СЕКТОРЫ РАЗДУМИЙ

Опубликовал(а)

Несмотря на то, что бустерная вакцинация в Израиле вроде бы продвигается, эпидемия идет на спад, ситуация в арабском секторе остается тревожной. 300 000 жителей сектора остаются не привитыми. Почти 80% арабских жителей страны, которые все же решились вакцинироваться, отказались от второй или от третьей прививки, и в настоящее время не обладают «зеленым паспортом». Среди подростков старше 12 лет ситуация еще хуже. Стоит ли удивляться тому, что из 63 населенных пунктов, объявленных в конце сентября красными, 58 относились именно к арабскому сектору? Однако ситуация в русскоязычном и ультраортодоксальном секторе страны, увы, ненамного лучше. Я попытался выяснить, почему представители этих секторов так упорно отказываются прививаться.

А как известно, мы — народ горячий…

С 25-летним жителем деревни Фурадиз Махмудом, педагогом по профессии, судьба свела меня в автобусе, когда я направлялся из Тель-Авива в Верхнюю Галилею. Парень он оказался общительный, иврит у него был куда лучше, чем у меня, а вот слово «деревня» по отношению к Фурадизу ему категорически не понравилось – по его словам, это уже давно город, причем не хуже, чем любой другой в Израиле. Слово за слово, и я спросил Махмуда, почему его земляки так упорно отказываются вакцинироваться – и заодно привел только что вычитанные в газете данные.

— Ну, во-первых, отнюдь не все не хотят вакцинироваться, — ответил Махмуд. – Ты сам говоришь: 300 000, а в Израиле нас около двух миллионов. Отними из этой цифры, как минимум полмиллиона детей до 12 лет, и получится полтора миллиона. Хорошо, пусть 1.3 миллиона. То есть, как минимум, миллион прививку все же сделали. Таким образом, вы, журналисты, опять представляете ситуацию в арабском секторе в искаженном свете.

— Там еще сказано, что 80% ограничились одной или двумя прививками. То есть считать их вакцинированными можно только условно. Ты сам сделал прививку?

— Сделал две, а третью мне пока делать рано. Но если ты хочешь услышать правду, я тебе отвечу. После всего, что было между нами и вами, израильские арабы не очень доверяют тому, что предлагают власти. А тут еще идет вал информации из сирийского, иорданского и ливанского интернета, в которой утверждается, что прививка опасна для здоровья, что это вообще не вакцина, а биологическое оружие, специально разработанное компаниями «Пфайзер» и «Модерна», во главе которых стоят евреи, чтобы стерилизовать арабское население страны и сделать нашу молодежь бесплодной. Я сам в это не верю, но есть многие, кто верит. Кроме того, вакцинация в арабском секторе была организована гораздо хуже, чем в еврейском. У вас можно было сделать прививку во всех отделениях больничных касс, а у нас – только в специальных пунктах. В лучшем случае в каждом городе был открыт один такой пункт, в некоторых местах один пункт работал сразу на два-три города, которые вы называете «деревнями».

Мы начали спорить, и тут Махмуд сделал мне неожиданное предложение: он позвонит своему приятелю-врачу, устроит мне встречу с ним в придорожном кафе в Фурадизе, а затем я поеду себе дальше – тем более, что автобусы в Рош-Пину, куда я направлялся, ходят по этой трассе каждые полчаса.

Время у меня было, так что я согласился сделать небольшую остановку. Друг Махмуда доктор Насим Азбарга пришел на встречу со своим приятелем Мухаммедом Таласме, причем меня ждал сюрприз – оба говорили на русском. Так что в этом смысле непонимания между нами не было, а поданный кофе оказался выше всяких похвал.

— Проблем с вакцинацией, да и не только с вакцинацией, но и вообще с борьбой с эпидемией, в нашей общине и в самом деле много, — признал доктор Асбарга. – Думаю, в значительной степени это связано с тем, что Минздрав Израиля не сумел правильно поставить разъяснительную работу на арабском языке. Можно даже сказать, что он почти никак не работает среди арабского населения.

— Вы хотите сказать, что не было никакой рекламы на арабском языке?

— Нет, такая реклама есть, но она представляет собой буквальный перевод той рекламы, которая идет на иврите, а у нас другой менталитет, и потому она не работает. Следует понять, что, во-первых, у нас население все же менее образовано, чем у вас, а кроме того, оно живет, скорее, не разумом, а чувствами, да и официальных объявлений Минздрава ни на каком языке не читает. Я думаю, если бы Минздрав действительно хотел, чтобы жители арабских городов прививались, он бы создал что-то вроде агитбригад, которые встречались бы с отдельными большими семьями и разъясняли важность прививки.

Причем говорить надо было с учетом возраста тех, к кому обращаются: с пожилыми, старше 60 лет, которые привыкли, что им оказывается особое уважение, совершенно иначе, с подростками 13-17 лет. Такой индивидуальный подход дал бы результаты. Я вижу это по своим пациентам, которых убеждаю прививаться. Но Махмуд сказал вам правду: пунктов вакцинации в наших городах долгое время не хватало; на многих из них образовались очереди, а наш народ в очередях стоять не любит. Сейчас пунктов достаточно, но они пустуют.

— Чем вы объясняете тот факт, что уровень заболеваемости коронавирусом в арабском секторе был значительно выше, чем в еврейском?

— Ну, причин этому много. Прежде всего, арабское население в целом куда менее здоровое, чем еврейское. Я вижу это опять-таки по своим пациентам, но статистика говорит, что такая ситуация во всем секторе. У нас значительно больше больных диабетом, артритом и другими хроническими заболеваниями, и потому куда большая доля населения, входящего в группу риска. Курильщиков у нас опять-таки куда больше, чем в еврейском секторе, а это, как известно, тоже фактор риска. Кроме того, высокий уровень заражаемости в арабских городах связан с тем, что мы живем так же скученно, как и харедим. Строящегося жилья катастрофически не хватает, да и то, что строится, по большей части, незаконно и может пойти под снос.

Вы сейчас скажете, что я сворачиваю на политику, но получается, что одно от другого неотделимо. Да и что скрывать, карантинные ограничения у нас практически никем не соблюдались и не соблюдаются.

— Было ясно с самого начала, что все эти масочные режимы и ограничения массовых мероприятий арабами соблюдаться не будут, так как это противоречит нашей ментальности, — вмешивается в разговор Мухаммед Таласме. – Мы – очень теплый, я бы даже сказал, горячий народ. Мы при встрече с друзьями обязательно должны обняться и расцеловаться – какие уж тут маски?! Кроме того, народ не понимает, как можно в масках молиться в мечети и как можно ограничивать число молящихся?

Опять-таки у нас большие семьи, хамулы, члены которых постоянно общаются друг с другом. Как можно запретить общение между родственниками? И что, все опять должны надевать маски?!

Наконец, у нас очень большие свадьбы – на них собираются сотни, а иногда и тысячи человек. Не пригласить кого-то на свадьбу — значит, нанести смертельную обиду, не явиться по приглашению – то же самое. Кроме того, есть, к примеру обычай, по которому перед свадьбой жениху в бане помогают купаться не менее 30 мужчин. Этот обычай противоречит постановлениям Минздрава, но отменить его немыслимо! Никто на это не пойдет!

— Все, что вы только что услышали – правда! – подтверждает доктор Азбарга. – Есть меры, которые встретили открытое сопротивление населения. Именно поэтому, на мой взгляд, надо активнее проводить вакцинацию и добиться, чтобы хотя бы 90% арабского населения страны было вакцинировано. Но это, как вы уже поняли, очень непросто. Есть люди, которые вообще не верят в эпидемию коронавируса; есть те, кто поверили в антипрививочную пропаганду в интернете; есть такие, кто считает, что даже если то, что говорят про эпидемию – правда, их это не коснется. Главным разносчиком инфекции по-прежнему остаются школы, но как раз убедить подростков сделать прививку труднее всего.

— Почему?! Достаточно, чтобы им велели это родители!

— Вы что, не знаете нынешних подростков?! Для них никто не указ – ни родители, ни учителя, ни молла с шейхом. Наша молодежь такая же, как и ваша – ни взрослые, ни традиция и религиозные авторитеты ей не указ! Еще 10-15 лет назад такого не было. То есть было, конечно, но не в таких масштабах. Наши юноши и, к сожалению, даже часть девушек хотят во всем походить на своих еврейских сверстников, так же жить и так же развлекаться, и это – большая проблема.

Так вот, Минздрав не предоставил им никаких убедительных доводов, почему они должны вакцинироваться. С ними надо было работать через социальные сети, но работа с молодежью не велась в арабском секторе от слова «вообще».

Гляжу в озера синие…

Дня через два после этого разговора я оказался в Бат-Яме – городе, где русский является едва ли не основным языком общения. Батямцы в массе своей улыбчивы, словоохотливы и хорошо информированы во всем, что касается российских сериалов и новостей.

— Нет, у нас в семье никто не вакцинирован – ни мы с женой, ни наши дети, а внуки вообще не подпадают под вакцинацию по возрасту, — едва ли не с гордостью сказал мне 67-летний Семен Т. – Наш семейный врач, мнению которой мы абсолютно доверяем, считает, что вакцина, которая делается в Израиле, все еще недостаточно проверена, и лучше не рисковать. Так что мы следуем указаниям врача.

Правда, назвать имя этого врача и больничную кассу, в которой он работает, Семен Григорьевич почему-то отказался.

— Человек имеет право выбирать, что ему делать со своим телом и здоровьем, — очень толково объяснил мне 45-летний работник деликатесного магазина Аркадий С. – То, что сегодня происходит в Израиле, все эти преследования непривитых – это нарушение прав человека. Придет время – и мы еще спросим и за то, что людям вкалывали яд под видом вакцины, и за то, что их принуждали ее делать, и за нарушения прав человека.

— Простите, а кто это – «мы»? И с кого спросим?

— «Мы» – это народ! А спросим с таких, как вы, которые ходили и уговаривали сделать опасную для жизни прививку. Думаете, я сразу не понял, к чему вы клоните? За идиота меня держите?!

Весьма симпатичная дама по имени Татьяна, на мой вопрос о том, сделала ли она прививку, сразу перешла в атаку:

— А вам не кажется, что это — мое личное дело и вы просто не имеете права задавать подобный вопрос?! Но я все-таки отвечу: нет, прививку «Пфайзером» я не делала ни себе, ни своим детям и делать не собираюсь, потому что это – опасно! Вы видели в интернете статьи о том, сколько израильтян уже пострадали от этой прививки, а от болезни их это не уберегло? А ролик в Ю-тюбе, в котором американка рассказывает о том, как ее 14-летняя дочь участвовала в испытаниях вакцины «Пфайзер» на подростках и в результате осталась парализованной и сейчас прикована к инвалидному креслу вы тоже не видели?! Дайте ваш номер – я вам скину ссылку, посмотрите, а потом поговорим! В ближайшие недели я собираюсь в Россию к родственникам, и там, думаю, сделаю себе «Спутник» — он, судя по всему, куда безопаснее.

Все эти беседы невольно подтверждали сказанные еще в августе слова министра туризма Константина (Йоэля) Развозова о том, что низкие показатели вакцинации среди русскоязычного населения объясняются в первую очередь тем, что они черпают информацию об эпидемии и вакцинах по большей части с российских сайтов, а там очень много лжи.

Помнится, министр тогда обещал добиться резкого усиления разъяснительной работы о необходимости вакцинации среди русскоязычных израильтян. Не знаю, добился он этого, или нет, но ситуация на «русской» улице, похоже, за эти 3 месяца не сильно изменилась.

Кстати, ролик в Ю-Тюбе и в самом деле существуют, и смотреть его больно и страшно. Не знаю, правда это или ложь, и действительно ли причиной трагедии этой американской семьи и в самом деле является вакцина «Пфайзер». Но все статистические данные пока говорят за то, что риск тяжелых осложнений после прививки просто несопоставим с риском заболевания и его последствий.

Впрочем, в том же Бат-Яме мне довелось выслушать три истории, которые считаю своим долгом привести.

— К сожалению, многие до сих пор не осознают всей опасности коронавируса, — рассказала 58-летняя Ирина П. – Я и сама долго этого не осознавала, хотя и сделала все три прививки, но сделала только для того, чтобы от меня отвязались на работе, и была возможность выехать за границу. Но семья моей близкой подруги от вакцинации отказалась, и в результате все они подхватили этот самый вирус, и все, как взрослые, так и дети переболели относительно легко. И подруга, и ее дочь с зятем вышли на работу, стали вести обычный образ жизни, и вдруг дней через десять ее дочь – 40-летняя, красивая, очень спортивная женщина, у которой никогда не было никаких болезней – почувствовала недомогание. Взяла больничный, думала отлежаться, но ее состояние день ото дня ухудшалось, и в конце концов ее доставили в больницу. Оказалось, что у нее в качестве осложнения коронавирусной инфекции развился панкреонекроз. Ее тут же поместили в реанимацию, несколько недель врачи делали все, что могли, но спасти ее, увы, не удалось. Двое детей остались сиротами. Это такая трагедия, что просто не передать словами. Формально молодая женщина умерла не от коронавируса, но ведь убил ее именно он.

Марина А., по ее словам, перенесла коронавирусную инфекцию месяц назад, но до сих пор не пришла в себя – постоянно чувствует слабость, страдает от отдышки, и, если решает пройтись по улице, вынуждена останавливаться через каждые пару десятков метров.

— У меня все началось в Рош а-шана, — рассказывает она. – Мы решили собраться на праздники всей семьей в доме одного нашего родственника – все же какой-никакой, а Новый год, а у него пентхауз с огромным балконом.

В общем, собралось, думаю, человек тридцать, не меньше. К тому времени у этого родственника двое детей были больны, но мы этого не знали. Да и даже если бы знали, это ничего бы не изменило. Никто в нашей семье в опасность коронавируса не верил, никто не вакцинировался, так как были убеждены, что даже если эта болезнь есть, то она совсем не так опасна, как нам это представляют.

В результате после Рош а-шана мы все заболели. Причем если у мужа и детей болезнь протекала довольно легко, то у меня она приняла очень тяжелую форму. В конце концов я оказалась в больнице, в коронавирусном отделении. До подключения к аппарату ИВЛ, но я была в маске, в которую подавался кислород под давлением. Это было самое ужасное, через что я до сих пор прошла в жизни.

Причем никакого нормального лечения ты не получаешь! Я читала в интернете о том, что в Израиле создано лекарство от коронавируса, думала, что мне его дадут, но, похоже, никакого лекарства пока нет.

Так как в целом наша семья очень неплохо устроилась в Израиле, и среди моей родни есть очень влиятельный в политических кругах человек, то они добились того, что им разрешили меня навестить. И когда увидели, в каком я состоянии, то у родственников едва ли не в буквальном смысле этого слова глаза полезли на затылок. Такого они явно не ожидали. И это они еще не видели, как из нашего отделения регулярно выкатывали каталки с трупами, запакованными в специальные мешки.

Так что призовите читателей не идти по моим стопам – это слишком горький и страшный опыт. Через полгода вся наша семья, разумеется, сделает прививку.

И последний, очень короткий рассказ от мужчины, представившегося Михаилом:

— Что вам сказать? У меня месяц назад от этого вируса умер друг. 58 лет. Выглядел на 40 с небольшим. Красавец. Спортсмен. Успешный бизнесмен. Принципиально не делал прививки. Оставил после себя жену, которая на двадцать с лишним лет моложе его, и 10-летнего сына. Сейчас я думаю, что если он уж решил так поздно родить ребенка, то должен был более ответственно подходить к вопросам, связанным со здоровьем.

Каждый сам себе раввин

Несмотря на то, что об ультраортодоксальной улице последнее время почти ничего не пишут, по моим наблюдениям уровень заболеваемости в этом секторе остается достаточно высоким. Но самое главное – харедимная община, похоже, раскололась именно по вопросу, как относиться к вакцинации.

— Никто в нашей семье не вакцинировался и не собирается этого делать! Двое из наших детей переболели, но болезнь, слава Богу, прошла очень легко. Мы, кстати, их изолировали, так что карантин соблюли, а прививку считаем опасной, — сказал мне давний приятель Моше Г., живущий в Кфар-Хабаде.

— Но ведь целый ряд авторитетных раввинов, в том числе, и от ХАБАДа призвали вакцинироваться. Ты не прислушиваешься к их мнению?

— В сегодняшнем ХАБАДе нет единства и общепризнанной центральной силы в руководстве, поэтому каждый слушает того раввина, которому больше доверяет. Мнения по данному вопросу разошлись. Мой раввин категорически не рекомендует прививаться, и я полагаюсь на его мнение. Хасиды других направлений полагаются на своего адмора. А литваки нам в этом смысле вообще не указ!

А вот мнение рава Шраги-Шмуэля Кипниса:

— Я думаю, все же сейчас в нашей среде болеют меньше, чем у светских, так как, во-первых, много привитых, а во-вторых, из-за того, что во время первой и второй волны очень многие переболели, то имеется коллективный иммунитет. Но проблема в том, что вопрос о прививках у нас, харедим, вышел за рамки вопроса об эпидемии. К примеру, распространяются слухи, что прививки делают человека бесплодным или меняют наследственность. Как следствие, при шидухе, прежде чем познакомить парня и девушку, первым делом спрашивают, вакцинирован ли потенциальный жених, или нет? И если узнают, что вакцинирован, часто отказываются от шидуха. И это уже маразм и беспредел!

— Да, но откуда берутся эти слухи, кто их распространяет?

— Прежде всего, из интернета – не надо думать, что мы настолько закрыты, что им не пользуемся. «Фэйсбук», к примеру, давно уже для многих раввинов стал важным инструментом общения со своими учениками. Кроме того, многие хасидские раввины и даже адморы не ведают, что творят и говорят. В своих статьях и проповедях они нередко сеют измышления, не соответствующие действительности. Не хочу сейчас называть конкретных имен, но все происходящее сегодня на харедимной улице лично мне очень не нравится.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s