ИЗРАИЛЬСКАЯ ПАНОРАМА

Опубликовал(а)

ЧЕРНО В ГЛАЗАХ

Израиль ведет борьбу с одной из самых крупных экологических катастроф на побережье за всю историю страны. 23 февраля, правительство выделило 45 млн. шекелей, чтобы ускорить устранение последствий загрязнения нефтепродуктами средиземноморского побережья страны.

17-18 февраля на израильское побережье, от Рош а-Никра на севере до пляжа Зиким на юге, были выброшены сотни тонн мазута. Общая протяженность полосы загрязнения составляет около 160 км. Вследствие катастрофы погибли тысячи особей водных и прибрежных животных различных видов, в том числе кит и китенок.

По версии министерства экологии, источником загрязнения стало судно, пострадавшее в ходе шторма недалеко от израильского побережья. В отчете министерства сообщается, что под подозрением примерно десять судов, которые недавно шли на удалении около 50 км от израильского побережья.

В понедельник, 22 февраля, по запросу министерства экологии мировой суд Хайфы запретил к публикации информацию о ходе расследования экологической катастрофы.

Решением суда было запрещено публиковать любые детали расследования, включая названия подозреваемых судов, портов их отправления и маршруты их следования. Вскоре после этого объединение журналистов, государственная корпорация телерадиовещания «Кан» и газета «Глобс» опротестовали это решение. К протесту присоединились природоохранные и правозащитные организации, обвинившие правительство в пособничестве крупным пароходным компаниям, нарушении принципа прозрачности информации.

Менее чем через сутки суд частично удовлетворил апелляцию, оставив в силе лишь запрет на публикацию методов расследования, данных участников расследования и любой информации, источником которой являются следственные органы. При этом суд разрешил публикацию любых журналистских расследований и других материалов, не полученных от официальных следственных органов.

Сразу после частичного снятия запрета в СМИ появилось сообщение о том, что одним из подозреваемых судов является танкер Minerva Helen, шедший под греческим флагом. 11 февраля это судно покинуло Порт-Саид (Египет) и направилось в сторону побережья Израиля. По версии, представленной в этой публикации, после разлива нефти танкер развернулся, вернулся в другой порт в Египте, а затем последовал в порт Картахена (Испания). Но все это пока на уровне слухов и версий.

Трудности в расследовании обусловлены тем, что разлитые нефтепродукты достигли пляжей Израиля 17 февраля. В этот день был сильный шторм (высота волн достигала 7 метров), шли дожди и снег, была низкая густая облачность, и все это создавало проблемы для спутникового мониторинга.

В настоящее время ведутся работы по очистке пляжей средиземноморского побережья Израиля от мазута. По предварительным оценкам, основные работы по очистке пляжей можно завершить в течение нескольких недель, но на то, чтобы полностью устранить последствия катастрофы, уйдут годы. Специалисты говорят, что углеводороды в остаточном количестве могут находиться в песке до 10 лет. Все это время на пляжах будет чувствоваться легкий «нефтяной запах», свидетельствующий о том, что углеводородные пары продолжают присутствовать в воздухе. Самое неприятное в сложившейся ситуации, что эти пары, по мнению ряда ученых, обладают вредным для здоровья, в том числе, и канцерогенным воздействием.

Управление парков и заповедников Израиля начало запись добровольцев, готовых участвовать в очистке побережья Израиля от мазута. Центры информации и регистрации действуют, начиная с 21 февраля, на пляжах Ахзив, Тель Дор, А-Боним, Бейт Янай, Шикмона, Пальмахим, Ашкелон. Позднее записавшиеся получат сообщение о месте и времени начала работы. Работать добровольцы будут после подробного инструктажа по поводу правил безопасности при уборке мазута. В работе по разметке загрязненных пляжей и уборке территории привлечены военнослужащие ЦАХАЛа.

Граждан, за исключением записавшихся добровольцев, просят не приближаться к загрязненным пляжам и не пытаться очищать их самостоятельно, поскольку эти действия требуют соответствующей подготовки и использования защитных средств. Пока добровольцев решено не задействовать из-за острой нехватки специального оборудования.

Министерство экологии, министерство здравоохранения и министерство внутренних дел опубликовали заявление, в котором гражданам Израиля предписано воздерживаться от посещения пляжей Средиземного моря с какими-либо целями до особого распоряжения. Запрет касается занятий спортом на берегу Средиземного моря, купания и отдыха.

В то же время на покрытых мазутом пляжах поспешили засветиться политики. Биньямин Нетаниягу, министр экологии Гила Гамлиэль, а также мэры Ашдода, Ашкелона, Бат-Яма и другие чиновники побывали на одном из ашдодских пляжей и приняли участие в их очистке.

К ним решил присоединиться и лидер партии «Еш Атид» Яир Лапид. Вместе с другими депутатами и активистами своей партии он пришел на пляж, где участвовал в работах по очистке территории от мазута. Стоит отметить, что эта группа была лучше экипирована для такого рода работ, чем премьер-министр и его приближенные.

Сразу после сообщения о катастрофе в социальных сетях появились различные версии ее причин.

Так, директор компании Green Ocean, производящей сорбенты нефти, Вадим Манов на своей странице в Facebook опубликовал версию, согласно которой пронесшийся над Израилем сильный шторм поднял со дна толстый слой мазута, образовавшийся за счет бесконтрольного слива т.н. остаточного топлива кораблями, заходившими в израильские порты. Слежавшись, этот мазут превратился в достаточно плотную массу, и будучи поднят бурей со дна, превратился в те самые комки, которые мы увидели на побережье.

В пользу этой версии Вадим Манов указывает на сами масштабы катастрофы. По его мнению, даже разлив 300 тонн мазута, как это предполагает министерство экологии, не могло привести к подобному загрязнению 160 км прибрежной полосы – для этого нужно, как минимум, 1000-1500 тонн. Кроме того, он обращает внимание, что никакого нефтяного пятна, предшествовавшего катастрофе, не зафиксировано, а если бы речь шла именно о разливе нефти, то такое пятно непременно было бы, и более того – очень быстро добралось бы до берегов Кипра, Мальты, Греции и Турции, а там никаких экологических катаклизмов не наблюдается.

Таким образом, считает Манов, не нужно искать черта тому, у кого черт за плечами: вместо поисков мифического корабля-виновника следует ввести в израильских портах нормальную систему мониторинга кораблей, заставить их сдавать по прибытии в порт «отработку» (использованный мазут) и платить деньги за эту услугу.

Однако версия Манова о том, что некие корабли годами бесконтрольно сбрасывали у берегов отработанный мазут, встретила резкую критику со стороны специалистов в области мореходства и самих моряков.

По их словам, такого сброса не было и нет, поскольку за соблюдением каждым судном международного экологического законодательства пристально следит и Израиль, да и весь мир – в первую очередь, через спутники, а также через завербованных членов команды, которые получают солидное вознаграждение за сообщение о таком сбросе. Да и любой капитан и старший механик судна знает, что за подобное пойдет в тюрьму, получит волчий билет, а компания, которой принадлежит судно, не только заплатит огромную компенсацию, но и будет лишена лицензии.

Кроме того, добавляют моряки, современные корабли строятся так, что сбросить в море отработанное топливо или трюмные воды невозможно, а все фланцы, позволяющие такой выброс в случае, если судно начнет терпеть бедствие, опломбированы и срыв пломбы должен быть зафиксирован в корабельном журнале. Больше того – год от года, конструкция судов совершенствуется с тем, чтобы предотвратить любую утечку топлива в море.

Правда, существует вариант, при котором компания введет пиратское дополнение в конструкцию в виде тайной отводной трубы. Но портовые службы периодически обследуют каждый корабль на наличие таких «волшебных труб». Санкции при их обнаружении следуют самые жесткие – корабль будет арестован, а судам компании, которой он принадлежит, запретят заход, по меньшей мере, в порты США и стран ЕС. То же произойдет, если будет обнаружен срыв пломб на фланцах.

Любое перемещение отработанного топлива и масла, по словам израильского пользователя Facebook старшего механика корабля Игоря Виноградова-Гефена, находящегося сейчас в рейсе, записывается в специальный журнал «oil record book», который периодически проверяют. В Израиле, пишет Виноградов-Гефен, существует та же система слива отработанного топлива, что и в большинстве цивилизованных стран. При этом до 14 тонн слив бесплатный, а за остальное надо платить, как это и предусмотрено международной конвенцией.

Против версии В. Манова говорит так же и тот факт, что никогда прежде подобных выбросов мазута во время шторма не наблюдалось, хотя это далеко не первый такой шторм, а мазут на дне, по его словам, лежит десятилетиями. С другой стороны, можно предположить, что именно в нынешнем году ситуация с мазутным слоем достигла критической точки, и его оторвало от дна.

И все же пока основной остается версия, что на неком корабле, находившемся в израильских территориальных водах, произошла крупная авария, и его капитан, решив уйти от ответственности, поспешил изменить курс, предоставив Израилю самому разбираться с последствиями. В пользу этой версии говорит и то, что мазут добрался и до берегов Ливана, правительство которого поспешило обвинить в случившемся Израиль и уже подало соответствующую жалобу в ООН и другие международные организации. Что, заметим, было вполне ожидаемо.

РОСТ ЗАРПЛАТЫ

Из опубликованного отчета зарплатного отдела Минфина следует, что в то время, как в большинстве отраслей частного сектора зарплаты стояли на месте или росли крайне незначительно, зарплаты госслужащих продолжали непрерывно увеличиваться. В 2019 году их общая сумма составила 194 млрд. шекелей, то есть 50% госбюджета. По сравнению с 2018 годом прямые заработные платы тех, кто «не пашет, не сеет, не строит» увеличились на 5.4%. Хотя на госслужбе занято около 20% всех работающих граждан!

Тем, кто утверждает, что государство недостаточно вкладывает в развитие системы образования и здравоохранения, стоит обратить внимание на следующие данные: за последние 10 лет бюджет Минпроса вырос на 35%, а Минздрава – на 26%, в то время как население страны за данный период увеличилось на 17%. Согласитесь, что это – совсем неплохо.

Зарплаты работников различных министерств и ведомств выросли на 30% (а сотрудников системы здравоохранения – на 35%) при том, что индекс цен за минувшее десятилетие суммарно вырос всего на 8%, а средняя зарплата по стране – на 19%. Вследствие чего средняя зарплата по стране составляла в прошлом году 10 800 шекелей в месяц, а в госсекторе – 13 300 шекелей.

Разрыв в зарплатах между частным и общественным сектором становится еще более впечатляющим, если взглянуть на динамику данных с 2000 года: за это время средняя реальная зарплата в общественном секторе выросла на 66%, в то время как в частном – только на 25%.

Самая высокая зарплата в госсекторе была в прошлом году зафиксирована у генерального инспектора полиции – 100 674 шекелей брутто. Начальник Управления тюрем получал 99 548 шекелей, а начальник Генштаба ЦАХАЛа – 92 798 шекелей. Ответ на вопрос, почему зарплаты этих трех, безусловно, крайне важных и уважаемых людей почти вдвое превышают зарплату премьер-министра, известен: как и в случае с судьями, механизм непрерывного раздувания их зарплат заложен в самой системе расчета и привязки к средней зарплате по стране.

Генерал ЦАХАЛа зарабатывает сегодня в среднем 67 000 шекелей в месяц, полиции – 58 000, ШАБАСа – 57 000, и это уже совсем близко к зарплате премьера – 56 000 шекелей. Зарплата генерал-майора ЦАХАЛа составляет 56 000 шекелей, полковника полиции – 51 000 шекелей и полковника ШАБАСа – 50 000 шекелей.

Средний размер бюджетной пенсии в системе безопасности составляет 11 000 шекелей в месяц, но на самом деле за этой цифрой скрывается поистине огромный разброс данных. Так, не самые высокопоставленные сотрудники «Моссада» и ШАБАКа получают пенсию в размере 21 000 шекелей в месяц при установленном возрасте выхода на пенсию в 54 года. У старших офицеров ЦАХАЛа этот возраст установлен в 47 лет, и размер их пенсии составляет порядка 20 000 шекелей. В том же возрасте уходят на пенсию прапорщики и получают в среднем 15 000 шекелей пенсии.

Офицеры полиции выходят в отставку в 54 года и получают в среднем пенсию в 19 000 шекелей. Размер средней пенсии сержантов и прапорщиков полиции ненамного меньше – 13 000 шекелей.

Но все вышеприведенные данные обманчивы. У высокопоставленных офицеров ЦАХАЛа, полиции и ШАБАСа есть всевозможные накрутки, которые увеличивают их базовую пенсию порой более, чем в 2.5 раза, выкачивая ежегодно из бюджета все новые миллионы шекелей. Причем расчеты этих пенсий так запутаны, что порой в них крайне трудно разобраться даже ревизорам Минфина.

Для сравнения средняя пенсия в системе образования составляет 8 000 шекелей, при установленном возрасте выхода на пенсию в 61 год.

* * *

Ну, а теперь самое время познакомиться со средними зарплатами в других министерствах и ведомствах.

Средняя заработная плата в системе образования составляет 13 688 шекелей. Стоит отметить, что Минпрос – самый большой работодатель в общественном секторе, сегодня в его ведении насчитывается свыше 112 000 ставок. С 2012 года общее число работников Минпроса увеличилось на 25% при росте количества учащихся на 18%. Понятно, что это произошло за счет уменьшения количества учеников в классах, и этот процесс нельзя не приветствовать. Скажем больше: он должен продолжаться, так как среднее число учащихся в классах израильских школ все еще заметно выше аналогичного среднего показателя по странам OECD.

В системе здравоохранения, которая насчитывает свыше 30 000 ставок, средняя зарплата составляет 18 990 шекелей в месяц – включая сотрудников 9 государственных больниц, восьми психиатрических лечебниц и пяти гериатрических клиник.

Понятно, что разброс в зарплатах между врачами, средним и младшим медперсоналом просто огромен, но если верить отчету Минфина, медбратья и медсестры получают у нас в среднем 18 500 шекелей в месяц, сотрудники лабораторий – 17 000 шекелей, фармацевты – чуть выше 16 000 шекелей.

В то же время средняя зарплата высокопоставленных врачей (начиная с зам. начальника отделения в больнице) составляет 79 080 шекелей в месяц, что в 5 раз превышает среднюю зарплату рядового врача. Стоит заметить, что с 2009 по 2019 год средняя зарплата врачей в Израиле выросла больше, чем у кого-либо – на 83%, а у стажеров – на 120%. Но в соотношении с высокопоставленным врачом со стажем зарплату начинающего врача все равно трудно назвать высокой.

В других министерствах и правительственных учреждениях средняя зарплата составляет 33 459 шекелей в месяц (включая дипломатов, работающих за границей). Но и эта цифра скрывает за собой массу других цифр подчас с десятикратным разбросом. К примеру, зарплата машинистки –стенографистки в суде составляет 10 500 шекелей, работника таможни – 13 000 шекелей, общественной адвокатуры – 24 000 шекелей. Но в любом случае 80% госслужащих получают зарплату большую, чем в среднем по стране, а 13% из них зарабатывают свыше 25 000 шекелей.

Но что самое интересное: в эти данные не входят зарплаты судей и работников офиса госконтролера, так как закон запрещает включать их в отчет зарплатного отдела Минфина. Почему? Ответ, оказывается, заключается в том, что зарплаты президента, судей, госконтролера и самых высокооплачиваемых врачей и гендиректоров госпредприятий должен публиковаться раз в год отдельным списком. То есть зарплаты этой категории чиновников и их бюджетные пенсии вообще не входят в общую расходную ведомость зарплат госслужащих, а ведь это – сотни миллионов шекелей в год!

Поэтому нам остается в данном вопросе руководствоваться данными 2018 года, согласно которым зарплата председателя Верховного суда Эстер Хайют составляла 99 000 шекелей в месяц, ее заместителя судьи Ханана Мельцера – 87 000 шекелей, а средняя зарплата члена Верховного суда – 82 000 шекелей.

Судья окружного суда получает сегодня 68 000 шекелей брутто, мирового 54 000 шекелей, суда по трудовым вопросам – 58 000 шекелей. В офисе госконтролера средняя зарплата сотрудников – 27 000 шекелей.

Общий вывод экспертов Минфина и ведущих специалистов страны по вопросу зарплат госслужащих и их количества совпадает и сводится к тому, что так дальше продолжаться не может.

Ситуация, при которой зарплата госчиновника автоматически растет год от года даже если он не сильно продвигается по карьерной лестнице (за счет повышения т.н. «дарги» — квалификационного разряда), в то время как в частном секторе рост зарплаты обычно продолжается до 40 лет, а затем останавливается, алогична. И не только алогична, но и обходится государству слишком дорого. Особенно, с учетом того, что при заложенном автоматическом росте зарплат госслужащие время от времени путем забастовок и пересмотра профсоюзных договоров добиваются еще и скачкообразного их повышения.

В Минфине всерьез опасаются, что после окончания эпидемии и возвращения к нормальной жизни (а, судя по темпам вакцинации, оно не за горами) начнется стремительный рост экономики (что, безусловно, можно приветствовать), а вместе с повышением зарплат в частном секторе произойдет и их рост в общественном, что ляжет тяжкой ношей на и без того изрядно опустошенную казну. Поэтому, вне зависимости от исходов выборов, новому правительству неминуемо придется задуматься о новых кадровых сокращениях в большинстве министерств (а ресурс в этом смысле есть, и немалый), а также о законодательном ограничении темпов роста зарплат госслужащих всех уровней. Потому что иначе все происходящее сегодня как расхищение государственных средств и откровенное использование налогоплательщика в качестве дойной коровы для госслужащих не назовешь.

* * *

Согласно большинству экономических прогнозов, Израиль во второй половине 2021 года ждет мощный экономический подъем, но на фоне относительно высокой инфляции.

Опубликованный за январь индекс цен, даже с учетом изменения системы пересчета, по их мнению, был несколько занижен по сравнению с реальным, но в любом случае рост цен на продукты питания и многие товары и услуги широкого потребления в ближайшее время практически неминуем.

Это объясняется как повышением цен на нефть и на базовые пищевые культуры на мировом рынке, так и быстрым повышением спроса после «открытия» экономики. Вопрос заключается лишь в том, удастся ли будущему правительству удержать годовые темпы инфляции в «коридоре» 3-4%, или он выйдет за этот уровень, что, безусловно, почувствуют на себе прежде всего получатели социальных пособий и безработные.

ЛЮДИ С «ПЬЯНОГО КОРАБЛЯ»

15 израильтян, отправившихся 20 января 2020 года в круиз на пароходе «Даймонд Принцесс», верили, что эта поездка запомнится им на всю жизнь как замечательное приключение. Это и в самом деле оказалось так. Вот только сегодня они вспоминают о ней, скорее, как дурной сон, который хочется, но невозможно забыть. Они официально стали первыми гражданами Израиля, заболевшими до того неслыханной коронавирусной инфекцией и импортировавшими ее в страну. Большинство членов этой группы до их пор находятся под постоянным наблюдением врачей, пытающихся по их состоянию понять, каких еще сюрпризов можно ждать от коронавируса.

Поначалу все действительно складывалось замечательно: участники круиза посетили Японию, Гонконг, Тайвань, Вьетнам, и каждая из этих стран произвела на них неизгладимое впечатление.

4 февраля они снова вошли в территориальные воды Японии и стали приближаться к конечной цели маршрута – городу Йокогама. В 22.00 по корабельному радио прозвучала просьба ко всем пассажирам собрать чемоданы и отнести их в камеру хранения на палубе, поскольку завтра в 6 часов утра они должны сойти на берег. Многие поспешили выполнить это указание, но ровно через час прозвучало новое объявление: всем забрать чемоданы назад, запереться в каютах и ни в коем случае не выходить из них до особого распоряжения, так как на борту обнаружен некий опасный вирус.

Слово «коронавирус» в сообщении не прозвучало, но те, кто попытался, вопреки запрету, выглянуть в коридор, обнаружили, что в нем стоит охранник, который знаком потребовал немедленно вернуться назад. Наутро вместо запланированной высадки каждому под дверь положили набор масок, одноразовых перчаток и термометры. После чего попросили каждые три часа мерить температуру, и в случае ее резкого повышения сообщить коридорному охраннику.

— В течение двух дней никому не разрешалось выйти из каюты, — вспоминает Шимон Дахан (70), заразившийся коронавирусом на «Даймонд Принцесс». – У нас взяло несколько дней, чтобы понять: речь идет о какой-то неведомой эпидемии, которой все очень боятся. У нас взяли анализ на коронавирус, и спустя два дня разрешили гулять по кораблю, но сообщили, что еще две недели мы будем находиться в условиях жесткой изоляции от остального окружающего мира. Потом мы увидели, как к кораблю подъезжают кареты «скорой помощи» и начинают эвакуировать людей. Нам сообщили, что страховая компания заказала частный авиарейс, который доставит нас в Израиль. Мы с женой стали готовиться к высадке, и тут в дверь постучали. «Саймон Дахан! – сказал голос за дверью. — Ваш анализ оказался положительным. Мы переводим вас в главный военный госпиталь Японии».

Жена зарыдала, но я велел ей успокоиться и сказал, чтобы она садилась на самолет, а я буду дома даже раньше ее. Я пролежал в военном госпитале неделю. Никакой паники или чего-то похожего у меня не было. Я – человек военный, и изоляция меня не пугала. Тем более в наши дни, когда телевизор, смартфон, ноутбук под рукой. Так что мне было совсем неплохо.

Когда я вернулся домой, то меня поместили на 10 дней в карантин в больницу «Шиба». Туда же поместили всех прилетевших спецрейсом в Израиль. Стали делать проверки на коронавирус – и через два дня выявили его у моей жены. У нее болезнь протекала довольно тяжело, и она пролежала в больнице месяц. Так что я оказался прав, когда сказал, что попаду домой куда раньше, чем она.

В число четырех израильтян, которые вошли в историю как первые граждане страны, заразившиеся коронавирусом, были и жители киббуца Гиват а-Шлоша Рохеле и Одед Офарим.

— Всего на корабле было 3700 пассажиров, и из них 700 заразились коронавирусом, — вспоминает Рохеле. – Я была уверена, что со мной этого не случится, но 16 февраля у меня резко поднялась температура, и тест показал, что мы с мужем инфицированы. Нас тут же доставили в военный госпиталь. Японцы, как и все, ничего тогда не знали о коронавирусе, но были явно напуганы. Нам с Одедом выделили на двоих четырехместную палату. Мы провели там 25 дней – без глотка свежего воздуха, без общения с людьми – еда передавалась через окошко в двери, которое после этого тут же захлопывалось.

Месяц провела в японском госпитале и четвертая заболевшая – Рахель Битон (75), муж которой Ицхак-Джеки (78) был вынужден вернуться на родину без нее.

— Я была в шоке, когда меня везли в больницу. Вообще. зрелище огромного количества амбулансов у парохода было страшным. Но прежде всего, мне очень мешало то, что меня разлучили с мужем, и я переживала, как он будет там без меня. Но сказать, что весь месяц в больнице я была совсем одинока, я не могу. Меня навестил зам. гендиректора Минздрава Итамар Гротто. Кроме того, очень помогал японский ХАБАД: его сотрудники позаботились, чтобы у меня была кошерная еда, передали книги, брошюру с беседами о недельных главах Торы – и я чувствовала: евреи рядом, они меня не оставили.

Все заболевшие – и те, у кого обнаружился вирус на корабле, и те, кого он догнал уже по возвращению в Израиль – говорят о том, что больше всего их пугала неизвестность. Но самую большую боль им причинили комментарии сограждан, оставленные в соцсетях под сообщением об их болезни – сотни израильтян говорили, что эти старики все равно должны скоро умереть, что не стоило тратить деньги на их возвращение в Израиль. Были и совершенно незнакомые люди, которые желали им мучительной смерти. Откуда эта злоба, было непонятно, но она не могла не ранить.

— Но знаете, — добавляет Рохели, — я думаю, что это даже хорошо, что мы ничего не знали тогда о коронавирусе. Например, у меня хроническая астма, и, если бы мне сказали, что коронавирус поражает дыхательные пути, я могла запаниковать. А так ничего, пронесло. Но возвращение домой у меня было ужасно приятным, все ж хорошо, что мы живем в киббуце. Я позвонила нашему секретарю, объяснила, что вылечилась и больше не заразна, и соседи устроили мне очень теплую встречу – с объятиями и пирогами…

Разумеется, тогда, в феврале 2020 года, никто из этих 11 человек не подозревал, что эпидемия охватит весь мир и будет продолжаться так долго. К счастью, они все выздоровели, но, как уже было сказано выше, продолжают находиться под наблюдением и раз в две недели ездят на обследование в больницу «Шиба». Результаты обследования пока не афишируются, но известно, что спустя год у части заболевших во время круиза антитела исчезли, а у части продолжают сохраняться. То есть продолжительность появившегося в результате болезни иммунитета сугубо индивидуальна.

Кстати, компания «Даймонд Принцесс» в качестве компенсации за пережитые неприятности подарила всем пассажирам того рейса бесплатные билеты на ещё один круиз. Вот только никто не знает, когда в него можно будет отправиться…

ПОИСК РОДСТВЕННИКОВ ПО ДНК

Спустя 76 лет после окончания Второй мировой войны д-р Моше Эренберг нашел в Польше свою двоюродную сестру Еву Пачик. Обе семьи считают, что иначе как чудом случившееся не назовешь. И чудо это стало возможно исключительно технологиям, которые появились совсем недавно.

— Мой отец Авраам родился в небольшом польском местечке, и был старшим в семье из четырех братьев и сестер, — рассказывает Моше Эренберг. – Четыре его сестры погибли с родителями в Освенциме, а папа вместе с младшим братом Гедальей оказались в Дахау и сумели выжить. К началу войны Гедалья уже был женат на Хане, и у него было трое детей. Хана и двое старших погибли в лагере. А вот младшую дочь, Мирьям-Сару он успел перед отправкой в лагерь передать одному поляку в Кракове и заплатил тому огромные деньги с условием, что он сбережет девочку, а после войны вернет ее или ему, или тем родственникам, которым удастся выжить. Так начинается эта грустная, трагическая, но по-своему счастливая история.

Сразу после освобождения Дахау Гедалья Эренберг приступил к поискам дочери, но того поляка, которому он его отдал, что называется, и след простыл. Спустя какое-то время Гедалья женился второй раз – на женщине, которая прошла через эксперименты доктора Менгеле, и потому не могла иметь детей. В конце 1940-х годов братья Эренберги вместе с новыми семьями обосновались в США. Со временем Гедалья открыл магазин спиртных напитков, и стал вполне преуспевающим бизнесменом.

— На протяжении всей оставшейся жизни, вплоть до смерти в 1969 году, дядя продолжал разыскивать пропавшую дочь, для чего регулярно выезжал в Польшу, — продолжает рассказывать Моше Эренберг. — Он жил в Лос-Анжелесе, мы в Нью-Йорке, а так как самолеты в Польшу отправлялись из Нью-Йорка, то во время каждой своей поездки он останавливался у нас в доме. Но для чего он так часто ездил в Польшу, я не знал, и никто в семье мне этого не рассказывал. Родители вообще не говорили мне, что он направляется в Польшу – меня уверяли, что дядя Гедалья ездит в Израиль, так как на всё, что было связано с Польшей и Катастрофой, у нас в семье было наложено табу. Лишь 20 лет назад старший брат рассказал мне, что последние десятилетия своей жизни дядя Гедалья жил мечтой разыскать Сару-Мирьям, но мечте этой так и не дано было осуществиться.

В 2009 году Моше Эренберг вместе с семьей репатриировался в Израиль. Разумеется, он не забыл о своей пропавшей кузине Саре-Мирьям, но понимал, что разыскать ее уже нет никаких шансов. Однако в прошлом году, после начала эпидемии коронавируса, невестка троюродного брата Моше решила от нечего делать заняться составлением родословного древа Эренбергов, и в поисках потенциальных родственников сдала образец ДНК мужа в банк организации «MyHeritage». И спустя короткое время из этой организации пришел ответ, что у ее супруга существует «родственная связь третьей степени» с некой гражданкой Польши Евой Пачик, 53 лет, проживающей в городе Победзиска.

Невестка кузена позвонила Моше Эренбургу в Израиль, предположила, что речь идет о дочери Сары-Мирьям, и предложила ему также передать образец своей ДНК в «MyHeritage».

И вот в январе 2021 года пришел ответ, что Моше связывает с Евой Пачик «родство второй степени». Теперь оставалось лишь связаться с новой родственницей, и выяснить, что она знает об истории жизни своей матери. И тут выяснилось, что и Ева все эти годы искала родню матери, и именно с этой целью и передала образец своего ДНК на этот генеалогический сайт.

— Мама выросла и была воспитана как христианка, считала себя христианкой, но вместе с тем знала, что по рождению она – еврейка, и всю жизнь продолжала искать биологических родителей. Да и внешне она была типичной еврейкой, от этого было никуда не деться, — говорит Ева Пачик.

Как оказалось, тот поляк, который взял у Гедальи девочку, и не думал выполнять своего обещания. Вскоре после отправки евреев в лагерь, он передал ребенка некой женщине, которая решила увезти ее в деревню. Но на одной из станций началась облава, а так как у малышки была очень характерная, не вызывающая сомнений в ее происхождении внешность, то женщина испугалась, и просто бежала в другой вагон, оставив ребенка в купе. Думается, нашедший Мирьям-Сару немецкий солдат все понял, но сжалившись, передал девочку в руки стоявшей на перроне женщины, а та в свою очередь отнесла ее в монастырь.

В монастыре Мирьям-Сара и жила до конца войны, получив новое имя Мария и соответствующее воспитание. После войны ее передали на удочерение в польскую семью, но спустя два года эта пара скончалась, и в 1948 году Мария оказалась в доме у другой бездетной пары, которая и заменила ей родителей.

Со временем Мария выросла, вышла замуж, родила дочь (кстати, талантливую и известную многим в Польше художницу), но продолжала искать биологических родителей. Когда наладились отношения между Польшей и Израилем Мария стала обращаться с просьбой помочь ей в этом в различные еврейские организации, но все было тщетно. В 2012 году в возрасте 73 лет она скончалась, так и не завершив поиски.

— Я думаю, ни у Гедальи, ни у мамы не было никаких шансов найти друг друга, — говорит Ева Пачик. – Дед искал ее в Варшаве и Кракове под именем Сара-Мирьям, а она была к тому времени Марией Добужански, жила на другом конце Польши и не помнила даже фамилии, которую носила при рождении. Но я знала о том, как маму занимают эти поиски, и потому решила их продолжить – без особой надежды, разумеется. И образец ДНК в «MyHeritage» я сдавала тоже без каких-либо ожиданий – так, на всякий случай. И можете представить мое потрясение, когда все так обернулось!

Кстати, доктор Эренберг видит в этой истории трагический аспект, но мне лично так не кажется. В конце концов, ранее детство практически стерлось из маминой памяти. Росла она, окруженная подлинной любовью и заботой со стороны приемных родителей, и была счастлива. Да и дальше ее судьба сложилась в целом счастливо. Ну, а то, что наши семьи нашли друг друга – это самое настоящее чудо и счастье! Ведь получается, что ближе Эренбергов у меня и моих детей никого нет!

Пока новообретенные родственники общаются по Zoom, но с нетерпением ждут окончания эпидемии, чтобы встретиться и познакомиться. Первая такая встреча, вероятнее всего состоится в Польше – там, где и начиналась много лет назад эта история.

— История Моше и Евы всех нас очень растрогала, — признается глава исследовательского отдела «MyHeritage» Рои Мендель. – В сущности, наша организация ведь и была создана для того, чтобы помочь людям узнать родословную своей семьи и, одновременно, найти близких родственников. То, что раньше было невозможно, становится возможным благодаря новым технологиям, тому, что анализ ДНК и его расшифровка стали почти рутиной. Я думаю, что история семей Эренберг и Пачек далеко не уникальна. Вероятнее всего, в ближайшее мы столкнемся со множеством подобных историй. Период Катастрофы – это огромная черная дыра, которая сломала миллионы жизней, разбросала людей по миру, часть из которых до сих пор считается пропавшими без вести. Но теперь их судьбы понемногу начинают проясняться – хотя, понятное дело, большинства из разыскиваемых давно нет в живых. Но, возможно, это – как раз тот случай, когда говорят: «лучше поздно, чем никогда»…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s