ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ УМЕЕТ ГНУТЬ ЛОЖКИ

Опубликовал(а)

В Тель-Авиве открывается музей знаменитого экстрасенса Ури Геллера. Посетителям музея будут представлены многочисленные подарки, полученные Геллером в свое время от Джона Леннона, Майкла Джексона, Сальвадора Дали и сотен других мировых знаменитостей. Будучи собраны вместе, все эти артефакты словно фокусируют в себе историю человечества последних десятилетий. Недавно имя Ури Геллера снова появилось на страницах ведущих газет мира – в связи с его заявлением о том, что это он с помощью своих сверхъестественных способностей помог разблокировать Суэцкий канал, сдвинув с места застрявший там танкер.

Это и стало непосредственным поводом для интервью корреспондента «Маарива» Рами Зерингера с мировой знаменитостью.

Но говорили они, прежде всего, о его удивительной судьбе, долгих странствия, причинах возвращения в Израиль и планах на будущее…

Геллер начал встречу с того, что показал Рами Зерингеру стопку газет на десятках языках, в которых обсуждался вопрос, действительно ли это он сдвинул гигантский корабль с места или речь идет об очередном его блефе?

— Как видишь, я до сих пользуюсь успехом. И это — именно потому, что я – фигура спорная, неоднозначная. Признаюсь, за свою жизнь я давал интервью не сотням, а тысячам газет, но такого давно не было. Смотри: трижды за пару недель мое фото помещали на первой странице ведущей британской газеты «Дейли Стар»! Разумеется, не все публикации были комплементарными, но сомнения и споры обо мне – это и есть то самое топливо, которое двигало меня по жизни. Я никогда не нанимал пиарщиков, не организовывал пиар-компании – все приходило ко мне само. Я думаю, что я — один из лучших специалистов по пиару в мире. Я знаю, как поймать ветер рекламы в паруса; знаю, как продать себя таким всемирно известным газетам, как «Сан» и «Дейли стар».

— Но такие серьезные газеты, как «Гардиан», вряд ли купятся на подобные сенсации…

— «Гардиан» напрямую, возможно, нет. Но и она обо мне писала – благодаря моему знакомству с покойным принцем Филиппом. Я имел счастье и честь быть с ним знакомым. Мало кто знает, что принц увлекался паранормальными явлениями и собрал поистине огромную библиотеку из книг на эту тему. Когда меня пригласили с ним встретиться, я сказал, что принесу ему в подарок ложку с самолета «Конкорд».

Во время встречи во дворце, когда он держал эту ложку в руках, я сказал: «Ваше высочество! Сейчас на ваших глазах я согну эту ложку взглядом, и советую вам всегда носить ее с собой. Это принесет вам удачу и долголетие».

С тех пор принц Филипп не расставался с этой ложкой. Однажды королевская чета встречалась с римским папой. Зашла речь о чудесах; о том возможно ли сотворение чего-то из ничего, и тут принц Филипп достал эту ложку и стал говорить, что вот – свидетельство очевидного чуда, и это чудо сделал Ури Геллер. «Ой, Филипп, вечно ты со своими глупыми теориями!» — вздохнула королева. Папа рассказал эту историю журналисту из «Гардиан», так как она показалась ему забавной — и мое имя появилось на страницах этой газеты.

— Большинство людей относятся к вам скептически; они не верят в то, что вы и в самом деле могли остановить Биг-Бен и совершить прочие чудеса…

— Есть люди, которые не верят даже в существование Бога, и их уже не переубедить. Но я в этом смысле придерживаюсь максимы Оскара Уайльда: «Есть вещи пострашнее, чем те, которые о тебе говорят – это когда о тебе вообще не говорят!». В свое время я был атакован в Израиле самой читаемой тогда газетой «а-Олям а-зе» («Этот мир»). Ури Авнери и Эли Тавор были настроены по отношению ко мне настолько скептически, что мама не горюй.

Я тогда жил в Южном Тель-Авиве и каждое утро спускался за газетой. И вот беру я в руки «а-Олям а-зе» и вижу на первой странице огромный заголовок «Ури Геллер – шарлатан!». Бросился домой и сразу позвонил моему тогдашнему продюсеру Мики Пеледу. «Отменяй сегодняшнее представление в Хайфе, — сказал я. – Все равно никто не придет». «Это невозможно, — ответил Мики. – Даже если придут 20 человек, ты обязан будешь выступить».

И что ты думаешь?! Все билеты на мое представление в тот вечер были проданы, и еще множество людей стояли на улицах в надежде достать контрамарку. Тогда я твердо и навсегда усвоил, что не надо бояться негативного отношения – главное оставаться самим собой и знать, что правда на твоей стороне.

http://www.LookAtIsrael.com

Потом у меня бывали провалы. Например, в 1973 году меня пригласили участвовать в передаче легендарного актера, режиссера и телеведущего Джона Карсона. И в студии у меня вдруг что-то пошло не так: ложки отказывались сгибаться в достаточной степени, и Карсон, дымя сигаретой, начал надо мной подшучивать, явно стремясь выставить на посмешище. После передачи я был раздавлен и уже собирался возвращаться в Израиль, но на следующий день ко мне позвонили и сказали, что другой знаменитый телеведущий и медиа-магнат Мерв Гриффин хочет, чтобы я поучаствовал в его передаче. Я долго не мог в это поверить, а когда стало ясно, что мне это не снится, понял, что критика и насмешки как раз и обеспечивают успех.

— Ты начинал как фокусник?

— Я никогда не был фокусником. За всю жизнь не прочел ни одной книги по фокусам. Только раз в жизни был на представлении иллюзиониста, в Вегасе, но только потому, что опоздал на самолет, и надо было как-то убить время. То, что я делаю, к фокусам не имеет никакого отношения.

— Как ты обнаружил в себе эти способности?

— Когда я был ребенком, мы жили в Тель-Авиве на улице Бецалель Яффе, и прямо напротив нашего дома был уютный парк, в котором я любил играть. Однажды, когда я гулял по парку вдруг напротив меня опустился огромный светящийся шар. Из этого шара вышел луч, напоминающий лазерный, и коснулся моего лба. От прикосновения этого луча потерял сознание, и уж не знаю сколько времени пролежал на траве. Затем поднялся, пошел домой, но с того дня обнаружил, что могу делать необычные вещи.

Мне было тогда шесть лет. Я понимаю, что в это трудно поверить. Но 13-14 лет назад по телевизору показали снятый обо мне ВВС документальный фильм, в котором я рассказал об этом случае и назвал дату, когда он произошел. Вскоре после этого я получил на электронную почту письмо от Яакова Авраами, который написал, что также в тот день был в парке и видел, как напротив маленького мальчика опустился огромный светящийся шар.

Я думаю, что тот луч просто освободил во мне какие-то силы моего мозга. Как известно, люди используют лишь несколько процентов его возможностей. Я, видимо, чуть больше.

— Как ты стал знаменитостью?

— Своей карьерой я обязан Голде Меир. Я пробовал в начале стать манекенщиком, что, конечно, было ошибкой. Но когда выяснилось, что я могу делать всякие необычные вещи, меня стали приглашать на домашние представления, и, кстати, неплохо за это платили.

Я, естественно, ухватился за возможность зарабатывать деньги с помощью трюков, которыми развлекался еще в начальной школе. И вот однажды меня пригласили выступить на «домашнем кружке», где должны были быть очень важные люди – судьи, адвокаты, генералы. Затем там появилась Голда Меир, бывшая тогда премьером.

Меня представили как человека, умеющего читать мысли. «Я в это не верю! – сказала Голда. – Никто не может прочесть мои мысли». «Возьмите вот эту бумагу и карандаш, — сказал я, — и отправляйтесь в туалет. Крепко там запритесь, и нарисуйте все, что придет вам в голову. А я здесь, перед гостями, повторю ваш рисунок».

Голда зашла в туалет, через некоторое время вышла оттуда, и я протянул ей рисунок магендавида. Причем ее и мой рисунок были точными копиями друг друга. Спустя несколько дней Голда Меир давала интервью по радио, и среди прочего ее спросили, как ей видится будущее Израиля.

«Это надо спрашивать не у меня, — ответила она. — Вот есть такой молодой человек Ури Геллер, который отлично умеет читать мысли. Может быть, он умеет и провидеть будущее». В тот же день мне позвонил продюсер и спросил, смогу ли я повторить то, что делаю на домашних представлениях, перед кинокамерой? Так все началось.

— Есть ли в мире еще те, кто обладает такими же способностями, как и ты?

— В течение многих лет я снимал телепередачу «Наследник», но за все это время лишь один раз встретил человека, который действительно обладал чем-то похожим. Все остальные были либо просто фокусниками, либо менталистами. Я встречал людей, которые обладали какими-то паранормальными способностями, но той же силы, что и у меня… Нет, таких не было. Нет их и у моих детей. Мой сын Даниэль миллион раз пробовал согнуть ложку, но у него ничего не вышло. И то же у моей дочери Натали. Оба они – типичные менталисты, обладают какими-то телепатическими способностями, но не более того. Суммируя, я бы сказал так: многие иллюзионисты могут делать вещи куда более впечатляющие, чем я, но ни один из них не может делать то, что делаю я. Они не умеют гнуть ложки. И, само собой, у них нет того опыта работы с «Моссадом», ФБР и МИ-5, который есть у меня.

— Если вы и в самом деле обладаете такими силами, то почему не измените мир?

— О, мне все время говорят: «Что ты занимаешься глупостями, почему не сделаешь нашу Вселенную лучше?!». «А знаешь ли ты, что каждые три минуты один младенец умирает на Земле от голода?» и все такое прочее. Было бы замечательно, если бы я мог это исправить. Но я – не волшебник. И я не пророк. Хотя делаю некоторые вещи для мира, о которых мне запрещено говорить.

— Например, снять попавший на мель гигантский танкер? Хотя для решения этой проблемы работали десятки инженеров и тысячи рабочих…

— Я не говорю, что они работали зря. Но тот мысленный толчок, который я дал этому кораблю, тоже сделал свое дело.

— Как силой мысли можно сдвинуть с места корабль?

— Отличный вопрос. Но я знаю, что это возможно, а как именно это работает, я не знаю. Назовите это энергетическими волнами, или как угодно. Но мысль имеет силу – это однозначно. Спросите у любого врача, и он скажет вам, что позитивно настроенный больной имеет куда больше шансов на исцеление, чем тот, кто мыслит негативно и сам себе выдает плохой прогноз. Я силой мысли смог открыть заклинившую антенну космического корабля. Можете спросить об этом у Эда Митчелла, шестого астронавта, побывавшего на Луне и моего хорошего друга.

Геллер на минуту отвлекается и достает из шкафа фотографию.

— Вот, — говорит он, — это – президент Джон Кеннеди, а это – доктор Вернер фон Браун, бывший нацист и отец американской ракетной техники, который привлек меня к работе с НАСА. Началось все с того, что Митчелл сказал мне: «Ты просто обязан встретиться с фон Брауном!» и взял меня в космическую лабораторию.

Фон Браун решил проверить мои способности. Для начала он снял с пальца перстень, зажал его в кулаке и спросил: «Можешь ли ты согнуть его, не касаясь?». Я сделал это. Затем он направился к сейфу достал оттуда какой-то металлический предмет очень необычного цвета, какого я раньше никогда не видел, и сказал: «Потрогай его, и скажи, что ты об этом думаешь». Я взял эту штуковину в руки и сказал: «Я чувствую, что это нечто не из нашего мира». «Ты прав, — ответил фон Браун. – Это – осколок разбившегося НЛО. Это, кстати, доказывает, что все рассказы о 51-й зоне – правда.

— Как ты объясняешь то, что такие серьезные ученые привлекли тебя к работе?

— В начале меня тщательно проверяли. Это не те люди, с которыми может пройти какой-нибудь трюк. А с главным ученым ФБР Китом Грином дело было так. Он находился в Нью-Йорке, а один из его сотрудников был у меня дома в Калифорнии. Он позвонил Грину и сказал: «Я сейчас сижу с Ури Геллером, который утверждает, что может видеть любые вещи на расстоянии». «Тогда пусть скажет, на что я сейчас смотрю», — с иронией ответил Грин, и в этот момент взял с полки книгу. «Он смотрит в книгу, на одной из страниц которой я вижу слово «Архитектура»», — сказал я. И дальше – пауза. Затем Грин признался, что это слово на книге он написал от руки.

После этого он в меня поверил. Если ты настоящий ученый, то у тебя должна быть открытая голова. Слишком большой скепсис лишь вредит науке.

— Говорят, вы работали и на «Моссад»?

— Да, сразу после демобилизации из армии. Но «Моссад» — это очень закрытая структура. Они хотят получить от тебя информацию, но никогда не спешат делиться той, что имеют. Мне пришлось вытягивать из них клещами, что им известно об Эли Коэне.

— Недавно у нас был полный затор в политике. Почему бы такому, как вы, было не вмешаться и не спасти государство?

— Ради этого вопроса ты на самом деле ко мне и пришел. Ведь так?! Так вот, что я тебе скажу: я знаком с Биби Нетаниягу уже больше 50 лет, со времени службы в «Сайерет маткаль». Все это время мы оставались с ним на связи, и мне плевать, что о нем говорят. Дружбу не рушат из-за разных политических убеждений.

И еще: я не занимаюсь политикой. Здесь все должно идти, как идет, тем более что у нас – демократическая страна. Как-то ко мне обратились с просьбой повлиять на происходящее в одной африканской стране, и я категорически отказался. Тем более не стану этого делать в Израиле.

— Говорят, что ты помогал в разведке многих месторождений полезных ископаемых. Если это так, то ты должен быть одним из самых богатых людей в мире.

— Ясное дело. Именно на этом я и разбогател. Но я отнюдь не миллиардер, потому что знал, когда нужно остановиться. На мой взгляд, нет никакой разницы между тем обладаешь ли ты 40 миллионами долларов или 4 миллиардами. Я никогда не хотел иметь частный самолет, вертолет или яхту. Я человек скромный. Кроме того, однажды я взялся за поиск месторождения золота. Мы летели над Амазонкой, пилот никак не мог найти места для посадки, а топливо в баках заканчивалось. А под тобой – только вода и деревья… И тогда я понял, что с меня достаточно. Деньги – это не то, из-за чего стоит рисковать жизнью.

— Скромный человек Ури Геллер приобрел огромную недвижимость в Шотландии…

— Ну, на то была особая причина. На чемпионате Европы по футболу 1996 года, во время матча Англии и Шотландии, пролетая на вертолете над стадионом, я чуть сдвинул мяч у ноги Макалистера, и он не смог нормально пробить пенальти. Когда шотландцы об этом узнали, я получил 11 000 писем, полных ненависти.

Я стал думать, как могу заслужить их прощение и прочитал в газете, что продается остров за 70 000 фунтов стерлингов. Это не такая уж большая сумма. Я позвонил агенту по недвижимости и сказал, что готов купить остров за половину названной суммы. Сначала мне отказали, но затем позвонили и сказали: «Только потому, что это — ты, остров твой!».

Остров и в самом деле по-своему уникальный. Он находится прямо напротив того дома, в котором жил Стивенсон. Как считается, именно глядя из окон на этот остров, он и начал писать свой «Остров сокровищ». И еще считается, что именно этот остров стал прототипом того острова, который фигурирует в романе Дэна Брауна «Код да Винчи». С ним есть только одна проблема – жить там нельзя. Но зато я считаюсь хозяином почти 200 тысяч живущих там чаек и морских попугайчиков.

* * *

В течение многих десятилетий Геллер прожил в Англии и США, но пять лет назад вернулся в Израиль и поселился в Яффо, неподалеку от созданного им музея. Основу музея, как уже было сказано, составили подарки, полученные им от различных знаменитостей. Есть там и подвешенная к потолку модель самолета, подаренная ему ливийским диктатором Муамаром Каддафи.

— Каддафи как-то прибыл в Нью-Йорк, и не сумел найти гостиничный номер, который, по его мнению, был бы его достоин, — рассказывает Геллер. – Тогда будущий президент Дональд Трамп дал ему один из находившихся в его владении участков, и сказал, что он там вполне может разбить шатер по его вкусу. И Каддафи и в самом деле разбил шатер.

В то время у него были какие-то дела с «Моссадом», и один из сотрудников нашей разведки спросил, не хотел бы я посетить вместе с ним Каддафи. Мы пошли. Увидев меня, Каддафи сказал: «Ты израильтянин? Пойду, принесу кое-что, что будет напоминать тебе о том, что вы нам сделали». Он вышел – и исчез. Встреча на этом закончилась. Но через два месяца я получил на свой адрес в Англии эту модель самолета, которую сам собрал и повесил в салоне. Видимо, он хотел напомнить о событиях 1973 года, когда Израиль сбил самолет «Ливийских авиалиний».

— Среди ваших друзей был и Майкл Джексон. Вспоминаете о нем?

— Я никогда не верил в то, что про него рассказывали, но все же хотел знать точно, и потому решил подвергнуть его гипнозу. Никогда не забуду тот день. Мы находились в самой большой студии звукозаписи в Нью-Йорке. Майкл сказал, что в последнее время ест очень много джанк-фуда, и спросил, могу ли я загипнотизировать его так, чтобы он прекратил. Я ответил, что это — запросто. Ввел его в очень глубокий транс, и дальше позволил себе грубое этическое нарушение.

«Трогал ли ты когда-либо ребенка с сексуальной целью?» — спросил я его. И он мгновенно ответил: «Нет, я никогда не делал и не сделаю такого». «Почему же ты тогда заплатил столько отступных?» — спросил я. «Потому что больше уже не мог выдерживать то, что происходит», — последовал ответ. Лгать в том состоянии, в котором находился, он не мог. Это окончательно избавило меня от всех сомнений по его поводу. Я точно знаю, что он был абсолютно не виновен в том, в чем его обвиняли.

— Так откуда взялись эти обвинения?

— Просто он был очень наивен и инфантилен. И ему не надо было рассказывать, что он спал с детьми. Следует понять, что человек, который был одним из самых популярных людей в мире, не может быть таким, как все. Майкл был музыкальным гением, и очень приятным человеком в общении с друзьями.

— В СМИ писали, что он относился к вам с подозрением…

— Да, после истории с британским журналистом и телеведущим Мартином Баширом, который снял о нем скандальный документальный фильм. Это я привел к нему Мартина, и это была фатальная ошибка, что там говорить. Но Башир представил мне рекомендательное письмо принцессы Дианы, а я знал, что Майкл очень хорошо относился к принцессе.

— Как вы вообще познакомились с Джексоном?

— Он пришел ко мне на представление в Лос-Анжелесе инкогнито, загримированный так, что никто его не узнал. Уже после мне об этом сказали, я выбежал на улицу, но его не нашел.

Потом я был в гостях у миллиардера Мухаммеда эль-Файада – отца последнего спутника жизни принцессы Дианы. Тут к Мухаммеду позвонил Майкл Джексон. Тот сказал, что я у него в гостях, и Майкл попросил передать мне трубку. Оказывается, он давно хотел со мной познакомиться. Кстати, именно он познакомил меня с моей женой Ханой. Кстати, он подарил мне три картины, которые висят у меня в музее. Догадайся, кто их автор…

— И кто?

— Любимый шимпанзе Джексона Бабис. В музее, кстати, будут и картины, написанные Джоном Леноном – вместе с его очками.

— Такое впечатление, что вы просто коллекционировали знаменитостей…

— Я и в самом деле хотел быть на них похожим, хотел иметь такую же славу, как они. Чего я не знал — так это того, что эти люди, имеющие яхты, дворцы, пароходы и все прочее, также очень хотят познакомиться со мной. Вот, кстати, моя фотография с Сальвадором Дали. Он сам пришел ко мне в гостиничный номер, чтобы поговорить. Сказал, что впервые написал гнутую ложку еще в 1936 году, затем попросил погнуть ложки у него на глазах. Когда я это сделал, он прошептал: «Это просто невозможно». На память о нашей встрече он подарил мне «магический кристалл», и сказал, что это – тот самый кристалл, который послужил моделью для одной из картин Леонардо да Винчи. Я не придал тогда этому значения, бросил кристалл в свой кадиллак и забыл про него. И только годы спустя, когда вновь обнаружилась эта картина да Винчи, я понял, о чем идет речь и попросил достать кристалл из кадиллака, который уже давно законсервирован на складе в Ашдоде.

Uri Geller by Glyn Ridgers

* * *

— Вас и певца Майка Бранта можно, пожалуй, назвать самыми известными израильтянами в мире.

— Кстати, я был первым, кто открыл талант Бранта. Ехал я по Тель-Авиву на своем мотороллере, и вдруг страшно захотел в туалет. Заскочил в отель «Дан», чтобы справить нужду, и услышал, как из бара доносится чудесный голос. Зашел в бар, и увидел, что Майк Брант стоит за стойкой и поет. «Эй, парень, тебя ждет большое будущее!» — сказал я.

— На ваших представлениях в качестве «разогревателя публики» начинал Шломо Арци.

— Да, и это было. Мне нужен был хороший «разогреватель», а Шломо я приметил, когда он еще служил в армии. Сейчас повсюду можно увидеть его огромные плакаты, а моя жизнь идет на закат, мне уже 74 года.

— Для своего возраста вы замечательно выглядите. Как вам это удается?

— Многие об этом спрашивают. Может все дело в генах, а может, потому что я — веган, веду здоровый образ жизни. Много лет назад я принес на одно интервью по телевизору коробку, полную витаминов. Ты не поверишь, мне до сих пор приходят письма с вопросом, какие именно витамины я пью, чтобы так хорошо выглядеть…

— Причастность к богеме плохо сочетается со здоровым образом жизни. Богема — это обычно алкоголь и наркотики.

— Это так, но у меня было иначе. Я жил в Нью-Йорке недалеко от знаменитой «Студии 54», часто встречался там с Джоном Леноном, Элтоном Джоном, Мики Джаггером и другими. Я никогда не сидел на наркотиках и алкоголе, но, с одной стороны, любил вкусно поесть, а с другой очень хотел хорошо выглядеть. Поэтому я довел себя до булимии и анорексии – выработал рвотный рефлекс, чтобы сразу после приема пищи ее вырывать. Как следствие, страшно похудел, и Леннон сказал мне однажды, что я стал похож на узника Освенцима. Врачи беспокоились за мою жизнь, и тогда Леннон взял меня в Японию, и мы вместе прожили год у подножия Фудзиямы. Я открыл тогда для себя новый мир, новую духовность. Но сейчас я уже на выходе из этого мира. В любом случае большая часть жизни прожита, и осталось не так уж и много.

— Вас пугает ваш возраст?

— Нет, потому что я верю в жизнь после смерти. Верю Эйнштейну, который говорил, что наш мир состоит из энергии; даже вот эта стена – это тоже вид энергии, а энергия никуда не исчезает. Если ты спросишь, что происходит после смерти, я отвечу тебе: есть путь, по которому душа покидает тело. Что происходит с душой дальше? Этого я не знаю; хочу верить, что она попадает в место, которое называют «раем». Именно потому, что я в это верю, мысли о смерти меня не пугают. Я встаю утром – и начинаю действовать. Когда это придет, тогда и придет.

— Почему спустя столько лет вы вернулись в Израиль?

— Я уехал в 1972 году, и, как многим другим, таким же, как и я, мне говорили: «Увидишь, настанет день – и ты вернешься!». Но это – блеф. Большинство не возвращаются. Даже когда возникает эта мысль, потом вспоминаешь, что у тебя на новом месте уже дом, что здесь работают дети, учатся внуки и ехать в Израиль как-то не с руки. Все дело в том, насколько ты чувствуешь связь с этой землей. Я ее чувствовал, поэтому время от времени начинал думать, возвращаться или не возвращаться. Но однажды проснулся утром и сказал жене: «Ну что, Хана, может быть, хватит? Поехали домой!». «Поехали!» — сказала она, встала и пошла собирать вещи. Такие решения надо принимать быстро. Я приехал сюда просто потому, что я – сабра. Потому что здесь живет мой народ. Потому мне подходит энергетика этой земли.

— Но квартиру-то хоть могли взять побольше…

— Да, квартира маловата. Можно сказать, что вся эта квартира уместилась бы в одну комнату в моем доме в Англии. Но зато вокруг – старый Яффо, где я знаю каждый камень и где все знают меня. Выхожу на улицу — и каждый прохожий спрашивает: «Ури, как дела?». Для меня это важно. И потом, мне есть что здесь вспомнить.

— Вы довольны прожитой жизнью?

— Когда я оглядываюсь назад, то сам себя спрашиваю: «Ури, как ты все это сделал?!». И сам себе отвечаю: просто я старался не упускать ни одной возможности, которые предоставляла мне жизнь. Это и есть секрет любого успеха: не упускать возможности.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s