О БЕДНОЙ ПЛАНЕТЕ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО

Опубликовал(а)

Прошло больше месяца после окончания климатической конференции ООН в Глазго, но многие израильтяне продолжают обсуждать поднятые на этом международном форуме проблемы, а некоторые под впечатлением репортажей с конференции даже решили изменить привычный образ жизни.

Среди побывавших в дни конференции в Глазго израильтян были и две школьницы, активистки движения «Молодежный протест во имя климата» («Мехаат а-ноар лемаан а-клим») 16-летняя Лия Лев и 15-летняя Эльма Помегрин. Девочки отправились в Шотландию в сопровождении мамы Эльмы, и охотно делятся своими впечатлениями об увиденном.

— Мы ехали в Глазго с пониманием того факта, что именно на наше поколение выпадут основные тяготы, связанные с переменой климата, — рассказывает Лия. – Было ощущение, что мы являемся пусть и рядовыми, но все же участниками великого исторического события, станем свидетелями принятия исторических решений мировых лидеров.

Забегая вперед, скажу, что многие наши ожидания не оправдались. На конференции не были заслушаны многие известные экологические активисты, почти не было представителей стран Африки, жители которой уже тяжко страдают от последствий изменений климата. Речь представителя Уганды транслировалась по «зумму», и на нее почти никто не обратил внимания. Большинство выступавших говорили банальности и давали пустые обещания, многие из которых они просто не в состоянии выполнить.

В то же время было очень много встреч с нашими сверстниками и единомышленниками из разных стран, в ходе которых мы договорились о координации различных акций. Очень запомнились встречи с Гретой Тунберг, а также с израильскими премьером Нафтали Беннетом и министрами Тамар Зандберг и Керен Эльхарар.

Альма Помагрин (справа) и Лия Лев (слева) встречаются с Нафтали Беннеттом на конференции ООН по климату в Глазго, 2021 г.

Нафтали Беннета мы застали, когда он выходил из зала конгрессов. Мы его окликнули, он обернулся и был искренне удивлен и одновременно обрадован тем, что мы находимся в Глазго и задал множество вопросов. Мы передали ему письмо с призывом выполнить свое обещание о достижении нулевого выброса углекислого газа к 2030 году, подписанное 500 школьниками. Что касается Тамар Зандберг, то мы уже давно и хорошо знакомы, и координируем с ней деятельность нашего движения. А Керен Эльхарар, на наш взгляд, уже успела немало сделать для охраны окружающей среды в Израиле, хотя стала министром экономики совсем недавно.

Лия и Эльма далеко не одиноки как в своих восторгах, так и в своей озабоченности будущим земного климата. Многие израильтяне сейчас решают жить по-новому и верят, что это может остановить процесс глобального потепления.

— На мой взгляд, самое важное сейчас – это изменить культуру потребления, отказаться от всего, что усиливает выброс тепличных газов или свести их использование к минимуму, — говорит жительница Кфар-Сабы Лорелея Крабс-Вайсман (42). – И мы с мужем, и двое наших детей уже давно носим только одежду со вторых рук, и наши дети играют игрушками, которые получают от подросших детей наших знакомых.

Я, кстати, отказалась от использования одноразовых прокладок, а зубные щетки у нас дома из бамбука – материала, который, в отличие от пластика, легко разлагается. У нас в доме – деревянная мебель, которая, надеюсь прослужит не одно десятилетие, а если даже сломается, то ее легко можно починить вместо того, чтобы выкинуть. То же самое касается и электроприборов.

По словам Лорелеи, она с супругом также отказались от покупки любых продуктов в готовой расфасовке: в магазин она направляется с сумкой из ткани и множеством баночек, так как рис, фасоль и многие другие продукты покупает на развес. Перед каждой покупкой она на глазах у продавца взвешивает пустую баночку, затем заполняет ее и снова взвешивает. Остатки пищи у них в доме не выбрасывают, а складывают в компост, который затем сдают фермерам.

Пищу по телефону они заказывают крайне редко, а если все-таки заказывают, то просят ни в коем случае не прилагать к заказу одноразовую посуду.

На вопрос о том, не считают ли ее окружающие, скажем так, несколько странной, Лорелея отвечает, что такое бывает, но редко. Иногда коллеги по работе признаются, что чувствуют себя в ее присутствии так, словно находятся рядом с полицейским, и им неудобно при ней наполнить водой одноразовый стаканчик. Но большинство, уверяет экоактивистка, высказывают понимание и даже восхищение ее жизненной позицией; начинают расспрашивать, что ее к этому подвигло, и на многих это производит впечатление, и они тоже задумывают о том, что могут изменить в своей жизни. Кроме того, Лорелея является активной участницей различных экологических групп в «Фэйсбуке», а также создала свою группу «Экологическая мама», очень быстро набравшую свыше 1800 подписчиков.

Члены этой группы, среди прочего, отказываются от использования для детей одноразовых подгузников и переходят к старым добрым льняным пеленкам. Кроме того, они убеждены, что детям любого возраста, начиная с трех лет, следует объяснять всю степень угрозы потепления климата и необходимость отказа от одноразовой посуды и вообще любых изделий из пластика. Почти все игрушки в домах членов группы сделаны из дерева и других натуральных материалов.

Есть, разумеется, и другая, более умеренная позиция. Так, живущий в Хайфе доктор Юваль Арбель (52), являющийся одновременно координатором организации «Цалуль» (специализирующейся на очистке морского дна от мусора), говорит, что именно во время работы в этой организации окончательно убедился, насколько остро стоит проблема охраны окружающей среды и потепления климата и также решил внести перемены в свою жизнь.

— Разумеется, я отказался от использования одноразовой посуды, которой завалено израильское побережье. Одновременно я решил снизить потребление мяса и молока, так как разведение домашних животных вносит очень заметный вклад в парниковый эффект. Кроме того, я резко уменьшил расходы нашей семьи на покупку одежды, поскольку то количество, в котором ее привыкли покупать израильтяне, на самом деле никому не нужно. Любому человеку вполне хватает нескольких пар брюк и рубашек, трех-четырех платьев и т.д. Носить вещи можно куда дольше, чем это сейчас принято, и это особенно важно с учетом того факта, что текстильная промышленность также является важным загрязнителем среды. Не говоря уже о том, что во многих странах на швейных фабриках используют рабский труд детей.

Обратите внимание: я не сумел полностью отказаться от мяса и других продуктов животного происхождения (тем более, что мои дети их очень любят!), но просто снизил их потребление. Это оказалось не так уж сложно. Но я думаю, если каждый из нас предпримет вот такие небольшие шаги, в итоге это приведет к очень ощутимому вкладу в дело борьбы с глобальным потеплением, — говорит доктор Арбель.

В минувшем ноябре в различных городах страны, как в центре, так и на севере и юге прошли демонстрации экологических активистов. В большинстве из них приняло участие несколько десятков человек, но в акции организации «Чрезвычайный штаб по проблемам климата и экологии» («Матэ херум а-клим-аэкологи»), состоявшейся в Тель-Авиве, участвовало уже более 100 активистов, и она привлекла к себе внимание многих прохожих.

Демонстранты говорили о том, что на долю маленьких стран, к которым, безусловно, относится и Израиль, приходится 17% общемировых выбросов углекислого газа, и потому следует немедленно обязать правительство усилить переход на солнечную энергию и закрыть загрязняющие окружающую среду предприятия. Они также призывали прохожих отказаться от любой пищи животного происхождения и стать веганами.

Многие из демонстрантов охотно вступали в диалог и рассказывали, что пришли к своей жизненной позиции после знакомства со многими научными исследованиями, благо во время эпидемии у них появилось время для чтения таких материалов и размышлений.

«Если мы не изменим что-то сегодня, завтра может быть поздно. На глазах наших детей и внуков будет умирать планета, а они не смогут не только гулять на природе, но и вообще выходить летом на улицу! Их жизнь превратится в одну непрерывную борьбу за выживание!» — убежденно сказал один из участников акции.

Думается, неравнодушие и общественная активность этих людей заслуживает уважения. Но вот вопрос о том, насколько реальны их опасения, и не идет ли речь об искусственном нагнетании ситуации, остается.

В Израиле есть немало и серьезных ученых, которые воспринимают нынешний экологический бум далеко не так однозначно, как это представляется в местных и мировых СМИ. И потому прежде, чем делать какие-либо однозначные выводы, мы рекомендуем читателю прочесть и интервью с профессором Йонатаном Доби.

Йонатан Доби

Далеко не все израильские ученые разделяют общепринятый взгляд на природу глобального потепления и те меры, которые предлагаются для борьбы с этим явлением. Один из таких ученых – профессор Беэр-шевского университета Йонатан Доби, отрицающий само понятие «климатический кризис». Он считает, что «Климатический кризис – это новая религия».

Профессор Доби утверждает, что министерство экологии сегодня разбазаривает деньги и кадры, сосредоточившись исключительно на мифической проблеме глобального потепления, в то время как у Израиля существует немало других экологических проблем, которые следует в спешном порядке решать.

— Но я так понимаю, что голоса специалистов, видящих проблему глобального потепления под другим углом, попросту не звучат в стенах министерства экологии, да и других наших ведомств? – таков был первый вопрос к профессору Доби.

— Позвольте поправить. Эти голоса звучат. И я, многие другие мои коллеги, очень серьезные ученые, не раз озвучивали свое мнение по данному вопросу в стенах и Минфина, и министерства энергетики, и министерства экологии. Другое дело, как к ним прислушивались руководители этих ведомств и, прежде всего, СМИ. Последние и в самом деле предоставляют трибуну сторонникам лишь одной точки зрения.

Проблема как раз заключается в том, что конкретные предложения по решению тех или иных вопросов обычно предлагают не политики и не высшее руководство министерств, а чиновники среднего звена. А они чаще всего черпают информацию именно из прессы. Когда такому чиновнику требуется консультация специалиста, он говорит себе: «Зачем далеко ходить? Вот недавно в газете или интернете было интервью с профессором Х., который считается выдающимся специалистом по проблемам климата. Обращусь-ка я к нему!».

Но дело в том, что профессор Х. построил всю свою научную карьеру на проблеме глобального потепления. Он защитил по ней докторскую диссертацию, получал под нее гранты, на ней зиждется вся его научная репутация. Все это превращает нашего профессора в верного слугу и пропагандиста данной идеи. Когда же он сталкивается с фактами, которые ей противоречат, он их просто игнорирует. Поэтому, что именно скажет профессор Х. заведующему департамента того или иного министерства, легко предсказуемо.

А вот альтернативную точку зрения, чтобы сбалансировать мнения, наши чиновники не запрашивают. Ситуация усугубляется еще и тем, что то же самое происходит и в Европе. А нашим политикам очень важно выглядеть в глазах европейцев прогрессивными, передовыми людьми, чье мнение совпадает с мнением пресловутого «мирового сообщества».

— Но как вы объясняете то, что пресса заняла столь одностороннюю позицию?

— Скажу сразу, что я отнюдь не сторонник теории заговора, которая ходит вокруг проблемы глобального потепления в интернете. Все или почти все, кто выступает по этому поводу, делают это совершенно искренне, так как в обществе сложилось убеждение, что выступать в качестве сторонника этой теории, бороться за сокращение выбросов углекислого газа и все прочее – это признак человека высокой морали, а тот, кто пытается что-либо на это возразить – наоборот, аморален. Все это тесно сопряжено со множеством самых разных интересов – как экономических, так и политических.

В результате, на мой взгляд, мы стали свидетелями рождения новой светской религии. Эта религия утверждает, что есть некий высший фактор, который довлеет над всем человечеством под названием «эффект глобального потепления». И причина этому – некий первородный грех человечества под названием «научно-технический прогресс».

Дальше начинаются комментарии по поводу того, что именно привело человечество к данному первородному греху. И в качестве таковых называется капитализм, хищническое отношение к природным ресурсам, резкое повышение уровня жизни, современные блага цивилизации, загрязнение окружающей среды и т.д. Именно это якобы ведет к изменению климата и природы планеты.

У новой религии уже появились свои пророки и свои священнослужители, которые клеймят любого, кто посмеет усомниться в правильности их точки зрения как еретиков — в точности, как у любой религии!

Что говорят эти «пророки»? Что говорит, к примеру, наш новый министр экологии Тамар Зандберг? Что для того, чтобы остановить глобальное потепление, мы должны перейти на новые, «само возобновляемые», «безотходные» и «экологически чистые» источники энергии. В случае Израиля в качестве такого источника ей видятся солнечные электростанции (СЭС).

Так вот, должен ее огорчить: эти электростанции отнюдь не являются «самовозобновляемыми» и «безотходными». Средний срок жизни панелей для СЭС составляет 15 лет, максимальный – 20 лет. После этого их надо выбрасывать, утилизировать и заменять новыми. Чтобы реализовать лелеемую министром экологии мечту — чтобы к 2030 году 30% всего потребляемого Израилем электричества производилось за счет энергии Солнца, необходимо построить несколько СЭС общей мощностью не менее 6 Гигаватт. Для этого потребуется минимум 64 млн. солнечных панелей, большинство из которых через 15 лет надо будет заменять на новые.

Эти старые панели содержат среди прочего свинец, кадмий, никель и другие экологически опасные металлы, захоронение которых отравляет почву и водные источники в куда большей степени чем обычный мусор, включая пластик. Процесс их утилизации до сих пор не продуман. Куда именно мы будем выбрасывать такое количество опасных веществ, никто не знает.

Таким образом, согретые слепой верой в то, что с помощью СЭС мы боремся с глобальным потеплением, решая проблему, которой на самом деле нет, мы закладываем экологическую мегабомбу под будущее.

Я уже не говорю о том, что строить новые СЭС будут крупные частные компании, которых интересует в первую очередь прибыль. А разместить домашнюю СЭС на крыше могут позволить себе только владельцы вилл, то есть представители самых обеспеченных слоев населения. У малообеспеченных слоев населения денег на солнечные панели нет. Таким образом, распространение СЭС отвечает только интересам представителям высших экономических страт, и в итоге нанесет немалый удар по малообеспеченным людям.

— Но во всем мире видят сегодня будущее именно за солнечными или ветровыми электростанциями (ВЭС)…

— При этом почти никто не говорит, что главная проблема таких электростанций заключается в том, что их работа нестабильна. СЭС могут давать электричество только когда есть достаточно солнца, ВЭС – когда есть ветер.

Но ведь электричество нужно нам постоянно! В результате те, кто делает ставку на «самовозобновляемые» источники энергии возвращаются к тому же сжиганию углеводородного топлива и выбросу углекислого газа в атмосферу. Например, когда ВЭС останавливаются из-за отсутствия ветра, их запускают с помощью двигателей, работающих на газе. Или начинают закупать электроэнергию за рубежом.

Отличный пример в этом смысле Германия, которая объявила, что 30% электроэнергии уже сейчас получает с помощью ВЭС. Но за последние 15 лет тарифы на электроэнергию в Германии выросли вдвое. При этом она закупает электричество, производимое на атомных электростанциях Франции, работающих на угле ТЭЦ Польши или на голландских ТЭЦ, работающих на газе. То есть заявления немцев о том, что они стали жечь меньше традиционных энергоносителей — это фикция.

Но если Германия может позволить себе закупать электроэнергию у соседей, то нам ее закупать не у кого. Но в нашем министерстве экологии сначала обозначают гипотетическую цель, а затем начинают искать пути, как этой цели достигнуть. В нормальном государстве все делается наоборот – взвешиваются имеющиеся возможности, и уже потом называются перспективы, к которым может привести их использование.

— Вы действительно считаете, что проблемы глобального потепления не существует?

— Я считаю, что в самом подходе к этой проблеме преобладает антинаучный подход. Следует, прежде всего, расставить вещи в нужном порядке. Мы действительно знаем, что в последние десятилетия средние температуры на планете растут. Мы точно знаем, что современная промышленность приводит к выбросу углекислого газа в атмосферу. Нам доподлинно известно, что углекислый газ вызывает парниковый эффект.

Но у нас нет никаких сведений о том, какую долю в этот эффект вносит человеческая деятельность, а какую – естественные процессы, на которые мы просто не в состоянии повлиять.

То есть мы не можем сказать, какую долю человек вносит в процесс глобального потепления – виноваты ли мы в этом на 100%, на 50%, на 25% или только на 2%. У нас нет сегодня какого-либо уравнения, из которого бы следовало, что этот процесс является бинарным или многофакторным и которое позволяло бы более-менее точно учесть влияние каждого фактора.

Таким образом, тезис о том, что глобальное потепление – исключительно дело рук человека никак не доказан ни теоретически, ни эмпирически, а потому антинаучен. В основе его лежит только вера, подобная религиозной.

— Но нельзя не заметить, что повышение годовых температур началось именно в годы, когда человечество стало в огромных количествах бесконтрольно использовать углеводородное топливо…

— То, что два процесса идут одновременно — еще не означает, что они связаны, пока это однозначно не доказано – это азбука научного мышления. То, что нам говорят, что подобного повышения температур не было за всю историю человечества – это попросту ложь. Сохранились источники, которые свидетельствуют, что периоды экстремального повышения температур имели место и 2000, и 1000 лет назад. В 1930-х годах в США стояла куда более страшная жара, чем сегодня. Перепады температур и циклические колебания климата имели место всегда.

Сторонники теории глобального потепления на это замечают: «Да, верно. Но другого объяснения нынешнему потеплению нет!». И это снова совершенно антинаучный подход: если ученый не находит никакого другого объяснения тому или иному явлению, это еще не значит, что предлагаемое им единственное объяснение верно.

Любая научная теория подтверждается собранными данными и экспериментами, а в данном случае нет ни того, ни другого. Зато есть систематическое запугивание населения апокалиптическими картинами и прогнозами, нередко построенными на искажении реальной картины происходящего.

— Вы можете привести конкретный пример такого необоснованного запугивания?

— Например, в последнее время много говорят о драматическом таянии полярных льдов и резком повышении уровня мирового океана, которое в итоге якобы приведет к затоплению целых стран. На самом деле таяние полярных льдов в связи с окончанием Малого ледникового периода началось еще в 19 веке, и с тех пор уровень мирового океана стабильно повышается на 2 мм в год. То есть за 100 ближайших лет он вырастет еще на 20 см.

Поверьте, это не трагедия и никакого затопления целых стран и континентов не произойдет. Лжепророки теории глобального потепления называют цифру в 40, а некоторые и в 70 см за столетие. Давайте на минуту им поверим и скажем, что в ближайшее столетие уровень океана возрастет на 50 см. В любом случае это произойдет не внезапно и одномоментно. Неужели за столетие человечество не сможет подготовиться к этому? И на этой основе делать вывод о грядущей катастрофе и парниковом эффекте просто нелепо!

Но открою вам секрет: все последние исследования однозначно свидетельствуют, что скорость таяния ледников остается стабильной уже, как минимум, столетие. Приведу еще данные. На самом деле в последние 25 лет количество парниковых газов, выбрасываемых в атмосферу, значительно уменьшилось по сравнению с предыдущими десятилетиями, но это почему-то никак не повлияло на темпы повышения среднегодовых температур. Некоторые сторонники теории глобального потепления связывают его с ростом объемов потребления, но кризис 1930-х годов снизил ВВП США и ряда других стран на 30%, а на парниковый эффект это никак не повлияло.

Кризис 2007-2009 года снизил мировой ВВП на 4.5% — и снова нуль эффекта. Коронакризис привел к снижению мирового ВВП на 7% — и опять без всякого влияния на климатические процессы. Так что, похоже, климат и мировая экономика вовсе не так тесно связаны, как это кажется адептам новой религии. В значит, и не стоит делать поспешные выводы и прибегать к тем радикальным шагам, к которым нас они призывают.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s