ИЗРАИЛЬСКАЯ ПАНОРАМА

Опубликовал(а)

ПРЕДВЫБОРНЫЕ ЯРМАРКИ

По старой доброй традиции, накануне предвыборных кампаний в стране разворачивались сразу три большие ярмарки.

Первая ярмарка называлась «предвыборная экономика», в ходе которой партии, остающиеся до выборов у руля страны, задабривают избирателя повышением социальных пособий и минимальной зарплаты, облегчением налогового бремени, снижением пошлин, сдерживанием инфляции и другими «пряниками». Эта ярмарка работает и сегодня, но напоминает скорее магазин после налета – эпидемия нанесла достаточно серьезный удар по национальной экономике, и в лучшем случае держатели административного ресурса могут побаловать потенциальных избирателей дополнительными субсидиями. Но субсидии эти так малы, что скорее отталкивают, чем притягивают.

Второй ярмаркой, вне сомнения, всегда была ярмарка предвыборных обещаний. Ввести смертную казнь для террористов, привязать зарплату в Израиле к курсу доллара и повысить ее минимум до $1000 (Что бы сегодня вы сказали по поводу этой идеи?! Впрочем, автор уже заявил об уходе из политики), ввести гражданские браки, посадить всех госслужащих на хлеб и воду, решить проблему Газы и Негева – чего мы только не наслушались в последние годы, всего и не упомнишь. Сегодня эта ярмарка тоже работает, и с большими или меньшими вариациями в ее лавках лежит то же самый товар. Он немного залежался, заплесневел, чуть протух, но если его протереть мокрой тряпочкой с уксусом, обмахнуть щеточкой, то у него появляется вполне товарный вид.

К тому же в нынешнем году на ярмарке появились модные новинки.

Например, в лавках партий, находившихся в оппозиции, очень бойко торгуют обещанием создать комиссию «по расследованию провальной деятельности правительства в борьбе с эпидемией» — чтобы народ понял, почему его отправили в ненужный карантин; почему в результате эпидемии умерло так много людей; почему так бездарно шла вакцинация, которую на самом деле можно было закончить за один день, и, наконец, почему вообще правительство подняло такую панику, хотя на самом деле никакой эпидемии не было.

К обещанию создать такую комиссию недавно присоединился и лидер партии «Тиква Хадаша» Гидеон Саар, который почти до самого роспуска кнессета находился в составе коалиции. Есть еще обещания добиться создания комиссии по расследованию дела о субмаринах для отправки ненавистного Биньямина Нетаниягу на долгие годы в тюрьму; комиссии для решения проблем насилия в арабском секторе и еще чего-то. Товар, кстати, расходится довольно бойко; маркетологи довольны.

И, наконец, третья ярмарка – это, безусловно, ярмарка дешевых политических распродаж, которая всегда идет вплоть до формирования партийных списков (с формированием таких списков на основе праймериз мы, похоже, во имя победы демократии завязываем надолго).

Но на левом фланге израильской политики скорее считают раны и потери, чем приобретения. Министр соцобеспечения Ицик Шмули признался, что распрощался со своей мечтой стать лидером партии «Авода», и не станет баллотироваться на этот пост. Сейчас он взвешивает возможность присоединения к «Экономической партии» профессора Злихи. Такой альянс, по ряду опросов, позволяет этой сладкой парочке пройти в кнессет.

Затем выставить кандидатуру на праймериз в «Аводе» предложили экс-премьеру Эхуду Бараку (с которого и начался стремительный закат израильской лейбористской партии), но он вежливо отказался. Одновременно Барак прозрачно намекнул, что был бы не против встать во главе лево-центристского блока, в который вместе с «Аводой» вошли бы партии «Мерец», «Исраэлим» и «Еш атид», но лишь при условии, что у такого блока будет достаточно сил, чтобы дать ему возможность еще раз посидеть в кресле премьер-министра. Но создание такого блока, как выяснилось, маловероятно.

Подумывал о создании подобного блока и Яир Лапид, но и он, похоже, решил не спешить вступать в союз с Роном Хульдаи после того, как опросы перестали давать партии «Исраэлим» первоначальные 6-7 мандатов и просигналили, что она может вообще не пройти электоральный барьер. Так что сейчас лидер «Еш атид» занят уговорами Ганца вообще отказаться от участия в выборах – в обмен на обещание министерской должности в коалиции без Нетаниягу. Но не пойти на выборы означает не использовать тот огромный предвыборный бюджет, который полагается партии «Кахоль-лаван», и вот на это Ганц, видимо, никак согласиться не может.

Тем временем лидеры «Ямины» и «Тиква Хадаша» с гордостью представили публике свои новые приобретения. О присоединении к «Ямине» известил создатель движения «Ани Шульман» («Я – Шульман») Абир Кара, который займет место в первой десятке списка этой партии. Возникшем в «Фэйсбуке» движении, призванном объединить и защитить мелких и средних предпринимателей от непомерного налогового и бюрократического гнета. Привлечением Абира Кары Нафтали Бенет явно хотел продемонстрировать свою верность интересам среднего класса и готовность к проведению давно назревших экономических реформ. Но при этом ему вряд ли стоит рассчитывать на голоса всех 400 000 «шульманов», так как ближайшие сподвижники Кары уже присмотрели для себя теплые места в списках партий «ТЭЛЕМ» и «Тиква Хадаша».

О присоединении к последней заявил в начале недели экс-мэр Бат-Яма Шломо Лахиани, а также председатель Совета поселений Иудеи и Шомрона Давид Эльхаяни. Таким образом, Гидеон Саар продолжает укреплять позиции на местах, наращивает число сторонников в Иудее и Шомроне – словом, ведет себя так, как и положено многоопытному политику, умеющему работать с электоратом.

Одновременно Саар ведет, пожалуй, и самую успешную личную предвыборную кампанию, используя для этого любую трибуну.

Так, в недавнем интервью газете «Джерузалем пост» Саар высказал резкую критику в адрес провального, с его точки зрения, поведения правительства в борьбе с эпидемией, довольно подробно рассказал о планируемой им реформе системы власти (которая и в самом деле выглядит весьма заманчиво), а также о готовности создать будущую коалицию со всеми партиями, кроме «Мерец» и «Объединенного арабского списка». Он также выразил уверенность, что сможет куда лучше Нетаниягу наладить отношения с новой американской администрацией, поскольку у него нет давних конфликтных отношений с Байденом и его окружением, которыми отягощен нынешний глава правительства.

Когда же речь зашла о внутренней политике, то Гидеон Саар заявил следующее: «Одни называют меня крайне правым, а Нетаниягу называет меня левым, но среднее между ними может быть наиболее правильным. Я наименее радикальный человек в израильском обществе, и вся страна это знает», — сказал он, а затем подчеркнул, что после выхода Смотрича из «Ямины» позиции его партии и Бенета сблизились, и укрепилась почва для сотрудничества.

Напомним, что присоединившийся к «Новой надежде» Давид Эльяхаяни в свое время резко возражал против аннексии Иорданской долины и части поселений Иудеи и Шомрона в рамках плана Трампа именно потому, что руководствовался принципом «Все или ничего!». И свой приход в «Тиква Хадаша» он, как и его предшественник Дани Даян объяснил тем, что «Нетаниягу предал идеи национального лагеря».

Таким образом, до сих пор Эльхаяни и Даяну было по пути именно со Смотричем, и кто знает, как они поведут себя в качестве депутатов, если выяснится, что Саар отнюдь не готов на радикальные шаги и собирается дружить с Джо Байденом.

Между тем, хотя партия «Ционут дати» Бецалеля Смотрича по опросам не проходит электоральный барьер, ее рано списывать со счетов. Особенно с учетом того факта, что недавно ЦК партии «Байт Йегуди» выбрал новым лидером зам. мэра Иерусалима Хагит Моше, кандидатуру которой активно поддерживал Нетаниягу.

Хагит Моше однозначно заключит союз со Смотричем, и если тому удастся создать хотя бы технический блок с Итамаром Бен-Гвиром и Моше Фейглиным, то вероятность того, что эта четверка проскочит электоральный барьер, резко повышается. Что, соответственно, заметно изменит расклад сил на политической карте.

При этом почти все (исключения, разумеется, имеются) понимают, что ключи от формирования устойчивой коалиции находятся в руках партий ШАС и «Яадут а-Тора». Они обладают стабильным электоральным потенциалом, и, вне сомнения, вместе получат на выборах от 15 до 17 мандатов. И то, что Нафтали Бенет заявил на днях, что «ортодоксы – наши братья», и явное нежелание ссориться с ними со стороны Гидеона Саара, и воздержание от их критики Яирлм Лапида – все свидетельствует об осознании ими этого факта.

Однако сами ультраортодоксы от союза с «Ликудом» пока не отказываются, и лидер ШАС Арье Дери уже заявил, что после выборов порекомендует Нетаниягу на пост премьера. Впрочем, это не означает, что в итоге ШАС не подпишет коалиционных соглашений с Сааром.

В этом случае возникает возможность реализации того сценария, которого так опасался Биньямин Нетаниягу в 2017 году: президент Ривлин поручает Саару формирование коалиции и тот успешно справляется с этой задачей. С той лишь разницей, что теперь он это делает не изнутри «Ликуда», а как глава новосозданной партии.

В данный момент на всех политических рынках установилось затишье. Перед бурей?

ЧТО ДЕНЬ ГРЯДУЩИЙ НАМ ГОТОВИТ?

Эпидемия продолжается, страна прошла через четвертый жесткий карантин, но кампания по вакцинации продолжается, уже забрезжил свет в конце туннеля, и экономисты, а также специалисты по психологии поведения пытаются предсказать, что будет, когда страна снова вернется к нормальной жизни.

Большинство сходится во мнении, что в первый месяц после снятия ограничений страну ждет потребительский бум. По модели экономиста доктора Ави Шнира, израильтяне ринутся в магазины подобно тому, как они это делали в перерывах между локдаунами. Возникнут очереди, люди будут покупать все без разбора, то, что им нужно и то, что им не нужно, даже не обращая внимания на цены. Таким образом они попытаются компенсировать себе месяцы жизни в карантине, без возможности выйти на улицу, посидеть в кафе или ресторане или позволить другие ограничения.

Кстати, кафе и рестораны тоже будут забиты, столики надо будет заказывать заранее, и это позволит владельцам таких заведений заметно поднять цены. Что, кстати, будет обосновано не только ростом спроса, но и желанием хоть как-то «отбить деньги» за месяцы простоя.

Тратить беспорядочно деньги будут все: и те, кто никак экономически не пострадал от эпидемии, и за эти месяцы у них из-за резкого уменьшения расходов скопилась определенная сумма, те, кто потерял работу. У последней категории населения резко увеличится овердрафт на счету (минусовый баланс), финансовая ситуация станет хуже некуда – и придет отрезвление. Но и у людей с деньгами произойдет определенное насыщение, и потому за условным месяцем высокой покупательской активности последует ощутимый спад, и окончательно ситуация на рынке одежды, товаров для дома, развлечений и т.д. стабилизируется лишь через 3-4 месяца, а возможно, и только через полгода.

Стабильные прибыли сохранятся только у пищевой промышленности, которая в наименьшей степени пострадала от эпидемии. Тем не менее, цены на продукты питания будут ощутимо расти – в связи с ростом цен на муку и молоко внутри страны, а также общим подорожанием кормов и готовых пищевых продуктов на мировом рынке. Последний момент, разумеется, напрямую связан с эпидемией, и трудно сказать, когда цены вернутся к прежнему уровню и вернуться ли вообще.

Изменятся и потребительские предпочтения израильтян. К примеру, по прогнозам, страх перед новой эпидемией, да и просто перед любыми вирусами приведет к тому, что сохранится и даже увеличится спрос на чистящие средства, гарантирующие вдобавок ко всему и 100% дезинфекции.

Заметные сдвиги произойдет и в структуре потребления. К примеру, после бума в ресторанах и кафе многие израильтяне начнут снова заказывать обеды и ужины с доставкой на дом. Да просто потому, что они за эти месяцы к этому привыкли! Это очень удобно: получать все, что мог бы получить в ресторане, не выходя из дома. И друзей можно пригласить вместе пообедать. Так что владельцам кафе и ресторанов, возможно, придется поломать голову над тем, как вернуть клиентов за столики.

В еще большей степени эта проблема встанет перед спортивными залами и «Синема-сити». За время карантина израильтяне открыли, что заниматься спортом можно, не выходя из дома под инструкции роликов из Ютюба. Многие купили спортивные тренажеры. Многие также открыли, что заниматься в группе из 3-4 человека под руководством тренера куда эффективнее, чем ходить в спортзал, а по деньгам получается почти то же самое. Что касается кино, то сейчас почти любой новый фильм можно заказать для домашнего просмотра, так ради чего тратить время на поход в «Синема-сити», стояние в очереди у кассы, не говоря уже о потерянном времени на дорогу?!

А значит, владельцам кино- и спортзалов, да и многих других бизнесов, если они захотят выжить, придется придумывать новые формы работы. Впрочем, они и сами уже поняли, что косметическими переменами бизнес не спасешь; как правило, надо менять саму его концепцию.

Что касается увлечения израильтян приобретением товаров по почте, то оно, по всем прогнозам, только продолжит расти. А магазины одежды, игрушек, бытовых товаров, соответственно, продолжат терять.

Еще один момент: сохранится и популярность заказов продуктов в интернете. Маркетологами давно подмечено: любое потрясение в обществе приводит к росту тех, кто предпочитает такую услугу. Так первый скачок в объеме заказов продуктов в интернете произошел в дни второй интифады, когда люди стали избегать ходить в супермаркеты из опасения теракта. В дни эпидемии количество заказов в интернет-отделах супермаркетов увеличилось почти вдвое. Многие оценили, насколько это удобно и сколько времени экономит. Хотя следует отметить, что цены в интернет-отделах крупных торговых сетей зачастую заметно – на 10-15% — выше, чем на полках в реальном пространстве, и чем объясняется этот феномен, непонятно – ведь интернет-продажи экономят и место, и рабочую силу.

Самые острые споры вызывают между экономистами перспективы развития туризма. Нет никаких сомнений, что если в апреле-мае страна вернется к прежней нормальной жизни, то даже не сотни тысяч, а миллионы израильтян захотят куда-то выехать, но… большинство не сможет это сделать. Во-первых, по той простой причине, что многие страны еще будут закрыты для туристов или будут предъявлять такие требования для посещения, что ехать туда не захочется. Во-вторых, не исключено, что многие авиакомпании поднимут цены.

Но это означает, что, по меньшей мере, до осени Израиль ждет бум во внутреннем туризме. Те же цимеры (деревенские домики со всеми удобствами в поселке или киббуце) придется заказывать за несколько месяцев и цены на них тоже возрастут. Словом, жить без эпидемии, как говорится, хорошо. А хорошо жить без эпидемии еще лучше!

В целом, согласно большинству прогнозов, мировую экономику будет лихорадить вплоть до конца 2021 года. В этой ситуации, по оценке экономистов, госбанки всех стран, включая Израиль, продолжат нынешнюю политику сохранения низкой (а реально даже отрицательной) учетной ставки, ожидая существенного снижения уровня безработицы и стабилизации основных экономических показателей, а также пытаясь всеми силами сдержать инфляцию. Что будет происходить на израильской и мировой бирже — пока непонятно, но эксперты говорят, что тем, кто на ней играет, придется обращать больше внимания на «географический фактор».

Вне сомнения, нынешняя ситуация экономической неопределенности ставит многих перед очень непростым выбором. Например, в последние месяцы произошло заметное снижение цен на квартиры, и перед теми, кто заинтересован в покупке жилья встала непростая дилемма: нужно ли делать это сейчас? И что будет, если после взятия ипотеки один из членов семьи потеряет работу? Из каких денег ее тогда возвращать? Ни один эксперт не станет брать на себя ответственность за ответы на подобные вопросы — каждый должен найти их сам, исходя из склонности к экономическому риску, знания личных возможностей и системы приоритетов.

* * *

2021 год, вероятнее всего, войдет в историю и как год резкого повышения цен на продукты питания. Первый признак этого уже появился – с февраля цены на сою на мировом рынке повышаются на 30%. Застрельщиком повышения стала Россия, резко взвинтившая налог на экспорт сои в Китай, который является главным мировым потребителем этого вида бобовых.

Любопытно отметить, что Китай считается родиной сои; эта культура выращивается здесь уже 4000 лет, в то время как остальные страны открыли для себя сою лишь в 19-м столетии. Как Китай из одного из основных производителей сои превратился в ее импортера – это загадка, но факт остается фактом. Однако стоит вспомнить, что соя является одним из базовых поставщиков растительного белка. Значительная ее часть используется для производства наполнителей для различного рода полуфабрикатов, а также соевого масла, которое пользуется популярностью во всем мире, включая Израиль. Наконец, именно соя лежит сегодня в основе почти всех продуктов, имитирующих мясные изделия.

Вслед за подорожанием сои ожидается рост цен и на другие виды растительных масел; в первую очередь, пальмового, главным производителем которого является Индонезия.

Вслед за соей ожидается взлет цен на зерновые и кормовые культуры на 11-13%, что неминуемо приведет и к подорожанию хлебобулочных изделий и мяса. Основную роль в подорожании отводят засухе, которая поразила Марокко, Алжир и ряд других стран-экспортеров зерновых. Правда, в Китае в прошлом году урожай пшеницы превысил все ожидания, и он увеличил экспорт пшеницы до 107.6 млн. тонн. Об увеличении объема экспорта пшеницы, правда, в значительно меньших размерах сообщили также Индия, Россия, Канада и США, что дает надежду на то, что приведенный выше прогноз все же преувеличен.

Добавим к этому, что мировые цены на сахар выросли в 2020 году на 10%, и, вероятнее всего, также продолжат расти.

Серьезный дефицит продуктов питания ожидается в этом году в Эфиопии (где, соответственно, наблюдается значительный рост членов общины фалашмура, претендующих на воссоединение с членами своих семей в Израиле), Эритрее, Джибути, Ираке, Судане, Йемене – всего в 45 странах.

Наконец, стоит обратить внимание на то, что с октября 2020 года стали стремительно расти цены на нефть со всеми вытекающими из этого последствиями.

Словом, нас ждут непростые времена, и потому нам неминуемо придется менять свои потребительские привычки и более экономно относиться к продуктам питания. Что, впрочем, уже давно пора было сделать.

КРУШЕНИЕ КАТЕРА «ЭГОЗ»

Исполнилось 60 лет со дня гибели 44 евреев Марокко, мечтавших добраться до Израиля и погибших в результате крушения катера «Эгоз». Половину из погибших составляли дети. Одним из погибших был и агент «Моссада» Хаим Царфати. До сих пор в Израиле предпочитали замалчивать эту историю и не проводить никаких церемоний памяти погибших на «Эгоз», хотя их с полным правом можно приравнять к тем, кто, будучи движим сионистскими идеалами, не сумел добраться до берегов земли обетованной.

Национальные захоронения на горе Герцль в Иерусалиме

Напомним, что в 1956 году Марокко обрела независимость от Франции, и одним из первых указов новых властей стал запрет евреям на выезд из страны – из опасений, что они намерены репатриироваться в Израиль. В ответ в 1956-61 гг. еврейское подполье в Марокко совместно с «Моссадом» начало помогать желающим репатриироваться в бегстве из страны. Бегство осуществлялось на небольших судах, способных вместить не больше 30 пассажиров, но если учесть, что столь ответственный шаг обычно предпринимался целыми семьями, то с детьми на них набиралось более 40 человек. Марокканские евреи покидали свои дома глубокой ночью, таясь от соседей и обычно с одним, максимум двумя чемоданчиками в руках. Главное было добраться до Европы, а оттуда уже эмиссары «Сохнута» переправляли репатриантов в Израиль. Таким путем в Израиль было доставлено около 30 000 марокканских евреев.

— Это был страшный удар для нашей семьи, — говорит жительница Хайфы Гиля Гутман-Азулай. – Сама я была вывезена из Марокко с сестрой Фани всего несколькими днями раньше; мне было тогда 10, а Фани 12 лет. Мама и четверо наших братьев должны были вскоре последовать за нами, а наш старший брат Давид был одним из руководителей еврейского подполья, и заявил, что уедет из Марокко одним из последних. Еще по дороге в Израиль мы услышали, что у берегов Марокко судно с евреями напоролось на риф, и все пассажиры погибли. Но мы и понятия не имели о том, что именно на этом судне были члены нашей семьи. Только спустя два месяца в дом-интернат, куда нас поместили, приехал дядя и привез страшную весть.

«Тела 22 погибших уже найдены и доставлены для захоронения. Еще 22 тела, видимо, не будут найдены никогда. Наших среди найденных тел нет, но понятно, что они все погибли – в январе вода в море такая холодная, что ни у одного человека нет никаких шансов на выживание. Да будет их память благословенна», — сказал дядя.

Давиду было тогда только 19 лет, но он до конца жизни считал себя виновным в гибели семьи, так как именно он побуждал маму и братьев к репатриации и провожал их на «Эгоз». Незадолго до его смерти, когда уже было известно, что он безнадежно болен, и я пришла навестить его в больницу, он схватил меня за руку и сказал: «Ты не представляешь, как я скучаю по маме! Они все должны были быть сейчас здесь, с нами!». Это были последние слова, которые я от него слышала. Думаю, что его болезнь была не случайна – все эти годы он ел себя изнутри.

Обнаруженные в воде тела погибших были доставлены в Израиль и похоронены с должными почестями.

У Сулики Перец, у которой на «Эгозе» было пять членов семьи, свой взгляд на ту давнюю трагедию.

— Наша семья жила в Касабланке, — рассказывает Сулика. – Я в 18 лет вышла замуж, и мы с мужем решили не спешить с репатриаций, но моя мать с мужем, моей родной сестрой Мирьям и двумя сводными братьями погибли на Эгозе. Официальной версией и в самом деле было то, что судно налетело на риф и пошло ко дну. Однако по Марокко ходили слухи, что «Эгоз» потопили по указанию властей – чтобы показать евреям, что их ждет, если они будут продолжать пытаться бежать из страны. И должна заметить, что это сработало – было еще несколько таких судов, но на этом алия по морю прекратилась. Мы с мужем и детьми репатриировались в 1967 году.

Среди погибших на «Эгоз» был и Нисим Эдри, его жена и шестеро детей.

— Дядя Нисим сумел добраться до Израиля несколькими годами раньше, успел здесь устроиться, но затем вернулся в Марокко специально, чтобы вывезти первую жену и шестерых детей. И вот так все случилось, — рассказывает его племянница Ирис Свисса. – О гибели «Эгоза» написали в газетах, были похороны тех, кого нашли, на горе Герцля, но затем началось нечто странное. Нам ясно дали понять, чтобы мы не муссировали эту тему и не настаивали на проведении государственной церемонии памяти погибших. В школе мне тоже велели об этом не говорить, и в результате эта трагедия начала забываться. Думаю, это связано с тем, что в Израиле начала 1960-х годов вообще было не принято говорить и писать о катастрофах. У еврейского государства должны были быть только победы и удачи, в крайнем случае, его солдаты могли героически погибнуть в ходе военной операции, но вот провалов и неудач быть не могло. Я понимаю, что так создавался главный национальный миф, но мне от этого не легче. Да, наверное, погибшие на «Эгоз» не были героями, но все они были евреями, мечтавшими жить на своей земле и заплатившими за эту мечту жизнями. И они заслуживают, чтобы о них помнили.

ОПЕРАЦИИ, НЕ ИМЕЮЩИЕ АНАЛОГОВ

В Израиле были сделаны две операции, не имеющие аналогов в мировой медицинской практике.

Первая из них была сделана в иерусалимской больнице «Шаарей цедек» 96-летней Анет Крон. У пожилой женщины, которой вставлен кардиостимулятор, обнаружился тромб в одном из сердечных сосудов. С учетом возраста пациентки делать ей обычное шунтирование сосудов было связано со смертельной опасностью, и на консилиуме, в котором приняли участие специалисты из разных больниц страны, почти все пришли к выводу, что в данном случае лучше все оставить как есть, и пусть Анет проживет столько, сколько ей суждено. И тогда глава отделения стентирования «Шаарей цедек» доктор Дани Двир решил сделать операцию по удалению тромба при работающем сердце и кардиостимуляторе с помощью созданного им ланцета длиной всего в несколько миллиметров.

Эта ювелирная во всех смыслах слова операция прошла успешно, и уже на следующий день после операции Анет прекрасно себя чувствовала, а еще через день была выписана.

Операция стала сенсацией в медицинском мире, поскольку позволяет продлить жизнь многих пожилых пациентов, и сообщения о ней появились в сотнях зарубежных изданий – начиная с серьезных медицинских журналов и сайтов и заканчивая таблоидами.

Вторая операция по вживлению искусственно выращенной роговицы по технологии, разработанной израильской компанией «Корнит вижион», была сделана в больнице «Бейлинсон» 78-летнему Джамалю Фурани.

В течение нескольких десятилетий мужчина был практически слепой, и все попытки пересадить ему роговицу от донора или установить существующие виды искусственных роговиц, заканчивались неудачами. Роговица, созданная израильскими биотехнологами из «Кронит вижион» уникальна тем, что, по сути дела, является «живой», выращенной искусственно из соответствующих клеток.

Операция проводилась в качестве эксперимента, и для нее потребовалось не только личное разрешение пациента, но и специальное разрешение Минздрава.

И можете представить, что почувствовали медики, когда после снятия повязки с глаз палату потряс крик Джамаля Фурани «Я вижу!».

«Это и в самом деле чудо! – говорит Фурани. – В течение почти тридцати лет я совершенно не видел одним глазом, а вторым едва воспринимал свет. И вдруг ко мне вернулось нормальное зрение, я снова могу видеть этот прекрасный мир и лица моих близких».

Израильские офтальмологи говорят о небывалом прорыве в области лечения заболеваний роговицы. В ближайшее время экспериментальные операции с использованием технологии «Корнит вижион» будут сделаны в США и во Франции.

КОШКИН ДОМ

Ученики тель-авивской школы «Природа, экология и общество» в преддверии обещанных холодов расставили на улицах родного города сотни плотных картонных домиков для уличных кошек – чтобы те не мокли под дождем.

Ученики школы занимаются уходом за животными в организации «Цаар баалей хаим» и освобождены от карантинных ограничений. Но собирать и расставлять по городу домики для кошек их никто не заставлял – они это сделали исключительно по собственной инициативе.

В «Цаар баалей хаим» отмечают, что в последнее время резко возросло число израильтян, желающих взять собаку из питомника организации – многие с помощью четвероногого друга спасаются от одиночества и обретают смысл жизни. Но вот беда: большинство предпочитает низкорослых собак, которых уже почти не осталось, а вот больших собак никто не берет. В связи с этим организация выступила со специальным заявлением, в котором утверждает, что крупные собаки являются такими же добрыми и верными друзьями, как и маленькие, и не представляют никакой опасности для хозяев.

НАРОД ДОЛЖЕН ЗНАТЬ СВОИХ ГЕРОЕВ

Последним законом, который был принят кнессетом 23-го созыва стал «закон о героях», предложенный депутатом Михаэлем Малкиэли (ШАС). Согласно законопроекту в случае, если человек погиб, спасая жизни других людей, его семья должна получить от государства такую же помощь, как и погибшие при выполнении боевых заданий или в рамках деятельности той или иной добровольческой организации. А также имеют такое же право на увековечивание своего имени, как и другие герои Израиля.

Есть что-то символическое, что закон был принят ровно через год после того, как в Нагарии, спасая семью из затопленной машины, погиб Моти Бен-Шабат (38). Отец Моти Дани пытался до последней минуты помочь сыну, и тот исчез под водой буквально у него на глазах. Тело героя было обнаружено только на следующий день, и кто-то успел его сфотографировать и разместить снимок в соцсетях еще прежде, чем родителей вызвали на опознание.

— Тогда среди прочих политиков нас посетил и депутат Малкиэли, — рассказывает мать Моти Хава Бен-Шабат. – И именно тогда у него и родилась идея такого закона. Еще через месяц выяснилось, что несмотря на то, что мы перенесли такую страшную потерю, которая буквально выбила нас из нормальной колеи жизни, нам абсолютно ничего не положено из «Битуах Леуми» в то время, как семьи погибших военнослужащих получают специальное пособие и различные льготы – например, право для их ближайших родственников на бесплатную учебу в университете. Моти, к великому нашему горю, не оставил после себя детей, но нашей младшей дочери сейчас 11 лет, и мне важно знать, что даже если с нами что-то случится государство не бросит ее на произвол судьбы.

Словом, мы вместе с Микаэлем начали работать над текстом законопроекта, а затем и над его утверждением. Мне пришлось часто ехать в Иерусалим, принимать участие в работе комиссий, следить за обсуждениями в кнессете. Кроме того, мы часто созванивались, постоянно переписывались в «вотсапе», и за это время Микаэль перестал быть для нас депутатом кнессета, а стал нашим братом, членом семьи в буквальном смысле слова. Очень большое значение имел для нас и тот факт, что лидер партии ШАС Арье Дери горячо поддержал этот законопроект. Как ни странно, нашлись и депутаты, которые выступали против него, но о них я говорить не хочу.

В «Битуах Леуми» уже заявили, что уже давно считали отношение к семьям героев несправедливым – в конце концов, какая разница, погиб ли человек, будучи членом официальной добровольческой организации или действуя исключительно по своей инициативе? Если и тот, и другой отдали свою жизнь ради спасения других людей, то и они сами, и их семьи должны обладать равными правами. Однако прежний закон почему-то их в этом смысле разделял. Кстати, речь идет о совсем недорогом законопроекте: по данным «Битуах Леуми», сегодня под него подпадают не более 20 семей.

Дани, отец Моти Бен-Шабата, говорит, что для него главным в новом законе являются слова о праве на увековечение памяти.

— У меня до сих пор стоят перед глазами последние мгновения жизни сына, — признается Дани. – Моти был замечательным. Замечательным сыном, человеком, евреем. И я очень хочу, чтобы о нем помнили. Он этого заслуживает. Весь этот год я занимался сбором пожертвований на эти цели. Сначала на собранные деньги мы построили новую микву для синагоги, которую назвали его именем. Недавно купили новую аппаратуру для реанимобиля, церемония установки которой была очень трогательной. Но когда через неделю мне позвонили и сказали, что благодаря тому аппарату, который установили в честь Моти удалось спасти жизни двух людей, я был тронут еще больше. Еще я мечтаю о том, чтобы в школах проводились уроки в память Моти – новое поколение должно учиться на его примере; оно должно знать, что нельзя проходить мимом чужой беды, что ты обязан прийти человеку на помощь. Хотя, конечно, я никому не желаю, чтобы он уплатил за подвиг ту цену, которую уплатил мой Моти.

* * *

К сожалению, муниципальные власти Нагарии (как, впрочем, и во многих других городах) упорно не хотят извлекать уроков из прошлого и учиться хотя бы на своих ошибках.

Недавно прошлогодняя ситуация повторилась с пугающей точностью: сильные дожди снова отрезали Нагарию от остального мира. Дорожная полиция вынуждена была закрыть все въезды в город в связи с выходом ручья Гаатон из берегов. Движение на многих улицах было заблокировано. В сложившейся ситуации муниципалитет начал сооружать временные дамбы из мешков с песком в надежде преградить путь воде.

Когда закончился ливень, уровень воды в ручье понизился, но спустя несколько часов повысился вновь, причем на этот раз вода начала проникать в помещения в квартал Шпринцак – то самый, который понес наибольший ущерб от наводнения в январе 2020 года и в котором погиб Моти Бен-Шабат. И снова мэрия не придумала ничего лучше, как обкладывать дома мешками с песком.

Остается надеяться, что к следующему году мэрия Нагарии найдет решение проблемы ручья Гаатон, и тогда никому не придется нырять, чтобы спасать людей из затонувших машин, а местным жителям не придется думать, куда бежать от хлынувшей в их дома воды.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s