И СНОВА НЕТАНИЯГУ

Опубликовал(а)

За несколько часов до приведения кнессета к присяге президент Реувен Ривлин сообщил, что решил возложить обязанность формирования коалиции на Биньямина Нетаниягу. Само это заявление президента проходило с нарушением всех принятых традиций и протоколов. Впервые в истории страны политический лидер, на которого возлагалась такая задача, не был приглашен в президентский дворец для того, чтобы обменяться рукопожатием с его хозяином и получить из рук в руки письмо с поручением начать коалиционные переговоры. Вместо этого гендиректор Дома президента Харель Тови доставил письмо Ревена Ривлина в канцелярию главы правительства, но опять-таки передал его не в руки Нетаниягу, а одному из высокопоставленных сотрудников.

Результат совещания президента с главами фракций можно было бы назвать легко предсказуемыми, если бы даже не одно, а сразу два обстоятельства.

«НДИ», МЕРЕЦ, «Кахоль-лаван», «Авода», как и ожидалось, порекомендовали в качестве кандидата на пост премьера Яира Лапида – итого 45 депутатов вместе с членами фракции «Еш атид». «Ционут а-датит», ШАС, «Яадут а-Тора» порекомендовали Биньямина Нетаниягу – 52 мандата. «Объединенный арабский список» и РААМ решили не высказывать поддержки ни одному кандидату – и это тоже вполне ожидалось. Но вот когда их примеру решил последовать лидер «Тиква хадаша» Гидеон Саар, это для многих прозвучало как гром с ясного неба.

Как же так – разве Саар не откололся от «Ликуда» с единственной целью – отстранить от власти нынешнего главу правительства?! И вот сейчас он вдруг решает «усесться на заборе» и отказывается присоединиться к тем, кто связан с ним одной цепью, то есть простите, целью! Вместо того, чтобы назвать кандидата в премьеры Саар начал советовать президенту попытаться наладить диалог между Нафтали Беннетом и Яиром Лапидом для создания устойчивого правительства. Ривлин мгновенно понял, в какую ловушку его затягивает Саар, и ответил, что не дело президента вмешиваться в подобные политические игры. Как, заметим, и не дело лидера той или иной партии давать подобные советы.

Между тем, Гидеон Саар поступил в сложившейся ситуации единственным возможным способом, обеспечивающим ему политическое выживание. Саар прекрасно понимает, что войди он в одну коалицию с Лапидом, Горовицем, Ганцем Михаэли и Либерманом, да еще и при поддержке арабских партий, и это станет концом как для его партии, так и для его личной политической карьеры. Избиратель ему этого никогда не простит. Пойти с Нетаниягу – значит, нарушить прошлые громогласные и даже письменные обязательства. И этого тоже избиратель ему не простит. Так что он оказался в той самой ситуации, когда лучше ничего не делать, чем предпринимать какие-либо шаги.

В похожей ситуации оказался и Нафтали Беннет, решивший сделать более креативный ход – рекомендовать самого себя. В прошлом один политический деятель уже пытался оригинальничать подобным образом, и известно, чем это закончилось.

Предшествовавшая оглашению решения речь президента длилась всего 10 минут, но многим она показалась бесконечно долгой многие до последней минуты надеялись, а многие боялись, что он назовет имя Яира Лапида. 

«Я вижу, что ни у одного из кандидатов нет реального шанса создать правительство, которое будет пользоваться доверием Кнессета, — сказал Ривлин, — Если бы закон это позволял, я бы передал решение о формировании правительства Кнессету. Но закон обязывает меня поручить формирование правительства одному из кандидатов».

В своем заявлении Ривлин также подчеркнул, что принимает данное решение с тяжелым сердцем, понимая, что в обществе существуют серьезные разногласия по поводу вопроса о том, может ли человек, против которого выдвинуты обвинительные заключения, возглавлять правительство. Однако, поскольку закон это не запрещает, и БАГАЦ это подтвердил, то Ривлин решил все же действовать по закону, за что ему следует выразить особую благодарность.

«Это нелегкое решение с точки зрения морали и этики, но я должен сделать то, чего требует от меня моя должность», — подчеркнул президент в заключение.

Лидер «Еш атид» Яир Лапид заявил, что он понимает: у президента не было другого выхода, но передача формирования коалиции в руки Нетаниягу «станет несмываемым пятном позора на Израиле как правовом государстве».

Затем, как известно, состоялась церемония приведения к присяге кнессета 24-го созыва. Все вроде было как обычно – дежурная речь президента, не менее дежурная речь спикера. Но вот затем опять что-то пошло не так. Сначала выяснилось, что лидер РААМ Мансур Аббас не может присутствовать на церемонии присяги, так как госпитализирован в связи с урологическим заболеванием. Затем трое депутатов от ОАС изменили текст присяги, заменив слова об обязательстве хранить верность интересам Государства Израиль обязательством «бороться с оккупацией и с апартеидом».

Председатель ОАС и лидер партии ХАДАШ Айман Удэ сказал, что «обязуется бороться за отмену Закона о национальном характере государства». Офер Касиф (ХАДАШ) пообещал бороться «с расизмом и расистами». Завершилась церемония присяги еще одним нарушением традиции: президент отказался участвовать в групповой фотосессии, и премьер, спикер и председатель Верховного суда фотографировались без него. 

Согласно закону, пока депутат не произнес полный текст присяги, он не может пользоваться депутатскими правами и получать полагающуюся ему зарплату, но дело безусловно не только в этом. Вольно или невольно арабские депутаты своим демаршем изменили саму политическую диспозицию в преддверии коалиционных переговоров. Теперь, после столь четкого обозначения депутатами ОАС своей, по сути, антиизраильской позиции, ни Нафтали Беннет, ни Гидеон Саар, если они не собираются в самом ближайшем будущем завершить карьеру в политике, не могут присоединиться к правительству, которое будет хоть в какой-то степени опираться на поддержку «Объединенного списка». А без такой поддержки Яиру Лапиду коалицию не создать, даже если в нее согласятся войти «Ямина» и «Тиква хадаша».

Пока трудно сказать, понимает ли это Яир Лапид, продолжающий вести закулисные переговоры с Нафтали Беннетом. Ради свержения Нетаниягу Лапид уже заявил, что готов предоставить Беннету место премьер-министра по ротации, включая и то, что он займет этот пост первым. Но Беннет, как известно, не только не поспешил принять это щедрое предложение, но и выставил целый ряд условий, главным из которых стало требование паритетного распределения министерских портфелей между правым крылом такого правительства, насчитывающим всего 13 мандатов, и левым, из 45. Ну и заодно Беннет потребовал предоставления ему права вето на законопроекты, которые будут выдвигать партии коалиции. Понятно, что вот на такие условия Яир Лапид пойти уже не мог, и некоторые обозреватели не исключают, что на это изначально все было и рассчитано.

Биньямин Нетаниягу заявил, что в сложившейся ситуации сформировать коалицию, безусловно, трудно, но не невозможно. При этом, что показательно, Нетаниягу подчеркнул, что намерен стать «премьером для всех» и, среди прочего, уделить особое внимание решению проблем арабского сектора. 

Понятно, что ключевыми для формирования новой коалиции действующего премьера остаются фигуры Нафтали Беннета и Мансура Аббаса.

Беннет, кстати, ясно дал понять, что готов к переговорам, заявив, что итоги выборов однозначны: народ хочет видеть у власти представителей правого и религиозного лагеря (имея в виду и партию «Тиква хадаша»), а потому он приложит все силы для создания именно правого правительства. Но весь вопрос заключается в том, какую цену запросит Нафтали Беннет за свое согласие войти в коалицию Нетаниягу. В «Ликуде» опасаются, что цена эта будет непомерно высока, и, упреждая события, говорят, что Беннету будет куда выгоднее получить целый ряд ответственных министерств и доказать в качестве главы МИДа, обороны или финансов свое реноме правого политика, чем оказаться в роли премьера-заложника левой коалиции.

Однозначно в правом лагере в добрые намерения Беннета не верит сегодня лишь его давний партнер и соперник по борьбе за голоса «вязаных кип» Бецалель Смотрич. Лидер «Ционут а- датит» убежден, что Беннет ведет грязную игру с целью не дать Нетаниягу сформировать в отведенные ему 28 дней коалицию, а затем скорбно развести руками и заявить: вы же сами видите, что получилось, а так как пятые выборы никому не нужны, то не остается иного выхода, как принять предложение Яира Лапида.

Одновременно тот же Смотрич с Бен-Гвиром пока не желают и слушать о вхождении в коалицию Мансура Аббаса, хотя многие уже обратили внимание на то, что в его высказываниях по данному поводу наметился некоторый поворот, и он уже не исключает, что «среди арабских граждан есть и те, кто хочет искренне интегрироваться в израильское общество, не посягая на еврейский характер государства».

В крайне непростой ситуации оказался и Мансур Аббас. Он понимает, что избиратель дал ему только один шанс: если он не сумеет выполнить обещания о наведении порядка в арабских городах и получении разрешений под застройку, то ему припомнят развал ОАС, и РААМ сойдет с политической сцены. Поэтому Аббас уже морально готов к двум сценариям – как к поддержке коалиции Нетаниягу изнутри, так и к вхождению в состав его коалиции в качестве, скажем, министра по делам нацменьшинств.

Гидеон Саар озвучил и несколько других сценариев развития событий. Самым маловероятным из них является вариант, при котором в «Ликуде» найдутся силы, которые отстранят Нетаниягу от власти и с новым лидером партии, вне зависимости от того, кто им станет, правая коалиция сложится сама собой. Более вероятным он считает возможность создания «временной коалиции», объединяющей на оговоренный срок всех противников премьера с последующей перетасовкой колоды для создания подлинно устойчивого правительства. При этом Саар предупреждает, что Нетаниягу так просто не сдастся и, возможно, попытается найти «дезертиров» в других фракциях. Из «Кахоль-лаван» уже подтвердили, что такие попытки имели место, и они, безусловно, не последние. Но ведь и противники Нетаниягу сейчас предпринимают определенные шаги для раскола «Ликуда», а также пытаются перетянуть на свою сторону фракцию «Яадут а-Тора», забывая, что даже если она согласится на союз с Лапидом, то нахождение этой партии в одной коалиции с НДИ, по меньшей мере, в ближайшей перспективе невозможно.

Таким образом, хочется нам этого или нет, все идет к пятым выборам. Даже если Нетаниягу или его оппонентам удастся сформировать правительство, это в любом случае будет правительство меньшинства, которое просуществует очень недолго.

В то же время, по мнению известного политического аналитика, главы фирмы оказывающей услуги по стратегическому планированию Нимрода Элирана-Сабаха выход из сложившейся ситуации, безусловно, есть. Он заключается в том, что все стороны откладывают спор о том, может или нет Биньямин Нетаниягу возглавлять правительство в сторону и начинают вести диалог исключительно с позиций идеологии: какие принципы внешней и внутренней политики им подходят, а какие нет. Но ведь в том-то и заключается проблема, что об идеологии никто из партий даже не вспоминает – все уперлось в одну конкретную личность!

Первой серьезной демонстрацией силы лагеря «только не Биби», вне сомнения, станет рассмотрение законопроекта НДИ, запрещающего политику, которому предъявлено обвинительное заключение, баллотироваться на посты премьер-министра и президента. Ну, а дальше посмотрим…

*    *    *

В заключение приведем сухую статистику. В кнессете 24-го созыва представлены 13 фракций. 19 депутатов избраны в кнессет впервые. 30 депутатов – женщины. 20 депутатов родились за пределами Израиля. В новом кнессете 9 русскоязычных депутатов: два от «Ликуда», два от «Еш Атид», один от «Тиква Хадаша», четыре от партии «Наш дом Израиль».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s