ВРЕДНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

Опубликовал(а)

(Продолжение. Начало в # 598)

Среди них были пионер Володя Дубинин и повар дядя Яша, герои повести Льва Кассиля и Макса Поляновского «Улица младшего сына». Ну, взяли и взяли. Мало ли советских городов в то время перешло под немецкую юрисдикцию. Но Керчь, об обороне которого ничего не известно, решили отбить.

Немцы стояли под Москвой и Ленинградом, а Красная Армия 26 декабря 1941 года начала крупнейшую в истории Великой Отечественной войны Керченско-Феодосийскую десантную операцию.

2 января 1942 года от немцев был освобожден весь Керченский полуостров. Вот тогда и вышли навстречу родной Красной Армии те, кто прятался до её прихода в Аджимушкайских каменоломнях. Тогда и нарвался на мину в освобожденной Керчи Володя Дубинин. Советский фильм заканчивается кадрами освобожденного от врага города. Но победа была кратковременной. Эйфория длилась недолго. Уже 18 января немцы контрударом смогли вернуть под свой контроль Феодосию и заблокировать на 18 км перешейке 3 советских армии, в составе которых находилось 16 стрелковых, 1 кавалерийская дивизия, 3 стрелковых и 4 танковых бригады, 3 танковых батальона, 9 артиллерийских полков РГК, а также ряд других более мелких частей.

А в Москве распространяли беспочвенную надежду на близкую победу.

«Добиться, чтобы 1942 год стал годом окончательного освобождения советской земли от гитлеровских мерзавцев», — писал в первомайском приказе Верховный главнокомандующий Иосиф Сталин.

В Берлине в мае 1942 года тоже рассчитывали на близкую победу, и не беспочвенно. К началу мая 1942 года немецкие войска были готовы к проведению операции по захвату Керчи и сбросу десанта в море. Командующий 11-й армией Манштейн разработал операцию под кодовым названием «Охота на Дроф», которая перешла в активную фазу 8 мая 1942 года.

Советские солдаты сдаются в плен в полосе наступления 22 танковой дивизии

В результате «Охоты на Дроф» к 20 маю 1942 года 6 немецких дивизий разгромили 3 советские армии. Советские потери превзошли немецкие в двадцать с лишним раз. Как я уже писал, после бегства Красной армии из Севастополя 4 июля 1942 года Крым полностью перешел под немецкий контроль. Часть разгромленного советского десанта увели прятаться в Аджимушкайских каменоломнях. Позже русские историки расскажут об их «героической борьбе с немецкими оккупантами», в их честь воздвигнут мемориальный комплекс, но немцев судя по их действиям «подземные партизаны» без четкой связи и снабжения мало волновали.

Русские патриоты, без каких-либо оснований, считают Крым исконно русской землей. Гитлеровцы считали Крым прародиной немецкого народа, откуда появились предки немцев готы, разрушившие Римскую империю и потому называли территорию Крыма Готланд.

Но в Москве не хотели, чтобы немцы жили на своей «исторической родине» в Крыму, и вот после форсирования Днепра и освобождения Киева Красная армия снова устремилась в Крым, и опять через Керченский пролив. В отличие от Керченско-Феодосийской новую десантную операцию назовут Керченско-Эльтигенской.

«Что ж тут иррационального?», — возразит мне русский патриот. – «Крым — наш». Но он мыслит категориями современной России, в которой сбылась мечта Маяковского и «клячу истории загнали». Когда Красная армия устремилась в Крым, ещё не была снята блокада Ленинграда, а в Беларуси под Минском в концлагере Тростянец полным ходом представителями «братского белорусского народа» шло уничтожение не братского русскому народу еврейского народа.

Уже союзники освободили Сицилию и высадили десант на материковую часть Италии. 3 сентября 1943 года в ходе операции «Бэйтаун» при поддержке авиации и флота соединения 8-й британской армии пересекли Мессинский пролив и высадились в юго-западной Калабрии, около города Реджо-ди-Калабрия. Правительство Италии капитулировало 8 сентября.

Потеря Италии, прежде всего как основного союзника Гитлера в Европе, а также важной стратегической территории, имеющей общую границу с рейхом, была для немцев недопустимой. Находившиеся на Апеннинском полуострове немецкие войска разоружили итальянские войска и приготовились обороняться в одиночку. На рассвете 9 сентября итальянское правительство во главе с королём бежало от немцев из Рима на самолёте. В тот же день 5-я армия США высадилась, при сильном немецком сопротивлении, в Салерно во время операции «Аваланш», а дополнительный контингент британских войск в ходе операции «Слапстик» высадился в Таранто, почти не встретив никакого сопротивления. Основные усилия союзников на западе были направлены на захват Неаполя.

В начале октября 1943 года командующему немецкими войсками на юге Италии фельдмаршалу Кессельрингу удалось убедить Гитлера в том, что оборонительные действия в Италии должны вестись как можно дальше от Германии. Кессельрингом было создано несколько линий оборонительных укреплений к югу от Рима. Задачей линии «Вольтурно» и линии «Барбара» являлась задержка союзнических войск ради того, чтобы выиграть время на постройку самой важной сети укреплений — так называемой «Зимней линии», состоящей из «линии Густава» и двух линий укреплений в Апеннинских горах: линии «Бернхардт» и «линии Гитлера». «Зимняя линия» явилась главным препятствием для сил союзников в конце 1943 г. Из-за неё было приостановлено продвижение в 5-й армии на западной стороне полуострова. Хотя «линия Густава» была прорвана на адриатическом фронте 8-й армии и была занята Ортона, метели, снегопад и нулевая видимость в конце декабря привели к остановке наступления.

Если бы в это время Красная армия открыла второй фронт в Европе и начала бы наступление на Минск, то это бы сильно осложнило положение Гитлера и возможно ему стало бы не до обороны Италии от союзников, и тогда, кто знает, война могла закончиться в 1943 году. Но у «кремлевских мечтателей» были другие планы, и потому главные силы Красной армии в октябре 1943 были направлены на овладение Крымом, не имевшим никакого стратегического значения в той войне. Через Минск шла дорога на Варшаву, Берлин, Париж. Через Крым — на узкий перешеек Перекоп и гнилое озеро Сиваш. Именно поэтому стремление русских овладеть Крымом в конце 1943 года выглядело иррационально.

Ставка Верховного Главного Командования утвердила план Керченско-Эльтигенской десантной операции 13 октября 1943 года. Согласно ему предусматривалась одновременная высадка Азовской военной флотилией трёх дивизий 56-й армии в районе северо-восточнее Керчи (главное направление) и Черноморским флотом одной дивизии 18-й армии (командарм К. Н. Леселидзе) в районе посёлка Эльтиген (ныне Героевское в черте города Керчь) на вспомогательном направлении.

После высадки десант должен был нанести удары по сходящимся направлениям и овладеть портами Керчь и Камыш-Бурун.

К проведению Керченско-Эльтигенской десантной операции привлекалось до 150 тыс. военнослужащих, свыше 2 тыс. орудий и миномётов, 125 танков, 119 катеров различных классов, 159 вспомогательных судов, свыше 1000 самолётов 4-й воздушной армии и авиации Черноморского флота.

Немецко-румынские войска на Керченском полуострове располагали живой силой около 85 тыс. солдат и офицеров 5-го армейского корпуса 17-й немецкой армии в составе 98-й пехотной дивизии немцев, двух румынских дивизий 3-й горной и 6-й кавалерийской и около десяти отдельных частей и команд, а также артиллерия, танки и авиация. Полуостров имел три рубежа обороны глубиной до 80 километров. Мелководный Керченский пролив и подходы к нему были густо минированы, причём в основном донными минами, трудно поддающимися тралению.

И снова та же удивительная стратегия «загадочной русской души» — наступать там, где ждет хорошо укрепленный противник. Главная цель кремлевских стратегов не разгромить врага, а угробить как можно больше своих. Почему? Мое предположение, что все жертвы были во имя «передового учения Дарвина об эволюции» делает такую стратегию осмысленной.

Вечером 31 октября 1943 года началась посадка десантных войск на корабли и суда. Опорными пунктами являлись порт Тамань, а также специально организованные причальные комплексы в районе хутора Кротки. В ходе операции в качестве десантных средств активно использовались торпедные катера типа Г-5. Десант размещался в торпедных желобах, а для повышения вместимости наращивались дощатые борта. Кроме этого, были использованы более 150 гражданских плавсредств, имеющиеся в наличии (баркасы, шаланды, рыболовецкие шхуны).

Шаланды полные десанта шли на Крым, но из-за сильного шторма десант 56-й армии не смог высадиться своевременно.

Десант 18-й армии под командованием К. Н. Леселидзе, того самого, у которого на Малой Земле служил Л.И. Брежнев, 1 ноября 1943 года скрытно высадился в районе Эльтигена и захватил плацдарм до 5 км по фронту и до 2 км в глубину.

Воспользовавшись тем, что немцы сосредоточили основные силы для борьбы с десантом 18-й армии, Азовская военная флотилия в ночь на 3 ноября высадила северо-восточнее Керчи десант 56-й армии, который к 12 ноября захватил плацдарм на участке от Азовского моря до окрестностей Керчи.

К 4 декабря 1943 года на плацдарм было переправлено 75 тыс. человек, 769 орудий и миномётов, 128 танков, 7180 т. боеприпасов и большое количество других грузов. Здесь они застряли до начала Крымской операции 1944 года.

Но не все советские военные добрались до Крыма. Русские историки выяснили, что немецкие баржи вооружённые двумя зенитными орудиями крупного калибра (75 мм — 88 мм) и двумя-четырьмя зенитными автоматами среднего калибра (20 мм — 37 мм), превосходил по огневой мощи и количеству группировку советских сторожевых и торпедных катеров. Кроме того, советские десантные средства не могли подойти вплотную к берегу из-за сооружённых на воде линий колючей проволоки. Но мудрое советское командование нашло выход — высадка производилась на значительном удалении от берега, но с полной выкладкой, которая упорно тянула на дно. В результате многие советские бойцы погибли не от немецких пулемётов, а утонули, не добравшись до берега Крыма.

Впрочем, тонули и шаланды полные десанта. По данным штаба десанта безвозвратные потери ЧФ с 1 ноября по 6 декабря 1943 года составили 93 плавединицы: 5 — в боях с БДБ противника, 41 — от артиллерийского огня береговых батарей, 24 — во время шторма, 13 — подорвались на минах, 7 — потоплены авиацией и 3 — по неизвестным причинам. Сколько при этом погибло человек штаб Керченско-Эльтигенской десантной операции не волновало.

Из-за больших потерь в плав средствах уже начиная с 3 ноября постоянные перевозки войск, техники и боеприпасов по воде на Эльтигенский плацдарм стали непрерывно сокращаться, и к 9 ноября полностью прекратились.

Снабжение советского десанта в Крыму, как немцев, окруженных в Сталинграде, велось в основном авиацией. В результате не хватало снаряжения и боеприпасов, среди советских десантников начался голод.

Так как никого из руководства Керченско-Эльтигенской десантной операции не расстреляли, то можно предположить, что то, что произошло на Крымском берегу, не головотяпство, не вредительство, а ещё одна тщательно продуманная кампания по выведению «настоящего человека». И не их вина, что количество утонувших, умерших от огнестрельных ранений и голода, не перешло в качество, как учил марксизм.

Новый 1944 год союзники встретили на подступах к Риму, а Красная Армия перед Керчью. Только 11 апреля 1944 года советские войска освободили город. Поэтому десантную операцию по захвату города Керчи, длившуюся 40 дней, но овладевших только поселком Эльтиген назовут стыдливо Керченско-Эльтигенской.

14 сентября 1973 года Керчи будет присвоено звание город-герой с вручением высших наград СССР — ордена Ленина и медали Золотая звезда.

Крымскую операцию 1944 года предполагалось вести с двух сторон на Перекопском перешейке и на Керченском полуострове. Казалось бы, блокированный с суши Крым, взять будет легко. Высшее руководство вермахта считало, что в условиях сухопутной блокады дальнейшее удержание Крыма в военном отношении представляется нецелесообразным. Однако Гитлер приказал защищать Крым — «историческую родину немецкого народа» — до последней возможности.

В обоих местах противостояния на узких перешейках у немцев были многополосные оборонительные лини.

В конце января 1944 г. на полуостров морским путем была доставлена 73-я, а в начале марта — 111-я пехотные дивизии. К апрелю армия, оборонявшая Крым от советского вторжения, имела 12 дивизий: 5 немецких и 7 румынских, 2 бригады штурмовых орудий, различные части усиления и насчитывала более 195 тыс. человек, около 3600 орудий и минометов, 215 танков и штурмовых орудий. Ее поддерживали 148 самолетов. Всего 195 000 военнослужащих.

С советской стороны им противостояло 471 202 военнослужащих, 5982 орудия и миномёта, 559 танков и самоходных установок (САУ), 1250 самолетов (без учета авиации Черноморского флота, АДД и войск ПВО страны). К апрелю 1944 года в составе Черноморского флота и Азовской военной флотилии были линейный корабль, 4 крейсера, 6 эскадренных миноносцев, 2 сторожевых корабля, 8 базовых тральщиков, 47 торпедных и 80 сторожевых катеров, 34 бронекатера, 29 подводных лодок, три канонерские лодки и другие вспомогательные суда. Кроме того, войска поддерживались действиями партизан и подпольщиков. Получившие в январе 1944 года очередное бригадное переформирование партизанские силы Крыма были объединены в три соединения: Южное, Северное и Восточное (общая численность в 3 679 человек). Таким образом, констатируют русские историки, силы СССР значительно превышали силы противника.

После того как советская тяжелая артиллерия разрушила значительную часть долговременных сооружений врага на Перекопском перешейке 8 апреля 1944 года, в 8.00, войска 4-го Украинского фронта перешли в наступление, но 3 дня не могли им овладеть. Но прорыв был осуществлён в другом месте. Как и в Гражданскую войну, Красная армия форсировала гнилое озеро Сиваш и обойдя противника вонючие красноармейцы 2-й гвардейской армии освободили крымский город Армянск.

Утром 11 апреля подвижная группа советских войск вошла в прорыв на участке 51-й армии в районе села Томашевка и устремилась на Джанкой. 19-й танковый корпус с ходу овладел Джанкоем и успешно продвигался на Симферополь. Опасаясь угрозы окружения, противник оставил укрепления на Перекопском перешейке и начал отходить с Керченского полуострова.

В тот же день, как я уже писал, Войска Отдельной Приморской армии наконец овладели Керчью. Воспользовавшись этим, советские войска, которым до этого так и не удалось прорвать оборону противника, наконец смогли перейти в наступление, и 13 апреля были освобождены Евпатория, Симферополь и Феодосия, 14-15 апреля — Бахчисарай, Алушта, Ялта.

16 апреля вышли к Севастополю. Попытка взять город с ходу — потерпела неудачу, и советские войска стали готовиться к штурму города. Началась безнадёжная отчаянная оборона Севастополя от русских.

19 и 23 апреля советские войска совершили ещё две попытки прорвать основной оборонительный рубеж Севастопольского укрепленного района, но обе закончились неудачей.

Немецкие военные в осаждённом Севастополе понимали нереальность его обороны. Но у берлинских стратегов было другое мнение. Возможно, у них были другие задачи. 3 мая генерал вермахта Эрвин Йенеке, не веривший в возможность успешно защищать город, был отстранён от должности.

Генеральный штурм Севастополя был назначен советским командованием на 5 мая. 7 мая в 10:30 при массированной поддержке всей авиации фронта советские войска начали генеральный штурм Севастопольского укрепленного района. Войска главной ударной группировки фронта на 9-километровом участке прорвали вражескую оборону и овладели в ходе ожесточенных боев Сапун-горой. 9 мая русские войска с севера, востока и юго-востока ворвались в Севастополь и освободили город.

Для эвакуации обороняющихся немецко-румынское командование использовало морские конвои и транспортную авиацию. 9 мая в Севастополь из румынской Констанцы прибыл конвой «Patria». В состав конвоя входили транспорты «Тотила» и «Тея», сопровождение конвоя обеспечивали румынские эсминцы «Фердинанд» и «Марасешти». В ходе эвакуации оба немецких транспорта были потоплены советской авиацией. Потери немецких и румынских войск при эвакуации морем оцениваются около 42 000 человек (до 37 000 немецких солдат и до 5 000 румынских).

Остатки немецкой 17-й армии, преследуемые 19-м танковым корпусом, отходили на мыс Херсонес, как и до этого отходили в 1942 году, оборонявшие Севастополь советские бойцы в надежде, что туда придет транспорт и эвакуирует их из окружения. Но в обоих случаях транспорт не пришел. 12 мая остатки антисоветских войск — 21 тыс. солдат и офицеров — на мысе Херсонес сложили оружие.

«Остатки трех немецких дивизий и большое число разрозненных групп немецких и румынских солдат бежали к Херсонесскому мысу, подступы к которому они обороняли с отчаянностью обреченных, ни на минуту не переставая надеяться, что за ними будут присланы суда. Однако их стойкость оказалась бесполезной. 10 мая они получили ошеломляющее известие, что обещанная погрузка на корабли задерживается на 24 часа. Но и на следующий день напрасно искали они на горизонте спасительные суда. Зажатые на узком клочке земли, подавленные непрерывными воздушными налетами и измотанные атаками намного превосходящих сил противника, немецкие войска, потерявшие всякую надежду избавиться от этого ада, не выдержали. Переговоры с противником о сдаче положили конец ставшему бессмысленным ожиданию помощи. Русские, в своих сводках обычно не соблюдавшие никаких границ правдоподобности, на сей раз, пожалуй, были правы, определив потери 17-й армии убитыми и пленными цифрой в 100 тысяч человек и сообщив об огромном количестве захваченного военного снаряжения».

(Генерал Курт Типпельскирх. «История Второй Мировой войны»).

Зачем немцы, сдав практически весь Крым, так неистово обороняли «город русской славы» Севастополь? Чего добивался «фюрер немецкого народа», жертвуя «100 тысяч человек» на безнадежную оборону? У меня только одно предположение – Гитлер преследовал в Севастополе те же цели, что и в Сталинграде, и на Курской дуге – создание из немецких унтременшей-недочеловеков людей будущего, которым «принадлежит завтра», и которые «даже если весь мир лежит в развалинах — всё равно будут маршировать». На мой взгляд это единственное логичное объяснение, кажущихся нелогичными решений германского руководства в тот период.

После освобождения Севастополя от немцев, продолжилось освобождение Крыма от представителей не русской национальности. Выселению подлежали крымские татары, турки, цыгане, караимы, армяне, болгары, греки, немцы, венгры, румыны и итальянцы. Депортация продолжалась с мая по июнь 1944 года. В октябре 1944 года в Крыму насчитывалось 379 тыс. жителей против 1 126 426 в 1939 году. «Подвиги» Красной армии в Крыму надолго задержали начало операции «Багратион» по освобождению Белоруссии и вследствие этого саму капитуляцию гитлеровской Германии.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s