ХЕДИ ЛАМАРР: ДВЕ В ОДНОЙ

Опубликовал(а)

Анекдотам о блондинках несть числа, учёные головы время от времени разражаются глубокомысленными заявлениями о том, что мышление женщины не приспособлено к точным наукам, а уж о том, что «красивая и умная – две вещи несовместные», кто из нас не слыхал? В своё время этим грешил даже покойный М. М. Жванецкий – помните, в его знаменитых «Миниатюрах» было: «Женщины бывают двух видов: прелесть, какие дурочки и ужас, какие дуры»?

Конечно, можно воевать с этими штампами, как феминистки, можно ругать «мужской мир», можно злиться… а можно просто вспомнить настолько яркий пример опровержения всех этих благоглупостей, что он затмевает собой всё то уничижительное, что только можно выдумать о красивых женщинах и их якобы глупеньких головках.

Именно ослепительно красивой женщине, киноактрисе из Голливуда, современный мир обязан ничем меньшим, как беспроводным Интернетом. Её звали Хеди Ламарр. Она родилась в Вене, в еврейской семье. Её отец был из Львова, а мать – из Будапешта. У Хеди в жизни было целых два призвания – одно не слабее другого. Техника и театр. «Стихи и проза, лёд и пламень не столь различны меж собой» — сказал бы, наверное, об этих, казалось бы, взаимоисключающих страстях Пушкин, но, слава Богу, он ничего не мог сказать о Хеди Ламарр. Свою актерскую карьеру она начала в Германии, позже сбежала оттуда от нацистов и перебралась в Голливуд – причём и там её называли «самой красивой женщиной в мире». Она и впрямь была необычайно, ярко красива, просто прекрасна – в этом можно убедиться, взглянув на афиши тех лет с её изображением. Именно она сыграла главную роль в первом в истории кинематографа эротическом фильме. На её премьерах всегда были аншлаги, её гонорары исчислялись миллионами долларов тогда, когда доллар стоил гораздо больше, чем сейчас. Толпы поклонников увивались за ней.

Но всё это оказалось для истории человечества второстепенным. В учебники голливудская красавица-актриса Хеди Ламарр вошла, как изобретатель технологии, положенной в основу таких современных систем связи, как GSM, GPS и Wi-Fi. Жгучая брюнетка, игравшая вместе со Спенсером Трейси и Кларком Гейблом, была гениальным инженером-связистом. Именно она изобрела и запатентовала систему так называемого «телегида», использовавшуюся для наведения ракет на цель.

Когда в США, в рамках комплекса мер по укреплению обороноспособности страны, был создан Национальный Совет изобретателей – Ламарр стала одной из первых, кто предложил этой организации свои услуги, причём руководители Совета в первый момент даже не поняли – о чём это она? Им нужны были оборонные проекты, а не сценическое искусство… Но у Хеди Ламарр – миллион идей и инженерный диплом. Она всей душой ненавидит нацизм – в конце концов, она, австрийская еврейка, еле сбежавшая в своё время от Гитлера, хорошо знает, что это такое.

И она принимается за разработку технологии помехоустойчивой передачи радиосигнала. Ей это кажется очевидным: следует просто всё время случайным образом менять частоту передачи в широком диапазоне, для этого следует лишь синхронизировать передатчик с приёмником. Правда, именно в этом «лишь» и заключалась основная трудность, остановившая на полпути многих изобретателей, так что никому и в голову не пришло, что эту сложнейшую радиотехническую проблему может решить… голливудская красотка из эротического кино.

Летом 1940 года Хеди Ламарр знакомится с Джорджем Антейлем, композитором-авангардистом. Как и многие представители американской богемы того времени, Антель в 20-е годы обосновался в Париже, где постепенно завоевал известность и даже стал стипендиатом фонда Соломона Гуггенхейма. Его парижские приятели – Пабло Пикассо, Джеймс Джойс, Эзра Паунд – неплохая компания, согласитесь. К концу 30-х он стал весьма известен в богемных кругах, но был вынужден вернуться в США, когда Гитлер захватил Францию. Именно Антейль стал первым мужчиной, выслушавшим Хеди Ламарр без предубеждения и даже, по её собственным словам, «ни разу за время первого разговора не позволившим себе пялиться на мой бюст». Джордж Антейль не был ни инженером, ни изобретателем, однако он не меньше, чем Хеди Ламарр, ненавидел нацистов и обладал одним ценнейшим качеством – систематическим умом. Именно он взял на себя обязанности «научного секретаря» Хеди, записывая на бумаге и систематизируя её идеи. Из этих записей выкристаллизовалась мысль о «скачках частоты» (frequency hopping), которую Хеди Ламарр довела до технического завершения. Ламарр поставила себе задачу создать радиоуправляемую торпеду, которую невозможно будет перехватить, заглушить или перенаправить на другую цель.

С помощью «секретаря» Антейля она справилась с этой задачей во времена, когда никто ещё не слыхал ни о микроэлектронике, ни о программировании – единственным доступным средством программирования был… валик на шарманке или на механическом пианино. Вот именно так Ламарр и решила свою задачу: валик оказался достаточно компактным, чтобы поместить его в корпус морской торпеды. Система могла использовать набор из 88 радиочастот – по числу клавиш фортепиано. Детали прибора дорабатывались несколько месяцев, а в декабре 1940 года заявка на изобретение была направлена лично председателю Национального Совета изобретателей Чарльзу Кеттерингу. Причём патент на изобретение за номером US2292387A под названием «Системы секретной связи» (англ. Secret Communication System)» был сразу же официально подарен правительству США – Ламарр и Антейл отказались от гонорара, подчеркнув, что их работа должна стать их вкладом в борьбу с нацизмом.

К сожалению, во время Второй Мировой войны открытие Ламарр не пригодилось. То ли оно слишком опередило свое время, то ли командование Военно-морских сил США так же, как и руководство Национального Совета изобретателей, слишком обалдело от внешности и подробностей биографии изобретательницы, чтобы увидеть в ней кого-то иного, кроме как голливудскую красотку. Так или иначе, а патент был засекречен и положен под сукно. Лишь с развитием электроники, задолго по окончании войны, идея «перескока частоты» возродилась – и лишь тогда оказалось, что автором её является «самая красивая женщина в мире», актриса эротического кино, а по совместительству – инженер-связист Хеди Ламарр.

Так что сегодня, включая свой мобильный телефон, подключаясь в кафешке к «вайфаю» или болтая по «ватсапу» либо по «скайпу» с родственниками в другой стране – вспомните о Хеди Ламарр. Красавице, прекрасной актрисе и гениальном инженере. Мы все у неё в долгу.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s