ЖЕНЯ И РЕЗО

Опубликовал(а)

Женя – это великая еврейская артистка и певица Женя Файерман. Она, к сожалению, была ”последней из могикан” в плеяде блестящих еврейских ”синтетических” актрис, которые умели на сцене делать все: такие как Клара Юнг, Сиди Таль, Анна Гузик…

Резо — великий режиссер, драматург, киносценарист, художник, скульптор, сказочник Резо Габриадзе. Тоже ”последний из могикан” в своем роде.

Почему я их объединил? Ну, во-первых, — ”последние”, во-вторых, ушли из жизни один за другим. Она 6 июня 2021 г., он 7 июня 2021 г. Они не были знакомы, возможно, мало знали друг о друге, а может, и вообще не знали. Но они были в одинаковой мере близки друг другу по духу, в стремлении внести свою лепту в искусство, в неутолимом желании доставить людям удовольствие и ”а биселе мазл – немножко счастья ”. А вернее всего потому, что я вдруг их так вот вместе увидел, посчитав практически одновременный их уход из мира сего каким-то объединяющим их знаком. А нас всех враз дважды обедневшими.

Женя Файерман (Браверман) родилась 20 марта 1925 года в Каменец-Подольском, на Украине. Отец – Лейбиш Браверман, мать – Малка (в девичестве Берман). В семье было 7 детей. Затем семья переехала в Подмосковье, в Павлов Посад, где еще в раннем детстве Женя принимала участие в самодеятельности, пела и плясала в ансамбле “Танцы народов СССР”. Во время войны вместе с семьей переехала в Самарканд, там, в 1943 году был арестован и осужден отец будущей певицы за то, что изготавливал и пытался продавать леденцы-петушки. И сгинул в их застенках навсегда.

5 апреля 1945 года Женя вышла замуж за портного Абеля Файермана, перед войной бежавшего из Польши от погромов, а в СССР – сосланного в Узбекистан, работавшего в Самарканде на той же швейной фабрике, что и Женя.

В 1946 году супруги эмигрировали в Польшу. К счастью, в то время уроженцам Польши это было позволено. Но евреев в Польше не приветствовали, начались погромы. Тогда через Чехословакию и Германию они направились во Францию к родственникам мужа, в 1947 году они оказались в Париже.

Буквально в день приезда Женя родила сына, которого назвали Лео. Жилось очень трудно, денег не хватало даже на еду. Вскоре родился еще один мальчик, которого назвали Жоэль. В 1952 г. родилась дочь Сильвия. Женя крутилась изо дня в день. Уход за детьми, работа по дому, помощь мужу в выполнении заказов по шитью, подработка в обувном магазине. От всей этой безысходности у Жени началась депрессия. После консультаций с психотерапевтом Абель отправил Женю в… хор. Это был хор местной коммунистической организации. Появились цель в жизни, знакомые, друзья.

В начале 1950-х Женя поступила в музыкальную школу Сан-Плиель (по классу вокала). Уроки нужно было оплачивать, но и заработки семьи увеличились. Популярность хора росла, а Женю поставили солисткой. Как раз в это время в Париж из Нью-Йорка приехал известный еврейский актер и режиссер Герман Яблоков. Он был автором знаменитой песни “Купите папиросы”, искал исполнителей для еврейского театра. Они познакомились. Герман Яблоков заметил талантливую молоденькую актрису и пригласил ее на роль Вивьен в музыкальный спектакль “Папиросы” по воспоминаниям о своей жизни. В этой пьесе Женя исполнила впервые песню “Купите папиросы”, которая стала с тех пор знаменитой.

Женя начала играть в еврейском театре на идиш. Идиш пришлось учить почти с нуля. Играла в разных спектаклях. Режиссер Яков Ротбаум из Польши дает Жене роль Бейльке в спектакле по пьесе Шолом-Алейхема “Большой выигрыш” (“200 тысяч”). После этого Женя играет Миреле в пьесе Гольдфадена “Сон” (“Холем”). Актер и режиссер Яков Курлендер предлагает Жене роль Ципке в спектакле “Гершеле Острополер”. Но денег по-прежнему не хватало. Пришлось бросить театральную студию.

И тут снова повезло. Знакомый порекомендовал уже набиравшей известность артистку владелице парижского ресторана ”Распутин”, расположенного в центре Парижа. Вначале как исполнительницу цыганских танцев. А потом она стала солисткой-певицей. В ее репертуаре были русские, французские, цыганские песни. ”Распутин” был невероятно популярным. Его завсегдатаями были: Юл Бринер, Рудольф Нуриев, Владимир Набоков, Серж Гинзбург, Бриджид Бардо, Жан Маре, Жан Кокто. Бывали князь Юсупов, певец Джо Дассен. Часто заглядывал Евгений Евтушенко и заглядывался на молодую певицу. Жан Mаре тоже заглядывался. Женя проработала в этом ресторане более 10 лет.

В 1965 г. в Париж приехал актер-комик из Аргентины Иосл Гримингер. Он искал партнершу для совместных выступлений. Ему порекомендовали Женю Файерман. Он посмотрел ее в ”Распутине” и убедился, что это та, которая ему нужна. ”Сборы были недолги.” И пошло-поехало… Сначала были Париж, Германия, Бельгия. Затем Бразилия, Венесуэла, Мексика, Боливия, Коста-Рика, Перу, Колумбия… По два концерта в день с юмором и музыкой. Сценки, песни, танцы… Все сценические костюмы придумывал и шил Абель.

В 1978 году в зале театра «Де Нувотэ» в центре Парижа певица дала концерт, посвященный тридцатилетию государства Израиль, в основном, состоявший из песен на иврите и идиш. В 1980 году Женя вместе с семьей репатриировалась в Израиль, где в 1986 году скончался ее муж. В 1982 г. она впервые побывала в США, с ним.

Пришла очередь и Москвы. Там она давала концерты в разных залах: Дворцах Олимпийском и Кремлевском, в театре Эстрады, в театре “Шалом”. Правда, впервые после отъезда из СССР Женя побывала в Москве еще в 1959 г. в составе делегации французских коммунистов (муж Абель состоял тогда в компартии). В тот свой приезд после долгих лет разлуки она снова увидела свою маму. Побывала она и в бывших республиках СССР. Среди ее знакомых и творческих поклонников — Геннадий Хазанов, Ефим Шифрин, Алла Пугачева, Клара Новикова, Евгений Петросян, Левон Оганезов, Елена Степаненко, Елена Воробей, Владимир Винокур…

Особняком стоят гастроли по Украине, Женя объехала практически все населенные пункты, где живут евреи. Приехав в Израиль, Женя работала со многими театральными коллективами на идиш, практически со всеми звездами израильской эстрады. Актриса создала несколько ярких программ из классических и современных произведений на идиш и других языках. В 2000-х записала диск советских песен военных лет в переводе Сары Зингер. Еще раньше записала диск песен, музыка к которым была написана Мордехаем Гебиртигом, погибшим в Варшавском гетто. При помощи сыновей, один из которых – Жоэль – один из лучших композиторов кино Франции, второй – Лео – виднейший звукорежиссер Израиля, Женя записала еще несколько дисков с еврейскими песнями. Ее репертуар был огромен, а голос никогда ей не изменял (по словам друзей, Женя гордилась, что сохранила не только голос, но и фигуру – в 85 лет она могла выступать в том же платье, что и в 25).

В 2012 году Женя Файерман получила премию “Дело жизни” Ассоциации израильских художников, которой награждают тех, кто внес особенный вклад в развитие израильской культуры. А в 2015 г. с блеском выступила на 12-м фестивале еврейской музыки в Варшаве.

Женя Файерман и Альберт Плакс

Мы познакомились с Женей году в 2003. Нас нашли ее родственники из Вашингтона и попросили организовать ей несколько концертов в Балтиморе. Что мы с удовольствием сделали. Тогда и подружились, время от времени переписывались и перезванивались. В 2006 г. в Тель-Авиве состоялся творческий вечер Жени Файерман, посвященный ее 80-летию. Ее пришла приветствовать все творческая элита Израиля. Прозвучало там и наше приветствие от имени ”Звезды Давида”. В августе 2009 г. она дала развернутое интервью в нашей радиопрограмме ”Звезда Давида”. А в 2012 г. снова приехала в США. Ей было уже 87. Я сопровождал ее в нескольких концертах в Балтиморе. Как ее встречала наша русскоязычная публика! Она не разочаровала ее. Как она пела, как танцевала! И это в 87 лет!

Тогда произошел удивительный случай. Ее горячий поклонник Саша Найхович — элегантный господин, родом из Румынии, в свое время бывший военным атташе Румынии в Советском союзе увидел Женю впервые в ее прошлый приезд. Очарованный её песнями и танцами, он долго разговаривал с ней… по-французски, рассыпаясь в комплиментах. Во время приезда, о котором мы рассказываем, он, тогда уже за 90 (!) лежал в больнице. Услышав о ее концерте, сбежал оттуда, пришел с огромным букетом цветов. Тоже пустился в пляс и… отказался возвращаться в больницу. Песня и танец излечили!

После Балтимора мы помогли Жене выступить на большом концерте в Нью-Йорке. Там же она выступила в большой радиопрограмме с Леной Вишневецкой.

Последний раз в США она выступила в Нью-Йорке в 2015 г. в большом праздничном концерте в честь Рош-ха-Шана. А в апреле того же года в Тель-Авиве состоялся ее юбилейный вечер, в честь 90-летия! В 2018 г. вышла в свет ее автобиографическая книга ”Жизнь моя летит с мольбою…” Очень обстоятельная и занимательная!

В последний раз я видел Женю в 2013 г. у нее дома в Рамат-Гане. Я пришел к ней с моей подругой еще с юности Беллой Берман, дочерью убиенного еврейского поэта Моисея Кульбака. Стол был обилен, центральное блюдо – еврейская селедочка с картошкой. Женя была жизнерадостна и весела. Рассказывала разные истории, пела, танцевала. Пока сидели, было много звонков. Она легко переходила с русского на идиш, иврит. Позвонил сын Лео, с ним разговаривала по-французски.

Как написал нам Лео: ”Женя была поистине замечательной женщиной. Она ушла без особых страданий. Йхийе зихра барух – Да будет благословенно ее имя!”

Резо Габриадзе родился 29 июня 1936 года в городе Кутаиси (Грузия). В 1964 году окончил факультет журналистики Тбилисского государственного университета. В 1967 году — Высшие курсы сценаристов и режиссёров в Москве. Он младше Жени Файерман на 11 лет, но за свою более короткую жизнь успел необычайно много.

Резо — автор сценариев более чем 35 фильмов, среди которых «Не горюй!», «Мимино», «Чудаки», «Кин-дза-дза!», «Необыкновенная выставка», «Паспорт» и др.

Последний фильм, к которому он “прикоснулся”, — «Знаешь, мама, где я был?» — российский полнометражный мультфильм 2017 года, снятый сыном Лео Габриадзе (обратите внимание, его зовут так же, как сына Жени Файерман) по мотивам детских воспоминаний и рисунков своего отца. Производство студии «Базелевс» при поддержке Министерства культуры РФ. Резо Габриадзе выступил в нем лично как рассказчик, а также в качестве сценариста и художника-постановщика. Премьера состоялась 23 апреля 2018 года в демонстрационном зале и кинозалах ГУМа. В мировой прокат вышел под названием ”Rezo”.

”Rezo”

Действие картины разворачивается в послевоенном городе Цхалтубо, недалеко от Кутаиси. Это зарисовки из жизни десятилетнего Резо, в мире которого реальность тесно переплетается с фантазиями и снами. Среди персонажей, населяющих этот мир, встречаются Лев Толстой, Сталин, Ленин и миниатюрный Ленин, вылезающий из ордена на его груди, библиотечная крыса Ипполит, пленный немецкий офицер, родственники, друзья и недруги Резо.

Идея фильма возникла ещё в начале 1990-х годов. Тогда Резо Габриадзе сделал наброски героев, а Лео (Леван) записал на камеру истории, рассказанные его отцом. К идее вернулись, когда Леван уже работал режиссёром на студии “Базелевс”. Вместе с монтажёром Марией Лихачёвой они «сложили» из устных рассказов цельную историю. Резо Габриадзе нарисовал всех героев и декорации, которые были затем раскрашены и анимированы.

Фильм выполнен в смешанной технике рисованной мультипликации и компьютерной перекладки с использованием видеовставок с Резо Габриадзе. Это первая работа в кино Резо Габриадзе со времён советско-французско-австрийско-израильской постановки «Паспорт».

Фильм получил множество престижных призов. Среди них: Лучший полнометражный фильм по итогам XXIII Открытого российского фестиваля анимационного кино (Суздаль, 2018 г.); Национальная анимационная премия “Икар” (2018г.; 2018 — Приз Европейского Международного Кинофестиваля (Париж, 2018 г.) за лучший европейский независимый документальный фильм (вручён Левану Габриадзе); Азиатско-Тихоокеанская кинопремия (Брисбен, 2018 г.) за лучший анимационный фильм; Национальная премия «Лавровая ветвь» за лучший арт-фильм (2018 г.). Очень советую его посмотреть, получите море удовольствия и радости.

Тбилисский театр марионеток

В 1981 году Резо Габриадзе основал Тбилисский театр марионеток. Об этом в своем роде уникальном театре хочется рассказать чуть подробнее. Он расположен в Старом городе. Всего на 80 зрительных мест. Соседствует со старейшим зданием в городе – базиликой VI века Анчисхати. В 1996 году у театра открыто кафе “Не горюй!”, декор которого полностью выполнен самим Резо Габриадзе. В 2010 году к зданию театра была пристроена башня с часами. Каждый час из расписных дверей верха башни появляется златокрылый ангел и отбивает час молоточком в колокол. Два раза в день, в 12.00 и 19.00 часов, на башне разыгрывается миниатюрный кукольный спектакль “Цикл жизни”. Изразцовые украшения изготовлены Резо Габриадзе собственноручно. На фигурном фронтоне театра золотыми буквами написан девиз Габриадзе – Extra Cepam Nihil Cogito Nos Lacrimare, что значит: “Пусть слёзы у нас будут только от резки лука”.

Будучи там режиссёром, драматургом, художником и скульптором, Резо писал пьесы, создавал кукол и оживлял их на сцене своего театра. В репертуаре театра их было четыре. Еще в театре время от времени показывают фильм “Rezo”.

Все спектакли – плоды неукротимой фантазии и романтики Резо Габриадзе. В 1994 году он выступил режиссёром спектакля “Песнь о Волге”, который позднее, в Тбилиси, был переименован в «Сталинградскую битву». Это одна из самых ярких его работ, премьера которой состоялась в Дижоне (Франция) в 1996 году.

Об этом спектакле мы поговорим подробнее ниже. А здесь еще хочется отметить спектакль ”Рамона”. Этот спектакль представляет собой прекрасную и трагическую историю любви… двух паровозов. Маэстро Резо считал, что паровозы умеют краснеть, когда на закате их дым розовеет, подсвеченный лучами заходящего солнца.

Резо тоже оставил свои творческие следы во многих странах мира. В 1990-е годы он работал в Швейцарии и Франции, где поставил два драматических спектакля: “Какая грусть — конец аллеи” в Театре Види Лозанн (Швейцария) и “Кутаиси” в Париже. В этих двух постановках принимали участие знаменитые актёры Театра Питера Брука — Натали Пари, Бакари Сангаре и другие.

В 2002 году совместно с Театром Види Лозанн он вновь вернулся к постановке “Осень моей весны”.

В 2004 году Резо Габриадзе написал и срежиссировал пьесу “Запрещённое рождество, или Доктор и больной” для Танцевального фонда Барышникова в Нью-Йорке. Премьера состоялась в Миннеаполисе, позже она прошла в Линкольн-центре (Нью-Йорк) и на Фестивале Сполето в Чарлстоне (Южная Каролина).

За более чем 30 лет спектакли его Театра марионеток успели побывать во многих странах мира и принимали участие в крупнейших международных театральных фестивалях – в Авиньоне, Эдинбурге, Нью-Йорке, Торонто, Белграде, Чарльстоне, Дрездене, Москве и других городах.

Кроме чисто театральной и кинодеятельности, Габриадзе еще и художник, скульптор и мастер книжной графики. Его работы выставлялись в Москве, Санкт-Петербурге, Париже, Рене, Дижоне. Он был участником выставки в Мюнхене “От Эйзенштейна до Тарковского”. Его работы по живописи, графике и скульптуре находятся в многочисленных государственных и частных коллекциях в США, России, Германии, Израиля, Франции и Японии.

Габриадзе является обладателем многих премий и творческих наград: Государственной премии СССР (1989), премии Руставели (Грузия), Ника, Триумф, Золотая маска (Россия), а также является кавалером ордена Искусств и Литературы Французской Республики.

Нам довелось лично познакомиться с Резо Габриадзе, когда он привез в Вашингтон свой театр. 17 июня 2013 года в вашингтонском Центре искусств им. Кеннеди в программе традиционного фестиваля искусств театр показал спектакль ”Сталинградская битва”. Действо имело место в маленьком зале, в котором, кажется, чуть больше 300 мест. Конечно же, они все были заняты.

Сама историческая битва — это просто контекст, рамка, в которой зрители параллельно следят за несколькими судьбами, включая генералов армии, лошадей и муравьев, чьи жизни зависят и определяются войной.

Габриадзе изображает своих персонажей трагическими, комичными и абсурдными, независимо от того, к какой воюющей стороне они принадлежат. Их рассказы представлены как взаимно переплетенные поэтические фрагменты, в литературной и визуальной форме. Автор использует разные виды марионеток — марионетки, жигьоли, теневые куклы разных размеров и из разных материалов. На своей маленькой кукольной сцене-шкатулке театр очень простыми средствами производил впечатляющие, иногда просто ошеломляющие эффекты.

Сам Габриадзе выступил в роли автора сценария, сценографа, дизайнера кукол и их костюмов.

Мы пришли целой группой: наш друг, оперный и эстрадный певец Зураб Цискаридзе, композитор Маринэ Амбарцумян, ее супруг Армен, моя жена Анна Топоровская и я. Впечатление было, что называется, ”до мозга костей”, не хотелось уходить, не хотелось расставаться. И тогда Зураб, хорошо знакомый с Резо, пошел за кулисы, разыскал его и пригласил к себе домой. Благо, спектакль был дневной и время было еще сравнительно не позднее. На наше счастье, Резо согласился, только попросил немного времени, чтобы помочь своей труппе “собрать пожитки” (это был вообще последний день фестиваля).

Договорились, что мы поедем к Зурабу прямо сейчас, чтобы подготовиться к встрече, а Аня подождет Резо и его жену Елену и привезет их, когда они закончат свои дела в театре. Вот, что рассказывает сама Анна Топоровская.

— Уже сколько раз вновь и вновь оказавшись в школьном или клубном актовом зале на встрече с бывшими соотечественниками мы мучительно стараемся не испытывать душевного дискомфорта и наслаждаться понятным и близким сердцу, радующим душу искусством. Даже, если убого, но понятно, а значит, хорошо.

Резо Габриадзе и Анна Топоровская

Но те потрясающие гастроли уникального кукольного театра великого Резо Габриадзе в Вашингтонском Кеннеди-центре были истинной сенсацией. Имя батоно Резо как автора сценария “Мимино” и “Не горюй” мы знали давно, но вот кукольный спектакль с совсем не кукольным названием “Сталинградская битва” звучало интригующе. Наш очень близкий друг Зураб Цисхаридзе волновался так, как будто наполненность и реакция зала — под его личной ответственностью. Однако, вечер еще и сулил обязательное грузинское застолье в доме у Зураба и неподражаемые грузинские тосты в окружении земляков и примкнувших к ним “совковых” соседей из Азербайджана, Армении и даже Белоруссии. Когда спектакль в переполненном зале с первых же минут вызвал понимание, приятие и восхищение всего зала, у “группы поддержки” чуть не остановилось дыхание. В результате, часть из нас уехала чуть раньше, чтобы подготовиться к застолью. А часть вместе с Самим триумфатором остались долго слушать овации и прибираться после спектакля. Мне выпала самая великая честь доставить дорогого гостя и его супругу Елену Захаровну в гостеприимный дом Зураба в один из городков Вирджинии рядом с Вашингтоном. Опускаю несколько страниц описания терзающего меня чувства ответственности за доверенную мне миссию.

И вот мы в машине. Я за рулём, а рядом ОН, потрясающий Резо Леванович. Если бы не уже поздноватый для начала застолья час, нетерпение всех собравшихся там, предвкушение полного набора остывающих кулинарных изысков грузинской кухни, тут и обоснованное предположение, что гости устали и проголодались, то я бы, как паровозик из Габрово, колесила по кругу вокруг Кеннеди-центра, чтоб продлить наслаждение личного общения с гением и мудрецом. Но совесть победила, и мы прибыли к столу. Уже в прихожей Резо Леванович ласково сказал: “Ах, как у вас в Америке женщины лихо водят автомобиль, просто удивительно как хорошо!” Я, желая упрочить статус заправского водителя, ответила: “Ой, не знаю хорошо ли, там ездили на метро, читали книги…”. Чуть заметно ухмыльнувшись, мудрец-батоно Резо возразил: ”Нет, никто ТАМ в метро не читал КНИГИ – это был способ медитации…” Сколько было грусти, мудрости и правды в этой лаконичной фразе!

Конечно же, получился незабываемый вечер! И наши вопросы, и Его ответы и просто рассказики, как художественные зарисовки. Не обошлось и без суждений о просмотренном спектакле, какой ценой была достигнута победа, кого считали и не считали… И тогда Маэстро взял клочок бумаги и написал слова о муравьях, которые там прозвучали: “Все они сосчитали: сколько пушек не стало, сколько людей не стало, а нас муравьев кто-нибудь сосчитал?”. И еще пририсовал муравья (которого не посчитали) и расписался в своем авторстве. Мы тут же буквально схватили этот листок и теперь он, обрамленный — один из самых главных сувениров в нашем доме. Несосчитанного муравья мы добавили потом.

А вот теперь проводили Резо Габриадзе в последний путь. Да будет благословенна память о нем!

…Они ушли в мир иной. Почти одновременно. Но оставили нам в наследство: аудио и видео записи, книгу – Женя Файерман. Театр, кинофильмы, картины, скульптуры – Резо Габриадзе. Богатые мы, на долгие годы. Это очень грустно, когда уходят из жизни такие люди. Это великое счастье, когда они оставляют оставшимся такое наследство!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s