«КОНЕЦ ФИЛЬМА»

Опубликовал(а)

The End, Россия, 2021, 110 мин., 18+. Реж.-сцен. Владимир Котт («Громозека»); в рол.: Валентин Самохин (Митя), Наталья Суркова (Марина), Яна Троянова (Настя), Егор Бероев (Мастроянни), Виктор Хориняк (Макс), Мария Шумакова (Лариса), Лина Весёлкина (Нина), Борис Каморзин (Карманов), Анастасия Чернышова (Лена), Владимир Котт (Харлампидис)

Жанр. Ироническая, сатирическая комедия-фарс с элементами производственной драмы и философскими мотивами.

Первоисточник. Это типично авторский фильм, придуманный и поставленный Владимиром Коттом («Карп отмороженный», «Муха»), режиссёром плодотворным. Больше известен его брат-близнец Александр, например, благодаря картине «Брестская крепость». Они оба родились 22 февраля 1973 года в московской еврейской семье. До кинематографа Владимир поработал в театре, благо, получил образование в обоих сферах. В 2014 году он подписал письмо в поддержку Украины. Гражданская позиция проявляется и в данном фильме. В некоторых эпизодах, пусть и фоном, но высмеиваются скрепы и устои. В том числе и в сыгранной Владимиром небольшой, но выразительной роли режиссера Харлампидиса, который «устал снимать фальшак», пусть патриотичный и материально выгодный. И ощущает себя (как упоминаемый в ленте Путин) – рабом на галерах, у которого расписание занято на несколько лет вперед, а творческого удовлетворения — ноль. Как Харлампидис с этим борется, лучше узнать из фильма. Полагаю, что Владимир задумывался и над тем, чтобы исполнить главную роль, но как мне кажется – его не устроил собственный внешний вид. Ему точно был нужен русский Вуди Аллен – интеллектуальный, язвительный, недовольный собой, создающий массу проблем близким. И выглядеть должен, словно этот великий и, одновременно, проклятый американец. Впрочем, возможно Котт не согласится с моей версией. Сам он причину возникновения «Конца фильма» связывает с тем, что вошел в «период большой тоски: жизнь проходит, а ты занимаешься не тем, чем хочешь. Незаметно дети выросли, седые волосы появились, начали умирать одноклассники — а ты все думаешь, что у тебя все впереди». Не удержусь отметить, что внешне главный персонаж — Митя выглядит еще и ровно так, как при СССР выглядел типичный молодой режиссер – под полтинник, но полный энергии. Впрочем, Котт живет в иное время. Он имеет возможность снимать кино, но не такое, какое хотел бы. А так как, заявляемые им проекты не поддерживались Минкультом, решился снять «Конец фильма», рассчитывая только на себя. Благо, авторитет и друзья имеются — творческая группа работала бесплатно. «Зато я вспомнил, как студентом снимал свою первую короткометражку, — честно, свободно, без компромиссов. И теперь счастлив: удалось сделать то, что хотел» — сказал в одном из интервью Владимир. Разумеется, понимая, что его детище не станет кассовым хитом.

Выбор/личный фактор. Недавно прошел день советского кино, который продолжают праздновать и теперь, не придавая значения поводу для избрания этой даты. Но я, некогда имевший непосредственное отношение к кинопроизводству, не праздную, более того считаю, что это день не создателей кино, а его потребителей. Для киношников – праздник – это когда есть ощущение профессиональной востребованности, причем в деле, которое не противоречит идейным и художественным воззрениям. А то, что «Конец фильма» больше рассказывает о личной жизни Мити, чем о событиях на съёмочной площадке – ничего не меняет. Ведь режиссер работает не только со сценарием в руках или в монтажной – даже его настроение может отразиться на экране. И в целом надо понимать, что это уникальная работа. С одной стороны – персональное творчество, с другой – огромный трудовой коллектив, которым нужно управлять. Впрочем, «мыльные» подробности бытия творца многим зрителям покажутся даже интереснее, чем его трудовые будни. Так что аудитория фильма шире, чем кажется на первый взгляд.

О чем речь? По словам Котта «этот фильм — не только про киноиндустрию. Он и о том, что когда человеку приходит в голову чеховская мысль о бесполезности прожитой жизни, ему нужно утешение. Ведь проходит жизнь — а что ты сделал?!». Зная это, проще понять поступок Мити в первых же кадрах ленты. Проходя мимо граффити с Янковским из записного шедевра Тарковского «Жертвоприношение», он не удерживается и плюет в него. После чего уместен титр «Конец фильма», его начинающий. Акценты уже расставлены – ничего святого. Митя – опытный режиссер, когда-то считавшийся талантливым и выигравший конкурс короткометражек в Сан-Себастьяне. Он – не звезда и даже не «медийная» персона, люди на улицах не узнают, на фамилию и профессию не реагируют. Свое неудовлетворение творческой карьерой Митя демонстрирует разного рода капризами, да и манерой общаться: никогда не понятно, всерьез он молвит или в шутку. Создавая очередную патриотическую, но заведомо проходную телевизионку, Митя, привычно кокетничая с ассистенткой (в группах такие именуются Хлопушкой), гипотетически раздумывает, как надо ее снять, чтобы выиграть Каннский фестиваль, Венецианский, Берлинский, и, наконец, «Оскар». И каждая из версий, с одной стороны, вполне реалистична, а с другой – язвительна. Ну, очень меня это зацепило. Как и производственные подробности съёмочного дня, в ходе которого режиссер … сбегает со сьемок. Теперь его прессует, угрожая смертными карами, продюсер, разумеется, не упускающий шанса переспать с главной героиней. А вот коллеги завидуют смелости Мити, решившегося на безумный поступок. Но, при этом, как быть с накопившимися долгами? А еще с тем, что дочь Лена бросила школу (которой руководит ее мама), ибо потеряла голову от студента-патологоанатома. Разумеется, во всех этих нюансах и многих других есть почва для черного иронического юмора (вплоть до сцены с Лениным в гробу), но есть и моменты пробивающие всерьез. Как в сцене с походом с любовницей Настей на арт-мероприятие. Она Мите в длинной очереди говорит: «Не путай современное искусство с акционизмом» и слышит в ответ: «Это то же самое, что не путать мастурбацию с онанизмом». После столь ернического «разбега», тем более ошарашивает то, с чем столкнётся Митя в старой телефонной будке, охраняемой могучим ангелом. И этим серьезные, даже трагические моменты не ограничивается, но заканчивается фильм фразой «Говно, ты говно», словно бы спуская в унитаз, весь тот пафос, тот позитив, который зрители уже успели поднабрать.

Прочая информация. 47-летний В. Самохин («Прорубь»), очень точно попавший в образ, для меня словно дебютант, при том, что у него обширная фильмография (чаще всего в эпизодах). Забавно, что в позорном блокбастере «Крымский мост. Сделано с любовью» он изобразил американского режиссера Оливера Стоула. Впрочем, Валентин – востребован театром. 42-летний Е.Бероев («Турецкий гамбит»), нашумевший нелепой акцией (борьбой с ковидными запретами с помощью желтой звезды Давида, как у евреев в гитлеровском гетто) – хорош в образе Марчелло Мастроянни, а скорее, второго «я» Мити. Музыка Антона Силаева («Пробуждение»), на мой взгляд, очень уместная и для событий, и для подтекстов фильма. Сьемки проводились в Москве. Бюджет 10 млн. руб.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s