МЮНХЕНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

Опубликовал(а)

«О, сколько нам открытий чудных» принесла пандемия ковида! Вслед за почти безлюдной инаугурацией 46-го президента США, крупнейший в мире неофициальный форум по вопросам безопасности прошел… в виртуальном формате. Участники и выступающие встретились на экранах, взглянули друг другу в глаза и высказали всё, что сочли необходимым, не выходя за пределы своих собственных домов или офисов.

С одной стороны, для организаторов получилось большое облегчение: ни тебе забот (и серьёзных, между прочим, расходов) о встрече, размещении и охране высоких гостей, ни головной боли от очередных демонстрантов, требующих чёрт знает чего от всех вместе и каждого по отдельности… С другой же – приходится констатировать, что нынешняя Мюнхенская конференция оказалась далеко не тем мощнейшим хитросплетением открытой дипломатии, закулисных переговоров и негласных соглашений, каковой она была со дня своего первого проведения. Трудно встречаться «в кулуарах» через Интернет, ещё труднее вслушиваться в мельчайшие детали речи того или иного оратора и уж совсем невозможно оценить такие тонкости протокола, как состав делегаций, порядок рассаживания за столом – как обеденным, так и переговорным… за полным отсутствием таковых.

«Разбирайтесь без меня»

Тем не менее, даже в столь удивительном, виртуальном формате Мюнхенская конференция остаётся весьма символическим событием в мире большой политики. Руководители держав, представители крупного бизнеса, дипломаты и аналитики общаются, «сверяют часы» — так же, как они делали в Мюнхене десятилетия подряд. А нынче, в дни общей беды – пандемии, и после смены власти в США, подобная дискуссия становится особенно актуальной.

Следует отметить, что ещё одна странность нынешней конференции проявилась в том, что Украина, с одной стороны, стала одной из основных тем обсуждения, с другой – украинская делегация отсутствовала в Мюнхене даже на экранах. Точнее, представители Украины были – но они не представляли государственную власть. Похоже, команда, которую привел с собой в киевскую власть Владимир Зеленский, добилась того, чего не смог добиться весь дипломатический корпус России: Украина перестала быть субъектом в международной политике, став её объектом – безгласным, не имеющим даже желания высказывать свою точку зрения. Поддержку территориальной целостности Украины высказывает в своей речи новый президент США Джозеф Байден, федеральный канцлер Германии Ангела Меркель отдельно отмечает отсутствие прогресса в защите Украины от российской агрессии и непродуктивность Минского процесса… а официальные украинские представители «сказали в нетях». Им не надо?

Конечно, весьма интересно было бы узнать реакцию на проукраинские выступления западных лидеров «виновника торжества» — лидера страны-агрессора — Владимира Путина. Но и тут – неувязочка: ни Путин, ни кто иной из высшего кремлёвского руководства не принял участия в нынешней встрече в Мюнхене. Даже виртуально не соизволили-с. Впрочем, следует заметить, что, в отличие от прошлых лет, устроители этого форума не предусматривали на этот раз, что Россия окажется в центре внимания. В 2021 году она стала, в первую очередь, диалогом лидеров США и Евросоюза, которым после четырёхлетнего правления Трампа есть о чём друг с другом поговорить и, главное – друг друга послушать.

Back in the USSR

Так было, конечно же, не всегда. Президент России и другие представители российской власти регулярно использовали «мюнхенскую площадку» для презентации своих взглядов, но главное – для заверений всех и каждого в исключительно мирных намерениях Кремля – даже, когда Кремль отдавал приказы атаковать ту или иную страну или отравить того или иного неугодного деятеля. На Мюнхенских конференциях российские делегации напоминали стаю голубей мира с оливковыми ветвями в клювиках.

Именно в Мюнхене в феврале 2007 года Владимир Путин выступил со своей знаменитой речью о «безопасности от Владивостока до Лиссабона», предложив европейцам прямым текстом нехитрую бандитскую формулу «крышевания»: «Вы платите – мы вас защищаем от себя». Она означала практический и окончательный отказ России от сотрудничества с Западом и возвращении Кремля ко внешнеполитическому курсу советских времён. В очередной раз, чуток оправившись и «нагуляв жирок» с помощью добрых западных дядь, верующих в исправление и демократизацию всех и вся, русский медведь вернулся к тому образу жизни, который в своё время без экивоков и умолчаний описал российский император Павел Первый: «Россия есть держава военная, призванная грозить всему свету». Нынешний самодержец российский сформулировал свою мысль несколько более пространно: «Россия – страна с более, чем тысячелетней историей (набившая оскомину ложь!) и практически всегда она пользовалась привилегией проводить независимую внешнюю политику. Мы не собираемся менять эту традицию и сегодня» — подчеркнул тогда Путин.

Сегодня, через 14 лет после путинской «мюнхенской речи», стало предельно ясно, каковы последствия этого мировоззрения. Уже тогда Путин проявил убеждённость в том, что независимая внешняя политика – это не неотъемлемая часть суверенитета любой страны. Нет – это «привилегия». Вот у России эта привилегия есть, а у тех же Грузии или Украины её нет и быть не может. Не заслужили, видимо. И, если не хотят двигаться в фарватере российской политики – то, видимо, решили стать «проектами Запада», как наиболее вероятного противника. Именно так охарактеризовал недавно Украину пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. В принципе, тоже чисто российское имперское мышление, не допускающее равенства ни в каких отношениях: если, мол, не «лежат под нами» – значит, нашли себе другого «господина». А это нельзя, не по понятиям…

«Пойдите прочь, вы наскучили»

Именно такое восприятие современной цивилизации – как мира, в котором право голоса имеют лишь сильные (а Россию Кремль считает сильной уже хотя бы по причине «не смешите мои «Искандеры»), и привело к вооружённым нападениям на Грузию и Украину. И, как следствие – к нарастанию политической изоляции России, которая в качестве ответной агрессивной реакции вызвала в наши дни всё более прогрессирующую самоизоляцию. Именно поэтому российская делегация впервые за долгие годы не почтила (или не отяготила – кто как считает) своим присутствием Мюнхенскую конференцию: Путину попросту не интересно полемизировать со своими западными оппонентами. Когда они упорно и нудно напоминают ему о необходимости соблюдать нормы международного права или там уважать права собственных граждан – это воспринимается им и его командой так, как воспринималось когда-то советскими функционерами – как «вражеские происки».

Теперь, когда в Москву прибывает высокопоставленный западный визитёр – его могут оскорбить и высмеять, не заморачиваясь на соблюдения не только дипломатического протокола, но и элементарной человеческой вежливости – так, как это случилось недавно с шефом европейского дипкорпуса Жозепом Боррелем. Кстати, тут Путин и Лавров – новаторы: такого откровенно гопнического поведения советские дипломаты и руководители себе не позволяли. Это больше похоже не на «мистера Нет» Андрея Громыко, а на Ким Чен Ына. И это – ещё один индикатор, указывающий на усиление российской самоизоляции. В мире, где факты доступны каждому, Путину теперь буквально нечего делать. Ему не о чем спорить с Байденом или с Ангелой Меркель. Поэтому – зачем тратить силы и время? Лучше выступать перед аудиторией, которая возьмёт под козырёк и ни словом не возразит. Встречаться с теми, кто станет заглядывать ему в глаза, отыскивая там мир, или же с теми, кто от него всецело зависит – скажем, с Александром Лукашенко.

С другой же стороны, отсутствие коммуникации, как нельзя более ярко проявленное теперь в Мюнхене, является ещё одним важным показателем не только того, как меняется на глазах отношение цивилизованного мира к России, но и того, как меняется отношение России к миру. Когда министр иностранных дел РФ Сергей Лавров угрожал Евросоюзу полным разрывом отношений, если тот примет ещё какие-нибудь санкции – он вовсе не шутил. И то, что этим Кремль нанёс бы ущерб, прежде всего, себе – кремлёвских бонз больше не интересует. Они действуют по принципу, описанному братьями Стругацкими в повести «Понедельник начинается в субботу», где искусственно созданный «абсолютный потребитель» собирался «схватить всё, до чего дотянется, после чего закуклиться и остановить время». Правда, пока что Путин этого ещё не сделал: он всё ещё пытается схватить ещё хоть что-нибудь. А потом уже опустить новый Железный занавес и кричать миру: «Отойди, а не то бомбой шандарахну!».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s