ВРЕДНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

Опубликовал(а)

(Продолжение. Начало в # 598)

Удивительно другое, что, назвав соглашение о сотрудничестве между НКВД и гестапо фальшивкой, Дюков ничего не сказал об упоминавшихся ниже Карповым переговорах Сталина с нацистами во время войны. Не опроверг он и подтверждающие это приведенные Карповым документы. Толи «видный русский историк» знает о книге Карпова понаслышке, толи считает, что попытка заключения мира с нацистами и подготовка вероломного нападения на союзников не порочит «светлую память об СССР».

В книге «Генералиссимус» Карпов пишет:

«Разведчики связались с немецкими «коллегами», встреча состоялась в Мценске 20 февраля 1942 года.

Мценск в то время находился на оккупированной гитлеровцами территории. Видимо, идея об этих переговорах возникла у Сталина в самом начале контрнаступления, и поиски контактов наши разведчики начали немедленно. Как это происходило, мне неизвестно. Сталин лично написал «Предложения германскому командованию». Они отпечатаны в двух экземплярах, один остался у Сталина, другой предназначался тому, кто будет вести переговоры. Этот документ, по-видимому, не предполагалось вручать немцам, он представляет собой конспект, перечень вопросов, которым должен был руководствоваться советский представитель.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ГЕРМАНСКОМУ КОМАНДОВАНИЮ

1). С 5 мая 1942 года начиная с 6 часов по всей линии фронта прекратить военные действия. Объявить перемирие до 1 августа 1942 года до 18 часов.

2). Начиная с 1 августа 1942 года и до 22 декабря 1942 года германские войска должны отойти на рубежи, обозначенные на схеме № 1. Предлагается установить границу между Германией и СССР по протяженности, обозначенной на схеме № 1.

3). После передислокации армий вооруженные силы СССР к концу 1943 г. готовы будут начать военные действия с германскими вооруженными силами против Англии и США.

4). СССР готов будет рассмотреть условия об объявлении мира между нашими странами и обвинить в разжигании войны международное еврейство в лице Англии и США, в течение последующих 1943–1944 годов вести совместные боевые наступательные действия в целях переустройства мирового пространства (схема № 2). Примечание: В случае отказа выполнить вышеизложенные требования в п.п. 1 и 2, германские войска будут разгромлены, а германское государство прекратит свое существование на политической карте как таковое. Предупредить германское командование об ответственности.

Верховный Главнокомандующий Союза ССР Москва; Кремль 19 февраля 1942 г. И. СТАЛИН».

Почему Сталин ни секунду не сомневавшийся, что «германские войска будут разгромлены, а германское государство прекратит свое существование на политической карте как таковое» пошел на переговоры с нацистами, и даже был согласен на совместную борьбу против «международного еврейства в лице Англии и США» — я не знаю. Возможно, в советском руководстве «международное еврейство» посчитали допустимой жертвой в священном деле «сохранения завоеваний Октября». А может русские просто, как говорится, брали немцев «на пушку». Немцы не были против совместной борьбы с «международным еврейством», но они хотели конкретики. Далее Карпов сообщает:

«Переговоры продолжались в течение недели. В итоге, первый заместитель народного комиссара внутренних дел СССР представил Сталину следующий рапорт.

ПЕРВЫЙ ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР

№ 1/2428 27 февраля 1942 г.

Товарищу СТАЛИНУ

РАПОРТ

В ходе переговоров в Мценске 20-27 февраля 1942 года с представителем германского командования и начальником персонального штаба рейхсфюрера СС группенфюрером СС Вольфом, германское командование не сочло возможным удовлетворить наши требования. Нашей стороне было предложено оставить границы до конца 1942 года по линии фронта как есть, прекратив боевые действия. Правительство СССР должно незамедлительно покончить с еврейством. Для этого полагалось бы первоначально отселить всех евреев в район дальнего севера, изолировать, а затем полностью уничтожить. При этом власти будут осуществлять охрану внешнего периметра и жесткий комендантский режим на территории группы лагерей. Вопросами уничтожения (умерщвления) и утилизации трупов еврейского населения будут заниматься сами евреи. Германское командование не исключает, что мы можем создать единый фронт против Англии и США. После консультаций с Берлином Вольф заявил, что при переустройстве мира, если руководство СССР примет требования германской стороны, возможно, Германия потеснит свои границы на востоке в пользу СССР. Германское командование в знак таких перемен готово будет поменять цвет свастики на государственном знамени с черного на красный. При обсуждении позиций по схеме №2 возникли следующие расхождения: 1). Латинская Америка. Должна принадлежать Германии. 2). Сложное отношение к пониманию «китайской цивилизации». По мнению германского командования, Китай должен стать оккупированной территорией и протекторатом Японской империи. 3). Арабский мир должен быть германским протекторатом на севере Африки. Таким образом, в результате переговоров следует отметить полное расхождение взглядов и позиций. Представитель германского командования Вольф категорически отрицает возможность разгрома германских вооруженных сил и поражения в войне. По его мнению, война с Россией затянется еще на несколько лет и окончится полной победой Германии. Основной расчет делается на то, что, по их мнению, Россия, утратив силы и ресурсы в войне, вынуждена будет вернуться к переговорам о перемирии, но на более жестких условиях, спустя 2-3 года.

Первый заместитель народного комиссара Внутренних дел СССР (МЕРКУЛОВ)».

Далее Карпов восхищается Сталиным, который даже в трудное для страны время, по трудно объяснимой причине отказался убить всех советских евреев на ещё контролируемой им территории. В то же время из представленного Карповым документа видно, что ещё в начале 1942 года германское руководство рассчитывало находиться в состоянии войны с СССР ещё «несколько лет».

Переговоры в Мценске 20-27 февраля 1942 года — это советская инициатива. Но были попытки. О них рассказал украинский историк Владислав Анатольевич Гриневич — доктор политических наук, старший научный сотрудник Института Политических и этнонациональных исследований НАН в статье «Гитлер и Сталин в поисках сепаратного мира: неразгаданная загадка Второй Мировой войны», опубликованной порталом zn.ua 31 августа 2001 года:

«В конце апреля 1943 г. в Берлин из Японии поступило сообщение о том, что «русские готовы сесть за стол переговоров о мире!». Тогда же японские представители сообщили Сталину о немецких условиях заключения перемирия:

1. СССР и Германия возвращаются к границам 1939 г. по реке Сан;

2. СССР передает Германии право контроля над сельским хозяйством Украины с одновременным созданием на этой территории «немецкого коридора» или Украинской автономии;

3. Германия возвращает России Бессарабию;

4. Одесса получает статус порто-франко;

5. Ближний Восток, за исключением Турции, но включая Египет (без нефтяных районов) переходит в сферу советского влияния;

6. Индия — в сферу советско-японского влияния.

Ознакомив Кремль с этими предложениями, японские дипломаты заявили, что их страна готова выступить гарантом выполнения условий соглашения.

Встреча японских дипломатов со Сталиным в целом носила обнадеживающий характер. Первые были приятно удивлены, заметив на письменном столе советского руководителя фотопортрет Гитлера с дарственной надписью, а также хвалебными высказываниями большевистского вождя о немцах. Все это, по их мнению, свидетельствовало о том, что Сталин в целом был за подписание соглашения о мире. Такой же позиции, по дипломатическим источникам, придерживались в этот период и Л.Берия, Г.Жуков, некоторые другие представители высшего военного командования, а также часть членов политбюро ЦК ВКП(б).

Переговоры с японцами продолжались некоторое время в Москве, после чего Сталин предложил перенести обсуждение на конец августа 1943 г. Попытка Японии возобновить свою посредническую деятельность неожиданно провалилась: 14 сентября 1943 г. в ответ на поступившее в Стокгольмское посольство СССР предложение японского дипломата продолжить переговоры ТАСС официально заявил, что вопрос о мире с Германией не подлежит обсуждению».

Были попытки заключения сепаратного мира с СССР и с германской стороны, за которыми стоял Иоахим фон Риббентроп. Тот самый Риббентроп автор позорного пакта Молотова-Риббентропа развязавшего Вторую Мировую войну. Владислав Гриневич писал:

«Со второй половины 1943 г. в дипломатической переписке союзников информация о контактах между Москвой и Берлином стала приобретать устойчивый характер. Наиболее сенсационными и невероятными в этом контексте стали слухи о якобы имевшем место весной 1943 г. полете в советскую столицу рейхсминистра И. фон Риббентропа. Как свидетельствовали некоторые разведывательные и дипломатические донесения, немцы предложили заключить мир с установлением линии размежевания по Днепру, однако И. Сталин с этим не согласился, и переговоры зашли в тупик. «Сообщение о визите Риббентропа в Москву, — писал один из американских послов, — звучит так фантастически, что я бы никогда не отослал его в Штаты, если бы оно не поступило из одного очень достоверного источника» (из Ватикана. — В.Г.)».

На портале hist.ru видно чудом избежав чисток, уцелела статья «Последний шанс Гитлера». К сожалению, там не указывается ни имя автора, ни дата её создания. В ней говорится, что ещё 11 ноября «Риббентроп предложил «решающим образом облегчить ведение войны» путем заключения сепаратного мира с одной из воюющих сторон. Он попросил Гитлера немедленно предоставить ему полномочия для установления контакта со Сталиным через советское посольство в нейтральной Швеции.

Выслушав предложение рейхсминистра, Гитлер поинтересовался ценой, которую Германия должна будет заплатить за мир на Востоке. Риббентроп заметил, что, «раз того уже не миновать», надо будет вернуть СССР большую часть захваченных советских земель. Едва собеседник заговорил о сдаче оккупированных территорий, фюрер тут же отреагировал самым бурным образом. «Лицо его налилось кровью, — вспоминал Риббентроп, — он вскочил, перебил меня и с неслыханной резкостью заявил, что желает разговаривать со мной исключительно об Африке, и ни о чем ином!»

— Риббентроп, не лезьте не в свое дело! — орал побагровевший Гитлер. — Занимайтесь своей дипломатией, а войну с русскими оставьте мне!

Перепуганный министр, скомкав доклад, предпочел ретироваться».

Не знаю, откуда у неизвестного автора такие подробности беседы Гитлера с Риббентропом, возможно это художественный вымысел, но основан он на достоверных сведениях. Риббентроп на самом деле был сторонником мира с русскими, который никак не соответствовал тем целям, которые ставил пред собой немецкий вождь Адольф Гитлер.

Как известно, Иоахим фон Риббентроп был казнён через повешение 16 октября 1946 года по приговору Нюрнбергского трибунала. Последними словами Риббентропа на эшафоте были:

«Боже, храни Германию. Боже, будь милостив к моей душе. Моё последнее желание, чтобы Германия вновь обрела своё единство, чтобы взаимопонимание между Востоком и Западом вело к миру на Земле».

А ведь было взаимопонимание между советским и нацистским руководством в августе 1943 года. И те и другие готовились к битве за Днепр и обе стороны возлагали на неё необоснованные надежды на рождение человека нового типа. Ибо именно это, а не декларируемые противоборствующими сторонами спасение мира от «красной заразы» и «коричневой чумы» было главной целью того, что в СССР называли Великой Отечественной войной.

В то же время советское руководство ставило пред войсками и простые задачи, такие близкае сердцу каждого русского — захват Донбасса и Крыма.

Донбасская стратегическая наступательная операция войск Юго-Западного и Южного фронтов началась 13 августа 1943 г. В это время Воронежский и Степной фронты развивали наступление на Харьков, создавая серьезную угрозу флангу и тылу группировки немецких войск, оборонявшейся в Донбассе.

Командование вермахта прилагало все усилия, чтобы остановить наступление советских войск на харьковском направлении. Туда были переброшены 15 дивизий, в том числе 4 танковые из Донбасса. Ослабление действовавшей там группировки противника создало благоприятные условия для наступления Красной Армии на этом участке советско-германского фронта.

Немецкое сопротивление было ожесточённым, считают русские историки, яростные бои шли за каждый город и каждую деревню. Вермахт широко использовал арьергарды: даже после отхода основных немецких частей в каждом городе и на каждой высоте оставался гарнизон, тормозящий продвижение советских войск. Но и руководство Красной армии тоже не торопилось разгромить врага. Так 46-я армия генерал-лейтенанта В.В. Глаголева, введенная в сражение в полосе 1-й гвардейской армии, продвинулась лишь на 4 км и 30 августа получила приказ на закрепление рубежа. Подобный приказ имели 28 августа соединения 6, 12 и 8-й гвардейской армий.

К началу сентября в полосе наступления Центрального фронта советские войска рассекли немецкий фронт, и в образовавшуюся брешь устремились к Днепру. Так 3-й гвардейской армии генерала Д.Д. Лелюшенко удалось продвинуться к исходу 8 сентября на 150-180 км.

Немецкое командование вынуждено было начать планомерный отвод своих соединений на тыловые рубежи. Преследуя противника, главные силы советской ударной группировки вышли к Днепру.

В ночь на 20 сентября генерал армии Н.Ф. Ватутин ввел в сражение подвижную группу фронта (3-я гвардейская танковая армия генерал-лейтенанта П.С. Рыбалко и 1-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-лейтенанта В.К. Баранова), которая к исходу 21 сентября достигла Днепра.

В ночь на 22 сентября передовые части 3-й гвардейской танковой армии вышли к Днепру. Передовые советские части выходили к Днепру без табельных переправочных средств, тылы сильно отстали.

Советское руководство заблаговременно готовило советских бойцов к героизму при переправе через реки. Ещё 9 сентября Ставка ВГК отправила в войска директиву, в которой потребовала представлять к званию Героя Советского Союза весь личный состав, форсировавший реку в числе первых и проявивший при этом героизм. Кроме того, указывалось «за форсирование такой реки, как Десна в районе Богданово (Смоленской области) и ниже, и равных Десне рек по трудности форсирования, представлять» к награждению орденом Суворова 1, 2 и 3-й степеней командиров объединений, соединений и частей соответственно. Есть героизация переправы и в знаменитой поэме Александра Твардовского «Василий Теркин»:

Переправа, переправа!

Пушки бьют в кромешной мгле.

Бой идет святой и правый.

Смертный бой не ради славы,

Ради жизни на земле.

В предвкушении наград советские командиры бросали на форсирование Днепра, не дожидаясь табельных переправочных средств и подкреплений. Например, передовые части 3-й гвардейской танковой армии, которые 22 сентября вышли к Днепру, в тот же день преодолели его к юго-востоку от Киева, в районе Великого Букрина. Они умело использовали, пишут русские историки, рыбачьи лодки, бревна, другие подручные средства, подготовленные партизанами. И это о танковой армии идёт речь! Интересно, как они через Днепр переправляли танки на рыбачьих лодках и бревнах? Вероятнее всего, бойцы 3-й гвардейской танковой армии переправлялись без танков, ради славы, а не ради жизни на земле. Многие гибли при рискованной переправе, но такое рискованное форсирование Днепра не давало значительных преимуществ.

В период с 23 по 30 сентября войска Юго-Западного фронта ликвидировали предмостное укрепление врага в районе Днепропетровска и, форсировав Днепр, захватили два небольших плацдарма южнее этого города. Войска левого крыла фронта вышли в район Запорожья, где были остановлены немецкими войсками.

Если летающие танки так и остались несбыточными фантазиями маршала Тухачевского, то парашютисты, от использования которых при проведении масштабных операций немцы отказались ещё до войны с СССР, были задействованы советским командованием при битве за Днепр.

Русские военные историки сообщают, что для содействия наземным войскам в расширении плацдармов и для борьбы с подходящими резервами противника командующий войсками Воронежского фронта генерал армии Н.Ф. Ватутин решил использовать воздушно-десантные войска. Однако подготовка имевшихся в его распоряжении трех воздушно-десантных бригад к выполнению задачи осуществлялась плохо. Командующий и штаб фронта не имели ясного представления о противнике в намеченных районах выброски десантов. Они полагали, что противника в них нет. В действительности же там находились части 19-й танковой дивизии и одновременно подходили 10-я моторизованная и две пехотные дивизии. В ночь на 24 сентября на 138 десантных самолетах было выброшено около двух воздушно-десантных бригад. Высадка была неудачной. Из-за неорганизованности в десантировании, некоторые подразделения десантников попали в расположение своих войск, а часть – прямо в Днепр. Главные силы десанта оказались в районах сосредоточения противника, и понеся потери, не выполнили возлагаемые на них задачи. Уцелевшие подразделения вынуждены были уйти в леса западнее Чернигова.

Захваченные русскими дорогой ценой при форсировании Днепра плацдармы, не только не сломили сопротивление немцев, но и привели к затяжным боям. Многие попытки расширить плацдармы оканчивались провалом.

«Немецкое командование, учитывая опасность нанесения ударов советскими войсками с захваченных ими плацдармов, сосредоточило против них сильные группировки. Учитывая отсутствие у противника тактических и оперативных резервов южнее Киева, командующий войсками фронта стремился возобновить активные боевые действия без длительной оперативной паузы, еще до завершения полного сосредоточения на букринском плацдарме основных сил 40-й и 3-й гвардейской танковой армий.

Наступление началось 12 октября. Тяжелые бои продолжались четверо суток, однако все попытки прорвать оборону врага существенных результатов не дали. Недостаток тяжелых переправочных средств не позволил переправить на плацдарм основную массу артиллерии. А ее огонь с противоположного берега Днепра вследствие плохих условий наблюдения оказался малоэффективным. Кроме того, ограниченные размеры плацдарма и сильно пересеченная местность на нем значительно затруднили использование танковых соединений, которые в борьбе с немецкой противотанковой артиллерией и на минных полях понесли большие потери.

Не привели к успеху и многочисленные атаки, предпринятые в период с 21 по 24 октября. Командование 1-го Украинского фронта и представитель Ставки Г.К. Жуков планировали продолжить наступление на этом же направлении в конце месяца после пополнения людьми, боеприпасами и другими материально-техническими средствами. Однако, учитывая то обстоятельство, что немецкое командование сосредоточило основные усилия против группировки советских войск на букринском плацдарме, Ставка приказала генералу Ватутину подготовить новую наступательную операцию, с нанесением главного удара не южнее, а севернее Киева. Для создания на правом крыле фронта сильной ударной группировки было приказано перегруппировать в полосу 38-й армии с букринского плацдарма 3-ю гвардейскую танковую армию и основную массу артиллерии резерва Верховного Главнокомандования. Оставшиеся на букринском плацдарме силы также должны были перейти в наступление, сковать силы противника и не допустить их маневра на направление главного удара фронта. Поддержку сухопутных войск осуществляли крупные силы авиации 2-й воздушной армии генерала С.А. Красовского.

Боевые действия 40-й и 27-й армий генерал-лейтенанта Ф.Ф. Жмаченко и генерал-лейтенанта С.Г. Трофименко на вспомогательном направлении начались 1 ноября. Прорвать вражескую оборону в ходе очередного наступления с букринского плацдарма они не смогли».

(Статья Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации «Битва за Днепр»).

Битва за Днепр шла с августа по декабрь 1943 г. В этих боях по официальным российским данным с советской стороны погибло 417 323 человека, 1 269 841 человек получили ранения различной степени тяжести. Нет никаких данных сколько потом умерло от ран, сколько из них стало инвалидами. Немецкие потери в битве за Днепр скромнее. Согласно англо-язычным источникам, они не превышают 372 тысяч убитых и раненых. Битва за Днепр, преподносилась советской пропагандой как большая победа.

Ещё до её окончания 8 ноября 1943 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР был учрежден орден «Победа» для награждения особо отличившихся полководцев. Первыми орденом «Победа» были награждены Маршалы Советского Союза Г.К. Жуков и A.M. Василевский, являвшиеся в ходе битвы за Днепр представителями Ставки ВГК на фронтах. На деле битва за Днепр надолго задержала окончание войны.

Были среди участников битвы за Днепр и свои кандидаты в «матерые человечища». Русские историки упоминают командира истребительно-противотанкового полка майора В.С. Петрова. Потеряв обе руки, он не покинул поле боя и продолжал командовать полком. Удостоенный за битву за Днепр звания Героя Советского Союза, он оставался в армии до конца войны, и так героически воевал, что даже без двух рук стал дважды Героем Советского Союза, а с окончанием войны продолжал служить в рядах Вооруженных Сил и дослужился до звания генерал-полковника артиллерии. Вот такая героическая Красная армии с безногими летчиками и безрукими артиллеристами!

Всего в битве за Днепр звания Героя Советского Союза удостоились 2438 человек. В их числе 47 генералов, 1123 офицера и 1268 сержантов и солдат. Тогда же осенью 1943 г. как особые знаки доблести рядового и сержантского состава Красной Армии были учреждены ордена Славы 1-й, 2-й и 3-й степеней.

Публицист Виктор Суворов высказал предположение, что обилием раздаваемых наград советское руководство пыталось замаскировать свои поражения. А что если нет? А что, если 417 323 убитых, 1 269 841 раненых и искалеченных советских воинов они считали не промахом, не стратегической неудачей, а большой победой полководцев Жукова и Василевского? Просто цели у советского руководства в Великой Отечественной войне были не те, о которых рассказывали нам в советской школе.

Крым

Стремление русских в Крым в Великую отечественную войну выглядело иррационально.

Но, наверное, Крым для русских как красная тряпка для быка. Крыма боялся Иван Грозный, туда рвался Петр Первый, там заперли себя в Гражданскую войну белогвардейцы Деникина. Велика Россия, а отступать белогвардейцы решили только в Крым, может потому что из Крыма прямой путь в Стамбул. Крым манил русских беспризорников. В повести замечательного писателя Анатолия Рыбакова беспризорники копят деньги на Крым, а в прекрасном фильме режиссёра Владимира Бычкова «Достояние республики» — они сбегают туда из советского детского дома, а на вопрос «Зачем?» один из них отвечает – «Там тепло, там яблоки».

Во время Великой Отечественной войны русские высаживали десант в Крыму два раза. И оба раза в районе Керчи.

В 1962 году киностудия «Беларусьфильм» создала кинокартину «Улица младшего сына». Почему «Беларусьфильм» должна была запечатлеть судьбу подорвавшегося на мине керченского подростка — я не знаю. Ведь могла и студия Довженко – Крым был украинским, или же Одесская киностудия или даже студия Горького, чей филиал в Ялте был рядом с Керчью. Возможно, рассчитывали, что режиссёр Владимир Голуб не осмелится заострять внимание на нелицеприятных для советской истории фактах Керченско-Феодосийской десантной операции, известной также как Катастрофа Крымского фронта.

Первый раз немцы вошли в Керчь17 ноября 1941 года. Часть населения спряталась в Аджимушкайских каменоломнях.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s