ВРЕДНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

Опубликовал(а)

(Продолжение. Начало в # 598)

Из отчета немецкой разведки от 23 сентября 1944 года:

«В котле к югу от Нового Моста после ожесточенного боя было сломлено последнее сопротивление врага, котел был очищен, включая закрытие бреши на берегу реки Висла».

«Байка» (по-польски, в переводе на русский: «Сказка») — прогулочный корабль, который одновременно выполнял функции причала и кафе, обстрелян немцами 12 августа и сел на мель. Здесь нашли убежище раненные бойцы польского Сопротивления.

Воспоминания Чеслава Заборовского:

«Когда мы добрались до «Сказки», нас было около 10 человек. Немцы стреляли из гранатометов. На Висле шел дождь из гранат, то и дело взрывы, и фонтан поднялся. С башен Понятовского виадука судорогами пулеметный огонь… Одежды и обуви не нашел, пришлось их снять с мертвеца. … Корабль лежал раненый, стонал, устрашающее зрелище».

По словам Чеслава Заборовского, на борту тогда находилось около 50-60 раненных, в т.ч. второй лейтенант Берлингер, который был самым старшим в команде.

23 сентября 1944 года группа раненых с корабля «Байка» попыталась спастись, перейдя пролеты взорванного Понятовского моста.

Воспоминания спасшегося Станислава Лехмировича:

«Затаив дыхание, я высовываюсь из проема, хватаюсь за тросы здоровой рукой и падаю вниз. Тщетно пытаюсь держаться за здоровую руку и ногу. Одежда на животе разрывается в клочья, все тело болит. Я больше не могу терпеть боль, открываю руку … но ноги встречают неожиданную поддержку. Усталые и в синяках ложимся на деревянный блок и отдыхаем. Уже ночь. За нами горит Варшава. Я прикусываю губы от боли, набираю последние силы. Я чувствую головокружение, теряю ориентацию и надеюсь, что смогу двигаться дальше.

Голова кружится, гудит и звенит. Лица искажаются от нечеловеческой боли, а глаза безнадежно смотрят на препятствия, возникающие внезапно. В моей голове, разгоряченной лихорадкой, клубится бесформенная мысль. Некоторые столбы, между которыми нет пролета, между которыми лежит черная гладкая поверхность воды, выглядят лихорадочно, похоже на призрачный сон.

Беспомощно прислонившись к щели в тротуаре, я смотрю вниз: пустая, бесплодная пропасть отделяет нас от столба. Испуганные глаза обращаются за помощью. Тело, уже пассивное, куда-то соскальзывает и касается воды. Но что это? Поверхность воды усыпана остатками лодок, образующих здесь искусственный пирс. Бог! Есть спасение! Мы лихорадочно наступаем на разбитые пули, лодки, наполненные мешками и боеприпасами. Мы всего в нескольких метрах от берега. Проходим трупы, зажатые среди остатков байдарок, и выходим на берег».

Вечером 26 сентября к «Сказке» подплыла байдарка чтобы забрать раненого офицера. В течение следующих трех ночей лодка причаливала к «Сказке» и даже забрала двоих раненых.

А потом, как вспоминал Чеслав Заборовский:

«…было уже темно, трое штатских пришли в «Сказку» с поднятыми руками, дежурный их остановил, а потом повел к подпоручику, к которому мы относили как к командиру. Сказали, что они поляки, работают на немцев в похоронной команде. Немцы послали их, чтобы мы сдавались, потому что через полчаса «Сказка» будет взорван, что нам это абсолютно ничего не даст, что вся Варшава уже сдалась, что с нами будут как следует обращаться, что вся «Сказка» окружена… Никто не заговорил первым, только несколько пожилых людей сказали, что в такой ситуации наша защита безнадежна и мы должны сдаться. Спорить никто не собирался… Мы ждали добрых 15 минут, некоторые спрятали в туфлях часы и обручальные кольца, что я и сделал. Немцы, вошедшие в «Сказку», велели нам по очереди выходить на улицу».

Вот такая страшная «Сказка». Кажется, вот он, Дарвиновский естественный отбор в действии, вот она борьба за существование, как двигатель эволюции! Но не срослось.

А ведь так надеялись. В Варшаве вместе с вермахтом работала и сформированная из уголовников Зондеркоманда СС под командованием Оскара Дирлевангера.

Оскар Дирлевангер

Педофил Дирлевангер был доктором наук. Его уголовники уже были в Польше. В середине 1941 года зондер-батальон «Дирлевангер» был направлен на борьбу с партизанскими формированиями в Польшу. Во время прохождения службы батальоном в Польше, его «бойцы» были уличены в бесчисленном количестве избиений, изнасилований, разбоях, дискриминационных действиях, коррупционных скандалах и прочих преступлениях. Дезертирство не было чем-то необычным. У Фридриха Вильгельма Крюгера, бывшего в то время верховным руководителем СС и полиции в Польше, поведение служащих Дирлевангера вызвало сильное отвращение, и именно его просьбы и прошения высшему начальству послужили причиной перевода батальона Дирлевангера в январе 1942 года на оккупированную территорию СССР − в Беларусь.

29 января 1942 года поредевший от потерь и дезертирств батальон получил разрешение на набор иностранных добровольцев на оккупированных территориях, в результате чего его численность была пополнена за счёт добровольцев – белорусов, русских и украинцев. За счет пополнения из граждан СССР, батальон разросся до полка.

Как только Армией Крайовой было начато Варшавское восстание 1 августа 1944 года, полк Дирлевангера был откомандирован туда. По прибытии в Варшаву часть насчитывала 881 солдата и офицера.

В ходе подавления польского восстания личный состав полка Дирлевангера по своему обыкновению неоднократно совершал изнасилования, грабежи, убийства гражданских лиц, невзирая на то, принадлежали ли они к рядам польских вооружённых сил или нет. В ходе подавления восстания на территории района Варшавы зондер-батальоны Дирлевангера приняли участие в убийстве десятков тысяч мирных граждан. Понятно, что полякам такое не нравилось. Во время восстания повстанцы убили 2733 из 881 бандитов Дирлевангера. Потери приблизительно 315%. Но всегда на место выбывших находились другие желающие насиловать и грабить. К концу Варшавского восстания в полку педофила Дирлевангера все ещё было в строю 648 мародеров. Их работа получила одобрение в Берлине.

Полк провёл следующий месяц после подавления восстания, постоянно принимая пополнение. Когда количество его бандитов доросло до 4 тысяч, — его назвали «Зондер-бригада СС Дирлевангера».

Таким образом, благодаря умелому руководству Красной армией, гитлеровцам не только удалось подавить восстание в польской столице, но и превратить в непрекращающийся кошмар жизнь уцелевших варшавян.

Если целью Красной армии была бы победа над Гитлером, то остановку перед Варшавой можно было бы считать саботажем, который в военное время карался по советским законам расстрелом. Но никто из застрявших на пол года под Варшавой советских военачальников не пострадал. А это значит, что у Красной армии были другие цели.

А можно ли было иначе? — удивляются русские историки, говоря о стоянии под Варшавой с 1 августа 1944 года до 17 января 1945 года. Одни вспоминают, что восставшие в Варшаве поляки не хотели снова стать частью Великой Единой России и за это и поплатились. Другие напоминают, что поляки — братский русским народ, и нечего прошлое ворошить. И если бы не русские, то поляков бы поработили американцы. Но история свидетельствует, что по-другому не только можно, но и нужно! Об это говорит опыт войск под командованием генерала Дуайта Эйзенхауэра, пришедших на помощь восставшему Парижу.

Парижское восстание

Пока Красная армия занималась этническими чистками в Крыму, 6 июня 1944 года англо-американские войска под командованием генерала Дуайта Эйзенхауэра высадились в Нормандии, и после непрекращающихся боев к 15 августа 1944 года стояли уже недалеко от Парижа. В тот же день — 15 августа 1944 года — союзники произвели ещё одну высадку, уже в Южной Франции, известную как операция «Драгун», и менее чем за сутки сломили сопротивление находящихся там немцев и формирований вишистов.

Операция «Драгун» является крупнейшей в истории морской десантной операцией в Средиземноморье. К моменту завершения операции в Южной Франции высадилась 21 дивизия.

Казалось бы, ситуация для нацистов безнадежная, но 15 августа 1944 года Адольф Гитлер приказал любой ценой удержать Париж, а в случае невозможности — уничтожить город. Таким образом, столице Франции нацистами была уготована та же участь, что и столице Польши. Для парижан должны были быть созданы условия не совместимые с жизнью.

Сотрудники гестапо и провишистской полиции 15 августа 1944 года провели аресты граждан, подозреваемых в связях с французским Сопротивлением. Было задержано 2600 человек (2200 мужчин и 400 женщин), которых тем же вечером направили в Бухенвальд. В тот же день началась всеобщая народная забастовка парижан, которая к 18 августу полностью парализовала работу почти всех инстанций города.

16 августа 1944 в Булонском лесу без суда и следствия немцами были арестованы и казнены на месте 35 участников французского Сопротивления, собравшихся на тайную встречу.

17 августа 1944 военный комендант Парижа Дитрих фон Хольтиц издал приказ заминировать наиболее важные объекты и здания в городе.

18 августа начали распространяться слухи о приближении союзников к городу, бойцы Сопротивления активизировали свою деятельность, на стенах домов и почти везде они расклеивали плакаты с призывом начать всеобщее вооружённое восстание лиц от 18 до 60 лет, способных держать оружие против немцев и вишистов, а также предупреждение о скором возмездии для коллаборационистов и тех немецких солдат и офицеров, которые не сложат оружие.

Вечером 18 августа 1944 года некоторые части вермахта, сотрудники оккупационной администрации и просто сторонники режима Виши стали стихийно покидать город.

Утром 19 августа 1944 начались первые вооружённые стычки между бойцами французского Сопротивления и их сторонниками с одной стороны, и немцами — с другой. В тот же вечер немцы без суда расстреляли подозреваемых в связях с союзниками четырёх работников «Красного Креста», прибывших в город несколькими днями ранее для оказания помощи раненым с обеих сторон конфликта. На улицах начали появляться первые окопы и баррикады, устроенные как немцами, так и французами.

20 августа противостояние перешло от мелких стычек в полномасштабные уличные бои уже по всему Парижу. Силы французского Сопротивления теснили немцев и вишистов, а на освобождённых территориях вводили добровольческие охранные дружины из местных жителей. Днём 20 августа в ходе штурма была очищена от немцев городская тюрьма Парижа и лагерь для заключённых «Форт де Роменвиль», действовавший с октября 1940 года. Однако отступающие немцы и формирования вишистов успели расстрелять большую часть заключённых — как в городской тюрьме, так и в концентрационном лагере.

Несмотря на успехи, бойцам Сопротивления всё ещё сильно не хватало боеприпасов и оружия. Немцы же и вишисты хотели перегруппировать оставшиеся у них силы, получить подкрепление с фронта, и одним контрударом подавить восстание. Поэтому вечером 20 августа при посредничестве генерального консула Швеции в Париже Рауля Нордлинга было заключено временное перемирие, благодаря чему немцы и вишисты смогли хорошо укрепить оборону в контролируемых ими частях города.

В 9 утра 22 августа по приказу фон Хольтица немецкая артиллерия и танки, нарушив перемирие, открыли массированный огонь по занятым бойцами Сопротивления и их сторонниками районам города. Через несколько часов Гитлер по телефону лично отдал приказ перейти в наступление и подавить восстание, нанеся противнику максимальный урон в живой силе и технике. Ровно через 24 часа, в 9 утра 23 августа, немцы повторили обстрел и в некоторых районах даже попытались перейти в наступление, но 24 августа в 21 час 20 минут, в город сразу с двух сторон начали входить 4-я пехотная дивизия США и 2-я бронетанковая дивизия «Свободная Франция» общей численностью в 16 тыс. человек. С помощью артиллерии и танков им удалось почти полностью подавить сопротивление немцев и вишистов. К концу дня бои с переменным успехом продолжались лишь в центре Парижа и на нескольких восточных окраинах.

Гитлер приказал взорвать Париж. Около 3:30 ночи 25 августа 1944 года был подавлен последний опорный пункт немецко-вишистской обороны у отеля «Hоtel Meurice», в котором располагался командный штаб Дитриха фон Хольтица и его окружения. Фон Хольтиц сдался в плен союзникам.

В ходе боёв с 19 по 25 августа 1944 года немцы потеряли убитыми 3 200 солдат и офицеров, ещё 11 800 сдались в плен. Вооружённые формирования режима Виши — от 500 до 1000 убитыми и около 4 000 сдались.

Потери бойцов Сопротивления оцениваются от 800 до 1000 убитых и 1500 раненых.

Общие потери дивизии «Свободная Франция» составили 130 убитых и 320 раненых.

Потери 4-й пехотной дивизии США составили, по официальным данным, 72 убитых и пропавших без вести и 225 раненых.

То, что не удалось в Париже, нацисты при поддержке Красной армии осуществили, как я уже писал в Варшаве.

Советские зондеркоманды

Итак, у нацистов для изнасилований, грабежей, убийств гражданских лиц были специальные зондеркоманды. А кто занимался этим в Красной армии? Или это было стихийным явлением никем не контролируемым? Верится в это с трудом.

Наиболее вероятный кандидат на роль организатора подобных акций – Смерш, созданный 19 апреля 1943 года секретным Постановлением СНК СССР № 415-138сс.

Теоретически организаций Смерш было 3: при армии, флоте и НКВД. Сотрудникам всех трёх ведомств «Смерш» надлежало носить форму одежды и знаки различия воинских частей и соединений, ими обслуживаемых. Таким образом их действия всегда можно было приписать другим.

Корреспондент БиБиСи Константин Рожнов признает в статье «»СМЕРШ»: контрразведка или орудие репрессий?» от 16 апреля 2003 г, что через карателей Смерша прошло несколько миллионов человек, и около четверти из них также были казнены.

Хотелось бы поточнее. Неужели в СССР действовало несколько миллионов немецких шпионов?

Доктор исторических наук Вадим Телицын, автор книги «СМЕРШ»: операции и исполнители» признался: «… я решил сопоставить: а чем в действительности занимался «СМЕРШ»? И к своему удивлению, обнаружил, что «СМЕРШ» — это не только и не столько ловля шпионов, а борьба с возможностью появления новых декабристов уже на советский манер. И стремление доказать, что государство всегда стоит над человеком».

«Можно говорить о том, что Смерш — в чистом виде репрессивный аппарат, а вовсе не контрразведывательный» – так считает научный сотрудник центра «Мемориал» Никита Петров.

Имел ли возможность Смерш организовывать акции террора против мирного населения подобные тем, которые осуществляли зондеркоманды доктора Оскара Дирлевангера? Конечно имел. Тем более что в Рабоче-крестьянской Красной Армии готовых грабить, убивать и насиловать — было гораздо больше, чем под началом Дирлевангера.

А были ли советские акции в стиле зондеркоманд? Конечно, были.

Вот история погрома, учиненного Красной армией в польском селе Прейсвица:

«Около полудня 25 января 1945 года передовые части 9-го механизированного корпуса РККА, преследуя отступающего противника, достигли Прейсвица. Здесь они вошли в соприкосновение с частями немецкой 20-й танковой дивизии, утром того же дня занявшими оборону в Прейсвице и возле него. В ходе боя, длившегося двое суток, село неоднократно переходило из рук в руки. К полудню 27 января Красная армия окончательно установила контроль над селом.

В ходе боев за освобождение села Красная армия потеряла 101 человека и около 40 танков. В течение следующих двух дней войска освободителей убили ряд местных жителей. Несколько домов было подожжено, а в тех, кто стал тушить огонь — стреляли.

Красноармейцы убили не менее 52 (по другим данным 69) человек в возрасте от 10 дней до 78 лет. Среди убитых оказались и четверо скрывавшихся в селе узников Освенцима, которым удалось бежать во время марша смерти из Освенцима на территорию Рейха. Они вышли навстречу Красной армии приветствовать освободителей и были застрелены на месте. Был убит и бывший польский военнослужащий, участник кампании 1939 года, освобождённый незадолго перед тем советскими войсками из немецкого лагеря военнопленных. Большинство жертв составляли мужчины призывного возраста, принятые красноармейцами за немцев. Однако среди убитых была и семья Жогала в полном составе, включая женщин и детей, в том числе 10-дневный младенец. Дом семьи стоял на краю села, у самой границы. Возле тела отца ребёнка были обнаружены труп советского военнослужащего и топор. Кроме того, красноармейцы совершили массовые изнасилования жительниц села, и сожгли несколько домов.

После резни жертв похоронили в братской могиле на местном кладбище».

Польские СМИ также сообщают, что ещё два гражданских лица из села Прейсвица были убиты летом этого года, после окончания войны, когда войска Красной армии возвращались из Германии. Мужчина погиб в июне, а женщина — в июле, когда пыталась помешать группе советских солдат совершить кражу коровы.

Только в 60-ю годовщину событий в 2005 году на кладбище был установлен памятный камень. Церемония была проведена епископом города Легница Стефаном Цихим, который был лично свидетелем данных событий и родственником одного из погибших.

Польский институт национальной памяти квалифицирует этот поступок красноармейцев как преступление против человечества.

Подобные преступления были совершены красноармейцами и в Меховице и в ряде других мест.

В 2005 году ИНП (Институт национальной памяти) начал расследование данных событий, а также других случаев массовой гибели мирных жителей в Гливице и Галембе. В ходе расследования были рассмотрены различные документы, предоставленные Министерством обороны Российской Федерации, однако так и не были установлены части Красной армии, участвовавшие в массовых убийствах, и личности военнослужащих, несущих ответственность за преступления. Институт национальной памяти пришёл также к выводу, что в конце войны в Силезии от рук солдат Красной армии погибло несколько тысяч мирных жителей, многие из которых были этническими поляками, в том числе около 800 человек погибло во время резни в Гливице.

Могло ли это быть трагической случайностью? Один раз — возможно, но только не неоднократно. Это уже система, а за системой всегда кто-то стоит. Возможно, не Смерш. А кто? Подобным образом Красная армия вела себя не только в Силезии, но и в других местах. Просто не везде выжили свидетели, да и те, кто выжил не спешили поведать о случившемся. Массовые случаи изнасилований, грабежей и убийств мирного немецкого населения в 1945 году вообще в СССР не считались чем-то недостойным.

Известен инцидент в Тройенбритцене. 20 апреля 1945 года 42 английских самолёта разбомбили городок. После этого храбрые советские солдаты беспрепятственно заняли поселение и принялись на радостях насиловать немок прямо у себя в штабе. Утром 23 апреля малолетние братья и сыновья изнасилованных из гитлерюгенд пришли отомстить за женщин. Конечно, дети не могли противостоять героической Красной армии, многие из них погибли в перестрелке, но им удалось застрелить советского подполковника – командира насильников.

В ответ группу немецких гражданских под дулами советских автоматов согнали на опушку леса. Женщинам и девочкам сначала разрешили уйти, а всех мужчин и мальчиков расстреляли. Потом женщин снова собрали вместе и изнасиловали, а затем убили. Очевидцы рассказали, что было убито не менее 800 человек, в том числе большое количество беженцев. Очевидцы, которым пришлось хоронить мертвых, вели секретный подсчет, и успели насчитать 721 смертельный случай. По современным данным в Тройенбритцене в апреле 1945 года красноармейцами было застрелено около 1000 мирных граждан. Почти каждая семья в городе потеряла родственников.

Тела были похоронены советскими бойцами на пастбище, в шести братских могилах слоями по 12 тел друг на друга. В ГДР был негласный приказ об этом не говорить, и жители Тройенбритцена молчали, но после воссоединения Германии — резня стала достоянием гласности.

В книге Ханны Шисслер рассказывается, как после захвата Красной армией Берлина в 1945 году советские войска насиловали немецких женщин и девочек в возрасте от 8 лет.

Офицер-связист Леонид Рабичев описывает что на его глазах произошло в Восточной Пруссии:

«Женщины, матери и их дочери, лежат справа и слева вдоль шоссе, и перед каждой стоит гогочущая армада мужиков со спущенными штанами. Обливающихся кровью и теряющих сознание оттаскивают в сторону, бросающихся на помощь им детей расстреливают. Гогот, рычание, смех, крики и стоны. А их командиры, их майоры и полковники стоят на шоссе, кто посмеивается, а кто и дирижирует — нет, скорее, регулирует…

А полковник, тот, что только что дирижировал, не выдерживает и сам занимает очередь, а майор отстреливает свидетелей, бьющихся в истерике детей и стариков… До горизонта между гор тряпья, перевернутых повозок трупы женщин, стариков, детей»

Фронтовой корреспондент Михаил Коряков:

«Наверху, над потолком, раздались женские крики, плач детишек. В волнении стал я одеваться. Девушка и старики Вюнш умоляли меня не ходить туда: убьют! Минувшей ночью убили офицера городской комендатуры, пытавшегося помешать насилию. Всю ночь мы слушали в страхе крики несчастных женщин, плач детей и топот, топот тяжелых солдатских сапог над головой. Утром, когда настал час отъезда, девушка бросилась ко мне в слезах, умоляя не оставлять её. Тут я узнал страшную вещь: за три недели её изнасиловали — общим счетом — не менее 250 человек! Насиловали и фрау Вюнш, даже на глазах мужа. Два солдата изнасиловали полуслепую и высохшую фрау Симон».

Карл Август Кнорр в журнале Focus в 2005 году рассказал как в пригороде Кёнигсберга Метгетен, занятого Красной армией 29 января 1945 г., и затем на время отбитого немецкими войсками, он увидел на площади растерзанные тела двух девушек в возрасте не старше 20 лет, которые, судя по всему, были привязаны ногами к двум танкам и разорваны пополам. А неподалёку был найден дом, из которого вывезены около 70 женщин, половина из которых сошла с ума, поскольку, каждую из них насиловали в течение дня около 70 раз. И в этом же пригороде капитан Вермахта Герман Зоммер позади одного из домов нашёл трупы раздетых женщин и детей. Головы детей были раздроблены тяжёлым предметом, а самые маленькие были заколоты штыками.

«Наши разведчики, находившиеся на наблюдательном пункте, воспользовались затишьем и предались весёлым развлечениям. Они заперли хозяина и хозяйку в чулан, а затем начали всем взводом, по очереди, портить малолетних хозяйских дочек». (Мемуары фронтовика Н. Н. Никулина)

Отмечались многочисленные случаи самоубийств из страха перед наступающими советскими войсками. Так, например, в одном лишь берлинском районе Панков было зарегистрировано 215 случаев самоубийства. Чувство безысходности усиливалось благодаря рассказам беженцев из Восточной Пруссии и других восточных провинций Рейха — об ужасах, которым немецкое население подверглось с приходом Красной армии.

Многие немцы полагали, что спасти свою жизнь можно будет лишь сдавшись в плен англо-американским войскам, наступающим с запада.

Лев Залманович Копелев, по образованию философ, а с 9 ноября 1943 года старший инструктор 7-го отдела политуправления СЗФ майор административной службы, удивлялся тому, что творили красноармейцы в 1945.

«Что же это произошло в Восточной Пруссии? Неужели действительно было необходимо и неизбежно такое озверение наших людей – насилия, грабежи? Зачем нужно, чтобы мы и Польша захватили Пруссию, Померанию, Силезию? Ведь Ленин отвергал Версальский мир, а это – куда хуже Версаля… Мы писали, кричали о священной мести. Но кто были мстители, и кому мы мстили? Почему среди наших солдат оказалось столько бандитов, которые скопом насиловали женщин, девочек, распластанных на снегу, в подворотнях, убивали безоружных, крушили все, что не могли унести, гадили, жгли? И разрушали бессмысленно, лишь бы разрушить. Как все это стало возможным?». (Лев Зиновьевич Копелев. «Хранить вечно»)

Лев Зиновьевич Копелев

Такие мысли не остались безнаказанными. Его обвинили в «пропаганде буржуазного гуманизма» и критике командования, за что приговорили к десяти годам заключения по статье 58, п. 10. То есть те, которые «скопом насиловали женщин, девочек, распластанных на снегу, в подворотнях, убивали безоружных, крушили всё, что могли, гадили, жгли» делали это не как бандиты, а выполняли распоряжения советского командования.

Зачем советскому командованию были нужны эти безобразия, казавшиеся философу Копелеву бессмысленными? Ни с политической, ни с экономической, а тем боле военно-стратегической точки зрении они, конечно, и тут Копелев безусловно прав, смысла не имели. Но возможно в деле создания человека нового типа, Человека с большой буквы, Великого Гражданина, матерого человечища, Человека коммунистического завтра, бойцам верным идеалам «Великого Дарвина» и его «единственной верной теории эволюции такие меры казались обязательными.

Современные русские патриоты отказываются верить многочисленным свидетельствам. Они говорят о том, что это было бессмысленно. Но ведь и философ Копелев ещё в 1945 считал, что погромы, которые творили советские зондеркоманды бессмысленны. Не могли простые красноармейцы творить такое, считают русские патриоты. И, пожалуй, они правы. Советские погромщики 1945-го года — не простые красноармейцы, а специальные, скорее всего гвардейские части и действовали они по команде сверху и потому оставались безнаказанными. Конечно, у них были и подражатели из простых красноармейцев, но тех судили. Так за изнасилование немки — без команды сверху — давали 5 лет, а чешки — 10 лет. Количество людей, вовлеченных в советские зондеркоманды, было значительным, и потому их «подвиги» не остались незамеченными. После демобилизации ветераны советских зондеркоманд продолжали реализовать полученный в Красной армии опыт. И не исключено, что и далее они действовали по спец. распоряжениям.

СССР гордился своим интернационализмом. Поэтому не только силезцы и немцы становились жертвами погромов красноармейцев в 1945 году.

Один из них произошел вскоре после окончания войны — в Киеве в сентябре 1945 года.

Из «Письма бывших евреев-фронтовиков»:

«БЫВШИЕ ФРОНТОВИКИ-ЕВРЕИ — И. В. СТАЛИНУ, Л. П. БЕРИИ, П. Н. ПОСПЕЛОВУ О ПОТВОРСТВЕ УКРАИНСКИХ ВЛАСТЕЙ АНТИСЕМИТИЗМУ. Сентябрь 1945 г.

…Слово «жид» или «бей жидов» — излюбленный лозунг немецких фашистов, украинских националистов и царских черносотенцев, — раздаётся на улицах столицы Украины, в трамваях и троллейбусах, в магазинах, на базарах и даже в некоторых советских учреждениях… В первых числах сентября с.г. на одного еврея, майора НКВД УССР, посреди улицы напали два антисемита в военной форме и после нанесения ему оскорблений тяжко избили его. Не выдержав всех этих издевательств и, видимо, морально тяжело переживая за всё то, что переживают сейчас в Киеве все евреи… майор, находясь в состоянии аффекта, убил из револьвера двух антисемитов. Этот выстрел послужил к началу еврейского погрома. Похороны антисемитов были особо организованы. Их проносили по особо многолюдным улицам, а затем процессия направилась на еврейский базар. Эта процессия была манифестацией погромщиков. Началось избиение евреев. За один день было избито до 100 евреев, причём 36 из них были отвезены в тяжёлом состоянии в больницы г. Киева, и пять из них в тот же день умерли. Попутно пострадало несколько русских человек, которые своей внешностью были очень похожи на евреев, и погромщики их избивали наравне с евреями. После этих событий атмосфера в городе Киеве стала ещё более накалённой».

Версия советской власти:

«НКВД Украины — в секретариат ЦК КП(б)У об инциденте в Киеве 4 сентября 1945 г.

05.09.1945

Секретно

Секретарю ЦК КП(б) Украины тов. КОРОТЧЕНКО

гор. Киев

СООБЩЕНИЕ

4 сентября, в 17 часов 30 минут сотрудник отдела «Б» НКГБ УССР — ст. лейтенант Розенштейн, проживающий в городе Киеве по Заводской улице, 30, будучи одет в гражданское платье, возвращался из хлебного магазина к себе на квартиру.

В пути он повстречался с находившимися в состоянии опьянения Гвардии рядовым Грабарем и Гвардии младшим сержантом Мельниковым, которые были одеты также в гражданское платье и в город Киев приехали навестить своих родственников, как находившиеся в кратковременных отпусках.

Грабарь и Мельников позволили себе в отношении Розенштейна антисемитские высказывания. При завязавшейся на почве этого ссоре последний был избит Грабарём и Мельниковым. Проходившие граждане защитили Розенштейна, и он благополучно дошёл до своей квартиры.

Здесь он надел форму, взял состоявший у него на вооружении пистолет «ТТ» и направился во двор дома матери Грабаря, где в это время находился и Мельников.

Вслед за Розенштейном туда же явилась и его жена.

После кратких взаимообъяснений во дворе указанного дома Розенштейн выстрелом в упор тяжело ранил Грабаря и вторым выстрелом убил его, а затем выстрелом в упор убил Мельникова и бросился бежать.

На место происшествия явился проходивший вблизи участковый уполномоченный 10-го отделения милиции Пузанков с милиционером. Последний при помощи подоспевшего на выстрелы офицера — мл. лейтенанта Кудака — организовал преследование Розенштейна, задержал его, обезоружил и доставил в отделение милиции.

На крики матери убитого Грабаря стихийно собралась большая толпа народа, из которой слышались антисемитские возгласы. Некоторые лица из толпы набросились на жену Розенштейна и случайно проходившего гр-на Спектора, и тяжело избили их.

Явившимся на место происшествия работникам 10-го отделения милиции толпа оказала противодействие, не разрешая увезти трупы убитых, а также забрать пострадавших Спектора и жену Розенштейна.

Быстро прибывшим по вызову нарядом конной милиции порядок был восстановлен, и толпа разошлась по своим местам.

Трупы убитых: Гвардии рядового Грабаря Ивана Захаровича, 1922 г. р., украинца, и Гвардии мл. сержанта Мельникова Николая Александровича, 1922 г.р., украинца, — доставлены в морг Октябрьской больницы.

Для оказания медпомощи пострадавшие жена Розенштейна и гр. Спектор доставлены в ту же больницу. Последние находятся в тяжёлом состоянии. Личность Спектора устанавливается.

Ст. лейтенант Розенштейн Иосиф Давидович, 1912 г.р., по национальности еврей, беспартийный, работает в отделе «Б» НКГБ УССР в качестве старшего радиооператора, передан в НКГБ УССР.

Следствие по делу принято к производству НКГБ УССР.

Заместитель народного комиссара внутренних дел УССР ЛОБУРЕНКО»

После ареста Розенштейна советскими властями погромные настроения усилились.

Сообщение НКВД Украины от 08.09.1945:

«НКВД Украины — в секретариат ЦК КП(б)У о событиях в Киеве 7 сентября 1945 г.

08.09.1945 г. Киев

Совершенно секретно

Секретарю ЦК КП(б) Украины тов. КОРОТЧЕНКО

№ 1208/сн

СООБЩЕНИЕ

В дополнение к сообщению за № 1 /85/сн от 5 сентября 1945 г. по делу убийства военнослужащих ГРАБАРЯ и МЕЛЬНИКОВА докладываю.

Похороны убитых состоялись 7 сентября. В траурной процессии приняли участие около 300 человек.

Во время движения похоронной процессии от морга Октябрьской больницы до Лукьяновского кладбища имели место следующие проявления.

На углу улицы Пушкинской и бульвара Шевченко не установленные лица из числа участвовавших в процессии, нанесли побои двум гражданам еврейской национальности, шедшим навстречу похоронной процессии.

Пострадавшими оказались:

ТОМСКИЙ Виктор Михайлович, работник Комитета по делам искусств, проживающий в гор. Киеве по ул. Михайловской, 24, кв. 16;

ШВАРЦМАН Яков Петрович, работник Областного отдела глухонемых, проживающий — ул. Наливайковская, 1, кв. 2.

При прохождении траурной процессии мимо Галицкого базара группой лиц были нанесены побои служащему базарной конторы — МАРКОВУ Иосифу Мейлеховичу, 1886 г.р., проживающему по ул. Глубочицкой, 81, кв. 23.

Принятыми мерами со стороны работников органов НКВД, сопровождавших процессию, в целях пресечения возникавших эксцессов, один из участников избиения был задержан, который оказался:

САЛАЦКИЙ Геннадий Адамович, 1923 г.р., русский, беспартийный, демобилизованный по болезни из Красной армии, в г. Киеве находился проездом как следующий по месту жительства в г. Чкалов.

При прохождении по Дмитриевской улице шедшие за гробом лица, заметив смотревшего в окно гражданина, по национальности еврея, забросали окно камнями.

Из числа участников данного инцидента была задержана гр. ПОПТАЛО Мария Трофимовна, однако группа военных и гражданских лиц воспрепятствовала её изъятию, избив при этом случайно проходившего еврея.

Учитывая возбуждённое состояние отдельных слоёв населения города вследствие распространения ложных слухов и агитации, направленной против лиц еврейской национальности, нами усилена патрульная служба по городу, причём особое внимание уделено базарам, местам скопления публики и месту жительства родственников убитых ГРАБАРЯ и МЕЛЬНИКОВА.

Народный комиссар внутренних дел УССР РЯСНОЙ»

После этих событий Советская власть решительно встала на сторону антисемитов. Трибунал НКВД Украинского округа приговорил Розенштейна к высшей мере наказания, а всех евреев, подписавшихся под письмом Сталину, Берии и Поспелову вскоре арестовали.

Досталось и не евреям. Вернувшиеся из Германии и привыкшие безнаказанно грабить, убивать и насиловать участники советских зондеркоманд уже не могли остановиться. Они стали костяком организованной преступности. Их отстреливали как бешенных собак советские милиционеры, а с теми, кого арестовали и отправляли на зону, расправлялись блатные, считая их беспредельщиками и называя «суками». Ни советские, ни немецкие зондеркоманды не дали желаемого дарвинистами результата…

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s