства, чтобы обеспечить проекту финансовую базу: знаменитый еврейский банкир и меценат Джейкоб Шифф согласился выделить деньги, позволившие открыть «Дом помощи на Генри-стрит». «Мы готовы услышать всех, — заявила Валд, — независимо от религии, социального статуса, возраста и этнической принадлежности». Не в последнюю очередь руку помощи Лилиан и Мэри протягивали семьям еврейских иммигрантов, испытывавшим нужду. На начало 1906 года в организации, созданной усилиями Валд, работало 27 медсестер. Дальнейшее финансовое содействие «Дому помощи» оказала общественная деятельница и благотворитель Элизабет Андерсон. Это позволило Лилиан, в последующие годы расширить штат, доведя его до 92 человек. Делали прививки, принимали роды, обучали матерей уходу за младенцами, учили, как избавлять детей от глистов. Лилиан пользовалась методами превентивной медицины, добивалась строгой изоляции инфекционных больных. Впоследствии на Генри-стрит появились театр и музыкальная школа. С легкой руки Лилиан Валд в обиход вошел термин «Public health nursing». Количество обслуживаемых организацией людей исчислялось сначала десятками, потом – сотнями, далее – тысячами. Важнейшим элементом деятельности Валд считала обслуживание нуждающихся на дому, высказывая мнение, что право на его получение должно быть закреплено законом за каждым гражданином государства. «Дома помощи», «по образу и подобию» первого, с которого началось большое и важное дело, появились еще в нескольких районах Нью-Йорка, ориентируясь на представителей итальянской, венгерской и афроамериканской общины. Для людей, нуждающихся в отдыхе и покое, но не имеющих средств, чтобы отправляться на курорты, по инициативе Валд, на берегу Гудзона было открыто некое подобие санатория. И не только. Создан был прообраз современных реабилитационных центров — для работников, получавших травмы на производстве. А детей отправляли набираться сил на одну из ферм, которую оборудовали для этих целей. «Ребенку, особенно родившемуся в семье иммигрантов, жизненно важно ощущать, что есть в мире место, где он наравне с остальными будет окружен заботой и пониманием. Таким местом должна стать школа», – указывала Лилиан Валд. Приложенные усилия помогли ввести в начальных учебных заведениях программу обучения детей с ограниченными возможностями и наладить обеспечение учащихся бесплатными обедами. Валд стала одним из первых руководителей «Комитета по детскому труду», который был преобразован впоследствии в Национальный комитет. Он лоббировал федеральные законы, ограждающие несовершеннолетних от безжалостной эксплуатации на производстве и открывавшие подросткам доступ к общественному образованию. В 1920-х годах эта структура предложила поправку к Конституции Соединенных Штатов, запрещающую использование детского труда. И первый интернат для детей-инвалидов открыт был при активном участии Лилиан. Благодаря личным стараниям Валд, США стали первой в мире страной, где государственные школы начали предоставлять учащимся элементарное медицинское обслуживание. Благодаря личной поддержке со стороны президента Теодора Рузвельта, Лилиан добилась организации в Конгрессе Бюро по делам детей.

«Дом помощи на Генри-стрит» разросся до масштаба одной из крупнейших патронажных организаций страны, работавших в Нью-Йорке – «Visiting Nurse Service of New York». Накопленный опыт Лилиан решила обобщить, чтобы поделиться им, сделав его доступным и в других регионах и городах Соединенных Штатов. С этой целью Валд написала две книги «The House on Henry Street» и «Windows on Henry Street». Книги привлекли большое внимание и неоднократно переиздавались, став замечательным пособием для последовательниц Лилиан. Надо сказать, что многие из поданных ею идей были положены в основу созданной Советом по здравоохранению Нью-Йорка (New York Board of Health) Службы участковых медсестер.

Валд была избрана первым президентом национальной организации сестринского дела – «National Organization for Public Health Nursing». Она установила контакты со страховой компанией «Metropolitan Life Insurance Company» (ныне – «MetLife»), предложив разработать национальную систему медицинского страхования. В заслугу этой замечательной женщине поставить можно и то, что при ее содействии в Колумбийском университете открылась школа по подготовке медсестер. Положение женщин в американском обществе постоянно находилось в поле её внимания. «По данным переписи населения, в Штатах насчитывается более пяти миллионов работающих женщин, но отношение к ним оставляет желать лучшего» — указывала Лилиан. «Очнитесь: вокруг вас женщины конкурируют с мужчинами, но работают на износ. Нужно кардинально менять условия труда» — призывала Валд. В пример ставала она свою организацию, где уже в то время все работники получали достойную зарплату, а в случае болезни, — могли спокойно оставаться дома, не переживая, что с них удержат деньги или укажут на дверь. При участии Лилиан, была организована Лига женских профсоюзов, она входила в исполком «Лиги Нью-Йорка». Но одним лишь здравоохранением перечень интересов Валд не ограничивался. Лилиан учила женщин готовить и шить, побуждала их к активному участию в общественной жизни, к тому, чтобы они становились экономически независимыми членами своих семей и успешно делали карьеру.

Лилиан Валд была лишена расовых предрассудков. На работу в ее организации принимали исключительно по деловым качествам, не взирая на этническое происхождение и цвет кожи. Лилиан решительно высказалась против вышедшего на экраны в 1915 году фильма «Возрождение нации» режиссера Дэвида Гриффита по произведениям Томаса Диксона. Спустя десятилетия, эту картину назвали «самой отвратительно расистской в истории Голливуда». Успех этой ленты, представляющей «Ку-клукс-клан» героической силой, защищающей и спасающей традиционные американские ценности, как заявила Валд, «закреплял право на безумие, как минимум, на несколько десятилетий».

В период Первой Мировой войны Валд выступала против участия в ней Соединенных Штатов, разделяя позиции женской «Партии мира» и участвовала в создании «Международной женской лиги за мир и свободу». Она возглавляла «Совет скорой медицинской помощи» во время эпидемии гриппа 1918-19 г. Ее также избрали президентом сформированного «Американского союза против милитаризма». Но когда Соединенные Штаты вступили в войну, в свете происходивших событий, Лилиан Валд оказывала содействие в подготовке фронтовых медсестер. Поразительно: как она успевала всё и везде!

В послевоенное время Валд побывала на европейском континенте, почувствовав мрачные веяния поднимавшего уже голову фашизма. «Идеи, что зерна, а слова – вода: озвучиваемые безумные идеи могут дать ростки. Возможно, мы стоим на пороге чего-то более страшного, чем бедность и болезни» — предрекала Валд, и оказалась права, хотя сама ужасов Второй Мировой не увидела, и о них не узнала. Помимо Европы, Лилиан совершила поездки на Гавайи, в Японию, Китай и Россию, внося свой вклад в становление международного медицинского движения и в налаживание связей между женскими организациями разных стран.

В 1933 году Валд перенесла инсульт, после чего уединилась в небольшом (не по уровню заслуг) доме. Там ее навещали старые подруги и друзья, и в том числе, Элеонора Рузвельт и Альберт Эйнштейн. Лилиан никогда не была замужем, и при всей любви к детям, собственными не обзавелась, и на воспитание никого не принимала. Всецело отдавалась своей деятельности, полагая, быть может, что семейные отношения ограничат ее возможности. Валд была очень близка с активной общественницей и писательницей Мейбл Киттредж, автором книг по ведению домашнего хозяйства, выступавшей вместе с Лилиан за организацию горячего питания в школах, а также с Хелен Артур, театральным менеджером, пропагандировавшей идею некоммерческого театра и выступавшей против цензуры в театральном искусстве.

Лилиан Валд скончалась от обширного кровоизлияния в мозг 1 сентября 1940 года в Вэстпорте, в штате Коннектикут, в возрасте 73 лет. У знаменитой «сиделки всего Нью-Йорка», как называли Лилиан, не было родных, которые проводили бы ее в последний путь, но скорбную миссию эту выполнили тысячи людей – членов правительства, парламентариев, общественных деятелей и простых американцев, чья жизнь, благодаря ее усилиям и заботам, изменилась к лучшему. Валд погребли в Рочестере, на кладбище Маунт-Холп, первом муниципальном кладбище в США. На доме, где жила и работала Лилиан, установлена мемориальная доска с ее портретом. Именем Валд названы на Манхэттене проезд, жилой комплекс и детский центр с большой площадкой, где тоже можно увидеть мемориальные знаки.

Издание «The New York Times» назвало Лилиан одной из 12 величайших американских женщин. Позже, в данной связи, ей вручили специальную награду – «Медаль Линкольна», как выдающемуся гражданину Нью-Йорка. В 1937 году в радиопрограмме, посвященной её 70-летию, Сара Делано Рузвельт зачитала письмо от её сына, Президента США Франклина Рузвельта, в котором глава вашингтонской администрации благодарил Валд за «бескорыстный труд во имя счастья и благополучия людей». В 1970 году Валд была введена в «Зал славы великих американцев», где ей установлен бюст работы американской ваятельницы Элинор Платт. Лилиан также включена в Еврейско-Американский зал славы(«Jewish-American Hall of Fame»), где в честь каждого, заслужившего эту честь, чеканится уникальная именная медаль. Валд посвящены главы в ряде книг, как, например: «Еврейские герои и героини Америки: 150 правдивых историй американского еврейского героизма» (С. Броуди, 1996), «Мятежники и реформаторы: биографии четырех американцев-евреев: «Урия Филипс Леви, Эрнестин Л. Роуз, Луи Д. Брандейс, Лилиан Д. Валд» (А.Эйсман, 1976), «Дочери Завета: портреты шести еврейских женщин» (Э. Вагенкнехт, 1983). Образ поистине великой подвижницы рисуется и в художественной литературе, в частности, в одном из романов, составивших трилогию Хелен Дор Бойлстон — о Сью Бартон. Часть действия этого произведения происходит в том самом «Доме помощи на Генри-стрит» у Лилиан Валд, и с её непосредственным участием.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s