НА БЕЛОРУССКО-ПОЛЬСКОЙ ГРАНИЦЕ

Опубликовал(а)

На белорусско-польской границе всё спокойно: тысячи нелегальных мигрантов из различных арабских стран стойко ожидают, когда распахнутся врата контрольно-пропускных пунктов, и вежливые польские пограничники укажут им дорогу в Германию Обетованную. Изредка они идут на приступ проволочных заграждений, мирно забрасывая полицейских булыжниками и свето-шумовыми гранатами, законопослушно слепя их лазерными указками и опрыскивая слезоточивым газом. Европейские же политики обращают очередной грозный «ай-яй-яй» в сторону Путина, признавая, что именно он является режиссёром этой жуткой трагикомедии на крови, и одновременно вежливо вопрошая: «Ну, где же ваша конструктивность?».
Да, в самом деле, в европейской среде сомнений больше нет: за искусственно созданным пограничным кризисом с беженцами стоит он – «демократ чистой воды», «стратегический партнёр» Владимир Владимирович. О Лукашенко в этой связи уже мало кто вспоминает, справедливо полагая его простым исполнителем воли того, кого он уже успел во всеуслышание объявить «старшим братом». Увы, но прозрение это – мягко говоря, крайне осторожное и малоубедительное: в конце концов, Россия ведёт свою «гибридную войну» против Евросоюза уже многие годы и вряд ли остановит её от того, что жертвы агрессии вдруг прозрели. Да и прозрели ли? В то время, как премьер-министр Великобритании Борис Джонсон прямым текстом заявляет, что «в конце концов, Европе придётся выбирать между российским газом и защитой своих интересов от России», новое, только что собранное из представителей трёх партий, правительство Германии в своей программе по-прежнему бормочет мантры о «сотрудничестве с Россией» и о «диалоге». А ведь именно Германия является основной европейской целью Кремля…

Усы Лукашенко и уши Путина
Ангела Меркель говорит об этом. Эммануэль Макрон тоже. А польский премьер-министр Матеуш Моравецкий – так просто кричит во все уши: «Гибридная война!». Один за другим, европейские политики используют это определение – вот только обвиняют они в развязывании гибридной войны белорусского диктатора Александра Лукашенко. Не только политики: взять заголовки прессы, по сути, любой западноевропейской страны – и можно прочесть о том, что Лукашенко «атакует Европу беженцами», Лукашенко «использует гибридные методы войны», Лукашенко то, Лукашенко сё…
А вот о Путине стараются не вспоминать. Если ему звонит госпожа исполняющая обязанности немецкого канцлера – он высокомерно отсылает её всё к тому же Лукашенко: мол, с ним говорите, я-то тут причём?
На самом деле, именно Путин тут при всём. Лукашенко – не более, чем исполнительный вассал «старшего брата». Именно кремлёвский сиделец срежиссировал очередную «беженскую драму» на польской границе – так же, как в 2015 аккуратно направил в сторону Германии поток сирийских беженцев, к которому присоединилась ещё толпа «охочих людей» из Ирака, Ирана, Алжира и даже Косово: кого ни спросишь – все сирийцы, всех «пригласила Меркель», все требуют «пропустите нас в Германию»…
Вот и нынче – та же песня. Правда, на этот раз Лукашенко (в самом деле Лукашенко) собрал по городам и весям, в основном, иракских курдов, но рука Путина за этим действом вполне видна: скажем, когда перепуганная Европа вынудила турецкие и иракские авиакомпании отказаться от полётов в Беларусь – то все эти люди попросту полетели в Москву, откуда уже российскими самолётами добрались до своей цели – Минска. «Старший брат» всегда пособит, ему не впервой атаковать Европу.

Цель оправдывает средства
Что такое, собственно, эта самая «гибридная война»? Современная военная наука определяет её, как «агрессивные действия, производимые нерегулярными, невоенными средствами». К примеру: кибератаки, проводимые неидентифицированными хакерскими группировками против объектов инфраструктуры, финансовых и правительственных учреждений, крупных производственных и научно-исследовательских комплексов в интересах некоего «государства-заказчика». Или пропагандистская кампания, направленная на фальсификацию выборов или подрыв доверия к избирательной системе страны-жертвы. Или, как сейчас – угроза военных действий: такая, как нынешняя концентрация 100 тысяч российских «ихтамнетов» на границе с Украиной. Переход к реальной, широкомасштабной войне в таких случаях может оказаться совершенно незаметным.


Ну, или, как теперь – собрать с миру по нитке несколько тысяч нелегальных мигрантов, сконцентрировать их на вроде бы мирной границе с Евросоюзом и бросить на колючую проволоку и защитные сооружения, снабдив кусачками, шанцевым инструментом и прочими интересными вещичками, которые, как говаривал когда-то Путин, «в любом военторге купить можно»: слезоточивым газом, светошумовыми гранатами, лазерными поинтерами для ослепления стоящих с другой стороны границы полицейских…
Команда исследователей из немецкого Think Tank SWR (Stiftung Wissenschaft und Politik), расположенного в Берлине, выдала краткий анализ нынешних событий на белорусско-польской границе: «Путин поддерживает Лукашенко и его цель – заставить Евросоюз начать переговоры об отмене санкций. Кроме того, он усматривает в шантаже Европы дополнительный шанс для углубления раскола между европейскими странами». О том, что речь идёт об очередной попытке дестабилизации Европы, говорят и регулярные дезинформационные кампании, предпринимаемые Кремлём в странах Евросоюза – и вновь, в особенности, в Германии. В последний раз внешнеполитическое ведомство ЕС подняло тревогу в марте этого года: брюссельские дипломаты продемонстрировали многочисленные доказательства «систематических атак» российских «дезинформационных войск» против ФРГ. Согласно собранным в Брюсселе данным, российские политики и российские СМИ с 2015 года более 700 раз распространяли ложную информацию, основной целью которой было влияние на общественное мнение в Федеративной республике.

Тролли на службе Отечества
Собственно, дата – 2015 год, не является случайной. После аннексии Крыма в 2014 году в Германии велась широкая и весьма эмоциональная общественная дискуссия о том, как вести себя с Путиным. Критикам Кремля противостояла мощная группировка так называемых Russland-Versteher («понимателей России», уж простите за корявый перевод). То есть – российским «бойцам информационного фронта» было, на кого влиять: именно тогда свою сомнительную славу обрела так называемая «ольгинская фабрика троллей» — компания, руководимая из Кремля и набиравшая по дешёвке всякую шваль, чтобы та за малую денежку писала всякую чушь в Интернете, пользуясь списками тем, составленными кремлёвскими пропагандистами. «Ольгино» стало синонимом режиссируемых Москвой попыток манипуляции дебатами в соцсетях. Кремлёвский троллятник переполнил онлайновые форумы не только настроченными по одному шаблону пророссийскими комментариями, но и, в первую очередь, накалил атмосферу дебатов, перевёл их в плоскость абсурда и личных нападок ради раскола немецкого общественного мнения.
И то, что сработало тогда – работает и теперь: Германия, крупнейшая и наиболее экономически мощная страна Евросоюза, вновь оказалась в перекрестии прицела. И это демонстрируют не только крики нелегалов, доносящиеся с польской границы: «Germany, Germany!». Сам Лукашенко привычно ляпнул чистую правду: «Да плевать нам на Польшу! Речь идёт о Германии!».
Многое говорит за то, что минские и московские стратеги внимательно анализировали кризис беженцев 2015 года. Так, Путин прозрачно напомнил всем о договоре, заключённом в 2016 году между Евросоюзом и Турцией: Анкара получила миллиарды евро за то, чтобы придержать сирийских беженцев у себя, в лагерях, построенных на восточной границе. Теперь, по мнению Владимира Владимировича, Европа могла бы заплатить Лукашенко за его «помощь». Путин явно признал массовую миграцию наиболее эффективным средством дестабилизации ЕС. Ахиллесовой пятой Содружества, которое с 2015 года всё ещё оживлённо дискутирует на эту тему, не придя за шесть лет ни к какому общему решению. Так что вряд ли можно счесть случайностью то, что Кремль вот уже долгие годы поддерживает правопопулистские и неонацистские партии в ЕС – тех, кто резко и активно выступает против любой миграции. Одной рукой подкидывать мигрантов, другой – поддерживать тех, кто с ними воюет: глядишь, европейская лодка-то и закачалась…

«Кто там шагает правой?»
И речь идёт не только о насквозь пропутинской и крайне правой немецкой «Альтернативе для Германии». Лидер французского «Национального фронта», кандидат в президенты Франции Марин Ле Пен ещё в 2014 году получила многомиллионный кредит от контролируемого Кремлём российского банка, а во время предвыборной кампании 2017 года Путин демонстративно, лично принял её в Кремле. Австрийская FPО, бывшая до недавнего времени младшим партнёром правительственной коалиции, погорела на попытке продать оптом Кремлю австрийские газеты. Кстати, эта партия, так же, как итальянская «Лига» экс-министра внутренних дел Маттео Сальвини, даже заключила договор о сотрудничестве с «Единой Россией».
Та же история – с лидерами правительств и государств на востоке Евросоюза: многие из них входят в число «понимателей». Особенно – венгерский правый консерватор Виктор Орбан. С другой стороны – крайне левый чешский популист на посту тамошнего президента, Милош Земан. Тот самый, который предлагал, в частности, поделить Украину между Россией, Польшей и Венгрией. Тот самый, который отличился кражей авторучки с золотым пером с официального приёма, а нынче вот уже второй раз попал в клинику с диагнозом «алкогольное отравление»… Оба эти деятеля – убеждённые противники либеральной миграционной политики. Оба покупают у «друга Владимира» российскую вакцину «Спутник V», не признанную в ЕС – покупают не затем, чтобы использовать (ни венграм, ни чехам её просто не уколоть), а затем лишь, чтобы московские СМИ могли написать: вот, мол, в ЕС купили нашу вакцину.
А Будапешт к тому же планирует в сотрудничестве с российским атомным концерном «Росатом» строительство атомной электростанции Пакс. Энергетическая политика так или иначе является вторым важнейшим оружием Путина, направленным на раскол Евросоюза – это прекрасно видно на примере многолетнего конфликта вокруг газопровода «Северный Поток-2», соединившего российский Выборг с немецкой федеральной землёй Мекленбург-Передняя Померания. В обход Украины и Польши.
При этом, готов Путин или не готов использовать газ в качестве «гибридного оружия» против Европы, шантажируя европейцев угрозой прекращения поставок, не является решающим фактором. Более важный момент – это постоянный конфликт в Европе, который длится вокруг этого проекта год за годом. Польша и балтийские государства протестуют, правительство Германии уверяет, что это «чисто коммерческий проект», Еврокомиссия требует выполнения Европейской энергетической хартии, поляки к тому же по историческим причинам крайне резко реагируют на «особые отношения» между Москвой и Берлином – реакция, которую Путин, к тому же, ещё и подстёгивает, выступая с заявлениями, отрицающими преступность «пакта Молотова-Риббентропа» и возлагающими вину за Вторую Мировую войну на поляков.
Обычная, привычная уже путинская тактика: здесь укусить, там ухватить, тех поссорить, этих столкнуть лбами… Впрочем, может так оказаться, что тактика эта себя уже исчерпала. По крайней мере, в Германии в последнее время тон прессы стал гораздо более жёстким в отношении России – возможно, с уходом Ангелы Меркель кое-что поменяется.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s