ПОДВИГ РАВВИНА, НЕ СЧИТАВШЕГО СЕБЯ ГЕРОЕМ

Опубликовал(а)

Исполнилось 120 лет со дня рождения британского раввина Соломона Шонфельда. Вам о чем-то говорит это имя? Если нет, то искренне жаль. Но мы попытаемся восполнить пробел. На свет появился Соломон в венгерской еврейской семье раввина Авигдора Шонфельда и его супруги Рахели Лии. Мальчик был вторым сыном у родителей, а всего в семействе родилось семеро детей. Большие семьи, где было много детей, были не редки в то время.

Учился Соломон в ешиве Нитры (ныне это – город в Словакии). Его наставником был известный раввин Михаэль-Дов Вайсмандель, и многие его ученики освятили свою жизнь, впоследствии, праведностью и многими добрыми делами. Продолжил обучение Шонфельд в Восточной Пруссии, в университете Кенигсберга.

В 1932 году, предчувствуя драматическое для евреев развитие событий в Германии и во всей Центральной Европе, Соломон перебрался в Великобританию, где, к тому времени, жила родительская семья. Молодому человеку было тогда только 20 лет, но уже через год он стал раввином синагоги «Адат Исраэль» на севере британской столицы. Молодой, энергичный, впитавший в себя знания, и принявший веру предков умом и сердцем, он уже вскоре сумел обрести поддержку в общине и завоевать авторитет. На посту руководителя средней еврейской школы Соломон сменил своего отца. Он стал председательствующим раввином в Союзе ортодоксальных еврейских конгрегаций и был избран президентом Совета еврейских дневных школ Великобритании. С раввинами многих стран континента Шонфельд поддерживал связи, и о том, что происходит в Германии и сопредельных государствах, был хорошо осведомлен. И, разумеется, о репрессивной политике, которая начала проводиться по отношению к еврейскому населению почти сразу же после прихода к власти Гитлера. В ту пору усилилось стремление евреев покинуть нацистскую Германию. Но если некоторые страны и принимали еврейских переселенцев, причем весьма ограниченно, то выдавали въездные визы, по преимуществу, людям молодым и здоровым, готовым к тяжелому физическому труду. На этом безрадостном фоне, рабби Шонфельд составил аргументированное обращение к правительству Великобритании. В итоге, получить британские визы смогли 1.300 раввинов, преподавателей еврейских школ, шойхетов, других общинных функционеров, а также и члены их семей. Эти люди были обеспечены работой, и соответственно, смогли продолжить свою деятельность, хотя в иных уже условиях. Проблемы это, конечно же, глобально не решало, но спасающий одного человека — так учит еврейская традиция – спасает целый мир.

В конце 1938 года, после событий «Хрустальной ночи», когда все о дальнейших намерениях нацистов стало ясно даже тем, кто в чем-то еще сомневался, один из лидеров еврейской общины австрийской столицы Юлиус Штейнфельд обратился к Соломону Шонфельду. Просьба состояла в том, чтобы, по крайней мере, хотя бы часть венской еврейской молодежи получила возможность беспрепятственно покинуть страну и направиться в Великобританию. С целью решения этой и других, жизненно важных для еврейского сообщества задач, при главном раввине Великобритании (им являлся Джозеф (Йозеф) Герман Герц, ставший впоследствии тестем Шонфельда) был сформирован Чрезвычайный совет, развернувший активную деятельность. Соломон Шонфельд стал деятельным участником программы «Киндертранспорт», предоставляя правительству своей страны, в том числе и личные, гарантии по приему и расселению еврейских детей и подростков на британских островах. Это позволило вывезти из одной только Австрии сотни юных евреев, что спасло им жизнь. Как известно из истории, первый поезд из Вены (после переговоров, которые были проведены с Адольфом Эйхманом), прибыл в Нидерланды 10 декабря 1938 года, доставив туда 600 ребят. Оттуда их переправляли в Великобританию. Представители принимающей стороны строго следили за тем, чтобы достойно расселены были все вынужденные переселенцы, до одного. Примечательная деталь: есть сведения о том, что 160 юных беженцев, которые остались без приемных семей, были направлены в школу Виттингема, расположенную в Шотландии, на территории имения, принадлежавшего семье покойного премьер-министра Великобритании Артура Бальфура, автора знаменитой «Декларации», подтвердившей приверженность британского правительства воссозданию в Палестине еврейского национального очага». Нелишне добавить: упомянутый главный раввин Великобритании Джозеф Герц, будучи убежденным сионистом, к программе «Киндертранспорт» относился настороженно. Он понимал, что речь идет о спасительной миссии, но тот факт, что еврейские дети будут жить и воспитываться в семьях не евреев, что неизбежно приведет, в большинстве случаев, как он, небезосновательно полагал, к утрате ими связи с еврейством, вызывал у раввина Герца опасения и возражения. Но из двух зол выбирают меньшее — таков принцип, связанный с этической концепцией принятия альтернативных решений. К слову, и сам Шонфельд заявлял: дети и подростки из оккупированных нацистами стран, прибывающие в Великобританию, должны воспитываться в местных еврейских ортодоксальных семьях. Но это не мешало ему испытывать уважение и чувство благодарности к британцам, не имевшим никакого отношения к иудаизму, но протянувшим руку помощи и милосердно принявшим еврейских детей и подростков, доставленных рейсами «Киндертранспорта». В противном случае, операция эта вряд ли оказалась бы столь успешной.

Спасенные, благодаря усилиям Шонфельда, ребятишки по прибытии в Великобританию

С началом Второй мировой войны, раввин осознал: акции по спасению еврейского населения трудно осуществлять без государственной поддержки. В конце лета 1942 года он убеждал Национальное управление по делам колоний предоставить еврейским беженцам убежище на Маврикии. В декабре 1942 года Шонфельд обсуждал возможные варианты действий в данном направлении с некоторыми членами британского парламента и влиятельными религиозными деятелями. В результате родилась парламентская инициатива — обращения к кабинету министров с призывом оказать практическую помощь евреям Европы, подвергающимся геноциду. Содействие могло заключаться в предоставлении временных убежищ и условий для транзита еврейским беженцам на территориях Соединенного Королевства и дружественных государств, чьи правительства, предположительно, последуют примеру, подаваемому Великобританией. Поддержку в парламенте это начинание обрело, и немалую. Сторонницей решительных действий была, в частности, член парламента Элеонор Рэтбоун. Она же в 1942 году призывала британское правительство придать широкой огласке те факты Холокоста и свидетельства очевидцев, которыми уже располагало британское правительство. Но все это, увы, не привело к тому, чтобы дело перешло в стадию масштабных акций по спасению евреев, оказавшихся в страшной беде. В такой ситуации Соломон Шонфельд задался вопросом: а что, если приобрести в частное владение остров, и использовать его в качестве, своего рода, «спасательного круга» для собратьев? Поначалу Колониальное управление не выразило на этот счет принципиальных возражений, и Шонфельд, сумев собрать 10 тысяч фунтов стерлингов, вложил их в покупку острова на Британских Багамах. Но потом указанное ведомство изменило свою позицию, и план не сработал.

Параллельно с усилиями Шонфельда, их прилагал для помощи единоверцам бывший наставник Соломона — Михаэль-Дов Вайсмандель. Он входил в контакты с дипломатами, через которых переправлял письма, адресованные влиятельным политикам – с призывом не допустить истребления нацистами евреев Европы. Такие послания были переданы, в частности, Уинстону Черчиллю и Франклину Д. Рузвельту. Одному из дипломатов Михаэль-Дов поручил доставить письмо в Ватикан и вручить его лично Папе Римскому Пию XII. В Британии, куда Михаэль-Дов Вайсмандель приезжал в рамках своей миссии, ему удалось выхлопотать 60 виз для раввинов. При участии раввина Вайсманделя в нейтральную Швейцарию а также и в другие страны были переданы свидетельские показания узников Освенцима, которым посчастливилось бежать из лагеря – о творимых там немыслимых злодеяниях. И это подняло волну общественного возмущения. Участвовал Михаэль-Дов и в переговорах с нацистским руководством в Словакии — о судьбе еврейских соплеменников. Эти переговоры, фактически, задержали на два года депортацию словацких евреев в лагеря смерти. Самого рабби с семьей арестовали в октябре 1944 года и загнали в состав, который последовал в Освенцим. Раввину удалось пропилить отверстие небольшой пилой, которую он спрятал в буханке хлеба, и бежать. Убежище он нашел в Братиславе, вынужденно перейдя на нелегальное положение. Соломон Шонфельд подхватил призыв Вайсманделя – нанести авиаудары и разбомбить железнодорожные рельсы, ведущие в Освенцим и лагерные помещения, где был оборудован крематорий. Но это обращение к кабинету министров Великобритании, не возымело действия.

Молчали и бездействовали не все, но если бы их не оказалось подавляющее большинство, трагедия не приняла бы таких масштабов, — это бесспорно. Но история не имеет сослагательного наклонения, и, к огромному сожалению, далеко не для всех служит уроком, что вызывает тревогу за будущее.

Но снова возвратимся в прошлое. Сразу по окончании Второй Мировой войны, Соломон Шонфельд отправился в эпицентры Катастрофы европейского еврейства. Цель теперь состояла в том, чтобы отыскать собратьев, переживших Холокост и оказать им всевозможную помощь, найти еврейских детей, потерявших в годы войны родителей и других своих родных, чтобы принять участие в судьбе сирот. Не имея звания военного капеллана и не обладая никаким официальным статусом, раввин Шонфельд, чтобы перемешаться по дорогам Германии, обзавелся стареньким автомобилем, а еще носил некое подобие офицерской военной формы, и оно служило пропуском в послевоенной неразберихе. Есть свидетельства тому, что Шонфельд, в таком вот виде, под охраной британских солдат, посетил территорию бывших лагерей массового уничтожения евреев Освенцим и Берген-Бельзен, а также лагеря для перемещенных лиц. «Несколько тысяч людей обязаны Соломону Шонфельду своими жизнями», — рассказал в беседе с корреспондентом издания «Ham&High» один из спасенных, пожилой житель северного Лондона, где сосредоточена сегодня крупная еврейская община. Еще один из таких людей, вошедших в «список Шонфельда» — раввин Симха Бинем Либерман из Варшавы. Родившийся в семье хасидов, он посещал талмудическую школу, и не прекращал свое образование даже с началом войны. Оказался в гетто, затем в Майданеке, где, будучи еще подростком, занимался тяжелым физическим трудом, вместе со всеми взрослыми узниками. Ему довелось пройти, в общей сложности, через семь (!) лагерей смерти, и остаться в живых. Точнее говоря, после освобождения, жизнь в нем едва теплилась. Соломон Шонфельд посодействовал в оказании Симхе медицинской помощи, а затем организовал его переезд в Великобританию. Там Либерман завершил учебу в талмудическом колледже и женился на Хаве Соше, девушке, выжившей в Освенциме. Симха стал известен своими лекциями и серией книг, которые он написал с целью популяризации знания Талмуда. В 1992 году Либерман с семьей репатриировался в Израиль и поселился в Цфате, где было издано полное собрание его сочинений – в 20-ти томах. И таких примеров, рассказывая о раввине Шонфельде, можно привести множество.

Соломон был женат на дочери главного раввина Великобритании Юдифи Хелен Герц, и в браке этом у четы родилось трое сыновей. Один из них – Джереми Шонфельд, ставший преподавателем лондонского Колледжа им. Лео Бека и Центра иудаики Оксфордского университета, рассказывал, что общее число спасенных его отцом соплеменников составило, примерно, три с половиной тысячи человек. «Принадлежа к религиозному ортодоксальному сообществу, — отмечал Джереми, — мой отец всячески избегал того, чтобы привлекать внимание к себе, и потому о том, что он пытался предпринять в страшные времена Холокоста, и что ему удалось сделать, мало, кому известно. Соломона Шонфельда не стало 6 февраля 1984 года. И только через 30 лет после его смерти он был официально признан в Великобритании героем Второй мировой войны. По этому случаю в память о нем была организована официальная церемония, которая прошла с участием главного раввина Британского Содружества, лорда Джонатана Сакса. «Я чрезвычайно горд почестями, оказанными моему отцу. Жаль только, что он не удостоился их при жизни, — отметил на церемонии доктор Джереми Шонфельд, добавив: «Сам раввин не считал, что совершал подвиги». Награду, которой посмертно удостоили Соломона Шонфельда, приняли члены его семьи. Она была учреждена британским правительством и присуждается гражданам Соединенного Королевства за героизм, проявленный в годы Холокоста. Одним из наименее известных героев той поры и оказался раввин Шонфельд, хотя имя его стоит в одном ряду с именами других людей, сыгравших наиболее значимую роль в организации «Киндертранспорта»: сэра Николаса Винтона, Вилфрида Израэля, Гертруды Висмюллер-Мейер, Кете Розенхайм. К тому же, вкладом в успех этой программы деятельность Соломона Шонфельда отнюдь не исчерпывалась, хотя и одного этого было бы достаточно.

К сказанному о раввине необходимо добавить: рабби Шонфельд сыграл большую роль в формировании системы еврейских средних школ в своей стране. Став основоположником дневного еврейского школьного образования в Британии, Соломон Шонфельд в 1944 году основал в Лондоне «Hasmonean High School». Одной из главных задач, при этом, раввин усматривал в том, чтобы вовлечь в процесс обучения в религиозных учебных заведениях тех подростков и детей, которые привезены были в Великобританию в ходе осуществления операции «Киндертранспорт». Ныне «Школа Хасмонеев» располагается в двух кампусах (один из них выделен для девочек). Здания расположены на расстоянии более мили друг от друга. В этом учебном заведении общее руководство и единый преподавательский состав, но учебные помещения, внешние пространства и игровые площадки разделены. Рейтинг гимназии высок. Среди бывших ее учеников – британский миллиардер, менеджер крупного фонда инвестиций Алан Ховард, инженер, специалист в области оптических коммуникаций, профессор Полина Байвел, избранная членом Королевской Инженерной Академии, журналист Дина Рабинович – ведущая колонки в ежедневной газете «The Guardian» (талантливый публицист, она безвременно ушла из жизни, вследствие онкологического заболевания в возрасте 44 лет).

Обложка книги Нормана Лебрехта «Гений и беспокойство»

В 2019 году британский писатель Норман Лебрехт выпустил книгу под названием: «Гений и беспокойство», посвятив ее евреям, изменившим мир за столетие — в период с 1847 по 1947 год. Автор попытался дать ответ на два вопроса. Прежде всего, почему многие из тех личностей, благодаря которым наши представления о мире в течение века кардинально изменились, были евреями. А второй вопрос, поднятый писателем: как мир за тот же период времени изменил евреев. В книге этой десятки выдающихся людей разделены на два типа. К первому относятся масштабные исторические фигуры с хорошо известными именами. А вторую категорию составляют те, что остались в тени, хотя и сыграли в исторических коллизиях заметную роль. «Мне лично интересней и ближе второй тип», — рассказал в одном из интервью Норман Лебрехт, добавив: «Это такие люди, как раввин Соломон Шонфельд, чье, поистине, гениальное чутье, удивительное умение убеждать и готовность к решительным действиям позволили спасти тысячи жизней. Это ли не пример для подражания?!»

Могилы Соломона Шонфельда и его супруги

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s