МКС: УХОДЯ, ГАСИТЕ СВЕТ?

Опубликовал(а)

Через 20 лет после того, как российская космическая станция «Мир» прекратила свое существование, та же судьба может постичь международную космическую станцию МКС. Провисев на земной орбите на 7 лет больше своей предшественницы, она обветшала настолько, что в её дальнейшей способности к существованию возникли серьёзные сомнения.

Двадцать лет назад, 5 января 2001 года, российскому первенству в космосе был положен бесславный конец: правительство РФ, скрепя сердце, издало указ «О прекращении работы орбитального комплекса «Мир». Космическая станция, провисевшая на орбите без малого 15 лет и символизировавшая преемственность пионеров космоса от СССР к России, была затоплена в Тихом океане. Теперь похожая судьба может постичь и преемницу «Мира»: МКС, по оценкам специалистов, более не в состоянии выполнять свою работу. Никогда ещё за 20 лет судьба станции не висела на столь тонком волоске.

Так же, как и предшественница, МКС уже далеко «не девочка». Она вращается по околоземной орбите на высоте 400 километров. Количество неполадок и чрезвычайных происшествий на ней множится из года в год, а за минувший год оно достигло критической точки. Собственно, в последние пару лет МКС и известна-то не столько, благодаря научным открытиям, сделанным на её борту, сколько из-за постоянных поломок, утечек воздуха и прочих нештатных ситуаций. Тем не менее, официально станция должна продолжать действовать, как минимум, до 2024 года – что будет потом, не известно… как неизвестно и то, выдержит ли она еще вообще.

В наступившем году, как сообщил «Роскосмос», должны начаться консультации с американским Национальным аэрокосмическим агентством НАСА и рядом других партнерских организаций. «Продление срока работы станции зависит от технических и политических вопросов» — расплывчато пояснили в Москве.

В переводе на обычный язык это означает две вещи. «Технические вопросы» — это

а) материальное обеспечение станции: российская её часть стремительно ветшает, а денег нет не то, что на ремонт – на обеспечение российских космонавтов простыми продуктами питания (в январе дело дошло до того, что американцам пришлось поделиться едой с российскими коллегами);

б) вопросы доставки на МКС новых экипажей и материалов: российская сторона настаивает, чтобы всё снабжение и далее шло через Байконур – соответственно, российскими кораблями, которые постоянно то не взлетают, то падают, да и «плату за проезд» с американцев лупят дай Боже. А американская сторона утверждает, что в состоянии уже и сама послать на орбиту пару-другую кораблей, да и вообще – отдать это дело в частные руки, тому же Илону Маску. И дешевле, и надежнее.

Что же касается «политических вопросов» — то тут всё понятно и без перевода. Сотрудничать со страной, которая то вмешивается в американские выборы, то устраивает кибератаки на США, американцам становится всё сложнее и сложнее. В этих условиях даже продление контракта на чистку туалетов на МКС российская пресса подаёт, как «очередную победу России», так что в НАСА всерьёз задаются традиционным одесским вопросом: «А оно нам надо?».

Как перекрывают кислород

Шеф «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин (тот самый, который обещал, что Маск будет прыгать на орбиту на батуте, а россияне создадут первую колонию на Луне… в 2015 году) ещё несколько месяцев назад заявлял, что МКС вполне в состоянии проработать не только до 2024, но даже и до 2030 года. Нынче, после судорожных поисков дырок в обшивке российского модуля «Звезда», через которые утекал воздух вместе с надеждами на дальнейшую работу, он стал несколько осторожнее в выборе выражений. По его словам, станция «дала понять, что ей пора на пенсию». Пробоины-де были «залечены», но конец близок. Заявление смахивает на старый анекдот, в котором профессор спрашивает, пропотел ли больной перед смертью, но Рогозин вообще отличается анекдотическими высказываниями, так что уж этому-то удивляться не стоит, дело привычное.

И впрямь: начиная с осени прошлого года, злоключениям старенькой станции несть числа. То космонавты неделями ищут пробоину, возникшую после транспортировки из одного модуля в другой некондиционного железного мутанта с гордым именем «робот Фёдор». То они, отыскав всё-таки дырку, пытаются, за неимением ничего лучшего, заклеить её… чайным пакетиком. Потом обнаруживается, что воздух всё-таки продолжает уходить – и поиски начинаются с начала. Компрессоры, нагнетающие воздух в станцию, постоянно выходят из строя. Даже космический туалет – и тот уже успел пару раз сломаться. «Роскосмос» постоянно повторяет, что «никакая опасность космонавтам не грозит» — разве что умереть от колик в животе, смеясь над очередными разглагольствованиями Дмитрия Рогозина…

Астроном Джонатан Мак-Дауэлл из Смитсоновского астрофизического центра в Гарвардском университете полагает, что дни МКС сочтены. «Что касается 2030 года – я отношусь к этой дате скептично, — подчеркнул он. – Бортовые системы ветшают на глазах. Конечно, можно поддерживать МКС на плаву ещё десяток лет, но какими деньгами и какими усилиями?». Он считает, что станцию следовало бы «отправить на пенсию» уже сейчас, да вот беда – заменить нечем. Так что ей придется худо-бедно проработать ещё годика эдак до 2026-го.

Общая сумма, потраченная на создание и поддержание станции в рабочем состоянии, составляет на данный момент намного более 100 миллиардов евро. Большую часть текущих расходов взяли на себя США. Космический туризм должен принести какую-то прибыль: в данный момент запланировано посещение МКС первыми тремя туристами, среди которых – один израильтянин. Россия же вот уже несколько лет рассказывает о планах расширения своей части станции новым исследовательским модулем – правда, далее разговоров дело не идёт.

Ну, очень похоже

На самом деле, последние годы существования российской станции «Мир» весьма походили на нынешнюю ситуацию, в которой оказалась МКС. Её тоже преследовали многочисленные поломки, эксперты также высказывались в том смысле, что удерживать её в рабочем состоянии необходимо просто потому, что нечем заменить. Сейчас они говорят то же самое: следует выжать из МКС всю пользу, которую она сможет принести, в этом заинтересован целый ряд стран. Как долго она ещё продержится – зависит от того, сколько денег можно будет вложить в ремонт. И тут, как обычно, все с надеждой смотрят на Америку.

Положение и впрямь смахивает на то, в котором, в конце концов, оказался в своё время «Мир». За 15 лет своего существования российская станция пережила более 1500 «нештатных ситуаций» — от самых непримечательных до катастрофических. Грустный рекорд для гордости российской космической индустрии. С момента её введения в строй 20 февраля 1986 года, на ней побывали в общей сложности 104 российских и зарубежных астронавта. Но, в конце концов, Москве банально не хватило денег на дальнейшее поддержание станции в рабочем состоянии.

После того, как тогдашний российский премьер Касьянов официально объявил о прекращении работы «Мира», на то, чтобы спустить её с небес и утопить в Тихом океане, потребовалось всего лишь три месяца: 23 марта 2001 года ветхое наследство советской эпохи сгорело в атмосфере и пролилось дождём из осколков и запчастей над тихоокеанским Югом, восточнее Новой Зеландии. Останки станции по сей день покоятся там, на океанском дне, после 86 тысяч витков вокруг нашей планеты.

«Роскосмос» до сих пор чтит память утопленницы. По словам Рогозина, станция «Мир» «ознаменовала прорыв в космических исследованиях и обеспечила людям долговременное присутствие в космосе». Ради этой станции в России даже были запланированы некие торжества, однако, из-за пандемии коронавируса, их придётся провести в виртуальном формате – ну и хорошо, так, в конце концов, дешевле. А то бы, может, на очередной парад расстарались, русские это дело любят…

А вот какое будущее ждёт МКС – пока не ясно. Дмитрий Рогозин уже заявил, что Россия-де собирается строить новую орбитальную станцию, причём совершенно самостоятельно. Естественно – больше, лучше, круче и патриотичнее, чем МКС. А что получится на самом деле – да кто ж его знает? Если бы слова шефа «Роскосмоса» сбывались – то российская лунная колония существовала бы уже шесть лет, к ней постоянно летал бы нарисованный лично Путиным корабль с романтическим названием «Парус», а Илона Маска, прибывшего на Марс на батуте, встречали бы хлебом-солью русские красавицы в кокошниках поверх шлемов скафандров. Покуда же, увы, оправдываются прогнозы всяких злопыхателей вроде Джонатана Мак-Дауэлла, который полагает, что единственное, чем ещё МКС может послужить человечеству – так это демонстрацией причин, по которым космические станции выходят из строя.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s