ИЗРАИЛЬСКАЯ ПАНОРАМА

Опубликовал(а)

РАЗГАДАНА ТАЙНА «ВОСТОЧНОГО ТЕМПЕРАМЕНТА»

Группа исследователей Тель-Авивского университета во главе с профессором Кармит Леви пришла к выводу, что чем дольше человек пребывает на солнце, тем больше его организм вырабатывает половых гормонов, и, соответственно, тем выше у него либидо.

В ходе проведенного израильскими учеными эксперимента 32 взрослых человека заполнили анкеты с вопросами об уровне их сексуального желания, частоте половых актов и т.п. Затем испытуемые подвергались воздействию различных уровней ультрафиолетового излучения солнечного света, и после каждого такого сеанса у них брали анализ крови и просили оценить силу своего сексуального желания.

Когда их попросили избегать солнечного света в течение 2 дней, а затем позагорать в течение 25 минут, добровольцы – как мужчины, так и женщины – были более сексуально возбуждены, установили ученые. Они также обнаружили, что воздействие ультрафиолета повышает уровень половых гормонов, а также увеличивает уровень тестостерона у мужчин, повышая их потребность в сексе, но, одновременно, и делая их более агрессивными. У женщин эффект повышения либидо проявился в меньшей степени, но и они отметили, что их интерес и потребность в сексе после «сеансов загара» заметно возросли.

Не исключено, что именно этим и объясняется хорошо знакомый многим выходцам из бывшего СССР сексуальный темперамент мужчин из «солнечных республик», а также то, почему многие наши бывшие соотечественники инстинктивно так стремились отдыхать именно на юге.

Как предполагается, в будущем новое открытие ученых Тель-авивского университета может помочь в разработке новых методик лечения расстройств, связанных с низким уровнем половых гормонов — с помощью дозированного ультрафиолетового-излучения. Однако до создания и внедрения такой методики еще очень далеко, а пока все же следует помнить, что длительное пребывание на солнце вредно для здоровья, способно негативно влиять на структуру ДНК и чревато развитием рака кожи.

Сами исследователи уверены, что солнце способно позитивно повлиять на либидо не только мужчин, но и женщин, для которых эта проблема стоит даже острее — хотя бы потому, что столь же эффективного средства, как виагра для мужчин, для женщин пока не создано.

Эта уверенность исходит из того, что перед экспериментами на людях исследователи подвергали воздействию солнечного света животных и обнаружили, что уровень женских гормонов «значительно вырос», что привело к увеличению яичников. Они также обнаружили, что усилилось влечение как у самок, так и у самцов – и те, и другие стали более склонны к половым актам, даже вне обычного сезона спаривания.

На следующем этапе ученые удалили из кожи животных белок p53, который определяет повреждение ДНК и активирует изменения пигментации во время воздействия солнечного света. Отсутствие р53 устранило эффект воздействия УФB-излучения на сексуальное поведение животных. Отсюда стало ясно, что причиной гормональных, физиологических и поведенческих изменений является именно воздействие излучения через кожу, а белок р53 играет одну из главных ролей в активировании эндокринной системы сексуальности и в процессе размножения.

Профессор Кармит Леви отмечает, что интуитивные догадки о роли Солнца в сексуальной жизни всего живого на Земле существовали давно. Более того – были исследования сексологов, доказывавшие это с помощью анкетирования больших групп людей, однако теперь нам известен и механизм влияния солнечного излучения на эту сторону жизни, а значит, появилась и возможность им управлять.

КАРТИНЫ ОГНЕМ ДАВИДА РОЙТМАНА

В Центре наследия Менахема Бегина прошла выставка картин израильского художника, скульптора и дизайнера Давида Ройтмана. Несмотря на размытые краски, целый ряд портретов на выставке легко узнаваемы.

Оригинальность представленных Ройтманом работ во многом объясняется их уникальной техникой – художник в буквальном смысле слова стреляет по холсту из карабина М-4 или снайперской винтовки. Так до него и в самом деле не работал никто. И проходила выставка под девизом «Творим искусство, а не войну!».

— Два с половиной года назад я закончил свои последние резервистские сборы с ощущением некой душевной тяжести, и искал способ от этого освободиться, — рассказал Ройтман. – И тогда я подумал: а не использовать тот опыт меткой стрельбы, который я накопил за годы службы в ЦАХАЛе, в главном деле моей жизни – в искусстве. Я стал проводить опыты снайперской стрельбы по мешочкам с красками, подвешенными перед холстом, и понял, что таким способом могу выражать владеющие мною чувства и открыть новую страницу в своей творческой биографии.

— Насколько эта техника и в самом деле уникальна?

— Я не исключаю того, что кто-то использовал разбрызгивание красок по холсту тем или иным экзотическим способом раньше. В то же время я уверен, что сама придуманная мной конкретная методика «живописи стрельбой» больше никем не используется. Я наношу на холст определенные метки, которые ассоциируются у меня с тем, что в иудаизме принято называть «буквами творения», затем подвешиваю перед холстом мешочки с красками разных цветов и начинаю по ним стрелять. В тот момент, когда я попадаю, мешочек лопается и краска разбрызгивается по холсту в той или иной форме, предсказать которую заранее вроде бы невозможно. Но одновременно все это не стихийно: я тщательно продумываю само положение холста, место подвешивания красок и множество других деталей — с тем, чтобы в итоге получилась цельная картина. И, поверьте, это совсем не просто. Иногда на обдумывание и подготовку уходят недели. Например, для картины с тонущей «Альталеной» я сначала изготовил контур корабля из картона, приклеил его на холст и уже затем взялся за оружие. Стрельба – это лишь один из этапов.

— То есть ты совершил своего рода революцию в искусстве…

— Революция заключается в том, чтобы взять нечто, что на протяжении сотен лет использовалось для убийства и применить его для создания произведений искусства. На мой взгляд, это потрясающе: из самого ужасного, что только может быть, творить нечто прекрасное, что радует глаз и душу. Во всяком случае, нашлось немало людей, которые оценили и сами эти работы, и эксклюзивность метода их создания.

Давид родился в 1979 году в Одессе, в обычной интеллигентной еврейской семье, но еще мальчиком, оказавшись впервые в синагоге, сделался одним из ее завсегдатаев, начал посещать уроки иудаизма, затем активно участвовать в жизни общины, и вскоре стал чем-то вроде члена семьи раввина Шаи Гиссера. Один из родственников рава Гиссера в те дни занимался переправкой детей из Чернобыльской зоны в Израиль, и ему удалось включить Давида в одну из таких групп, хотя Одесса и расположена довольно далеко от чернобыльской зоны.

Так в 11 лет Давид оказался в Израиле, и 8 лет жил и в Кфар-Хабаде и учился в ешиве. Затем за полтора года нагнал школьную программу, и, будучи очень спортивным парнем, призвался в армию, где в итоге оказался в элитном подразделении «Дувдеван», где ему присвоили прозвище «агент КГБ» — он был первым репатриантом из России, у которого вся семья жила в СССР, которому разрешили служить в таком подразделении.

В 2001 году Ройтман демобилизовался, но уже через несколько месяцев был призван на сборы – для участия в операции «Защитная стена». Еще через пару дней он оказался в самом пекле – в Дженине, где ЦАХАЛ понес самые тяжелые потери. «Я не хочу сказать, что страдаю посттравматическим синдромом, но, безусловно, то, что я там пережил, не прошло бесследно», — говорит Давид.

Дальше была работа в молодежном движении «Эзра» – Ройтман собирал русскоязычные группы для программы «Таглит» сначала в качестве простого посланника, а затем и руководителя движения, деятельность которого распространилась на Канаду и страны СНГ.

Во время жизни в США Ройтман и занялся разработкой стильных еврейских аксессуаров – кип, коробочек для мезуз, мешочков для талита и тфилин, которые отвечали бы самому изысканному вкусу; нашел инвестора и организовал производство этих изделий в Одессе. И как ни странно, и в Штатах, и в России, да и в других странах нашлось немало евреев, готовых выложить за кипы несколько сотен, а порой и 1000 долларов. Сейчас в разбросанных по всему миру магазинах иудаики Ройтмана можно найти ювелирные изделия, стаканы для кидуша, накидки для хал, благословения для дома, и замечательную коллекцию статуэток солдат ЦАХАЛа. Стоит все это, безусловно, недешево и рассчитано на ценителей, но они есть. Как и желающие сделать такой дорогой подарок на свадьбу, бар-мицву или какое-либо другое торжество.

Помимо этого, он активно участвует в работе создаваемой равом Гиссером русскоязычной общины Иерусалима, и именно был одним из главных вдохновителей ремонта и разработчиком дизайна синагоги общины.

Увлечение «живописью стрельбой» у Ройтмана относительно новое, но, похоже, и здесь он преуспел. Во всяком случае, выставка в Центре наследия Менахема Бегина была замечена почти всеми ведущими израильскими СМИ, и стала еще одним шагом к признанию и этой стороны его творчества.

ЕВРОПЕЙСКАЯ СКАЗКА В ИУДЕЕ

Чуть больше месяца на западе Маале-Адумим появилось удивительное сооружение, напоминающее европейские дворцы эпохи барокко. Впрочем, некоторые считают, что новое здание больше напоминает гостиницу «Венеция» в Лас-Вегасе, а последняя, как известно, была стилизована под площадь Св. Марка в великом городе каналов. Само появление в Иудее этого уголка Европы с крытыми галереями, балкончиками, фонтанами, скульптурными композициями и всем прочим повергло в шок многих израильтян. Что не удивительно новый комплекс, получивший название Dcity или же «Ир а-Ицув» («Город дизайна») не только поражает своим европейским очарованием, но и является самым крупным подобным торговым центром на Ближнем Востоке.

Его общая площадь составляет 150 000 кв.м и, как предполагается, здесь разместится более 200 магазинов, предлагающих все необходимые товары для строительства, ремонта и обстановки дома.

Не секрет, что обычно, затевая ремонт квартиры (про строительство дома вообще никто не говорит!) нам обычно приходится метаться по самым разным магазинам, а порой и из города в город: в одном месте покупаем керамику, в другом – сантехнику, в третьем цемент, песок и прочие необходимые стройматериалы, в четвертом – краски. Затем надо еще искать, где заказывать кухню, мебель и прочее… А тут тебе предлагается огромный выбор таких товаров но в одном месте.

При этом в перерывах между покупками можно посидеть в уютном «уличном кафе» (на самом деле «Город Дизайна» крытый, но его потолок расписан под небо, по которому плывут облака, создавая ощущение реальности) или фешенебельном ресторане.

Уже сейчас здесь действует более десятка филиалов популярных израильских ресторанов, а в ближайшее время должны появиться такие культовые рестораны как «Меатос» и «Лучиано». Есть в «Дизайн сити» и специальные места, где можно посидеть с дизайнером или подрядчиком, чтобы, к примеру, еще раз обсудить план кухни и скорректировать покупки.

Наконец, если вы решите закупать здесь все и сразу, и поймете, что вам придется задержаться здесь еще на день, то к вашим услугам местная пятизвездочная гостиница. Скучать в любом случае не придется, так как в «Дизайн-Сити» постоянно выступают уличные музыканты, устраиваются концерты, фестивали и т.д.

Стоит заметить, что, когда в августе «Дизайн-Сити» только открывался, в израильских СМИ появились статьи, что данный проект, в создание которого были вложены сотни миллионов шекелей, обречен на провал. Дескать, в наши дни не может преуспеть торговый центр, не работающий в субботу, да еще и находящийся за «зеленой чертой», так что непонятно, зачем вообще было пускать пыль в глаза.

Однако пока, судя по всему, у администрации центра дела идут неплохо: значительная часть помещений под магазины и рестораны уже сдана, культурная программа запущена, да и посетителей пусть пока и немного, но хватает. Причем многие из них приезжают не только из Маале-Адумим, различных поселений Иудеи и расположенного неподалеку Иерусалима, но и из Тель-Авива, Холона, Герцлии и других городов центра страны.

С ИНТЕРНЕТОМ И БЕЗ НЕГО

Некоторое время назад мне понадобилось заглянуть на почту. Как и положено, я заказал очередь с помощью программы в мобильнике, затем зашел в отделение — и через пять минут на табло высветился мой номер. Вместе со мной к стойке подошла пожилая женщина. Признаюсь, терпеть не могу, когда кто-то пытается влезть без очереди.

— Извините, какой у вас номер? – спросил я.

— У меня нет номера, — ответила женщина. – Я хотела вас попросить пропустить меня вне очереди. Мне лишь нужно получить заказное письмо. Это не займет много времени.

— Но сейчас номер в очереди заказывается предварительно через интернет. Почему вы этого не сделали?! – назидательно заметил я.

— Я не умею заказывать очередь. И потом, у меня нет интернета! — последовал ответ.

— Этого не может быть. В современном мире интернет есть у всех. Дайте ваш мобильный телефон, и я вам закажу номер. Порядок есть порядок! – я решил гнуть свою линию до конца.

И тогда незнакомка протянула мне аппарат «Нокиа» — из тех, которые я в последний раз держал в руках лет десять назад. Я пощелкал по его клавишам, но входа в интернет-сеть там не обнаружил.

После чего, естественно, пропустил эту даму вперед, и уже потом, когда мы оба получили адресованные нам письма, сказал, что, в принципе, она могла заказать номер и через компьютер.

— Но у меня нет компьютера. Я так и не смогла его освоить, — виновато произнесла новая знакомая, которую, как выяснилось, звали Иегудит.

— Но ведь сейчас без интернета практически невозможно жить. Почти всюду надо сначала заказывать очереди. Могли бы попросить детей – думаю, для них это не проблема.

— У меня нет детей. Сын год назад погиб в автокатастрофе в Англии. Невестка с внуками живет в Манчестере, ей не до меня, и я ее понимаю. В сущности, я и виделась-то с ней всего несколько раз, мы совершенно чужие друг другу люди.

Признаюсь, все это звучало почти невероятно, но факт оставался фактом: передо мной стояла вполне светская израильтянка примерно восьмидесяти лет, держала в руке допотопный «Нокиа» и утверждала, что она совершенно не умеет пользоваться интернетом.

Спустя еще несколько дней я познакомился с 75-летним Семеном Гутиным, у которого оказался свой «роман с интернетом».

— Недавно заехал заправляться на одну из АЗС в Холоне и обратил внимание, что цены на бензин на ней несколько выше установленных, — рассказал Семен. – Естественно, я сказал об этом заправщику, но тот заявил, что цены устанавливает владелец заправки. Я не поленился, направился к хозяину и спросил, знает ли он, что, завышая цены на бензин, совершает уголовное преступление? В ответ тот начал нести какой-то бред о том, что государство устанавливает минимальный тариф на топливо, а каждый арендатор АЗС имеет право корректировать его в сторону повышения. Короче, мы разругались, и я решил, что так это не оставлю – я больше 30 лет в Израиле, проблем с ивритом у меня нет, и свои права я знаю.

В тот же день я позвонил в министерство энергетики, чтобы подать жалобу. Как это ни удивительно, мое сообщение о явном нарушении закона не произвело на служащую никакого впечатления. Вместо того, чтобы принять у меня жалобу, записать мои данные и данные бензозаправки, она заявила, что мне следует зайти на сайт министерства, найти там раздел для подачи жалоб и высказать письменно суть моих претензий, которые будут рассмотрены в установленном порядке.

У меня, кстати, нет проблем и с интернетом – я постоянно захожу на новостные сайты и Ютюб, при необходимости могу отыскать и любую нужную информацию. Я действительно зашел на указанный сайт, но, во-первых, там не так просто разобраться, где что находится, а во-вторых, мой письменный иврит, к сожалению, намного хуже, чем устный.

Словом, после нескольких попыток я решил от подачи жалобы отказаться. Но сама эта история вызвала у меня горький осадок. В конце концов, на мой взгляд, сотрудниц телефонной службы любого министерства нанимали, чтобы они отвечали на звонки людей, а не для того, чтобы отсылать их в интернет! Так скоро нас всех вообще заставят общаться с любым учреждением только через интернет! Но ведь всегда есть вещи, для выяснения которых необходимо личное общение!

После разговора с Семеном Михайловичем я провел небольшой интернет-поиск и сделал пару звонков, которые еще раз подтвердили насколько он прав.

Абсолютно во всех госучреждениях, а также в компаниях «Хеврат хашмаль», «Безек», «Виза», «Исракарт» и всех прочих предпочитают общаться с клиентами не очно, а через интернет, а все счета и финансовые отчеты посылаются по электронной, а не по обычной почте.

Даже в полиции вам могут заявить, что вы зря пришли для подачи жалобы в отделение, так как сначала вам следовало описать случившееся и подать жалобу посредством интернета, а потом уже вас вызовут, если появятся какие-то вопросы.

Или, к примеру, если раньше для того, чтобы заказать теудат-зеут (удостоверение личности гражданина Израиля) или иностранный паспорт, надо было явиться в местное отделение МВД, где чиновники при необходимости могли помочь вам заполнить все необходимые бланки, то теперь вы можете прийти в МВД только в назначенный вам день и только после того, как вы заполнили необходимые данные на сайте интернета.

Что касается счетов за телефон, воду, газ и месячных отчетов финансовых компаний, то для того, чтобы они продолжили высылать вам счета обычной почтой, то для этого следует подать специальную просьбу.

Но поскольку обычная почта работает из рук вон плохо (этим, кстати, большинство компаний мотивируют предпочтительность электронной рассылки) квитанции приходят с опозданием или даже не приходят вообще, а дата платежа устанавливается, исходя из даты отправки письма. Как следствие – еще через некоторое время приходит письмо с извещением о том, что вы просрочили оплату и теперь должны заплатить штраф. И если раньше такой штраф обычно легко снимался в ходе личного общения с чиновником, то сейчас это стало сделать куда труднее.

Многие экономисты, обратив внимание на стремительно идущий процесс перехода госучреждений и банковской системы исключительно на виртуальное общение с клиентами, задаются вопросом о том, почему же в таком случае параллельно не идет процесс резкого сокращения количества госслужащих, с которых явно сняли немалую часть их прежней работы?

Социологи, основываясь на исследованиях, проведенных в 2020-21 гг., отмечают, что даже граждане, свободно владеющие интернетом, нередко затрудняются с работой на официальных сайтах – в первую очередь, сайтах «Битуах Леуми» и МВД, и потому не получают положенных им услуг. Среди прочего, для решения этой проблемы предлагается возобновить очный прием посетителей с параллельным обучением их работы на сайтах – так, как это делается в некоторых супермаркетах, решивших перейти от обычных касс к компьютерным: у последних ставится специальный человек, который показывает, как провести покупки через автоматическую кассу.

Но главный вопрос, безусловно, заключается в том, что делать таким, как 79-летняя Иегудит, с которой я познакомился на почте?

Как ни странно, их совсем немало. По данным ЦСБ 69% еврейского населения страны умеют получать услуги банков и госучреждений, в то время как в арабском секторе их доля не превышает 45%, а среди харедим и того меньше. Кстати, в том же исследовании ЦСБ отмечается, что до эпидемии коронавируса эти цифры были значительно ниже – 57% и 5% соответственно.

Впрочем, и эти цифры не отражают реальной картины: оказывается, далеко не все из тех, кто заявляет о том, что умеет пользоваться сайтами и программами на мобильных телефонах, действительно активно ими пользуются. Больше того: почти каждый шестой из таких пользователей признался, что испытывает время от времени те или иные затруднения в получении услуг посредством интернета.

Но главное, что следует из того же исследования: более трети из еврейского населения, не умеющего пользоваться сайтами банков и госучреждений, относятся к возрастной группе 65+. Причем женщин среди них почему-то заметно больше, чем мужчин.

И не нужно тешить себя иллюзиями: эти люди вряд ли уже когда-нибудь освоят технологии 21-го века. Что, безусловно, не означает, что общество должно бросить эту большую группу населения на произвол судьбы – напротив, это обстоятельство непременно должно учитываться, чего сегодня, к сожалению, не наблюдается.

Да и полный отказ личного общения чиновников с рядовыми гражданами выглядит абсурдным вне зависимости от уровня владения интернетом последних. Потому что один из героев этих заметок, безусловно, прав, когда говорит, что есть вопросы, которые без такого общения не решить.

Вот только захотят ли это понять сами израильские бюрократы и те, кто ими сегодня управляют?

P.S. Уже после того, как были написаны эти заметки я познакомился с 75-летней Мирьям, которая призналась, что в последнее время практически утратила контроль над своим банковским счетом. «Долгое время отделение банка располагалось в пяти минутах ходьбы от моего дома. Поэтому я могла регулярно брать распечатки с моего счета и следить за тем, что на нем происходит. Но потом банк стал ликвидировать одно отделение за другим, и теперь единственное действующее в нашем районе отделение находится от меня в десяти автобусных остановках. Понятно, что слишком часто, чтобы взять распечатку, я туда ездить не могу – еду лишь в тех случаях, когда становится крайне необходимо поговорить со служащим банка, а это происходит не часто. Сын научил меня, как заходить на сайт банка в интернете, но я все время забываю, куда записала пароли на вход, а для того, чтобы их получить, опять-таки надо ехать в банк». Уверен, что и эта женщина, у которой, по ее собственному признанию, лежат на счету немалые сбережения, не одинока. В такой же ситуации оказались тысячи и тысячи других пожилых людей.

А ЕСТЬ ЛИ РАСКОЛ?

В последнее время и в СМИ, и на различных общественных форумах много говорят о расколе в израильском обществе, и в нагнетании ненависти между различными слоями его населения. Мы решили провести небольшой опрос среди известных на «русской» улице общественных активистов, политологов, деятелей искусства и культуры, чтобы выяснить, что они думают по этому поводу. При этом хотелось, чтобы наши собеседники отражали весь спектр политических взглядов Израиля. Признаемся, самой большой неожиданностью стало для нас то, что многие из тех, к кому мы обратились под различными предлогами отказались участвовать в подобном опросе. Но и те, кто согласился, за малым исключением, не отличались особым многословием.

«Существует ли, на ваш взгляд, глубокий раскол в израильском обществе или на деле его нет, и эта тема намеренно муссируется политическими интересантами?» — таков был первый вопрос.

Марина Концевая, журналист, общественный деятель, живет в Иерусалиме:

— Вне сомнения, раскол в израильском обществе существует, и произошел он не сегодня и даже не вчера. Тема эта муссировалась политическими интересантами всегда. Собственно, вся история Израиля, начиная с ее самой древней, — подтверждает это. Первый раскол произошел после смерти царя Соломона, когда древнее еврейское царство распалось на два – северное Израильское и южное – Иудейское. Но давайте не будем увлекаться данными из учебников по истории. Раскол в израильском обществе существовал, существует, и, видимо, на наш век его еще хватит. Ашкеназы презрительно относятся к сефардам, религиозные – к светским, евреи – к арабам, и вторые в каждой такой связке — в точности, наоборот. Безусловно, в этом противопоставлении друг другу задействованы политические выгоды – либо завоевать свой электорат, либо урвать себе какие-нибудь льготы и привилегии.

Давид Эйдельман, политтехнолог, живет в Ришон ле-Ционе:

— Раскол? Раскол – это что-то гораздо более понятное и примитивное, чем-то, что мы сегодня наблюдаем. Раскол – это когда только на две части. И на постоянной основе. В Израиле все куда сложнее. Покойный Амос Оз еще полвека назад определил: «Израиль не нация, не государство, а скопление самовоспламеняющихся противоречий». Это страна мигрантов из разных стран и из разных культур. Это государство, о котором сами граждане шутят, что здесь живут «евреи 70 национальностей». Можно дать множество определений Израилю, и все они будут верными. Израиль — этот кусок Запада, заброшенный между Азией и Африкой. Это – 51-й штат США. Это 23 арабское государство. Это – 16-я бывшая союзная республика. Этот центр мира, всегда находящийся в эпицентре внимания. Но, при всем этом, Израиль со всеми своими проблемами и сосуществованием, которое при любом вероятностном рассмотрение кажется невозможным — живет, работает, взаимодействует.

Израиль может продавать себя не только как глобальную технологическую теплицу, не только как всемирный религиозный центр, но и в качестве мировой лаборатории взаимодействия разных, часто враждебных, вроде бы, культур, верований, ментальностей. Успешны ли мы в этом? Нет, конечно. Просто в сравнении того, что есть, с тем, что могло бы быть, ты понимаешь, что все не так уж плохо, несмотря на то что мы склонны заламывать руки и говорить с отчаянием изобличающих пророков.

Арик Эльман, политический комментатор, живет в Иерусалиме:

— Ну разумеется, раскол существует, и мы наблюдали его плоды с самого начала пандемии коронавируса, когда отношение к объективной, угрожающей реальности чётко определялось политическими предпочтениями как у самих политических лидеров, так и у их избирателей.

Михаил Лобовиков, архитектор, активист «русского» «Ликуда», живет в Тель-Авиве:

— Да, мы с вами являемся свидетелями раскола между теми, кто хочет видеть Израиль еврейским государством и теми, кто пытается превратить его в ассимилянтское государство «всех граждан».

Зеэв Вагнер, раввин, главный редактор «Российской еврейской энциклопедии», живет в Иерусалиме:

— Израильское общество очень политизировано, и, видимо, именно это и подразумевается под расколом. Причем в основном политизирована его ашкеназская часть, что является историческим наследием Европы. Среди ашкеназских евреев есть все – и правые, и левые (и в классическом, и в израильском понимании этого слова). Выходцы с Востока – от Атласских гор до «Индийских морей» — более однородны, и их предпочтения известны — или «Ликуд», или ШАС. Есть конечно и исключения. Так что началось это не с Биби, и на нем, безусловно, не закончится.

Алексей Железнов (Авни), блогер, журналист, живет в Тель-Авиве:

— Несомненно, раскол существует, и не один. Расколов много, и проходят они по самым разным линиям противостояния. Периодически те или иные выходят на первый план. Например, антиномия «условно правые — условно левые». Или «светские-религиозные», «сионисты-постсионисты» и т.д.

Юрий Логачев, пианист, педагог, живет в Гиватайме:

— Раскол в израильском обществе существует и всегда существовал без связи с политическими интересантами. В последнее десятилетие он лишь обострился. Израильское общество — это вообще общество раскола. Раскол между ашкеназами и «восточными», между правыми и левыми, религиозными и светскими. Да и, в конце концов, между богатыми и бедными.

Так как все участники нашего опроса признали, что раскол израильского общества существует (хотя мы надеялись, что найдется хотя бы один, кто выскажет иную точку зрения), то следующий вопрос был о том, кто, по их мнению, несет ответственность за этот самый раскол.

Марина Концевая:

— Это сугубо мое личное мнение, но, думаю, что ответственность за то, что происходит вообще в обществе несет само общество. Но есть особо отличившиеся. Среди них – лидеры ряда партий, которые в погоне за голосами своих избирателей, на фоне падения доверия и популярности их партий решили разыграть «карту ненависти», противопоставив и так достаточно сильно конфликтующие стороны – религиозных жителей Израиля против светских, и в первую очередь, русскоязычных граждан. Последние легко поддались мародерской пропаганде, с одной стороны, имея немалый опыт ненависти к религии вообще, вскормленной в СССР, а с другой стороны, с удовольствием найдя виновников своих несчастий в лице этих «презренных досов».

Давид Эйдельман:

— Поиск виновных дело очень увлекательное, но… Знаменитый монолог обезумевшего короля Лира, обращенный к незрячему Глостеру, благодаря разным русским переводам, породил несколько крылатых выражений: «Нет в мире виноватых!», «Виновны все!», «Все люди правы». Но если «Никто не виноват, никто!» (как это звучит в переводе Кузмина), то виноваты — все. И каждый прав. По-своему, конечно, прав. И виноват по-своему.

Арик Эльман:

— Раскол — это нормальное состояние демократического общества. Идея, что мы должны принять некий «консенсус», как правило, скрывает стремление навязать другим свою правоту и свою повестку дня.

Михаил Лобовиков:

— Думаю, многие понимают, что ответственность за нынешнее противостояние внутри израильского общества несут антисионистские круги в академической сфере и в системе просвещения, а также пресса, определённые политики и номенклатура.

Алексей Железнов:

— Часть ответственности, на мой взгляд, лежит на Биньямине Нетаниягу и лидерах ультрарелигиозных партий. Но основная – на самой природе человека.

Юрий Логачев:

— Об ответственности- это в Гаагский суд. Думаю, это результат определенных ошибок, совершенных при создании государства Израиль.

После таких ответов мы просто не могли не задать вопрос о том, преодолим ли этот раскол и как можно снизить «градус ненависти» в израильском обществе?

Марина Концевая:

— Из любого безвыходного положения всегда есть какой-никакой выход, — так меня учила моя бабушка, а она утверждала, что так учит еврейская мудрость.

Я верю в силу гражданского общества, в Израиле оно начинает набирать силу и вот – даже возникла новая партия, пока не заявившая о себе, но вскоре она должна развернуть свою разъяснительную кампанию. Она так и называется «Гражданская сила». Поскольку сегодня во власти находятся политические элиты и люди, уже настолько оторвавшиеся от истинных проблем своих граждан, — на смену им должны прийти именно сами граждане, но такие, у которых есть опыт жизни в стране, убеждения, принципы и желание изменить жизнь к лучшему – не себе – а тем группам израильтян, жизнь которых сегодня находится в экономической нестабильности, и они не видят для себя никакой перспективы.

Давид Эйдельман:

— Когда каждый считает, что только он прав, настаивает на своей правоте, требует признать свою правоту единственно возможной… и винит во всем всех остальных — раздоров не избежать.

У Солженицына есть такое выражение «кольцо обид». Кольцо, в котором обвинения друг друга и самооправдания — идут по кругу. И никто не может остановиться. Все только продолжают приводить доводы самооправдания и контраргументацию.

Так вот, чтобы разорвать «кольцо обид», нужно тянуть за него с двух сторон, и оставить наши извечные претензии на монополию только своей правоты и только своих страданий.

Арик Эльман:

— Преодолеть раскол невозможно до тех пор, пока не меняется объективная реальность, реакцией на которую является раскол. Если завтра на нас полетят иранские ракеты, ситуация изменится. Так что «преодолеть» ничего нельзя — надо охранять демократические параметры этого раскола, предотвращать его распространение за пределы общественной дискуссии, отстаивать принципы ненасилия, свободы слова, защиты прав личности и т.д.

Михаил Лобовиков:

— Преодоление раскола жизненно необходимо для продолжения существования еврейского народа в своём национальном государстве. Примером тому, данные опроса, проведенного перед 9 ава: 45% светских ненавидят харедим, а среди харедим ненавидят светских — 4%.

Рав Зеэв Вагнер:

— По сути, вы спрашиваете, как долго еще продлится нынешняя поляризация общества? Серьезно? В какой-то мере до прихода Машиаха.

Алексей Железнов:

— Думаю, преодолеть раскол до конца невозможно. Можно лишь уменьшить и сгладить, проводя политику терпимости, без пропаганды ненависти.

Юрий Логачев:

— Главный раскол для меня – это раскол между ашкензим и мизрахим. Вероятно, необходимо открытое обсуждение проблемы с людьми, пострадавшими от этого раскола и признание лидерами этих ошибок. Нельзя это замалчивать. Надо дать людям высказаться, таким образом позволив снять этот нарыв.

В заключение мы решили задать вопрос о том, сталкивался ли кто-то из наших собеседников лично с теми или иными проявлениями ненависти, порожденными разобщенностью общества. И вот какие ответы мы получили:

Марина Концевая:

— Все, о чем я говорила, основывалось на моем личном опыте.

Давид Эйдельман:

— Мне кажется, в нашей стране каждый может привести примеры столкновений с «иными мирами». У меня столько таких примеров из собственной жизни, что на их основе можно написать целое эссе.

Арик Эльман:

— Есть, разумеется, люди, с которыми я перестал общаться, виртуально и реально, потому что их взгляды на особо волнующие меня проблемы мне особо отвратительны.

Юрий Логачев:

— Конечно сталкивался. Не в форме «вонючие русские», хотя не раз был свидетелем тому, но во многих русскоязычных компаниях о восточных, эфиопских евреях и харедим отзываются пренебрежительно. Русскоязычная публика самая расистская, кстати не только в Израиле, но и в Америке, например.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s