КИТАЙ НАСТУПАЕТ

Опубликовал(а)

Россия, стянув войска к украинским границам, одновременно совершенно оголила свои восточные рубежи: такое впечатление, что о границе с Китаем Кремль вообще не беспокоится. Отчего?

Как известно, закон сохранения массы материи, известный ещё, как закон Ломоносова-Лавуазье, гласит, что ежели, мол, в одном месте чего-то прибывает, то в ином столько же недостаёт. К украинским границам и в целом в европейскую часть РФ всё прибывают и прибывают «мирные» российские войска: танки, артиллерия, подразделения мотопехоты и воздушного десанта, а недавно даже перебросили два дивизиона пресловутых «Искандеров», которые в своё время предлагалось не смешить западными санкциями. Откуда же убывают эти части? Как утверждают независимо друг от друга многие источники, идут они, в основном, из Сибири, а ещё точнее – из Забайкальского военного округа. Ну, прямо, как знаменитые сталинские «сибирские дивизии», переломившие ход битвы за Москву в 1941 году.

В те времена, как считали в СССР, Сталин положился на честность японских самураев, с которыми был подписан договор о ненападении, и практически оголил восточную границу, использовав свежих бойцов для того, чтобы обрушиться на гитлеровцев и отбросить их от столицы СССР. Сегодня Путин проявляет столь же безоговорочное доверие к китайцам – уж нет ли между ними какого-нибудь тайного соглашения?

Заклятые друзья

Раньше, во времена Советского Союза, подобного доверия не наблюдалось: Забайкалье было плотно нафаршировано подразделениями различных родов войск, ощетинилось укрепрайонами и военными базами. Это было вызвано суровой необходимостью: китайская граница – близко, а опыт «мирного сосуществования» не ограничивался столкновениями за остров Даманский: на протяжении послевоенного времени китайцы очень быстро переходили из категории «братьев» в категорию «врагов». Это можно отследить даже по изменениям в советской литературе: к примеру, известная повесть братьев Стругацких «Полдень. XXII век. Возвращение» в первом своём издании (1961) содержала два показательных примера того, что «русский с китайцем – братья навек»: академией Космофлота там руководит некий «железный Чэн» — великий китайский космолётчик, герой и первопроходец. А вот в последующих изданиях он неожиданно превращается в «железного Кана», Тодора Кана — такого же героя, но только венгра по национальности. А в далёком будущем некий старик-врач зовёт своего школьного товарища, старика-охотника, на обед: его правнучка Марта приготовила «настоящий сы-бао». Это тоже в издании 1961 года. В следующем издании Марта готовит не китайский сы-бао, а немецкий оксеншванцезуппе… Фантастика откорректировала свои представления о будущем в соответствии с текущей линией партии.

Характерная деталь: в те времена противостояла СССР НОАК (Народная Оборонительная армия Китая), оснащённая гораздо хуже советской армии и обладавшая преимуществом только и исключительно в живой силе. Как говорилось в известном в те времена анекдоте, где Мао Цзэдун планировал нападение на СССР:

«- Сначала пойдёт пехота – 100 рот по три миллиона человек каждая. Потом пустим танки.

— Все сразу?

— Нет. Сначала первый, потом второй».

Любой образец оружия и боевой техники, стоявший на вооружении Советской армии, превосходил китайские аналоги более, чем на целое поколение. И тем не менее, Советский Союз весьма серьёзно воспринимал возможность вооружённого конфликта именно с КНР. Подобное внимание было обусловлено двумя вещами: во-первых, китайцы никогда не забывали, что, по сути, весь Дальний Восток был оторван от Поднебесной и разделен между российскими и японскими завоевателями. Во-вторых, от Байкала и до дальневосточных территорий в то время существовала одна-единственная железная дорога, по которой можно было перебрасывать в больших количествах грузы военного назначения. Байкало-Амурская магистраль, знаменитый БАМ, «комсомольская стройка», была проложена гораздо позже, под занавес СССР, да и работала она с грехом пополам, так как на её трассе осталось множество временных сооружений, требовавших основательной доводки.

То есть, с точки зрения военного планирования, Китаю достаточно было перерезать эти две нитки железной дороги – и всё, что находится восточнее, само упало бы китайцам в руки. А что же теперь? А то же самое. Стратегических железных дорог – две, а вот НОАК вооружена нынче гораздо более продвинутым оружием, во многом опережающим стандартные российские образцы. При этом численность её по-прежнему в разы превосходит всё, что Россия в состоянии против неё выставить. И это, не говоря уже о преимуществе на море. Один пример: китайцы спускают на воду уже третий авианосец, а у России недавно потонул во время ремонта первый и последний… не авианосец даже, а авианесущий крейсер – знаменитый «Адмирал Кузнецов» или, как называли его на флоте, «Грязным Кузьмой».

Если завтра война?

То есть, по здравому размышлению, перевооружённая и полностью готовая к бою китайская армия на российской границе должна бы вызывать гораздо большее беспокойство со стороны России, не так ли? Тем более, что, кроме армии, Китай только за последнее десятилетие полностью изменил свою приграничную инфраструктуру в этом районе. Теперь у границы с РФ с китайской стороны существует разветвлённая сеть автомобильных и железных дорог, связывающая этот регион с внутренними областями КНР – так, что перебрасывать войска и необходимые материалы стало легко и удобно. Любой военный специалист подтвердит, что часть автодорог, построенных китайцами, носит ярко выраженный рокадный характер – то есть, они проходят параллельно границе (читай – прифронтовой полосе), обеспечивая возможность оперативного манёвра подкреплениями. Это значит, что Китай уже сейчас имеет на границе с Россией полностью боеготовую армию, лучше оснащённую технически, гораздо более многочисленную, подготовленную к маневренной войне.

А что же Россия? Даже при более благоприятном раскладе Советский Союз, не обладая подъездными путями, старался компенсировать это укрепрайонами и военными базами. По идее, в наше время российские войска просто обязаны предъявить на этом возможном ТВД (театре военных действий) нечто адекватное. На самом же деле, ситуация складывается с точностью до наоборот. После распада СССР, забайкальская группировка войск была в значительной степени урезана, а оборона этого, весьма протяжённого участка границы (4209 км) стала носить очаговый и эпизодический характер при полном разрушении даже имевшейся логистики. Всё, что там оставалось, стянули в несколько мест и превратили в отличную учебную мишень для возможного массивного огневого поражения.

А теперь события стали развиваться ещё более непонятно. Даже эти немногочисленные войсковые группировки массово выводятся в европейскую часть России. Трудно сказать, кто вообще остаётся в Забайкалье. Граница не просто открывается – она обнажается, уходят даже пограничные части. В своё время подобное идиотское (или, скорее, вредительское) ослабление армии стоило Украине крымской аннексии и «гибридной войны» на Донбассе. А теперь вдруг Россия занялась тем же самым на юго-востоке, только теперь уже на собственном. Абсурд? Не совсем. Если рассмотреть ситуацию поближе – возможно, в подобных действиях найдётся определённая логика.

Уходя, гасите… всех

Имеется: Сибирь и российский Дальний Восток переживают на сегодняшний день наиболее массовый в истории отток населения. Сложилась ситуация, которую демографы называют «популяционным вакуумом» — когда население не в состоянии существовать автономно, а коммуникации с центром практически потеряны. Это в самом деле так: в наши дни путешествие, скажем, из Читы в Москву будет стоить среднестатистической семье всех её сбережений, так что, если уж эта семья едет в центр – то один раз, в одну сторону. Кто остался – вынужден приспосабливаться к жизни в отрыве, пользоваться тем, что есть на месте. А что есть на месте? Правильно: товары китайского производства. В отличие от поездок в европейскую часть России, поездки в Китай – гораздо дешевле и, кстати, гораздо комфортнее. Более того: даже в ту же пресловутую Москву гораздо дешевле и удобнее добраться через ближайший китайский аэропорт. Из Читы и Хабаровска – вдвое-втрое дешевле лететь в центр через Китай, чем напрямую!

Соответственно, жизнь на Дальнем Востоке волей-неволей переориентируется именно на Китай: люди завязывают отношения, ездят туда на отдых, а многие уже прикупили себе там жильё и отправили детей учиться не в Москву, не в Питер, не в далёкую и дорогую Европу, а в Пекин и Шанхай. Ничего удивительного, что большинство жителей тамошних мест в наши дни свободно общаются на мандарине. Не только общаются – ассимилируются, привыкают к китайскому образу жизни. Уже хотя бы потому, что имеют непосредственную возможность сравнить китайскую систему государственной власти с российской. Далеко не в пользу последней.

Россия же, со своей стороны, демонстрирует абсолютную импотенцию и нарочитую незаинтересованность в развитии этого региона. Феерический провал газопровода «Сила Сибири» демонстрирует, что Россия уже просто не может эффективно торговать сибирскими богатствами даже по ведущим, традиционным позициям. Да что там: уже даже просто что-то добывать здесь становится всё труднее. РФ потеряла способность эффективно хозяйствовать и управлять Дальним Востоком. Такова реальность, причём изменить её уже не получится: денег нет, а привлечь инвестиции в нынешних условиях, когда западные инвесторы шарахаются от санкций, с одной стороны, и от жутких поборов, с другой – невозможно. Точнее, есть один-единственный инвестор, охотно готовый в это дело вложиться — Китай.

Собственно, он не только готов – он уже «зашёл» туда. Причём зашёл, что называется, по самые гланды: так, как не смог бы зайти никто другой. Китай попросту взял в концессию на 50 лет огромные территории (в частности, пересекающие обе упомянутые уже ветки российских железных дорог в регионе). Причём концессия эта – особого рода: согласно договору, на этих территориях прекращают своё действие российские законы. Все, вплоть до конституции. Там теперь действует китайское законодательство, а ещё Китай внёс в договор статьи, по которым осваивать эти территории будут китайские предприятия и китайские граждане, получившие свободный и неограниченный доступ туда. Как в пресловутом анекдоте: ротами по три миллиона.

«Было васе – стало насе».

Любой студент-первогодок юридического факультета, только приступивший к изучению конституционного права, спросонья ответит, что де-факто это является утратой суверенитета Москвы над весьма приличным куском российской территории, по размерам серьёзно превышающим аннексированный у Украины полуостров Крым (и в десятки раз более богатый – это так, к слову). А тот факт, что эти территории пересекают российские железнодорожные ветки, демонстрирует, что концессия эта отрывает от России весь Дальний Восток – не хуже, чем, если бы их перерезали китайские войска. Отныне эти коммуникации контролируются китайцами. Выходит следующее: над частью территории суверенитет уже потерян, а остальная часть отвалится сама собой в скором времени, причём местное население к этому уже подготовлено и многим идея отойти к Китаю даже нравится.

КНР заключил договор на аренду на 50 лет и даже, если Россия просуществует в нынешнем своём виде ещё полсотни лет – Китай уже никуда не уйдёт. С китайскими компаниями, китайскими войсками и интегрированным в Китай населением. И вполне возможно, что в скором времени вновь забудутся названия Владивосток, Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, а вместо них вспомнятся Ханьшэньвэй, Бури, Гуньциньчэн… собственно, все или почти все населённые пункты в тех краях имеют китайские названия. Разве что, кроме Анадыря.

Красная линия – граница современного Китая. Лиловая линия – территории, утерянные Китайской империей в 19 веке

Так изображается историческая территория Китая в современных школьных учебниках КНР

Причём всё может произойти весьма просто. Путин, может, и монстр, но не совсем дурак. Понимая тот факт, что Россия больше не в состоянии содержать (и защищать!) Дальний Восток и значительную часть Сибири, что эти регионы будут утрачены так или иначе, не сегодня – так завтра, не завтра – так послезавтра, он может пытаться хотя бы извлечь из этого исторического события хоть какую-то прибыль. С учётом того, что официальные платежи по концессионному договору – это просто смешные суммы, следует предположить, что неофициальная оплата, пошедшая лично немногим избранным кремлёвским начальникам, включая, естественно, самого Владимира Владимировича, была, как минимум, сравнимой. А как максимум – гораздо, гораздо большей.

Тут следует отметить, что «пробные закупки» в виде передачи островов и небольших участков земли Китаю были осуществлены ещё лет 10 назад. Тогда возмутились (либо вообще обратили на это внимание) всего лишь несколько человек, остальные же радостно орали «Россия-Россия!» и рассказывали, как теперь заживут, припеваючи, на полном китайском обеспечении и со слугами-кули. Нынешняя концессия – это уже следующий, более масштабный шаг, но и он – явно не последний. Последним, по логике вещей, должна стать аннексия Дальнего Востока. Китайцы – большие мастера в применении приёма, который Путин приписывает себе – а именно, «мягкой силы», эту штуку ещё Сунь Цзы выдумал, две с половиной тысячи лет назад. Так что они вполне допускают, что режим Путина, на вид такой крепкий и страшный (по крайней мере, так считают европейцы), может рухнуть в одночасье, как рухнул СССР. И тогда к власти могут прорваться люди, которые объявят все путинские гешефты недействительными и попытаются вернуть «концессионные» территории.

Воевать за них Китай, как было продемонстрировано, вполне в состоянии: кстати, даже стандартная зимняя краска на китайской боевой технике в расположенных там частях носит недвусмысленное название «зимняя сибирская». Но зачем воевать, если можно, подготовившись, всё решить по-иному? Давайте предположим, что Китай поставил Путину условие: раз уж всё равно ты продал Дальний Восток нам, так демилитаризируй его, убери войска с территорий, которые должны отойти под наш контроль. Ну, чтоб нам не убирать их силой, а тебе – сохранить лицо. В таком раскладе у Путина, кстати, и выбора-то нет: Китай – единственное место, куда он может уйти, случись переворот. Так что, если бы подобное условие было выдвинуто – его бы оставалось только принять. И вывести войска, перебросив их в европейскую часть и на украинскую границу, а также в Белоруссию, скажем, под предлогом возможного ужасного вторжения в Украину… то есть, сделав именно то, что делается сейчас.

Если это так, то мы наблюдаем тотальную демилитаризацию Забайкалья – полный вывод войск РФ, замаскированный угрозой Украине, желанием восстановить былое величие, собрать земли и что там ещё приписывают Путину и его верхушке в очередной раз умные западные аналитики. Остаётся только подождать и посмотреть – сбудется ли этот прогноз? Станет ли Дальний Восток окончательно китайским?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s