ВРЕДНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

Опубликовал(а)

(Продолжение. Начало в # 598)

Ялта 1945

Первый раз я оказался в Ялте с родителями и сестрой летом 1965 года. Мы ходили в Никитский ботанический сад, который как я тогда был уверен, назван в честь Никиты Хрущева, навещали нависший над Черным морем дворец Ласточкино Гнездо и Мисхор. Это было моё последнее лето перед школой, и я тогда не знал, что за 20 лет до этого СССР, США и Великобритания делили в Ялте планету.

С 4-11 февраля 1945 г. здесь прошла вторая по счёту встреча лидеров стран антигитлеровской коалиции известная как Ялтинская конференция.

«Подготовка к конференции была развернута во всесоюзном масштабе. Оборудование, мебель, продукты свозили в Крым со всей территории СССР, в Ялту прибывали специалисты строительных организаций и сферы обслуживания. В Ливадии, Кореизе и Алупке за два месяца установили по нескольку электростанций.

Местом стоянки союзных кораблей и судов был выбран Севастополь, где были созданы запасы топлива, питьевой и котельной воды, отремонтированы причалы, маяки, навигационное и противолодочное оборудование, проведено дополнительное траление в бухтах и по фарватеру, подготовлено достаточное количество буксиров. Аналогичные работы были проведены в ялтинском порту.

Участники конференции располагались в трех крымских дворцах: делегация СССР во главе с И.В. Сталиным в Юсуповском дворце, делегация США во главе с Ф. Рузвельтом в Ливадийском дворце и делегация Великобритании во главе с У. Черчиллем в Воронцовском дворце»…

В результате работы конференции были одобрены важнейшие международно-правовые документы, такие как Декларация Свободной Европы, документы об основных принципах создания международной Организации Объединенных Наций, заложившие основу отношений между государствами.

Были разработаны условия обращения союзников с побежденной Германией (выделено мной – П.П.)» — сообщает в своем исследовании старший научный сотрудник Военной академии Генерального штаба ВС РФ кандидат исторических наук А.И. Прохоровская.

То есть уже в начале февраля Черчилль, Рузвельт и Сталин были настолько уверены в поражении Германии, что уже начали делить наследие нацистов.

«По условиям соглашения «О зонах оккупации Германии и об управлении «Большим Берлином» вооруженные силы трех держав должны были занять в ходе оккупации Германии строго определенные зоны. Советским Вооруженным Силам предназначалась для оккупации восточная часть Германии. Северо-западная часть Германии отводилась для занятия английскими войсками, юго-западная – американскими. Район «Большого Берлина» должны были занять совместно вооруженные силы СССР, США и Англии. Северо-восточная часть «Большого Берлина» предназначалась для занятия советскими войсками. Зоны для войск Англии и США еще не были определены…

Особое место на конференции занял вопрос о репарациях Германии, инициированный СССР. Советское правительство потребовало, чтобы Германия возместила ущерб, нанесенный союзным странам гитлеровской агрессией. Общая сумма репараций должна была составить $20 млрд., из которых СССР претендовал на $10 млрд. Советское правительство предложило, чтобы репарации взимались в натуре – в форме единовременного изъятия из национального богатства Германии и ежегодных товарных поставок из текущей продукции.

Взимание репараций путем единовременного изъятия из национального богатства (оборудование, станки, суда, подвижной состав, германские вложения за границей и т. д.) предусматривались главным образом с целью уничтожения военного потенциала Германии. Конференция учитывала опыт разрешения репарационной проблемы после первой мировой войны, когда от Германии требовали возмещения ущерба валютой и когда репарационный вопрос, в конечном счете, способствовал не ослаблению, а усилению военного потенциала Германии». — написано у А. Прохоровской.

Прохоровская пишет и о том, что должен был делать СССР после победы над Германией и что он за это получит: «В ходе Конференции был решен вопрос и о вступлении СССР в войну на Дальнем Востоке. Подписанное 11 февраля 1945 г. секретное соглашение предусматривало, что Советский Союз через два-три месяца после капитуляции Германии вступит в войну против Японии. В этой связи были согласованы условия вступления СССР в войну против Японии, которые выдвинул И.В. Сталин: сохранение статус-кво Монгольской Народной Республики; возвращение Советскому Союзу южной части Сахалина и всех прилегающих к ней островов; интернационализация Дайрена (Даляня) и восстановление аренды на Порт-Артур как на военно-морскую базу СССР; возобновление совместной с Китаем (с обеспечением преимущественных интересов Советского Союза) эксплуатации Восточно-Китайской и Южно-Маньчжурской железных дорог; передача СССР Курильских островов».

Но ничего не сказано о том, что в Ялте Черчилль и Рузвельт отдали СССР на растерзание Восточную Европу.

«Важное место среди решений Крымской конференции занимала Декларация об освобожденной Европе. Это был документ о согласовании политики в деле помощи народам, освобожденным от фашистской оккупации. Союзные державы заявили, что общим принципом их политики в отношении стран освобожденной Европы является установление такого порядка, который позволит народам «уничтожить последние следы нацизма и фашизма и создать демократические учреждения по их собственному выбору» пишет Прохоровская.

Почему США и Великобритания позволили СССР построить танковый социализм? Они что, действительно, верили после всего, что вытворяли русские до войны, что они будут следовать тому, что написано в Декларации об освобожденной Европе?

МИД России в 2014 году выпустил статью «Ялтинская конференция», где говорится:

«На одном из заседаний обсуждался вопрос об установлении после войны опеки над колониальными и зависимыми народами, и был представлен текст соответствующего соглашения, составленного госсекретарём США Стеттиниусом. Черчилль, сильно возбудившись, стал возражать против предложенного общего принципа, так как это затрагивало бы интересы Великобритании в лице её доминионов и представляло бы угрозу целостности Британской империи. Только после того, как договорились о том, что соглашение не будет относиться к этим территориям, Черчилль остыл, и работу удалось продолжить. Оправдывая такое своё эмоциональное поведение, он, обращаясь к Сталину, сказал: «Каковы были бы ваши чувства, если бы международная организация выступила с предложением передать Крым под международный контроль в качестве международного курорта?».

То есть, по мнению МИДа России английский империалист Черчилль понимал русского империалиста Сталина.

А вот как представил позицию Черчилля в 2015 году Жан Севилья во французском издании Le Figaro, который, по его мнению, «полагал, что может поговорить со Сталиным как мужчина с мужчиной, и заставить его изменить свои взгляды»:

«Черчилль рассуждал следующим образом. Советам нужно безраздельное влияние в Румынии и Болгарии? Прекрасно, но при условии, что они оставят англичанам Грецию. Москва требует, чтобы сформированный при ее поддержке польскими коммунистами Люблинский комитет получил место в правительстве страны? Черчилль готов надавить на бежавших в Лондон поляков, чтобы те согласились принять комитет в коалиционное правительство. После ночной дискуссии на листе бумаги был начерчен проект соглашения (этот документ сегодня находится в Австрийской национальной библиотеке), в котором был обозначен такой раздел влияния: Румыния — 90% у СССР и 10% у остальных, Греция — 90% у Великобритании (по согласованию с США) и 10% у СССР, Югославия — 50/50, Венгрия — 50/50, Болгария — 75% у СССР и 25% у остальных».

То есть Черчилль верил в «благородный раздел» с русскими сфер влияния. У Черчилля, конечно, были свои слабости, такие как коньяк и сигары, но наивность в их число не входила.

А Рузвельт? Бывший на «Ялтинской конференции» специальный советник Рузвельта Гарри Гопкинс позднее говорил, что Сталин обманул западные державы. Но скорее всего дело было в другом. И в США, и в Великобритании прекрасно знали о взаимоотношениях двух краснознаменных стран — нацисткой Германии и Советского Союза. Наверняка они не исключали возобновления союза между ними. И потому в Ялте было сделано все, чтобы этого избежать.

Возможно, они бы смогли потом остановить Сталина, но 12 апреля умер Рузвельт, а в мае Черчилль проиграл выборы.

«За исключением Австрии, все занятые Красной армией государства превратились в сателлитов СССР, где провозглашенный в Ялте принцип свободных выборов неизменно нарушался, а к власти пришли коммунисты» — подводит итоги Ялтинской конференция Жан Севилья.

Битва за Берлин

Придя к власти, Гитлер сказал: «Третий Рейх, рождение которому было положено 30 января 1933 года просуществует тысячу лет». И вот менее чем через 12 лет — 25 апреля 1945 года — советские войска замкнули кольцо вокруг Берлина, отрезав столицу «тысячелетнего рейха» от остальной Германии.

Германии совершила чудовищные преступления и понесла чудовищные потери.

Немецкий поэт-экспрессионист Готфрид Бенн, находясь в нацистской Германии, уже в 1943 году напишет:

«Гегель, Дарвин, Ницше — вот кто стал действительной причиной гибели многих миллионов людей. Слова — преступнее любого убийства, за мысли расплачиваются герои и толпы».

Про связь Дарвина и нацистов — я писал, о влиянии Ницше на нацистов — нас учили в советской школе. А Гегель в чем виноват?

Американский журналист Вильям Ширер в 1934-1940 гг. жил и работал в нацистской Германии, регулярно посещал выступления Гитлера и съезды НСДАП, в 1945-1946 гг. работал на Нюрнбергском процессе. В своей книге «Взлет и падение Третьего Рейха» тоже не жалует Гегеля:

«Диалектика утонченной, доходящей до самой сути философии Гегеля вдохновляла Маркса и Ленина и способствовала таким образом развитию коммунистического мировоззрения. Вместе с тем возвеличивание Гегелем государства как верховной власти в жизни человека проложило дорогу Второму Рейху Бисмарка и Третьему Рейху Гитлера».

Как известно коммунисты и нацисты любили не только Дарвина и Гегеля. Их кумиром так же был Достоевский. В его романе «Бесы» есть такие строки:

«Если великий народ не верует, что в нем одном истина …, то он тотчас же перестает быть великим народом… Единый народ «богоносец» – это русский народ».

Именно такое самолюбование и вера в собственную непогрешимость привели «тысячелетний рейх» немцев к краху.

А вот что думал о своем народе Иоганн Вольфганг фон Гёте:

«Я часто испытывал жгучую скорбь при мысли о немецком народе, отдельные представители которого в высшей степени достойны уважения, но в целом он производит жалкое впечатление. Сравнение немецкого народа с другими народами вызывает неприятное ощущение, которое я стараюсь преодолеть всеми возможными способами».

Если бы немцы вместо Достоевского читали бы Гёте, то может быть они бы не пошли за Гитлером.

Итак, 4 февраля 1945 года в Ялте СССР, США и Великобритания делят Германию, считая её практически поверженной, но СССР только 9 мая 1945 года соглашается принять капитуляцию Германии.

Мой отец закончил войну в Восточной Пруссии. Он рассказывал, как они получили приказ идти 9 мая в атаку на хорошо укрепленного врага. А накануне, 8 мая, радист поймал Би-Би-Си, которая передавала, что Германия капитулировала. Бойцы радовались, стреляли в воздух, выпивали. Воевать больше никто не хотел.

Был ли штурм Берлина так необходим для краха «тысячелетнего рейха»? Если да, то почему ни советские, ни англо-американские войска не рвались к Берлину?

Хотя такие планы были. В конце 1943 года президент США Франклин Рузвельт на борту линкора «Айова» сказал: «Мы должны дойти до Берлина. США должны получить Берлин. Советы могут забирать территорию к востоку».

Уинстон Черчилль писал: «Главная и подлинная цель англо-американских армий — Берлин».

В переписке с британским и американским командованием в конце марта заявил:

«Я… придаю ещё большее значение вступлению в Берлин… Я считаю чрезвычайно важным, чтобы мы встретились с русскими как можно дальше на Востоке».

А английский фельдмаршал Монтгомери ещё 18 сентября 1944 года писал Эйзенхауэру:

«Думаю, что лучший объект наступления — Рур, и затем на Берлин северным путём…, поскольку время играет исключительно важную роль, мы должны решить, что необходимо идти на Берлин и закончить войну; все остальное должно играть второстепенную роль».

Но англо-американцы не пошли на Берлин, и русские сперва пошли в другую сторону.

«Пока в феврале и марте 1945 года продолжались ожесточенные бои за плацдармы на Одере, часть сил Жукова и Рокоссовского крушила так называемый «Балтийский балкон» в Померании и Восточной Пруссии. Во второй половине февраля четыре армии Рокоссовского вторглись в южную часть Западной Пруссии. 24 февраля левый фланг фронта Жукова и правый фланг Рокоссовского устремились в северном направлении к Балтийскому морю для того, чтобы разрезать немецкие войска в Померании на две части».

(Энтони Бивор «Падение Берлина. 1945»).

Только 16 апреля 1945 советское командование начало операцию по взятию Берлина. Обороняющая Берлин группировка, по оценке советского командования, насчитывала около 200 тыс. солдат и офицеров, 3 тыс. орудий и 250 танков, включая фольксштурм — народное ополчение. Энтони Бивор уточняет, что из них обученных солдат было только 45 тысяч, 40 тысяч ополченцев — остальные полицейские и дети — члены гитлерюгенд. Видно, нацисты тоже считали, что судьба войны решается не в Берлине.

Против них СССР выставил почти 1,5 миллиона солдат. Но непосредственно ворваться в Берлин до конца штурма из них успели только 464,000. Большинство из 45 000 немецких солдат просто хотели выжить, а все советские солдаты были настроены на победу. Конечно, Берлин пал, но почему так долго к нему шли и так долго его брали?

По мнению русских историков, имея превосходство в людях и технике, Красная Армия не могла полностью использовать свои преимущества в городских кварталах. В первую очередь это касалось авиации. Таранная сила любого наступления — танки, оказавшись на узких городских улицах, становились отличной мишенью. Поэтому в уличных боях 8-й гвардейской армией генерала В. И. Чуйкова была задействована артиллерия, которая сносила всё на своём пути.

Результаты не заставили себя ждать. При штурме Берлина было убито 275 000 немцев и это притом, что части немецких солдат удалось прорваться из осажденного города.

С советской стороны погибло 75 тысяч солдат, то есть на 30 тысяч больше, чем было немецких солдат оборонявших Берлин. Ещё 300 000 штурмовавших Берлин были ранены.

Вот он — гений русской стратегии! Вот что грозят «повторить» русские патриоты!

Общая протяжённость фронта советских войск в Берлине составляла около 100 км. Немцы были просто не в состоянии обеспечить нормальную оборону на всех участках. Чтобы воевать 16 дней и понести такие потери, надо было исхитриться. Советское командование должно было точно знать точки немецкой обороны, чтобы не задеть их огнем артиллерии. Надо было постоянно атаковать немногочисленные центры обороны в Берлине, желательно слабо-вооружённой пехотой, пока их защитники ещё не сбежали на запад или не сдались в плен. То есть все потери в личном составе Красной армии были запланированы и осуществлены советскими военачальниками вопреки слабому, плохо организованному сопротивлению защитников Берлина. Это можно понять только, если целью советского командования было не быстрое окончание войны, а последняя возможность создания нового человека в обстановке смертельной опасности.

Русские историки объясняют неимоверные потери среди штурмовавших Берлин, особенно когда к 28 апрелю в руках защитников города осталась только его центральная часть, тем, что чем ближе к центру города, тем оборона становилась плотнее. Особую прочность ей придавали массивные каменные постройки с большой толщиной стен. Окна и двери многих зданий заделывались и превращались в амбразуры для ведения огня. Всего в городе имелось до 400 железобетонных долговременных сооружений — многоэтажных бункеров (до 6 этажей) и дотов, оснащённых орудиями (в том числе зенитными) и пулемётами. Улицы перекрывались мощными баррикадами толщиною до четырёх метров. Обороняющиеся имели большое количество фаустпатронов, которые в обстановке уличных боев оказались грозным противотанковым оружием.

К вечеру 28 апреля части 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта вышли в район рейхстага. Попытка взять рейхстаг с ходу оказалась неудачной. В ту же ночь для поддержки гарнизона рейхстага был сброшен на парашютах десант.

На рассвете 30 апреля штурмом ценой немалых потерь было захвачено здание министерства внутренних дел. Путь для саперов на рейхстаг был открыт.

Только вечером 30 апреля, когда Гитлера уже не было в живых, через сделанный сапёрами пролом в северо-западной стене рейхстага, группа советских бойцов ворвалась в здание. Кроме сброшенных на парашютах курсантов морского училища Ростока и личной охраны СС Адольфа Гитлера рейхстаг защищали французский и латышский батальоны. В 21 час 45 минут русские овладели первым этажом здания рейхстага. Шли ожесточённые бои за подвал.

Немцами, пишут русские историки, широко использовались тоннели, входы и выходы метро для манёвров и нанесения неожиданных ударов. 3 дня шла битва за берлинский метрополитен, не одолев противника в бою, русские решили его утопить. В ночь на 1 мая взрывом был образован большой пролом, куда хлынула вода, затопив 25-километровый участок. Этакий русский гостинец берлинцам на Вальпургиеву ночь.

«Сведения о количестве жертв … различны — от пятидесяти до пятнадцати тысяч человек… в тоннелях находились многие тысячи людей, среди которых были раненые, дети, женщины и старики».

(Энтони Бивор, «Падение Берлина. 1945»)

1 мая в руках немцев остались только Тиргартен и правительственный квартал. Здесь располагалась имперская канцелярия, во дворе которой находился бункер ставки Гитлера, в котором сидел пока ещё живой и верящий в мир нацистов с родиной Достоевского, Йозеф Геббельс.

Ранним утром 1 мая над рейхстагом был поднят советский флаг, но только к вечеру, когда не стало Геббельса, гарнизон рейхстага капитулировал. В тот же день части 1-й ударной армии, наступавшие с севера, южнее рейхстага соединились с частями 8-й гвардейской армии, наступавшими с юга, после чего сдались два важных, по мнению русских, узла обороны Берлина: цитадель Шпандау и зенитная башня берлинского зоопарка. Защитникам Берлина было незачем и не за что воевать. Те, кто не хотел попасть к русским, в большинстве своем, заблаговременно, покинули столицу «тысячелетнего рейха».

В ночь на 2 мая не пожелавшие оказаться под русскими, части берлинского гарнизона и гражданские беженцы пошли на прорыв. По официальной русской версии — одна из групп под руководством генерала-майора Отто Зюдова смогла просочиться к Шпандау по тоннелям метро из района Зоопарка. В районе выставочного зала на Мазуреналлее она соединилась с немецкими частями, отступавшими из Курфюрстендамм. Дислоцированные в этом районе части Красной армии и Войска Польского не стали вступать в бой с отступавшими. Некоторым беженцам из Берлина удалось пробиться в район переправ через Эльбу. Они были не первые из немцев, бежавших из оккупированной русскими Германии, и не последними. Исход продолжался до тех пор, пока в 1989 году не рухнула Берлинская стена, и созданная русскими ГДР не присоединилась к ФРГ.

Но не все из оборонявших Берлин пошли в ночь на 2 мая на прорыв. Были и те, кто, как и Геббельс, верил, что с русскими можно договориться. Как пишут официальные русские историки:

«В первом часу ночи 2 мая радиостанциями 1-го Белорусского фронта было получено сообщение на русском языке: «Просим прекратить огонь. Высылаем парламентёров на Потсдамский мост». В 6 часов утра 2 мая генерал артиллерии Гельмут Вейдлинг — последний назначенный Гитлером командующий обороной Берлина — в сопровождении трёх немецких генералов перешёл линию фронта и сдался в плен. Через час, находясь в штабе 8-й гвардейской армии, он написал приказ о капитуляции».

Участник взятия Рейхстага Александр Бессараб вспоминал:

«2 мая в 10 часов утра всё вдруг затихло, прекратился огонь. И все поняли, что что-то произошло. Мы увидели белые простыни, которые «выбросили» в Рейхстаге, здании Канцелярии и Королевской оперы и подвалов, которые ещё не были взяты. Оттуда повалили целые колонны. Впереди нас проходила колонна, где были генералы, полковники, потом за ними солдаты. Шли, наверно, часа три».

Итак, 2 мая пал Берлин, но это не привело к концу войны. Может поэтому не рвались в Берлин Эйзенхауэр и Монтгомери.

Участник Берлинской операции генерал А. В. Горбатов считал:

«С военной точки зрения Берлин не надо было штурмовать… Город достаточно было взять в кольцо, и он сам бы сдался через неделю-другую. Германия капитулировала бы неизбежно. А на штурме, в самый канун победы, в уличных боях мы положили не меньше ста тысяч солдат. И какие люди были — золотые, сколько все прошли, и уж каждый думал: завтра жену, детей увижу».

Историки до сих пор не сошлись во мнении: сколько всего погибло при штурме Берлина. Даже спустя десятилетия после войны, признаются русские историки, при строительных работах находили ранее неизвестные «братские могилы». Были там и немцы, и русские. Гибли дети из гитлерюгенда, регулировщики уличного движения, угнанные на работу в Германию иностранные рабочие, военнопленные, необстрелянные мальчишки в спешке мобилизованные в Красную Армию из недавно занятых ею районов. Гибли при штурме Берлина советские бойцы: евреи, поляки, украинцы, литовцы, латыши, представители всех народов СССР. А потом «русские патриоты» заявят — «Это наша Победа!».

За что отдали жизни и были искалечены немцы и бойцы Красной армии в этой ничего не решавшей битве за Берлин?

Чего ждали в бункере лидеры нацистов?

Почему для защиты Берлина и Гитлера нашлось только 45 000 солдат?

Если принять версию, что все делалось для торжества «передового» учения Чарльза Дарвина, и бой за Берлин для нацистов и коммунистов был боем за явление народам «человека нового типа» — то всё становится логичным. Этим объясняются: и огромные потери Красной армии в боях с подростками и стариками, и затопление метро, и артобстрел жилых зданий, и разгул насилия и мародерства, захлестнувшие ворвавшихся в немецкую столицу русских «зондеркоманд».

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s