«ЗИМНЯЯ ВОЙНА», ПЕРВАЯ СЕРИЯ*

Опубликовал(а)

82 года назад, 12 марта 1940 года, закончилась советско-финская война. Она продлилась ровно 105 дней и завершилась весьма невыгодным для Финляндии миром. Тем не менее, финны выстояли против армии, превышавшей их собственную втрое по численному составу и на порядок – по количеству техники. А итоги этой войны весьма чётко проявили все слабости советской военной подготовки, что и подтолкнуло Гитлера к нападению на СССР всего лишь через год с лишним.

Советские (а сегодня – и российские) историки называют официальной причиной этой войны необходимость «отодвинуть границу от Ленинграда» — собственно, именно так она и была сформулирована сталинским руководством. Тем не менее, само нападение на Финляндию было осуществлено по той же схеме, по которой проводились захваты балтийских стран: подписание договора о взаимопомощи, после чего – выдвижение претензий и оккупация под видом этой самой «помощи». На самом деле, такая же схема вообще является типичной для российского государства на протяжении всей его истории – от Переяславского договора, положившего начало оккупации Украины Московией, и до Афганистана.

Давид и Голиаф

Правда, в отличие от прибалтов в 1940, финны в 1939-м давлению СССР уступать не пожелали. И тогда в ход пошёл другой, также достаточно типичный для русских сценарий: в Териоки (нынешний Зеленогорск) было сформировано так называемое «народное правительство» Финляндии во главе с бежавшим в Советскую Россию ещё в 1918 году пламенным коммунистом и горьким пьяницей Отто Куусиненом. Естественно, что это правительство никто в мире не признал, что не помешало СССР откликнуться на его «просьбу» о военной помощи «угнетённому финскому пролетариату».

30 ноября 1939 года Красная армия начала «спецоперацию» по оказанию этой самой помощи. Формальным поводом для начала боевых действий послужил так называемый «майнильский инцидент»: советская воинская часть, расположенная в деревне Майнила на Карельском перешейке, была обстреляна из артиллерии, министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов выступил с заявлением, в котором назвал этот обстрел «гнусной провокацией финской белогвардейщины» — и всё, casus belli был создан. Финны уже тогда пытались объяснить всему миру, что с их территории по Майниле вообще невозможно было стрелять, но Москву это, естественно, не интересовало. В конце концов, если у Гитлера получилось – почему бы Сталину не повторить?

В начале боевых действий общая численность участвовавших в ней войск Красной армии превышала общую численность всей финской армии почти в два раза: 425.640 солдат и офицеров у «красных» — 250 тысяч у финнов. В артиллерийских орудиях и миномётах это преимущество было пятикратным, в самолётах – девятикратным. На вооружении финской армии имелось всего-навсего 32 танка и 2 бронеавтомобиля. Было, правда, ещё без малого три десятка старых железных коробок, оставшихся со времён Первой Мировой, но годились они разве что в качестве неподвижных огневых точек.

Согласно документам, хранящимся в опять засекреченном Российском государственном военном архиве, у Красной армии на всём протяжении финского фронта имелось 2289 танков. 2289 – против 32. То есть, начало «зимней войны» (так её по сей день называют в Финляндии) ознаменовалось десятикратным преимуществом русских в технике. Неудивительно, что советские командующие рассчитывали на лёгкую и быструю победу, намереваясь не просто отодвинуть границу от Ленинграда, а захватить всю Финляндию, как захватили Латвию, Литву, Эстонию, Западную Украину… «Маленькая победоносная война» — она ведь тоже в традициях этих вечных освободителей разных стран от их народов…

Однако, точно так же, как и теперь с Украиной, с Финляндией они весьма серьёзно просчитались. Решительное и, что немаловажно – весьма умелое сопротивление финской армии, которая не только показала настоящие чудеса пехотного боя в оборонительных условиях, но и попутно ухитрилась изобрести новый олимпийский вид спорта – биатлон (он появился именно после того, как финны сформировали свои летучие лёгкие отряды лыжников-снайперов, терзавших советские наступающие войска и массово выбивавших командный состав). Так что агрессору пришлось увеличить свой военный контингент, действовавший против Финляндии, до 760 тыс. человек – теперь он по составу стал втрое большим, чем финские войска. Опять-таки: традиционная для русских тактика забрасывания противника собственным пушечным мясом. Бабы, мол, ещё нарожают.

Только лишь благодаря численному превосходству, Красная армия добилась преимущества. В советской историографии, правда, неудачи первого этапа Финской войны пояснялись примерно так же, как впоследствии генералы Вермахта поясняли собственные просчёты: им, мол, помешал «генерал Мороз». Однако, метеорологические сводки тех времён это утверждение опровергают: в декабре 1939 года температура воздуха на Карельском перешейке колебалась от +1 до -23,4 градусов, а первый сильный снегопад был отмечен лишь в январе 1940 года – то есть, через два месяца после начала боевых действий. Да и потом, морозы-то обычно мешают обеим сторонам, а вот финнам они почему-то не мешали лупить захватчиков в хвост и в гриву, невзирая на преимущество тех в численном составе и вооружении.

«Ах, это мы ошиблись»

Проблема советских войск заключалась совершенно в другом, а именно – в высочайшем боевом духе финских солдат, защищавших свою землю от захватчиков, а также в их отличной выучке и подготовке. Эффект «своего поля» сработал на двести процентов. Для Сталина так же, как для Путина сегодня, абсолютной неожиданностью оказался тот факт, что на защиту своей Родины встал весь финский народ, от мала до велика. В Финляндии ни один человек не поверил в «освободительную миссию», а также в то, что страна в случае поражения сможет сохранить свою независимость. Финны были отлично осведомлены о советских репрессиях 1935-1938 годов, ведь, среди прочих, в жернова этой жуткой мясорубки попали тысячи их соплеменников, оставшихся на территории Советской России, были полностью уничтожены газеты на финском языке и закрыты все школы, где этот язык изучался.

Конечно же, свою роль сыграла и абсолютная недооценка боеспособности финских войск, а также тот факт, что командовал ими высокопрофессиональный боевой офицер, бывший кавалергард и генерал-лейтенант царской России Карл Густав Эмиль Маннергейм. В отличие от него, советское командование действовало крайне неумело, попросту отправляя десятки тысяч бойцов в безнадёжные лобовые атаки на укрепления «линии Маннергейма». Финны по сей день помнят рассказы о том, как их пулемётчики, сидящие в куполах ДОТов, седели от ужаса, потому что им приходилось менять уже пятый ствол у раскалённого докрасна «максима», а эти сумасшедшие в плохоньких шинельках и с бесполезными трёхлинейками наперевес всё лезли и лезли, устилая подступы к укреплениям сплошным ковром своих трупов. Кстати, именно тогда появилось ещё одно новшество: военные психологи. Их пришлось привлечь, чтобы хоть как-то бороться с шоком, возникающим у любого нормального человека в подобных обстоятельствах – в конце концов, сколько можно убить людей, пусть даже врагов, чтоб не сдвинуться мозгами?

Финские укрепления, помноженные на труднопроходимую местность, сводили на нет огромное преимущество Красной армии в военной технике – та просто-напросто тонула в грязи. Вместо противотанковых орудий, которых у финнов было раз-два и обчёлся, они выводили советскую бронетехнику из строя с помощью бутылок с зажигательной смесью – именно тогда это импровизированное оружие прозвали «коктейлями Молотова». К слову, сейчас эти бутылки весьма успешно применяют украинцы, защищая свою Родину от новых российских «освободителей» — только теперь распространилось новое название: «узвар Бандеры». Но танки и бронемашины горят от них не хуже.

Увы, но Финляндия всё-таки – слишком маленькая страна, чтобы иметь возможность противостоять советскому монстру. Монстр, с одной стороны, поставленной задачи не выполнил – Финляндия не была оккупирована, терять, чего доброго, миллионы солдат в преддверии неминуемого вступления в мировую войну Сталин не мог себе позволить. С другой же – финнам пришлось согласиться на подписание мирного договора с Советским Союзом, договора позорного и тяжёлого: согласно подписанному в Москве 12 марта 1940 года мирному соглашению, Финляндия была вынуждена пойти на территориальные уступки, значительно превышающие те, которых СССР требовал в 1939 году: было потеряно примерно 11% финской территории и один крупный город – Выборг. К советским владениям отошёл Карельский перешеек, советскими стали северная часть побережья Ладожского озера, ряд островов в Финском заливе, на 30 лет был отдан под советскую военно-морскую базу полуостров Ханко. 430 тысяч финнов превратились в беженцев, потеряв родные дома.

Тем не менее, главная цель была финнами достигнута: их страна сохранила независимость, сумела выстоять в тяжёлой борьбе и показать, что и на советского Голиафа может найтись свой Давид. «Народный президент» Куусинен был отправлен обратно в забвение, добивать собственную печень, Москве хочешь-не-хочешь пришлось иметь дело с «белогвардейским» правительством в Хельсинки, а сообщения ТАСС о том, что оно якобы давно бежало из страны, вдруг оказались исчезнувшими из архивов и, следовательно, никогда-никогда не существовавшими.

Три с лишним месяца «зимней войны» обошлись Советскому Союзу почти в 127 тысяч убитых и пропавших без вести солдат. 246 тысяч были ранены, контужены, получили тяжёлые и средние обморожения. То есть, за три месяца были так или иначе выведены из строя 373 тысячи солдат из 760 тысяч – без малого, половина! Финны потеряли 26 тысяч бойцов убитыми, ещё 43,5 тысячи были ранены – пятая часть армии. И вот как раз этот результат и стал для СССР наиболее катастрофическим последствием всей этой авантюры. А именно: добрый друг и союзник, Адольф Гитлер, внимательно присмотрелся к способу ведения войны, продемонстрированному армией, которая якобы была на тот момент всех сильней, причём «от тайги до британских морей», и сделал для себя вывод: а ведь их можно разбить гораздо меньшим числом, лишь бы солдаты были получше обучены… Более того: тот факт, что за нападение на Финляндию Советский Союз был исключён из Лиги Наций, лишь укрепил его в этом умозаключении: Гитлер решил, что Сталину нечего теперь рассчитывать на помощь.

Так что не зря считается, что Финская война является частью Второй Мировой, а также своеобразным «прологом» к нападению нацистской Германии на СССР. Конечно, Гитлер также ошибся: Сталину, несмотря на всю его гнусность, помогли, да ещё и как! И не будь этой помощи – не известно, как обернулась бы Великая Отечественная.

*- «ЗИМНЯЯ ВОЙНА», ВТОРАЯ СЕРИЯ, УКРАИНА…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s