КАНЦЛЕР ШОЛЬЦ

Опубликовал(а)

В ФРГ было приведено к присяге новое, невиданное доселе правительство: оно состоит сразу из трёх партий, чего в истории страны ещё попросту не бывало. Объединив в своих рядах непримиримых до сих пор противников – либералов и «зелёных», новый кабинет министров под социал-демократическим руководством сразу почувствовал на себе гнёт множества проблем.

Ангела Меркель сошла с политической сцены, сопровождаемая военным оркестром и факельным маршем церемониального батальона Бундесвера – честь, которой удостаивались далеко не все канцлеры Германии. Её эпоха подошла к завершению после 16 лет и теперь её имя – максимум, хороший рекламный бренд: в первую же неделю её отставки мебельная компания Ikea выпустила огромные билборды, на которых можно увидеть экс-канцлера ФРГ в гостиной своей скромной трёхкомнатной квартиры в центре Берлина, в кресле, в окружении непритязательной мебели именно этого шведского производителя. Слоган гласит: «Endlich zu Hause» — «Наконец-то дома».

Новый хозяин «стиральной машины»

На её место заступил человек, в которого долгое время не верили даже собственные однопартийцы – социал-демократ Олаф Шольц, бывший в правительстве Меркель её заместителем и министром финансов. На последней должности он пережил страшный скандал, когда ему и его начальнице пришлось давать показания перед парламентской комиссией по поводу действий его собственного министерства, в котором Генпрокуратура в сентябре этого года устроила массивные обыски. Эта история, видимо, отняла у социал-демократов определённое количество голосов на выборах, но сам Шольц вышел сухим из воды, пересев из министерского кресла в кресло канцлерское. Как шутят теперь в Германии: «За отмывание денег Шольца посадили в стиральную машину» (тут следует пояснить, что «стиральной машиной» — Waschmaschine – берлинцы в шутку называют здание официальной резиденции канцлера. Не потому, что там деньги отмывают, а просто из-за внешнего вида).

Но, всё-таки – шутки в сторону. Следует признаться: наблюдать за действиями нового немецкого кабинета министров после 16 лет правления Меркель – есть в этом нечто освежающее и крайне непривычное. Настолько, что один из дикторов немецкого общественного телеканала ARD совершенно ненамеренно назвал Шольца «канцлером Колем»: диктор этот – дедушка в летах, так что для него, видимо, кто не Меркель – тот Гельмут Коль. Третьего не дано.

Сам Олаф Шольц на протяжении всей предвыборной кампании был совершенно уверен в том, что возглавит немецкое правительство – правда, уверенность эту долгое время попросту никто не разделял. Гамбургская газета Hinz und Kunzt спросила его в апреле: «И что же вы будете делать, если не станете канцлером?», на что он ответил: «Я стану канцлером. Точка». Пожалуй, его следует признать самым невероятным канцлером с момента создания ФРГ: он обязан своим постом не столько великолепному плану, сколько неожиданному везению: его противники, консерваторы, имели шанс составить правящую коалицию, но попросту устали править и решили передохнуть в оппозиции.

Галопом по Европам

Шольц уже встретился в Париже с французским президентом Эммануэлем Макроном (собственно, по традиции, новоизбранные лидеры немецкого правительства первый зарубежный визит совершают именно во Францию, причём всегда – в первые же дни после принесения присяги) – оба сияющие, оба энергичные, оба громогласно объявляющие о намерении тесно сотрудничать. В особенности – в том, что касается текущего «украинского кризиса» (так застенчиво в Европе принято называть нападение России на Украину). Шольц и Макрон желают в этой связи возродить Нормандский квартет и всласть поговорить о мирном урегулировании… Кроме того, Макрон сообщил о том, что Франция не поддержит дипломатический бойкот, объявленный Белым домом Олимпийским играм в КНР, а Шольц, хоть и промолчал – скорее всего, поступит так же.

«Круг почёта» немецкого правительства по Европе продолжается: Олаф Шольц отправился в Польшу, куда накануне прибыла новая министр иностранных дел ФРГ Анналена Бербок. Это тоже – традиция: польский визит – всегда второй в списке обязательных для членов нового немецкого правительства. Правда, в Варшаве обошлось без особой любезности: фрау министерин и герра канцлера встречали огромные плакаты с надписями по-немецки: «Добро пожаловать с репарациями», а президент Польши Анджей Дуда предпочитал говорить не об Олимпиаде в Китае, а о российском газопроводе «Северный Поток-2», который, по мнению поляков, следует порезать на куски и забыть, что он вообще существовал. Учитывая то, что Анналена Бербок и сама до сих пор придерживалась того же мнения, а Олаф Шольц предпочитает на эту тему пока отмалчиваться – визит можно считать более-менее дружественным.

Впрочем, все эти визиты – и последующий в Ливерпуль, и «параллельный» — в Брюссель, были омрачены одной, главной проблемой: демонстративным накоплением российских войск на украинской границе. На данный момент там ошиваются около 170 тысяч российских военных, при всей амуниции и технике, включая танки, крупнокалиберные орудия и передвижные крематории. Путин официально чертит «красные линии» и одновременно рассказывает о «геноциде русских» на Донбассе. Всё это не может не задеть новое немецкое правительство. Это – первый политический вызов канцлеру, который впервые за 16 лет – «не Меркель».

И хочется, и колется

Почему, собственно, Украина так важна для нового состава берлинского кабинета? В своём опусе, опубликованном летом этого года, Путин в очередной раз сообщил миру, что Украина – вообще не настоящее государство. Максимум – отколовшаяся неотъемлемая, скрепная и посконная часть матушки России, так что нечего всякой там немчуре её поддерживать, царь не велит. На самом деле, именно эта «братская любовь» вот уже семь лет подряд питает решимость украинцев оторваться и удрать на Запад, вступить в НАТО и ЕС, вырыть на границе ров и запустить туда крокодилов… всё, что угодно, лишь бы не обратно в Таёжный союз, СССР-лайт или как там это теперь называется.

Учитывая эту решимость украинцев, вне зависимости от их политических убеждений, сопротивляться «братскому поглощению» и гори оно всё огнём – многие эксперты полагают, что на самом деле, Путин совершенно не собирается атаковать войсками. Скорее, это игра на нервах в попытке выбить у Запада уступки: обещание не брать Украину в НАТО, не поставлять ей оружия, вообще не вмешиваться, пока он её кушать изволит… Но для нового правительства Германии эта история составляет особую головную боль. Дело в том, что по поводу России и взаимоотношений с нею у партий, вошедших в «светофорную» коалицию, имеются серьёзнейшие разногласия. Канцлер Шольц, как истинный воспитанник «русского немца» Герхарда Шрёдера, считает, что ФРГ лучше всего получить как можно больше российского газа, российской нефти и российских денег, а если за всё это придётся расплачиваться украинцам, грузинам, молдаванам или даже полякам – то это, считай, получить профит бесплатно. Лидеры «зелёных», министр иностранных дел Анналена Бербок и министр экономики Роланд Хабек, наоборот, полагают, что иметь с русскими дело – себе дороже, что выгоды в этом никакой, а вот с соседями рассориться – легче лёгкого. Правда, Бербок, как истинная «зелёная», готова проливать горькие слёзы над судьбами несчастных украинцев, но совершенно не готова поддерживать их оружием и любой иной формой военной поддержки, предпочитая вещать о переговорах, санкциях и решительном протесте вплоть до написания очередной ноты или даже меморандума. Хабек же проявляет больше решительности: он полагает, что (цитата) «отказать Украине в поставках оборонительного оружия – значит принять участие в российском преступном нападении». Третья партия – либералы – предпочитают по этому поводу покуда отмалчиваться: с одной стороны, свободные демократы, в целом, настроены против Путина, с другой же – в их среде есть свои «друзья Кремля», причём достаточно влиятельные.

Таким образом, в том, что касается внешней политики – у нового немецкого канцлера с ходу появилась первая проблема: как реагировать на российский «стук в дверь» с помощью ржавых танков и неприкрытого гопничества? На помощь пришёл американский президент: из Белого дома была предложена формулировка о «решительном противодействии в случае нападения России». То есть: нападут – будем решительно противодействовать. Не нападут – столь же решительно не будем. Тот факт, что Россия, вообще-то, напала уже семь лет как, решительно выводится за скобки. Тем не менее, именно за эту формулировку радостно ухватились новые немецкие правители: она позволяет сохранить мир в семье и заниматься своими делами.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s