ИЗРАИЛЬСКАЯ ПАНОРАМА

Опубликовал(а)

КНЕССЕТ РАСПУЩЕН

Кнессет распущен, и 23 марта 2021 года Израиль снова, в четвертый раз за последние полгода, пойдет на выборы. Этому предшествовала политическая драма. Запрет Бени Ганца членам его партии участвовать в голосовании об очередной отсрочке принятия бюджета, оставлял остальным членам коалиции шанс на успех. Но в последний момент в зал вбежали Михаль Шир («Ликуд») и три депутата от «Кахоль-лаван» — Мики Хаймович, Асаф Замир и Рам Шефа. Все четверо проголосовали против законопроекта, и это определило его исход: 45 — за, 47 против. Еще один депутат от «Ликуда» — Ширан Аскель — отказалась явиться на голосование.

Сразу после голосования Михаль Шир объявила, что сдает депутатский мандат и, как и ожидалось, присоединяется к новой партии «Тиква хадаша» («Новая надежда») Гидеона Саара. Вскоре ее примеру последовала и Ширан Аскель. Роспуск кнессета стал практически неизбежным, отсрочить его могло только чудо, но Ханука осталась позади, и время чудес прошло.

Биньямин Нетаниягу подчеркнул, что «Ликуд» был против выборов и вся ответственность за случившееся лежит на Бени Ганце, у которого начались внутренние проблемы в партии и которому было важно, чтобы Ави Нисанкорен остался на посту министра юстиции «для того, чтобы сохранять власть левых чиновников, действующих против воли народа». Ганц в ответ заявил, что «в речи Нетаниягу лжи больше, чем слов» и «единственное, для чего тот пошел на выборы, это чтобы избежать тюрьмы».

Не стоит гадать, кто в данном случае больше лукавил — лукавили оба!

Биньямин Нетаниягу не захотел говорить о том, что у него в партии проблем не меньше, чем у Бени Ганца, и без выхода Саара и Ко из «Ликуда», вероятнее всего, не было бы и этих выборов. Обвиняя Ганца в нарушении обязательств, премьер «забыл», что и сам частенько нарушал обещания, которые давал Ганцу. Но и говорить о том, что выборы устроены только потому, что Нетаниягу не хочется в тюрьму, безусловно, не приходится. Сегодня уже ясно, что при самых быстрых темпах судебного процесса раньше, чем через три-четыре года, он не закончится. С учетом требования судей к прокуратуре переписать не очень профессионально составленное обвинительное заключение начало суда уже отложено на февраль, и дальше нас, похоже, тоже ждут на этом процессе интересные повороты.

Правда заключается в том, что правительство национального единства изначально было браком «по залету» и стало правительством национального паралича. Бени Ганц обосновал необходимость создания такого правительства потребностью объединить все силы в борьбе с эпидемией коронавируса, и это было бы правильным. Однако, как вскоре выяснилось, меньше всего Ганца и его команду интересовала борьба с эпидемией — если министры от «Кахоль-лаван» и принимали в ней участие, то минимальное. Министерства, которые они заняли, де-факто не давали им такой возможности. За исключением разве что министерства обороны. Зато «Кахоль-лаван» блокировала все инициативы правого лагеря во внутренней политике — и идею распространения израильского суверенитета на еврейские поселения, и попытку проведения судебной реформы (сегодня Бени Ганц, не скрывая, ставит это себе в заслугу). Ну а под занавес работы кнессета она попыталась нанести удар по закону о национальном характере государства, проведя в первом чтении законопроект Эйтана Гинзбурга о равенстве. Все это — не считая того, что на протяжении всего времени существования «правительства национального раздора» депутаты от «Кахоль-лаван» позволяли себе в адрес «Ликуда» и Нетаниягу критику, остроте которой могли позавидовать их коллеги из оппозиции. Стало ясно, что дело не только в личных амбициях лидеров, но и в непреодолимых идеологических разногласиях между двумя партиями.

«Ликуд», надо заметить, тоже не оставался в долгу, постоянно тянул с выполнением коалиционных обязательств о принятии бюджета на 2020-2021 гг. и явно не был готов выполнить обязательство о ротации. Так что развод «Ликуда» и «Кахоль-лаван» был изначально предрешен, поскольку им не удалось создать даже подобия «семьи», а «залет» закончился абортом. Но Биньямин Нетаниягу, безусловно, был заинтересован в отсрочке выборов хотя бы еще на 2-3 месяца, так как, по оценкам специалистов, к этому времени начнут ощущаться первые плоды вакцинации. Следовательно, премьер с полным правом сможет объявить себя победителем эпидемии.

Большинство обозревателей обсуждают возможные сценарии дальнейшего развития событий, основываясь на опросах общественного мнения, но обсуждение это в лучшем случае напоминает гадание на кофейной гуще, так как ни один из нынешних опросов не отражает расклада сил, которые в итоге будут бороться за мандаты. К примеру, «Кахоль-лаван» сулят сегодня 5 мандатов, но многие уже понимают, что Бени Ганц, скорее всего, завершает начавшуюся 2 года назад политическую карьеру; к тому же склоняется Габи Ашкенази, а другие члены списка «Кахоль-лаван» наверняка в спешке начнут искать новый партийный дом, и некоторые из них вроде Хили Трупера или Мики Хаймович могут его найти. А вот остальным, вероятно, придется уйти в политическое небытие: нет Белоснежки — нет и гномов.

Туда же, вероятно, уйдет и «Авода» (ее лидер Амир Перец уже заявил о том, что не намерен выставлять свою кандидатуру на следующих праймериз).

МЕРЕЦ по результатам всех опросов получает не больше пяти мандатов, но и та на грани раскола: Тамар Зандберг одержима идеей преобразования партии в постсионистское арабо-еврейское движение, против чего категорически возражает бывший замначальника генштаба Яир Голан. Борьба между двумя этими позициями будет жесткой и долгой и неизвестно, чем закончится.

О своем намерении выйти из блока с партией «Еш атид» заявил и председатель ТЕЛЕМ Моше (Буги) Яалон, утверждающий, что вторым номером в его списке пойдет другой бывший начальник генштаба, Гади Айзенкот. Однако в окружении Айзенкота это категорически отрицают, а сам он явно чувствует себя в роли завидного жениха, перед которым весьма богатый выбор невест.

Тем временем мэр Тель-Авива — Яффо Рон Хульдаи сразу после сообщения о неминуемых выборах начал сбор пожертвований для финансирования новой партии и заявил о своих претензиях на пост главы правительства.

Почти не вызывает сомнений, что вскоре за четвертыми выборами могут последовать пятые. Опросы не дают представления о реальной силе тех или иных партий, но они более-менее верно отражают расстановку политических сил. И здесь правы те политологи, которые утверждают, что традиционного левого лагеря больше не существует, так как от него осталась только МЕРЕЦ, да и та находится на задворках израильской политики. Все остальные действующие партии по их отношению к палестинскому вопросу можно отнести к правым или правоцентристским, и все их лидеры, включая Яира Лапида, в разные годы в той или иной степени были связаны с «Ликудом». Разногласия касаются в первую очередь вопросов взаимоотношений между государством и религией и различными ветвями власти, а также, как ни печально это признавать, их личных счетов с Биньямином Нетаниягу. Но именно личные амбиции (говоря словами классика, «Здесь нет ребят — здесь все капитаны!») и идеологические разногласия делают почти невозможным создание устойчивой коалиции.

К примеру, Гидеон Саар вполне готов сидеть на одной скамье с религиозными партиями, «Ямина», НДИ и «Еш атид», но только не с «Ликудом», а без последнего коалиции все равно не получается. Да и ШАС и «Яадут а-Тора», похоже, не готовы сотрудничать с НДИ и «Еш атид». В этой ситуации можно создать коалицию на основе «Тиква хадаша» (если она сумеет собрать двузначное число мандатов, что совсем не факт!), «Еш атид», «Ямина» и НДИ, но при поддержке «Объединенного арабского списка». Трудно поверить, что «Ямина» и «Тиква хадаша» согласятся на такое, но даже если согласится, то союз будет недолгим – развалится, как только на повестку дня встанут вопросы религии и государства.

Словом, пасьянс пока никак не складывается, и кто знает, на чем в итоге успокоится сердце нашего народа. Но ясно одно: те, кто в очередной раз поспешили заявить о «конце эпохи Нетаниягу», снова несколько поторопились.

* * *

Центризбирком тем временем уже приступил к подготовке к выборам, оценив само их проведение в 2,5 млрд шекелей. Основной вопрос заключается в том, как следует проводить выборы в период эпидемии, чтобы избежать новой вспышки заболеваемости и локдауна. Поначалу даже прозвучало предложение провести их в два дня, но гендиректор ЦИК Орли Адас отвергла его, поскольку такого финансового удара государство не выдержит.

Пока предполагается, что ЦИК издаст четкие указания, ограничивающие число одновременно находящихся на участках людей и требующие соблюдения всех распоряжений Минздрава: голосовать можно будет только в маске, перед входом в участок надеть перчатки или обработать руки алкогелем. За выполнением правил будет следить специальный наблюдатель (что увеличивает расходы на выборы еще на 65-80 млн. шекелей).

Уже 1 января 2021 года был опубликован уточненный список избирателей. И уже нельзя менять место голосования.

3-4 февраля предвыборные списки будут представлены в ЦИК. До 10 февраля можно будет подавать апелляции на участие в выборах тех или иных кандидатов и партий. 9 марта начнется трансляция предвыборных роликов. 11 марта начнется голосование в посольствах и консульствах за пределами Израиля.

Впервые в истории страны избирательные урны будут установлены в домах престарелых и в хостелях, где проживают не менее 30 человек.

Стоит отметить, что под занавес роспуска кнессета произошло еще одно любопытное событие: Шломо Караи («Ликуд») попытался провести законопроект, согласно которому депутат, покидающий партию для создания новой, должен унести с собой и долю партийных долгов, а финансирование перебежчиков следует сократить вдвое.

Гидеон Саар поспешил назвать законопроект покушением на демократию, и эта позиция понятна — ведь именно против него и его соратников новый законопроект и был направлен. В итоге данная инициатива была заблокирована юридическим советником кнессета. Но вопрос: почему?! Почему политик, покидая партию, в которой находился многие годы, начинает жизнь с чистого листа и снимает с себя ответственность за ее долги, перекладывая их на недавних соратников и в итоге — налогоплательщиков? Вопрос этот тем более актуален, что многие партии исчезли с политической арены, так и не погасив многомиллионные долги и переложив их выплату на государство. Это и «Цомет», и «Партия центра», и «Шинуй», и «Кадима», и «а-Тнуа» — всех сразу не упомнишь.

Не пришло ли время сделать так, чтобы наши политики знали: за свои игры они отвечают шекелем. Лично. Может, тогда и результаты выборов были бы другими…

ВАКЦИНАЦИЯ НАЧИНАЕТСЯ!

Как известно, начали осуществляться прививки от коронавируса. Одновременно среди израильтян, в том числе, и среди выходцев из СССР-СНГ, ширятся слухи о том, что новая вакцина якобы смертельно опасна, и потому прививаться ни в коем случае не стоит.

Слухи эти подогреваются статьями и интервью разного рода «специалистов» в социальных сетях. А в русскоязычной среде – и передачами российского ТВ, в которых звучат версии о том, что американские вакцины якобы представляют собой не что иное как «смертельный яд замедленного действия», или что внутри вакцины есть некий «жидкий чип», который превратит всех вакцинированных в биороботы.

В связи с происходящим ряд медицинских общественных организаций Израиля начали широкую кампанию с целью объяснить населению необходимость вакцинации и ее безопасность.

Одним из первых в эту кампанию включилась организация МАДАТ, объединяющая вокруг себя несколько сотен ведущих израильских врачей-иммунологов и инфекционистов.

— Ежедневно мы получаем множество самых различных вопросов, связанных с вакцинацией, — говорит председатель компании доктор Нета Софер-Цур. – Мне кажется, само возникновение проблемы связано с недостаточной информированностью населения. Люди почти ничего не знают о новой вакцине, а Минздрав так и не опубликовал разъяснение, написанное простым, доступным языком – так, чтобы механизм действия РНК-вакцины и ее безопасность стали бы понятны любому человеку. Зато на людей обрушивается буквально поток недостоверной, а иногда и откровенно лживой информации от разного рода самозванцев.

Порой такая информация исходит и от профессиональных врачей, которые откровенно делают себе пиар на раздувании ложных слухов и высказывают исключительно свои личные предположения.

Конечно, далеко не всех, кто к нам обращается, удается убедить сделать прививку. Что ж, право этих людей – выбирать, кому они больше верят. Но даже если удастся переубедить половину «антипрививочников» — это будет успех!

— И какой вопрос задается вам чаще всего?

— О том, как можно полагаться на вакцину, которая была создана и прошла испытания в столь короткие сроки? И мы объясняем, что 20 лет назад это и в самом деле было практически невозможно. Но, во-первых, в наши дни технологии сильно изменились, что значительно ускорило работу ученых. Во-вторых, в прошлом немало времени уходило на поиск источников финансирования для создания вакцины и проведения ее испытаний. В этот раз данный вопрос не стоял – почти все развитые страны были готовы выделить сотни миллионов и даже миллиарды долларов на работу исследователей или закупку вакцины. В-третьих, действительно для начала испытаний вакцины упростили некоторые бюрократические процедуры, но при этом ни один этап испытаний пропущен не был.

Более того – для испытаний мобилизовано поистине огромное количество людей. Пожалуй, еще никогда для испытаний ни одного препарата не привлекалось такое число испытуемых. Это объясняется как тем, что речь идет о пандемии, так и появлением социальных сетей, которые позволяют доносить информацию до миллионов.

После испытаний вакцина «Пфайзер» была утверждена FDA, а сама работа этой организации построена так, что практически исключает ошибочные решения. Так что и в безопасности, и в эффективности вакцины можно быть уверенным.

К кампании за массовую вакцинацию подключился и один из самых известных (прежде всего, благодаря популярной радиопередаче с его участием) врачей страны профессор Рафи Карасо.

— Если бы еще месяц назад меня спросили, буду ли я прививаться, я бы ответил: «Не знаю!», — говорит проф. Карасо. – Но теперь, когда я тщательно ознакомился со всеми материалами о прививке и понял, что она не представляет никакой опасности для здоровья, я говорю: «Да, безусловно!». Во всяком случае, новые вакцины куда менее опасны, чем опасность заболеть коронавирусом. И я готов разъяснять это сколько угодно долго, чтобы убедить вакцинироваться как можно больше людей.

Доктор Меир Эзра-Элия, глава компании «Мехусган», уже давно ведущей борьбу с противниками прививок и борющейся за всеобщую вакцинацию детей, вслед за своей коллегой Нетой Софер-Цур также винит в создавшейся ситуации Минздрав.

— Министерство провело неплохую работу среди врачей, предоставив нам всю необходимую информацию о вакцинах, разъяснив появившиеся у специалистов вопросы и т.д., — говорит Эзра-Элия. – Но вот работы среди обывателей пока не ведется или почти не ведется. Людям явно не хватает официальной информации, и куда они обращаются в ее поисках? Разумеется, в социальные сети! А там полно всяких «хохмологов», которые выдают свои домыслы за истину в последней инстанции. Затем легковерные любители сенсаций разносят их «откровения» дальше.

Но в то же время следует отметить, что слухи об опасности вакцины и призывы отказаться от ее применения стали звучать еще до того, как вакцина была создана и о ней вообще было что-либо известно. Следует с сожалением констатировать, что в последние годы во всех слоях израильского общества появились противники любой вакцинации. Вспомните, что творилось в период недавней эпидемии кори; какие кипели страсти. Да, для профессионалов доводы, которые приводят антипрививочники, звучат по большей части смешно и неубедительно, но эти люди опасны, поскольку реально грозят утянуть нас в средневековье с его паническим страхом перед любыми новыми научными знаниями и достижениями медицины.

Учитывая немалое число появившихся в последнее время противников вакцинации, мы решили предоставить слово биологу Александру Кимельфельду, как его представляют в соцсетях, — одному из тех, на чье мнение особенно часто и активно ссылаются русскоязычные «антипрививочники».

Сам Александр Кимельфельд подчеркивает, что он отнюдь не является антипрививочником, и само это слово звучит для него оскорбительно. «Я выступаю исключительно против разворачивающейся на наших глазах кампании, которая не имеет никакого отношения ни к медицине, ни к биологии, ни к науке вообще», — подчеркнул он.

— Александр, давайте в начале представим читателю ваши регалии: кто вы по образованию, где работаете, какие из ваших научных трудов получили известность в Израиле или за рубежом.

— В настоящее время я учитель биологии в школе; по профессии химик и биолог. Что же касается моих научных работ, то они публиковались в очень специфических изданиях, к которым мало кто имеет доступ, а потому, думаю, перечислять их не имеет смысла. Но в свое время я серьезно занимался научной работой.

— И что вы можете сказать по поводу вакцины?

— Речь идет о нестандартной вакцине, но с вакцинами такого типа мне доводилось сталкиваться еще в те незапамятные времена, когда я был студентом, то есть в 1980-е годы. Сама идея таких прививок появилась в начале 1980-х, а к концу того десятилетия уже интенсивно разрабатывалась, и мне довелось работать именно с коронавирусами. Но дело в том, что на коронавирусы вообще не вырабатывается устойчивого иммунитета, так как у этого вируса нет структур, которые могли бы формировать такой иммунитет.

— Да, но современные ученые говорят о том, что это справедливо по отношению к традиционным видам вакцин. Сейчас же речь идет о вакцине принципиально нового типа, о революции в иммунологии…

— Любая вакцина, как известно, это своеобразный способ тренировки иммунной системы – еще со времен оспы. В случае же коронавируса антитела быстро теряются и никакого иммунитета не приобретается.

— На каком основании вы делаете такой вывод? Вы знакомы с формулой вакцины?

— С формулой той или иной конкретной вакцины от коронавируса я не знаком, но понятно, что речь идет о векторных вакцинах. Формообразующей частью векторной вакцины является наследственный материал возбудителя. В данном случае участок РНК вируса, который встраивается в наследственный аппарат клетки. Каждый вирус-носитель является ноу-хау какой-то компании, но принцип их действия един. Вопрос не в том, как этот вирус попадает в ядро, а как он влияет на ДНК.

В тех экспериментах, в которых мне довелось участвовать, в ДНК встраивался мобильный фрагмент РНК, который продуцировал соответствующие антигены и в организме начинали вырабатываться и накапливаться антитела. Но на коронавирусы формируется — то, что называется «синдромом антител зависимого падения иммунитета», т.е. когда антитела имеются и их много, но это никак не препятствует, а наоборот, способствует развитию заболевания. Для коронавирусов это классика. То есть вакцина в данном случае не только бесполезна, но и вредна. Кроме того – и для меня это особенно важно подчеркнуть — речь идет о б изменении наследственного материала человека, т.е. фактически об изменении человеческой сущности, к тому же без каких-либо клинических и биологических показаний. Подобные изменения в наследственном материале сказываются через многие годы, а иногда и через поколения (от хронического падения иммунитета до рака).

Что принципиально: для создания векторной вакцины по коронавирусу нужен колоссальный клинический материал, то есть огромный объем наблюдений в течение ряда лет. Стандартная процедура создания (от идеи до шприца в руках медсестры) не только векторной (к которой надо относиться с особой осторожностью) но и любой вакцины, занимает по всем научно обоснованным протоколам 10-20 лет. Этапы клинических испытания невозможно сократить по времени; они в любом случае длятся годы каждый. Это — вторая векторная вакцина в истории (первая была создана против вируса эбола), но если в том случае имела место быть смертность на уровне 80% от общего числа заболевших, то здесь она составляет доли процента (ниже, чем у любого сезонного гриппа). И сам вирус, грубо говоря, намного менее заразен, чем вирус гриппа, из-за которого никому в голову не приходит вводить масочно-перчаточный режим, карантин, комендантский час и иные глупости. При таких данных вакцина вообще не нужна! Тем более, что при применении любых вакцин есть опасность осложнения, вероятность которых намного больше этих 0.5%.

— То есть вы хотите сказать, что ни одна из предлагаемых вакцин (а их несколько!) не будет работать?

— Все эти вакцины – векторные, то есть построены на одном и том же принципе, и большой разницы между ними нет. И потому я уверен, и готов подписаться под своими словами: в лучшем случае эти вакцины не будут работать, и более того, любая из этих вакцин снизит иммунитет к коронавирусу. Повторю: при коронавирусе никакие вакцины смысла не имеют, а векторные – тем более.

— Все, что вы только что сказали – это пересказ точки зрения науки 1980-х годов. Вы знакомились с какими-то современными исследованиями? С публикациями тех же компаний «Пфайзер» и «Модерна»?

— Знакомился. Но ничего нового они не сказали.

— И где вы познакомились с этими исследованиями?

— Скажем, они были описаны в журнале «Клиническая иммунология» (журнал, издаваемый с 2005 года в Украине и выходящий на русском и украинском языках — прим. автора). Но я бы хотел вернуться к испытаниям вакцины. Невозможно обойти протокол этих испытаний, где четко указано количество испытуемых, в какие сроки проводится каждый этап и т.д. Ни одно из этих условий не было выполнено. Компанию «Пфайзер» вообще не раз ловили на подтасовках результатов экспериментов, и доверять ей никак нельзя.

— А вы помните, какое количество испытуемых было задействовано компанией «Пфайзер»?

— Так, навскидку, не помню, но в любом случае это не те десятки тысяч человек, которые требуются по протоколу.

— Компания «Пфайзер», согласно представленным ею документам, задействовала 20 000 испытуемых. «Модерна» — еще больше.

— Но в любом случае, требуемое для испытаний по протоколам время не соблюдено, а это минимум год. А до этого есть испытания на животных и клинический этап, который тоже должен длиться годы.

— Как я понял, вы сами прививаться не собираетесь?

— Во-первых, не собираюсь, а во-вторых, никому не советую. По одной простой причине: смертность от коронавируса невелика, а вероятность осложнения большая. Кроме того, в виду особенностей векторных вакцин очень высок вирус развития синдрома зависимого падения иммунитета. То есть это не вакцина – это рукотворный СПИД, не отвечающий самому определению вакцины.

Ответить на поднятые в предыдущем интервью вопросы попросили специалиста по внутренним болезням, врача больничной кассы «Маккаби» доктора Натана Тимкина (разумеется, не показывая ему текст интервью с А. Кимельфельдом, который на тот момент еще попросту не был подготовлен).

— Доктор Тимкин, перед нашим разговором я заглянул на русскоязычную страницу в «Фэйсбуке» нашего министра здравоохранения, и наткнулся на его гневную эскападу о том, что у тех, кто агитирует против вакцинации, нет не только чувства ответственности, но и совести.

— Что ж, в этом есть зерно истины. Я сам присутствую в «Фэйсбуке», и обратил внимание, что большинство противников вакцинации на русской улице одновременно чаще всего являются сторонниками одной-двух определенных партии, то есть не исключено, что в этом есть некая политическая подоплека. Но мы с вами, разумеется, говорить об этом не будем. Что меня действительно поражает, так это то, что те самые люди, которые говорят, что «коронавирус – это просто грипп», одновременно громче всех кричат об опасности прививки и ее побочных эффектов. Они утверждают, что поведение государства как во время развития эпидемии, так и при проведении вакцинации есть зло, и при этом не замечают внутреннего противоречия своей позиции. К ним присоединяются прочие противники любых вакцинаций, которые всегда кричали, что прививки вызывают аутизм или что-то там еще, а сейчас утверждают, что прививка от коронавируса угрожает рождаемости, влияет на наследственность и несут прочую галиматью.

— А почему вы так уверены, что это – галиматья? Какие у вас есть основания утверждать, что вакцина безопасна?

— Ну, кроме того, что я в последние 10 месяцев очень плотно занимаюсь вопросами, связанными с коронавирусом, я очень много сейчас читаю и те материалы, которые нам присылают по работе, и те, что публикуются в ведущих медицинских журналах – таких, как New England Journal of Medicine (издается на английском языке с 1812 года медицинским обществом Массачусетса — прим. автора), Lancet (еженедельный рецензируемый общий медицинский журнал на английском, издающийся с 1823 г. — прим. автора) и др. Само собой, я очень внимательно ознакомился и с отчетом FDA, где все вопросы эффективности и безопасности вакцины, а также процедуры ее испытаний четко проговариваются.

— То есть вы знакомы с механизмом действия вакцины?

— Да, конечно. Речь идет об РНК-вакцине, которая обладает способностью проникать внутрь клетки. Сама клетка, грубо говоря, представляет собой город-государство. В ней есть управляющий центр, «администрация» — это ядро, в котором находится наша ДНК. Но в клетке есть еще множество самых разных органов, один из которых называется «рибосома». Это, собственно говоря, «промзона» клетки, в которую с поверхности с помощью липидных «хвостиков» попадают м-РНК, и там с этой м-РНК, как со слепка для ключа, начинает вырабатываться и в массовом количестве выбрасываться вне клетки различные белки. С этими белками знакомятся все многочисленные подразделения нашей иммунной системы. Одновременно рибосома производит по разным РНК от 500 до 1500 операций, одна из которых – вирусная. Так вот, сама м-РНК, которая вводится с этой прививкой, разрушается после ввода в течение короткого времени от нескольких часов до двух суток. То есть, во-первых, ни о каком продолжительном влиянии этой РНК на организм речи быть не может. Во-вторых, она в принципе никак не может попасть в ядро, а значит, повлиять на ДНК и, соответственно, на нашу наследственность. РНК в ядро попасть никак не может – это общий закон биологии! И потому все разговоры о влиянии вакцины на наследственность – это антинаучный бред! А вот белок, который образуется в результате введения РНК вакцины, клетки иммунной системы запоминают, а затем разрушают, то есть продолжительность его жизни тоже не превышает от пяти дней до недели.

— Почему тогда нужно делать две прививки?

— По той простой причине, что одной прививки может оказаться недостаточно для твердого «запоминания», и клеткам нужно повторить урок. Собственно говоря, у нас есть много прививок, которые мы делаем не один раз. Например, прививка от гепатита В и прививка от папилома-вируса делаются трижды в течение полугода. Есть прививки, которые делаются два раза с небольшим перерывом; есть те, которые делаются раз в 10 лет. То есть в самом факте, что прививаться придется дважды, ничего особенного нет. Вполне возможно, что в будущем эта прививка или прививки других компаний будут одномоментными.

Но те вакцины от коронавируса, которые предлагаются нам сейчас – это поистине революционное продвижение вперед. Во-первых, кроме самой РНК, в этой прививке больше ничего нет, в то время как во все предыдущие прививки вводились различные химические препараты, усиливающие действие самой прививки, т.н. аджюванты. Но так как новая прививка оказывает одновременное влияние на иммунную систему как на клеточном, так и на гуморальном уровне, то она сама себя усиливает, и ей подобные препараты не нужны. А ведь реакция на прививки зачастую объяснялась именно влиянием аджювантов. Таким образом, новая вакцина гораздо безопаснее, чем те, которые были разработаны по прежним технологиям.

Во-вторых, у новой вакцины есть много других неоспоримых преимуществ и огромные перспективы. Дело в том, что РНК-вакцину можно уподобить стреле с наконечником. И этот «наконечник» очень легко менять. То есть если нынешний коронавирус мутирует, или появится какой-то другой вирус, то по этой же технологии на «стрелу» легко можно насадить другой «наконечник», направленный против любого другого вируса.

В сущности, это сейчас и произошло. Как многие помнят, в 2002 году была эпидемия SARSа, также являющегося разновидностью коронавируса. SARS, кстати, тоже пришел из Китая, но он обладал высокой летальностью, и потому эпидемия не успела распространиться по миру. Однако прививку от него сделали, и она эти годы лежала без надобности. Ну а когда появился COVID-19, все, что нужно было сделать – это снять один «наконечник», и вместо него насадить другой.

Этим во многом объясняется то, почему так быстро была создана вакцина – не считая того, что не было проблем с финансированием, разумеется. Последнее позволяло параллельно вести несколько фаз исследования.

Была, кстати, попытка сделать такую же прививку от гриппа. Думаю, что она скоро появится, так как нынешняя прививка эффективна только на 60%, в то время как эффективность РНК-прививок превышает 95%. Это – огромная разница! Но пока существует нынешняя прививка от гриппа, ее производители, разумеется, не хотят появления конкурентов.

Однако уже сейчас есть «наконечники», настроенные только против раковых клеток или каких-то иммунных заболеваний, и это – настоящая революция в онкологии и иммунологии!

— Но я только что говорил с противником вакцинации, и он утверждает, что невозможно не только разработать, но и испытать векторную вакцину в столь короткие сроки.

— Да, но мы с вами не говорим о векторных вакцинах! По принципу векторной вакцины создана российская вакцина «Спутник-5», но не вакцины «Пфайзера» и «Модерны»! Тот, кто путает эти вещи, просто на разбирается в том, что он говорит. В векторных вакцинах изначально другая технологическая цепочка: в основе векторных вакцин лежит не болезнетворный вирус, относящийся к семейству аденовирусов, в который всаживается цепочка РНК КОВИД-19. Здесь же у нас просто РНК – и все.

— И все же мой предыдущий собеседник настаивал на том, что если бы вакцина создавалась по протоколу, от момента ее создания до внедрения должны были пройти годы…

— Как я уже сказал, вакцина де-факто была уже создана ранее. Надо было просто сменить «наконечник», а это занимает гораздо меньше времени, чем создание принципиально новой вакцины, и, соответственно, сокращало срок испытания.

— Однако этот человек утверждал, что тяжелые осложнения от этой вакцины могут проявиться года через два и даже позже…

— Что можно на это сказать? Теоретически никто не может дать вам однозначные гарантии, что какие-то последствия вакцинации могут проявиться через два года. Но все, что мы знаем о новых вакцинах, говорит о том, что вероятность каких-то осложнений в результате ее прививки в организм намного ниже, чем всех остальных вакцин старого типа, включая векторные. А во-вторых, вероятность таких осложнений куда меньше, чем от самого заболевания коронавируса, и последние бывают куда страшнее. Так что вакцинироваться в любом случае надо.

— Вы сами сталкивались с такими осложнениями?

— Да, конечно. За эти месяцы через мой кабинет прошли если не сотни, то многие десятки заболевших коронавирусной инфекцией, у которых я наблюдал самые различные, в том числе очень тяжелые осложнения. Да вот недавний случай: 22 года, только что после армии. Девяносто седьмой профиль при призыве. Это, объясняю для незнающих, высший медицинский профиль. После коронавирусной инфекции повторные жалобы на слабость и утомляемость. Давление в норме, а вот пульс низковат — 44. На кардиограмме — полная атриовентрикулярная блокада. Короче, предстоит операция по имплантации искусственного водителя ритма. И это – отнюдь не самое тяжелое осложнение.

— Вопрос, будете ли вы вакцинироваться, как я понимаю, бессмыслен…

— Как только объявили вакцинацию, сразу записался в очередь на вакцинацию. Как, впрочем, и почти все остальные медработники больничной кассы «Маккаби».

ДОЯРКА И ПАСТУХ ПО-ИЗРАИЛЬСКИ

Эпидемия коронавируса, резко уменьшив количество гастарбайтеров, вызвала необычайно острую нехватку рук в сельском хозяйстве страны. Так, по сравнению с прошлым годом, дефицит кадров инженеров в этой отрасли возрос на 44%, дефицит операторов сельскохозяйственного оборудования (включая животноводческую отрасль) – на 300% и столько же примерно составляет рост дефицита обычных сельскохозяйственных рабочих.

В то же время в последнее время нехватка рабочих рук в сельском хозяйстве стала заметно сокращаться за счет устремившихся в эту отрасль коренных израильтян, ранее работавших на совершенно ином поприще — поварами, учителями, программистами. И речь, судя по всему, идет о довольно массовом явлении.

— Действительно, и в кибуцах, и в мошавах говорят, что число городских жителей, желающих поработать на земле, с каждым днем растет, — говорит глава Всеизраильского сельскохозяйственного объединения Авшалом Вилан. – Понятно, что это напрямую связано с эпидемией; с тем, что многие остались не у дел, но я бы поделил этих людей на три большие группы.

Первую составляют жители кибуцев и мошавов, которые в свое время уехали в город, много лет работали в самых различных областях, и вот теперь решили вернуться домой. Они, в принципе, знакомы с работой в сельском хозяйстве, с распорядком дня, с тем, что хлеб здесь в прямом смысле слова зарабатывается в поте лица.

Вторую и очень большую группу составляют демобилизованные солдаты. Для них это своего рода приключение, своеобразная замена длительной поездки за границу и, одновременно, возможность спокойно обдумать планы на будущее.

И, наконец, третью группу составляют те, кто впервые решил попробовать себя на новом поприще. Для них, урожденных горожан, все непривычно, очень тяжело, но думаю, одновременно и очень интересно. Почти уверен, что многим из этих людей давно надоела их прежняя работа, они не раз задумывались о том, чтобы изменить жизнь, но не решались это сделать. И эпидемия коронавируса неожиданно дала им такую возможность.

Журналист «Маарива» Дуди Петимер сумел разыскать и побеседовать с несколькими из таких людей.

— По основной профессии я – повар, — говорит 45-летний Эльдад Корн. – Более 20 лет проработал в различных банкетных залах, в последнее десятилетие – в качестве шеф-повара. Но тут появился коронавирус, все банкетные залы закрылись, причем я почти сразу понял, что это – надолго. Пособие по безработице оказалось с гулькин нос, а мне надо выплачивать алименты. Поэтому я уже в марте стал искать новую работу, и в конце концов оказался на животноводческой ферме в мошаве Тиморим. Никогда прежде я не имел никакого представления ни о коровах, ни о каких-либо других домашних животных, и был уверен, что здесь трудятся исключительно таиландцы. Но оказалось, что это совсем не так.

Конечно, акклиматизация, привыкание к тяжелой физической работе проходили трудно, но меня здесь очень доброжелательно встретили и помогли втянуться. Сейчас, спустя почти полгода, я получаю от этой работы огромное удовольствие, и думаю, что даже когда все кончится, я останусь здесь жить и работать.

Нир Гинди (52) успел за свою жизнь поработать инженером и в Израиле, и в США, затем снова в Израиле, а сейчас вместе с парой рабочих из Таиланда занимается выращиванием фруктов в мошаве Тельми.

— Мы с женой вернулись из Штатов десять лет назад, и я почти ни одного дня не был безработным, — рассказал Нир. – И вдруг после начала эпидемии был выброшен на улицу. Некоторое время пребывал в полном отчаянии, просто не знал, куда себя девать. Тут мой тесть, у которого свои сады в Тельми, предложил перебраться к нему и поработать на земле. Поначалу я встретил это предложение скептически, даже увидел в этом что-то унизительное. Но сейчас… Знаете, я открыл для себя целый новый мир. Я понял, какое это чудо — видеть, как на деревьях завязываются будущие плоды, как они день ото дня растут. Я узнал, что деревья, как и животные и люди, требуют к себе внимания и заботы; что у них тоже есть свои болезни и что их надо постоянно защищать от врагов.

Еще для меня крайне важно, что я своими руками способствую появлению на нашем рынке нашей, израильской продукции, с которой по качеству может сравниться продукция очень немногих стран. К тому же я помог тестю наладить сайт, мы стали получать заказы напрямую через интернет, и у меня есть планы превратить его ферму в туристическую аттракцию. Так что похоже нам с женой придется здесь задержаться.

А вот Алон Брейман еще относительно молод – ему 33 года, и до недавнего времени он работал учителем иврита в Гедере.

— Но в последние годы я думал об приобретении другой профессии — хотел стать садовником, так как какое-то время после службы в армии пробовал себя в этом качестве, но в итоге оказался на обычных сельскохозяйственных работах в мошаве. И знаете, что я вам скажу? Я счастлив. Да, работа начинается на рассвете, но в 16.00 она заканчивается, и тебе не нужно брать никакой работы на дом. С этого времени ты свободен, и можешь заняться саморазвитием, или спокойно посмотреть телевизор. В школе у меня такой возможности не было. Так что нет худа без добра.

One comment

  1. Правительство Израиля скрывает от израильтян, что радиактивными отходами с Чернобыльской АЭС , которые в свободном доступе для Святых Воинов Аллаха идет заражение территории Израиля в качестве Носителей радиоактивных отходов являются метеозонды и кончая обычный детский воздушный шарик наполненый гелием, распыляемые при помощи обычных пекард, которые могут нести от 26грамм до 16 КГ высокотоксичных радиоактивных остактков после взрыва Чернобыльской АЭС.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s