ЕВРЕЙСКИЙ ПЕВЕЦ МАРК АЙЗИКОВИЧ

Опубликовал(а)

21 июля исполнилось бы 75 лет музыканту, певцу, актеру Марку Львовичу Айзиковичу. Из жизни он ушел в 66.

На свет будущий артист появился в Полтаве. Отец его был мясником, державшим ряд на городском продуктовом рынке. Марк стал четвертым ребенком в семье, где соблюдались, насколько это было возможно тогда в Советском Союзе, еврейские традиции. Так часто случалось у евреев в разные времена: в среде мастеровых людей и торговцев вырастали литераторы, художники, музыканты. Еще в подростковом возрасте Марик занимался и выступал в Театре юношеского творчества – одном из лучших в ту пору в стране. Уже тогда он хорошо пел, а в постановках по мотивам сказок ему неизменно доверяли роль не маленького, но доброго принца. Потом Айзикович окончил Харьковский институт искусств – по классам актерского мастерства и вокала. А почему сразу по двум классам? – Вопрос, думаю, возникнет не у каждого читателя. Ответ можно отыскать в одном из многих интервью, которые, за свою жизнь, давал Айзикович: «После школы, проучившись один курс в мединституте, я твердо решил стать актером и подал документы на театральное отделение. Меня не приняли, прямо сказав, что в моем обличье уж слишком много еврейского. Пришлось поступить на вокальное отделение, где определяющим фактором был голос, а не внешность. Но через год я все-таки стал заниматься и на актерском курсе». Таким образом, парню дали понять, где он живет, и на что может, и наоборот, не может рассчитывать. Тем не менее, дипломированного уже специалиста приняли на работу в Днепропетровский театр. Но Марку нужен был творческий простор, и он отправился в дальнюю даль – на Сахалин, куда был приглашен в качестве режиссера и актера. Для души (хотя и не только) Айзикович еще и пел — в ресторане «Прибой». Но, как поется в известной песне:

«Мы все спешим за чудесами,
Но нет чудесней ничего,
Чем та земля под небесами,
Где крыша дома твоего».

И Марк возвратился туда, где прошло его детство. В 1976 Айзикович стал вокалистом полтавского фольклорного рок-ансамбля «Краяны», что означает «Земляки» в переводе с украинского на русский язык. Коллектив быстро завоевал популярность в республике, а после успешного его выступления в Москве, началось сотрудничество нескольких музыкантов из его состава с композитором Максимом Дунаевским. Вместе с Дунаевским Марк Айзикович создал в 1977 году вокально-инструментальный ансамбль «Фестиваль», причем Айзикович был идейным вдохновителем этой творческой группы. Он же и придумал для нее название. В период с 1978 по 1983 год «Фестиваль» разъезжал с гастролями по стране. С ансамблем выступали тогда Михаил Боярский, Николай Караченцов, Павел Смеян, Оля и Жанна Рождественские, Ирина Понаровская. С Боярским, Караченцовым, а также с Высоцким и молодой Аллой Пугачевой Айзиковича связали дружеские отношения. Одним из важных направлений в деятельности ансамбля стали записи для кино. «Фестиваль» записал инструментальную музыку к 36 художественным фильмам, которые обрели широкую популярность у зрителей, а также – к анимационным лентам. Среди них — «Д’Артаньян и три мушкетера», «Ах, водевиль, водевиль…», «Летучий корабль», «Проданный смех», «Куда он денется!», а также — «Семь счастливых нот», «Трест, который лопнул», «Маленькое одолжение», «Остров сокровищ». С 1981 по 1987 годы «Фестиваль» выступал от Амурской филармонии. Артисты побывали на гастролях в Польше, Финляндии, на Кубе, в Монголии, Индии и Японии. В 1983 году художественным руководителем ансамбля стал Марк Айзикович.

С Владимиром Высоцким

История музыкальных групп во многом напоминает человеческую жизнь: они рождаются, вступают в пору своей юности, потом приходит зрелость. Ну, а дальше наступает пора заката, ибо ничто не вечно под луной. В 1986 ансамбль по ряду причин распался. Из его состава остались, фактически, только сам Айзикович, да еще гитарист Николай Явир. Пытаясь внести в жизнь «Фестиваля» новизну, его старожилы решили пригласить в коллектив музыкантов из полтавской рок-группы «Угол зрения». Однако, ситуация в стране в период горбачевской перестройки круто менялась, и условия для творческой деятельности музыкальных коллективов становились все менее благоприятными. С 1990 года многие участники «Фестиваля» начали заниматься сольными проектами, и в биографии вокально-инструментального ансамбля были написаны последние страницы. В новой жизни Айзикович не видел для себя места, и когда, цитируя Владимира Высоцкого, «открылись границы, как ворота в Кремле», Марк на фоне еще и роста бытового антисемитизма в стране, принял решение покинуть разваливавшийся уже Советский Союз. В те времена, когда советские евреи, в большинстве своем, репатриировались в Израиль и эмигрировали в США, Марк Айзикович отправился на жительство в Германию. Что ж, как говорится: «Каждый выбирает для себя».

Попадая в незнакомую страну без знания языка, не оказаться на обочине жизни, — творческим людям всегда очень непросто. Быть может, в Израиле на высокой волне репатриации 90-х годов, когда создавался театр «Гешер», ориентированный, по преимуществу, на растущую день от дня русскоязычную общину, когда для новых граждан страны начала регулярное вещание государственная радиостанция «РЭКа» и стали издаваться ежедневные газеты на русском языке, Айзиковичу легче было бы реализовать свой творческий потенциал. Но и в Германии, куда ехал по причинам, скажем так, морально-этического характера, далеко не каждый еврей, Марк нашел свою «нишу». В те годы, через десятилетия после трагедии Холокоста, в стране, где он начинался, наметилась тенденция к возрождению, насколько это представлялось возможным, еврейской культуры. Причем, к ней обратились и немцы – деятели искусства новой волны. Один из них, Карстен Тройке (о нем стоит рассказать подробнее) появился на свет в 1960 году в Восточном Берлине. По одним сведениям, он – чистокровный немец, по другим, в роду у него была еврейская кровь – по отцовской линии. Так, или иначе, родители Карстена были убежденными антифашистами. Тройке вспоминал, что песенки на языке идиш звучали в детстве в его доме. Хороший вопрос: «Откуда, если семья была, со всех сторон, немецкой?» Факт, что мальчик полюбил этот язык и изъявил желание изучить его. И это – принципиально важный момент: петь на идиш Карстен начал, уже хорошо понимая смысл каждой строчки, и каждого слова. Ведь иное дело, когда певцы берутся исполнять музыкально-поэтические произведения на языках, которыми не владеют, и это, почти всегда, ощущается. Идишу Тройке учился у Сары Бялас. 13-летней девочкой она потеряла в период Катастрофы европейского еврейства всех своих родных. Выжив, посвятила себя еврейской песне – сначала в Европе, а потом – в Израиле. Была у Карстена и еще одна наставница – в области музыкального искусства – Леонора Гендрис. Первый альбом Карстена Тройке «Идиш андерс» был записан в 1992 году, и получил лестные отклики музыкальных критиков. Выступать Тройке начал как сольно, так и с несколькими соисполнителями. На высокий творческий уровень вывело его наладившееся сотрудничество с берлинским трио «ЩО». Эта группа, в составе: Геннадия Десятника – солиста, скрипача и гитариста, Валерия Хорустмана – аккордеониста и певца, Валерия Писаренко – контрабасиста и певца, сформировалось в начале 90-х годов в Полтаве, и через несколько лет, в полном составе, переехало в Берлин. Обратим внимание: Марк Айзикович ведь тоже полтавчанин, и тоже оказался волей судьбы в немецкой столице. И жизненные пути – его и Карстена Тройке не могли не пересечься. Марк в свои 44 года, после эмиграции, оказался на первых порах не у дел. Тройке, узнав об Айзиковиче, встретился с ним. Карстен пригласил Марка в свою программу. В итоге, выиграли оба. К еврейскому фольклору Айзикович ранее в своем творчестве не обращался, хотя идиш был ему знаком. Он слышал его в семье, в первую очередь, — от бабушки по отцовской линии. Ну, а как петь еврейские песни, Марк чувствовал душой. И уже первый совместный с Тройке концерт принес участникам большой успех, убедив Айзиковича: вот – то, чем он должен заниматься, чему стоит посвятить свой талант.

Уже через пару лет после этого Марк Айзикович начал выступать с сольными концертами – сначала в Германии, а потом и за ее пределами. В США его представляли, как «легенду Европы». Помнится, как только в Израиль были завезены грампластинки с записями Марка Айзиковича и Карстена Тройке (тогда еще техника выпуска компакт-дисков не была изобретена), песни из этих альбомов стали звучать в одной из программ, которую я более двух десятилетий вел в сети Израильского радиовещания на русском языке (радиостанция РЭКа). Эта моя авторская передача – «Мамэ лошн – негасимый свет» была единственной для русскоязычных слушателей, посвященной языку идиш и замечательной культуре, созданной и продолжающей, несмотря на все трудности, о чем надо говорить особо, создаваться на языке, на котором говорили наши предки в еврейских местечках Восточной Европы. К сожалению, на ныне вещающем на русском языке радио «КАН РЭКа» эта рубрика была упразднена, хотя любителей и истинных ценителей культуры, о которой идет речь, вполне достаточно. И это – не голословное утверждение: сообщество «Идиш-любовь моя» на Фейсбуке начитывает 7,5 тысяч участников, причем, значительная их часть живет в Израиле. Но вернемся к творческой деятельности главного героя нашего повествования. В Германии он подготовил 7 тематических программ и записал 11 музыкальных дисков. И, кроме того, сыграл около десятка ролей на театральной сцене, участвовал в аудиозаписях сценических произведений, написал музыку более, чем к 20-ти спектаклям и художественным фильмам, и сам снялся в шести кинокартинах. Из них стоит особо отметить германско-белорусскую ленту «Бабий Яр», вышедшую на экраны в 2003 году. Фильм режиссера Джефа Кэнью по сценарию Артура Браунера и Стивена Гланца повествует о трагедии евреев Киева, которой обернулось неверие части из них в то, что немцы, достигшие у себя на родине высокого уровня культуры, способны на зверства по отношению мирным гражданам, ни в чем не провинившимся перед ними. В фильме этом Марк Айзикович сыграл роль еврейского кантора.

Подлинным событием в культурной жизни Германии стало создание Айзиковичем в Берлине в 1991 году «Театра еврейской песни». За десятилетие в театре этом сыграно было 12 премьер, и в том числе осуществлены постановки «Тевье-молочника» по Шолом-Алейхему, романа австрийского писателя еврейского происхождения Йозефа Рота «Йов», «Мегилы» Ицика Мангера, а также – произведений современных авторов. Театр с успехом объездил многие европейские страны, побывав в Австрии (там его выступление было организовано в знаменитом венском театре «Ронахер»), в Голландии, в России, в Украине, а также в Израиле и США. В 2005 Марка Айзиковича признали «Человеком года» в Нью-Йорке, а в 2010 он был удостоен правительственной награды в Германии. Актер и певец вынашивал новые планы, но им, увы, не суждено было осуществиться: у Айзиковича диагностировали онкологическое заболевание, и победить его Марку не удалось. Из жизни он ушел в Берлине 17 марта 2013 года. За год до этого успел побывать в родной Полтаве. Из тех песен, которые были спеты им и записаны на русском языке, запомнились «Баллада об опасной дороге» (композитор Максим Дунаевский, стихи Юрия Ряшенцева), «Листья жгут» (музыка Максима Дунаевского, стихи Наума Олева), «Венецианский музыкант» (слова и музыка Константина Никольского), «Монолог нужного человека» (музыка Лоры Квинт, стихи Владимира Аленикова), «Не судьба» (композитор Дмитрий Данин, стихи Наума Олева).

В Германии Ниселем Бродичанским был в 2019 году снят документальный фильм о Марке Айзиковиче. Знакомство Ниселя с Марком состоялось в 2005 во время Дней еврейской культуры, проводившихся в Берлине. В программу этого праздника было включено и выступление «Театра еврейской песни». Позже, по договоренности с Айзиковичем, Бродичанский осуществил съемки концертного выступления Марка Айзиковича, состоявшегося в Дортмуде, а также записал интервью с Айзиковичем. Эти видеоматериалы и составили основу ленты, призванной сохранить память о талантливом артисте и замечательном человеке. Мысли, высказанные Марком с экрана, не только интересны, но и важны – для понимания его творческого подхода к тому делу, которым он на высоком уровне занимался и до эмиграции в Германию и после нее. «Творчество, по сути своей, — убежденно рассуждает в кинофильме Айзикович, — не имеет национальности. Рисуешь ли ты, или режиссируешь, пишешь стихи, или сценарии, или, может, шьешь костюм, сапоги ремонтируешь – во все нужно вкладывать частицу своей души. А душа у Марка, уж точно, была еврейской – «а идише нешуме». Заслуживают внимания рассуждения Айзиковича о том, какие музыкально-поэтические произведения не следует считать еврейскими, несмотря на еврейский, казалось бы «колорит»: «В России, в Америке, — делился впечатлениями Айзикович, — мне не раз доводилось слышать песенки, в которых русский язык перемешивается с известными еврейскими словечками: «шалом», «лехаим» и прочими, но песенки эти не аутентичны, они лишь стилизованы под те, что являясь истинно еврейскими, передают особенности мышления, свойственные народу, к которому я принадлежу». В данной связи, на память приходит пословица: «борода не делает козла раввином». А еще Марк Айзикович (хотя и не он один) указывал, что многие исполнители, невольно искажают представление о музыкальной идиш-культуре, чья история насчитывает столетия. Происходит это по той причине, что певцы и певицы ограничивают свой репертуар, включая в него лишь «Тум-балалайку», «Семь сорок», «Хаву нагилу», «А идише мамэ», ну, и в лучшем случае, — еще пару известных песен, и все. А других, будто не было и нет. Отсюда – вывод: чтобы представлять культуру эту на должном уровне, нужно серьезно изучать ее, погружаться в ее глубину и извлекать на свет, как из пещеры, истинные сокровища. Увы, в век шоу-бизнеса такой подход к искусству наблюдается все реже, а страдают от этого не только слушатели и зрители, но и сама культура.

К чести Айзиковича, он занимал активную гражданскую позицию, постоянно участвуя в мероприятиях германского федерального правительства, направленных против неофашистских акций, проявлений антисемитизма в стране и насилия в обществе. Марк не раз выражал озабоченность откровенной тенденциозностью германских средств массовой информации в освещении событий на Ближнем Востоке, подогревающей юдофобию. Песни Айзиковича, представленные на диске «В еврейском слове», это история восточноевропейского еврейства. Она изложена выразительными средствами песенного творчества — от прежнего, патриархального бытия местечек, до ада концлагерей и послевоенного возрождения из пепла. Марк подчеркивал, что для него важно было видеть приходящих на его выступления немцев. Они, тем самым, как ему представлялось, выражают свою солидарность с евреями. «Выходя на сцену, — пояснял Айзикович, я не ставил целью просто и только развлечь публику. Мне важно было попытаться породить в людях раздумья, изменить в сознании немцев представления об евреях, которые укоренялись там, передаваясь из поколения в поколение. Марк Айзикович избирался (в составе блока, где он баллотировался первым номером) в состав Совета еврейской общины Берлина, направляя усилия на сохранение и развитие всего лучшего, что было и есть в культуре на языке идиш. В фокусе внимания Марка не переставало находиться юное поколение. Обращение к тем, кому принадлежит будущее, актер и певец считал важной художественной задачей, если хотите, — нравственным долгом старшего поколения. Ежегодно Айзикович выступал на организуемых в Берлине «Днях Сказок», принял участие в нескольких важных проектах, адресованных юным зрителям и слушателям. В 2007 году, совместно с Борисом Сандлером, редактором газеты «Форверс», издающейся в Нью-Йорке на языке идиш, он разработал цикл познавательных программ, позволяющих приобщить детей и подростков к идиш-культуре и к еврейским обычаям и традициям.

О семейной жизни Марка Айзиковича известно немного. Женщины, по многочисленным свидетельствам, влюблялись в него с первого взгляда. Но он, однажды связав себя узами брака, всю жизнь хранил верность супруге Лиде, которая родила ему двоих сыновей. Жизнь его продолжается в них, а еще — в том творческом наследии, которое он оставил. Жаль только одного: что, волей судьбы, ему не суждено было сделать еще больше.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s