ВРЕДНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

Опубликовал(а)

(Продолжение. Начало в # 598)

Сталин цитирует Гитлера

Благодаря совместным усилиям Германии и России в канун 24 годовщины Великой Октябрьской Революции немецкие войска стояли на подступах к Москве.

6 ноября 1941 года под землей, на станции метро «Маяковская», собрались оставшиеся в Москве советские руководители из Моссовета. На спецпоезде метро к ним прибыл Сталин с оркестром и вагонами под гардеробы и буфеты для собравшихся коммунистов и их пособников.

Сталин произнес речь, в которой объяснял, как так случилось, что недавние союзники стали врагами:

«Враг захватил большую часть Украины, Белоруссию, Молдавию, Литву, Латвию, Эстонию, ряд других областей, забрался в Донбасс, навис черной тучей над Ленинградом, угрожает нашей славной столице – Москве. Немецко-фашистские захватчики грабят нашу страну, разрушают созданные трудами рабочих, крестьян и интеллигенции города и села. Гитлеровские орды убивают и насилуют мирных жителей нашей страны, не щадя женщин, детей, стариков. Наши братья в захваченных немцами областях нашей страны стонут под игом немецких угнетателей».

Далее Сталин говорит о советских потерях:

«За 4 месяца войны мы потеряли убитыми 350 тысяч и пропавшими без вести 378 тысяч человек, а раненых имеем 1 миллион 20 тысяч человек».

А потом он начинает говорить странные вещи:

«Враг потерял убитыми, ранеными и пленными более 4 с половиной миллионов человек».

Дело в том, что в войне против СССР с начала войны по декабрь 1941 года было задействовано всего 3.8 млн. человек. Потери немцев и их союзников за этот период были, конечно, высоки — более миллиона человек, а вот потери Красной армии составили как раз более 4 с половиной миллионов человек — 4,973,820. Конечно, у Сталина не было интернета, и он мог про это не знать. Но так как на этот доклад до сих пор ссылаются русские историки, попробуем в нем разобраться. Скорее всего, составляя доклад, многие свои факты и идеи приписывали противнику.

«Не может быть сомнения, что в результате 4-х месяцев войны Германия, людские резервы которой уже иссякают, оказалась значительно более ослабленной, чем Советский Союз, резервы которого только теперь разворачиваются в полном объеме» — и это говорилось 6 ноября 1941 года, когда поражениям Красной армии ещё не видно было конца.

И так Красная армия потеряла более 4 с половиной миллионов человек, но как говорится в докладе «неудачи Красной армии не только её не ослабили, а, наоборот, еще больше укрепили».

Доклад не был секретным. На следующий день его опубликовала газета «Правда».

Я представляю немецких начальников, которых ознакомили с переводом. Оказывается, они не разбили врага, а укрепили его! Возможно, тот, кто писал доклад, буквально понял русскую присказку – «нас бьют, а мы крепнем». Но более вероятно, что он верил в Дарвина. В докладе говорится, что «в огне Отечественной войны куются и уже выковались новые советские бойцы и командиры, летчики, артиллеристы, минометчики, танкисты, пехотинцы, моряки, которые завтра превратятся в грозу для немецкой армии».

Врагов он называет «гитлеровские самовлюбленные дурачки».

Дале Сталин делится своими знаниями гитлеровцев, — с одной стороны он негодует: почему американские и английские империалисты не открывают Второй фронт в Европе, с другой стороны — объявляет о решительной борьбе с империалистами, к которым причисляет нацистов.

«Можно ли считать гитлеровцев националистами? Нет, нельзя. На самом деле гитлеровцы являются теперь не националистами, а империалистами» — негодует он.

Далее в докладе Сталин цитирует Гитлера:

“Надо любыми средствами, – говорит Гитлер, – добиваться того, чтобы мир был завоеван немцами. Если мы хотим создать нашу великую германскую империю, мы должны прежде всего вытеснить и истребить славянские народы – русских, поляков, чехов, словаков, болгар, украинцев, белорусов. Нет никаких причин не сделать этого”.

“Человек, – говорит Гитлер, – грешен от рождения, управлять им можно только с помощью силы. В обращении с ним позволительны любые методы. Когда этого требует политика, — надо лгать, предавать и даже убивать”.

“Я освобождаю человека, – говорит Гитлер, – от унижающей химеры, которая называется совестью. Совесть, как и образование, калечит человека. У меня то преимущество, что меня не удерживают никакие соображения теоретического или морального порядка”.

Я Гитлера не изучал, и потому не могу гарантировать достоверность приведенных Сталиным цитат. Возможно, они созданы советской пропагандой. Тем более, болгары, что словаки и белорусы были союзниками нацистов, и вряд ли такие высказывания немецкого лидера публиковались открыто.

Фраза «Когда этого требует политика, — надо лгать, предавать и даже убивать» созвучна мыслям, высказанным Николой Макиавелли в книге «Государь», которую Гитлер вряд ли читал.

Последнюю гитлеровскую цитату из газеты «Правда» использует Вадим Кожевников в своем романе «Щит и меч», не указывая первоисточника. Конечно, она, несомненно, вся насквозь пропитана духом теории Дарвина, но есть что-то и от Достоевского с его «тварь дрожащей или право имею».

Где подчерпнул Сталин свои познания идей Гитлера — я не знаю, возможно, в личных сокровенных беседах.


После статьи в «Правде», которая заканчивалась «Наше дело правое, — победа будет за нами!» по версии заместителя начальника Института военной истории МО СССР Ивана Васильевича Паротькина, Гитлер решил наступать на Сталинград.

«В военных планах немецкого командования Сталинград занимал особое место. Впервые задачу по захвату Сталинграда верховное командование немецкой армии поставило перед войсками группы армий «Юг» еще в ноябре 1941 г.» — пишет И. В. Паротькин.

Ни шагу назад!

Впервые, по моим изысканиям, о Сталинграде Гитлер заявил в директиве № 41 от 5 апреля 1942 г. Гитлер приказывает, ослабив блокаду Ленинграда, начать наступление на Кавказ для овладение нефтепромыслами. Гитлер приказывал, чтобы «в первую очередь, все имеющиеся в распоряжении силы, должны были быть сосредоточены для проведения главной операции на южном участке с целью уничтожить противника западнее Дона, чтобы затем захватить нефтеносные районы на Кавказе и перейти через Кавказский хребет. Окончательное окружение Ленинграда и захват Ингерманландии откладываются до тех пор, пока изменение обстановки в районе окружения или высвобождение других достаточных для этого сил не создадут соответствующих возможностей».

Наступление, согласно директиве № 41, должно вестись и по реке Дон. В районе Сталинграда Дон близко подходит к Волге. Гитлер называет это Сталинградским перешейком.

«Третье наступление в рамках этой операции необходимо организовать таким образом, чтобы силы, наносящие удар вниз по течению р. Дон, соединились в районе Сталинграда с теми силами, которые наступают из района Таганрог, Артемовск между нижним течением р. Дон и Ворошиловградом через р. Донец на восток. Эти силы должны затем соединиться с наступающей на Сталинград танковой армией» — говорится в директиве № 41. Так же Гитлер высказывает пожелание:

«В любом случае, необходимо попытаться захватить Сталинград или, по крайней мере, подвергнуть его воздействию нашего тяжелого оружия, с тем чтобы он потерял свое значение как центр военной промышленности и узел коммуникаций».

Немецкий генералитет считал планы Гитлера, высказанные в директиве № 41 малореальными. Но после выхода Директивы Гитлера № 41, части Красной армии, расположенные «вниз по течению р. Дон» начали стремительно отступать. Первыми бежали советские руководители, что наводит на мысль о том, что отступление советских войск к Сталинграду было заранее спланировано.

Это подтверждают выдержки из книги «Поход на Сталинград» генерал-майора гитлеровской армии Ганса Дёрра, вышедшей в ФРГ в 1955 году:

«5 июля 4-я танковая армия получила сведения, что перед ее фронтом сосредоточены крупные силы противника; имелось основание предполагать, что такие же силы сконцентрированы в Воронеже.

6 июля обстановка резко изменилась: противник ночью оставил Воронеж и начал отход и на северном фланге».

«Можно было с уверенностью сказать, что противника многому научили значительные победы, одержанные германской армией, сопровождавшиеся уничтожением окруженных войск (последняя, под Харьковом, была одержана всего пять недель назад), и что он в целях сохранения собственных сил может осуществлять отступление».

Даже немецкие офицеры подозревали о координации действий Красной армии и Гитлера.

«Вместо того чтобы нанести ущерб противнику, мы оказали ему помощь» — вспоминал Ганс Дёрр.

«Офицеры русской армии, захваченные нами в плен около 11 июля, сообщили, что русские по эту сторону Волги вряд ли будут оказывать серьезное сопротивление. Результаты нашей воздушной разведки подтвердили эти показания» — сообщается в книге «Поход на Сталинград».

Надо бы форсированным маршем идти к Волге, но 13 июля Гитлер отдал приказ 1-й и 4-й танковым армиям выйти в район устья р. Донец, затем повернуть на запад и нанести удар на Ростов.

«Этот приказ означал, по меньшей мере, приостановление операции, имевшей целью захват Сталинграда» — считает Ганс Дёрр.

В это время, когда вышел приказ Гитлера 1-й и 4-й танковым армиям, того же 13 июля в Москве проходило заседание Военного Совета, на котором было решено начать отход на Волгу.

В связи с этим Ганс Дёрр пишет:

«15 июля сопротивление перед фронтом 17-й армии внезапно ослабло, быстро продвигавшимся войскам едва удавалось поддерживать соприкосновение с отходившими на юг русскими; пути их отхода были безлюдны и не обнаруживали никаких признаков бегства (не было видно ни брошенного оружия, ни машин, ни имущества и т. д.). Следовательно, противник осуществлял планомерный отход. Это тогда мог заметить любой простой солдат».

«Никогда до этого и после этого обстановка не была такой благоприятной для наступления на Сталинград. Этот шанс был потерян ради проведения «битвы в котле», хотя окружать тогда, собственно говоря, было некого», — сокрушается генерал-майор гитлеровской армии.

Конечно, если планом Гитлера являлось взятие Сталинграда, то надо было бы ему делать так, как хотел Ганс Дёрр. Если бы Гитлер хотел сокрушить СССР, то ему вообще был не нужен Сталинград. Более важно было взять Мурманск, и прекратить американские военные поставки по ленд-лизу. Можно было выбить русских с Черного моря и через Грузию захватить нефтепромыслы Баку. Много ещё чего можно было сделать, но у Гитлера и его соратников в борьбе за «новый порядок» были другие планы. И в них Сталинграду была отведена особая роль. Здесь должен был родиться сверхчеловек.

Поэтому 23 июля 1942 г Гитлер в директиве № 45 возвращается к теме Сталинграда:

«Происходит сосредоточение еще одной группировки противника в районе Сталинграда, который он, по-видимому, собирается оборонять». Далее идут далеко идущие, но так и не реализованные планы по «овладению всем восточным побережьем Черного моря, в результате чего черноморские порты и Черноморский флот противника будут парализованы», по захвату Грозного и Баку. Это для группы армий А.

Группе армий Б «выпадает задача наряду с оборудованием оборонительных позиций на р. Дон нанести удар по Сталинграду и разгромить сосредоточившуюся там группировку противника, захватить город, а также перерезать перешеек между Доном и Волгой».

В состав группы армий «Б» (командующий – генерал-полковник, с 1.02.1943 г. генерал-фельдмаршал М. Вейхс) входили: немецкие 4-я танковая, 2-я и 6-я армии, 8-я итальянская и 2-я венгерская армии.

Из этой директивы можно предположить, что немцы ещё не догадываются, что их ждёт в Сталинграде. План наступления немцев на Сталинград получил кодовое название «Фишрейер» и степень секретности – «совершено секретно».

Но Сталин, как Ленин из поэмы Маяковского – все мысли и дела он знает наперёд, или у него с Гитлером всё было давно согласованно. Через 5 дней после гитлеровской директивы № 45 28 июля 1942 г. вышел приказ Ставки ВГК № 227:

«Враг бросает на фронт всё новые силы и, не считаясь с большими для него потерями, лезет вперед, рвется вглубь Советского Союза, захватывает новые районы, опустошает и разоряет наши города и села, насилует, грабит и убивает советское население. Бои идут в районе Воронежа, на Дону, на юге у ворот Северного Кавказа. Немецкие оккупанты рвутся к Сталинграду, к Волге и хотят любой ценой захватить Кубань, Северный Кавказ с их нефтяными и хлебными богатствами. Враг уже захватил Ворошиловград, Старобельск, Россошь, Купянск, Валуйки, Новочеркасск, Ростов-на-Дону, половину Воронежа. Часть войск Южного фронта, идя за паникерами, оставила Ростов и Новочеркасск без серьезного сопротивления и без приказа из Москвы, покрыв свои знамена позором.

Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную Армию, а многие из них проклинают Красную Армию за то, что она отдает наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток.

Некоторые неумные люди на фронте утешают себя разговорами о том, что мы можем и дальше отступать на восток, так как у нас много территории, много земли, много населения и что хлеба у нас всегда будет в избытке. Этим они хотят оправдать свое позорное поведение на фронтах. Но такие разговоры являются насквозь фальшивыми и лживыми, выгодными лишь нашим врагам.

Каждый командир, каждый красноармеец и политработник должны понять, что наши средства небезграничны. Территория Советского Союза — это не пустыня, а люди — рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы и матери, жены, братья, дети. Территория СССР, которую захватил и стремится захватить враг, — это хлеб и другие продукты для армии и тыла, металл и топливо для промышленности, фабрики, заводы, снабжающие армию вооружением и боеприпасами, железные дороги. После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало намного меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет уже преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослабевать нашу оборону, нашу Родину.

Поэтому надо в корне пресекать разговоры о том, что мы имеем возможность без конца отступать, что у нас много территории, страна наша велика и богата, населения много, хлеба всегда будет в избытке. Такие разговоры являются лживыми и вредными, они ослабляют нас и усиливают врага, ибо если не прекратим отступления, останемся без хлеба, без топлива, без металла, без сырья, без фабрик и заводов, без железных дорог.

Из этого следует, что пора кончить отступление.

Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв.

Надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории, цепляться за каждый клочок советской земли и отстаивать его до последней возможности.

Наша Родина переживает тяжелые дни. Мы должны остановить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это нам ни стоило. Немцы не так сильны, как это кажется паникерам. Они напрягают последние силы. Выдержать их удар сейчас, в ближайшие несколько месяцев, — это значит обеспечить за нами победу.

Можем ли мы выдержать удар, а потом отбросить врага на запад? Да, можем, ибо наши фабрики и заводы в тылу работают теперь прекрасно и наш фронт получает все больше и больше самолетов, танков, артиллерии, минометов.

Чего же у нас не хватает?

Не хватает порядка и дисциплины в ротах, батальонах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять свою Родину.

Нельзя дальше терпеть командиров, комиссаров, политработников, части и соединения которых самовольно оставляют боевые позиции. Нельзя терпеть дальше, когда командиры, комиссары, политработники допускают, чтобы несколько паникеров определяли положение на поле боя, чтобы они увлекали в отступление других бойцов и открывали фронт врагу.

Паникеры и трусы должны истребляться на месте.

Отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно явиться требование — ни шагу назад без приказа высшего командования.

Командиры роты, батальона, полка, дивизии, соответствующие комиссары и политработники, отступающие с боевой позиции без приказа свыше, являются предателями Родины. С такими командирами и политработниками и поступать надо как с предателями Родины.

Таков призыв нашей Родины.

Выполнить этот приказ — значит отстоять нашу землю, спасти Родину, истребить и победить ненавистного врага.

После своего зимнего отступления под напором Красной Армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам. Они сформировали 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи. Они сформировали, далее, около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, лишили их орденов, поставили их на еще более опасные участки фронта и приказали им искупить свои грехи. Они сформировали, наконец, специальные отряды заграждения, поставили их позади неустойчивых дивизий и велели им расстреливать на месте паникеров в случае попытки самовольного оставления позиций и в случае попытки сдаться в плен. Как известно, эти меры возымели свое действие, и теперь немецкие войска дерутся лучше, чем они дрались зимой. И вот получается, что немецкие войска имеют хорошую дисциплину, хотя у них нет возвышенной цели защиты своей родины, а есть лишь одна грабительская цель — покорить чужую страну, а наши войска, имеющие цель защиты своей поруганной Родины, не имеют такой дисциплины и терпят ввиду этого поражение.

Не следует ли нам поучиться в этом деле у наших врагов, как учились в прошлом наши предки у врагов и одерживали потом над ними победу?

Я думаю, что следует.

Верховное Главнокомандование Красной Армии приказывает:

1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтами:

а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;

б) безусловно снимать с поста и направлять в Ставку для привлечения к военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций, без приказа командования фронта;

в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины.

2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования армии, и направлять их в военный совет фронта для предания военному суду;

б) сформировать в пределах армии 3-5 хорошо вооруженных заградительных отрядов (по 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной;

в) сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.

3. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять в военные советы фронта для предания военному суду;

б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах.

Народный комиссар обороны И. СТАЛИН»

К. М. Симонов пишет:

«Мы… целый час, оглушённые, молчали после того, как прочли приказ. По-настоящему я пришёл в себя только через несколько дней в Москве. Все эти дни мне казалось, что течение времени прекратилось. До этого война наматывалась как клубок, сначала как клубок несчастий, потом, в декабре сорок первого, этот клубок как будто начал разматываться, но потом он снова начал наматываться, как клубок новых несчастий. И вдруг, когда я прочел этот приказ, словно всё остановилось. Теперь движение жизни представлялось в будущем каким-то прыжком — или перепрыгнуть, или умереть!».

Вот он — желанный миг — для фанатов теории Дарвина! Текст приказа № 227 опубликовали в СССР лишь в 1988 году.

Общее количество личного состава Красной армии, получившее приговор суда по этому приказу, составляло 994 300 человек, 436 600 отправились в места лишения свободы после вынесения приговора. Через штрафные подразделения (роты и батальоны) за период с сентября 1942 по май 1945 прошло 427 910 человек.

8 августа 1942 года к западу от Калача-на-Дону, не имея приказа отступать, в окружение попали 9 советских стрелковых дивизий, две механизированные и 7 танковых бригад. После нескольких дней боёв дивизии понесли тяжёлые потери, а оставшиеся в живых попали в плен. Всего в плен попало до 57 тысяч человек, было потеряно около тысячи танков, 750 орудий и 650 самолётов.

Конечно, можно объяснить такую ситуацию и невежеством «сталинских сатрапов», и «зверствами фашистов», и даже «заговором против русского народа». Но всё это натянуто и не логично. Зато если советское руководство создавало невыносимые для жизни условия, как наиболее благоприятные для создания человека нового типа, чтобы «в будущем каким-то прыжком», то выход приказа № 227 закономерен.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s