РЕСПУБЛИКАНЦЫ И «ДИЛЕММА ТРАМПА»

Опубликовал(а)

Одни делают это из-за убеждений, другие – из трусости, третьи – следуя собственной тактике: многие республиканцы, каждый по своим причинам, держатся за Дональда Трампа. Его влияние на партию не завершится с его уходом из Белого дома — оно останется весьма ощутимым.

Дэвид Пердю просто не пришёл

Сенатор-республиканец из достопочтенного штата Джорджия должен был выйти на подиум, чтобы провести теледуэль со своим соперником на выборах в Сенат США, демократом Джоном Оссоффом – поспорить о политике, о благосостоянии жителей и о многом другом… но его пульт остался пустым. «Где сенатор Пердю?» — раз за разом вопрошал Оссофф, но ответа так и не получил. Тогда он во всеуслышание назвал своего конкурента трусом и до конца передачи просто рассказывал о том, что он намерен делать, будучи избранным в Сенат на место, занятое на сегодняшний день его неявившимся оппонентом.

Сенатор Дэвид Пердю не считал нужным появляться перед своими избирателями ещё раз перед вторым туром выборов, во время которого должно было определиться – будет ли представлять Джорджию республиканец или демократ. По его мнению, он уже победил – больше месяца назад, 3 ноября. Классический «синдром Трампа»: тот тоже считает, что победил на президентских выборах. Пердю делит с действующим президентом США одну и ту же реальность – правда, от той реальности, в которой живёт основная часть Америки, она разительным образом отличается.

По крайней мере, реальность штата Джорджия такова, что Пердю на выборах 3 ноября оторвался от Оссоффа менее, чем на 100 тысяч голосов – и, по закону, должен теперь выйти на второй тур, который состоится 5 января 2021 года. Та же история – с его коллегой и соратницей по партии, сенатором Келли Лёффлер. Ей тоже придётся выдержать второй тур. В отличие от Пердю, она завершила первый «забег» позади своего соперника, демократа Рафаэля Ворнхока. Так что уж она-то явилась на теледебаты, правда, заявила во время их проведения, что не признаёт победу Джо Байдена на президентских выборах. Ещё одна пленница «реальности Дональда Трампа».

Место Трампа изменить нельзя

К сожалению, именно такие Пердю и Лёффлеры задают, как считается, на данный момент тон и определяют тактику в Республиканской партии США. Это – серьёзная проблема для осознания самих основ американской демократии, но ещё большая – для будущего республиканцев. По идее, уже достигнута так называемая «тихая гавань» после президентских выборов – момент, когда, вообще-то, все штаты должны были уже посчитать поданные за того или иного кандидата голоса, юридические недоразумения должны были быть улажены и результаты выборов верифицированы. Джорджия, где Трамп ещё недавно во время своего выступления «зажигал публику» рассказами о якобы страшных массовых фальсификациях вот уже в третий раз подтвердила победу на своей территории Байдена. «Мы пересчитали легитимно поданные голоса вот уже в третий раз, и результат остался неизменным» — подчеркнул главный уполномоченный по проведению выборов, Брэд Раффенспергер. Третий пересчёт голосов был проведен, естественно, по требованию президента – очередная безуспешная попытка хоть как-нибудь развернуть результаты голосования. Трамп, разочаровавшись в судьях и губернаторах, начал надоедать телефонными звонками республиканским лидерам в Джорджии, Мичигане и Кентукки, заклиная их назначить в коллегию выборщиков тех, кто проголосует не так, как предписывает Закон, а так, как предписывает Он.

Что ж, похоже, юридическая битва Трампом проиграна так же, как были проиграны выборы. История его президентства не увенчается хэппи-эндом. До 20 января он, скорее всего, останется в Белом доме, а потом, предположительно, продолжит бомбардировать Америку и мир отчаянными твитами об украденной победе из своей резиденции Мар-а-Лаго (штат Флорида).

А вот его партия после того, как в Белом доме поселится новый президент, не сможет удалиться поиграть в гольф для успокоения нервов, не сможет спрятаться в резиденцию, чтобы оттуда горестно сетовать на «политических шулеров» в Вашингтоне. Республиканцам придётся дальше заниматься политикой – что бы они под этим термином нынче не подразумевали. Но тут они оказываются перед дилеммой: им придётся освобождаться от «реальности Трампа», которой они до сих пор по различным причинам оставались верны: одни — из верности, другие — из трусости, третьи — из тактических соображений.

Сенаторы-республиканцы Лёффлер и Пердю из штата Джорджия, к примеру, хотят быть переизбранными на своих постах в весьма консервативном южном штате. Избирательный «базис» Трампа здесь весьма велик, даже, если Байден и смог здесь выиграть с минимальным перевесом голосов. Вряд ли они могут позволить себе порвать с Трампом, рискуя оттолкнуть от себя сотни тысяч избирателей. Многие конгрессмены и сенаторы чувствуют себя точно так же: через два года – новые выборы в Конгресс, так что предвыборная борьба, по сути, вообще не прекращается. А так как трампизм в США не исчезнет вместе с прекращением президентских полномочий Трампа, многие консерваторы будут придерживаться этой стратегии, чтобы избиратели Трампа проголосовали за них. Пожалуй, именно этим поясняется тот факт, что в Конгрессе США лишь 27 республиканцев признали победу Байдена (согласно опросу газеты The Washington Post). Двое заявили, что Трамп победил, а 220 решили попросту отмолчаться.

Кроме того, не исключено, что в 2024 году Трамп опять выдвинет свою кандидатуру на выборы президента – по крайней мере, сам он об этом своём намерении уже заявил. Его власть внутри «перестроенной» им за 4 года Республиканской партии весьма значительна. За него 3 ноября отдали свои голоса более 74 миллионов американцев – на 11 миллионов больше, чем четыре года назад и на 15 миллионов больше, чем проголосовали за Митта Ромни в 2012 году. Ронна Мак-Дэниэл, руководитель Национального комитета Республиканской партии, должна быть вот-вот переизбрана на этом посту в третий раз. Трамп заявил о том, что поддерживает её кандидатуру – и она вряд ли захочет от этой поддержки отказаться. Это – чёткий сигнал, что действующий президент и не думает «отпускать вожжи» и отказываться от своего влияния в партии либо вообще уходить из политики. Пусть все его решения до сих пор были, мягко говоря, сомнительны – имя Трампа по-прежнему останется в ряду имён наиболее влиятельных республиканцев. И, кстати – его дети также уже с удовольствием ринулись в политику: тот же Дональд-младший, по примеру папы, «окучивает» социальные сети и предвыборные трибуны громкими речами.

То Барр, а то Мак-Коннелл…

Насколько тяжёлым для республиканцев будет время демократической передачи власти, можно увидеть на примере Вильяма Барра. Министр юстиции США до сих пор не прославился, как критик Трампа – уж скорее, наоборот, прослыл классическим «чего изволите-с?» своего шефа, не стараясь даже минимально дистанцироваться от него, какую бы околесицу тот ни нёс. Зачастую он открыто действовал, не как министр юстиции, а как личный адвокат Трампа. Однако, вдруг, в ответ на утверждения действующего президента о том, что «выборы были украдены», Барр заявил в интервью информационному агентству Associated Press, что для подобных заявлений нет ни малейших доказательств: «До сих пор мы не видели подтасовок в размерах, которые могли бы привести к иному исходу выборов».

Вильяма Барр

Заявление, более подходящее человеку, занимающему пост министра юстиции. Но не министра юстиции в правительстве Дональда Трампа. Днём спустя на вопрос, доверяет ли он ещё Барру, президент просто промолчал. Ранее, в ноябре, он так же промолчал по поводу доверия к шефу Пентагона – и тот вылетел со своего поста…

Митч Мак-Коннелл

А вот кто лавирует в эти трудные для республиканцев времена лучше всех – так это непотопляемый Митч Мак-Коннелл, лидер республиканского большинства Сената, один из наиболее влиятельных республиканцев. Если Республиканская партия всё же победит на выборах двоих сенаторов в Джорджии – Мак-Коннелл усложнит президентскую жизнь демократу Джо Байдену настолько, насколько вообще сможет. В обращении же с Трампом он делает ставку на стратегию лавирования: он не отбрасывает действующего президента, как горячую картофелину, он не позволяет себе открытой нелояльности по отношению к Трампу, не опровергает его утверждений об «украденных выборах». Но он их и не повторяет – по крайней мере, напрямую. Его формулировки – изворотливы: мол, каждый президент имеет право проверять несоответствия. И столь же изворотливо он подаёт сигналы новому правительству: «Мы все знаем, что с началом года состоятся дебаты о новом экономическом пакете, в зависимости от планов нового кабинета».

Подобные заявления Мак-Коннелл физически не в состоянии сделать случайно: так он сигнализирует Байдену о готовности к сближению. А уж поздравить Байдена напрямую можно и позже – когда его приведут к присяге в качестве 46-го президента США. Чтобы Трамп не твитнул ему что-нибудь вроде: «И ты, Брут?».

Что ж, для Америки всё это – большая проблема: одна из двух основных партий страны поддерживает вымыслы, наносящие ущерб демократии. Причём, возможно, готовится превратить эти вымыслы в часть будущей предвыборной стратегии – пусть и не столь агрессивно и прямолинейно, как это делает Трамп. Отказаться от подобного сомнительного успеха у определённой группы избирателей будет трудно, но сделать это необходимо. Смогут ли республиканцы, пересилят ли себя? Или победа на выборах – важнее самой демократии?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s