«СУД НАД ЧИКАГСКОЙ СЕМЕРКОЙ»

Опубликовал(а)

The Trial of the Chicago 7, США, 2020, 129 мин., R. Реж-сц. Аарон Соркин («Большая игра»); в рол.: Эдди Редмэйн (Тома Хейден), Саша Барон Коэн (Эбби Хоффман), Алекс Шарп (Ренни Дэйвис), Джон Кэррол Линч (Дэвид Деллинджер), Джереми Стронг (Джерри Рубин), Ной Роббинс (Ли Вайнер), Дэниел Флаэрти (Джона Фройнс), Яхья Абдул-Матин II (Бобби Сил), Фрэнк Ланджелла (судья Хоффман), Марк Райлэнс (Кэнстлер), Джозеф Гордон-Левитт (Шульц), Майкл Китон (Кларк)

Жанр. Судебная ретро-драма с политическими и социальными мотивами, основанная на реальных событиях.

Выбор. Во-первых, многие эксперты считают сей фильм одним из фаворитов «оскарной» гонки. Во-вторых, он невероятно актуален, причем отнюдь не только для США. В-третьих, в картине занят коллектив блестящих актеров.

Первоисточник. Это авторская лента А. Соркина, «оскарного» лауреата за сценарий «Социальной сети», обладателя других регалий за фильмы и сериалы. Родился он 9 июня 1961 года на Манхэттене в еврейской семье, далекой от искусства. Старшие брат и сестра Аарона пошли по отцовской линии, став юристами, а он сам с ранних лет увлекся театром, был звездой школы, затем поступил на драматическое отделение Сиракузского университета. Но, так как его актерская карьера застопорилась, Соркин стал сочинять пьесы и быстро обрел репутацию перспективного драматурга. Среди его сценариев – фильмы «Несколько хороших парней», «Американский президент», «Война Чарли Вилсона», «Человек, который изменил всё», «Стив Джобс». Интерес к теме «Чикаго 7» возник у Соркина еще в 2007 году, после разговора дома у С. Спилберга, заявившего о желании снять фильм о тех событиях. И хотя никакого договора не было, Аарон быстро написал сценарий. Спилберг всерьез собирался его поставить. Среди актеров, которых он хотел привлечь были Х. Леджер и В. Смит. Но в дело вмешалась забастовка Гильдии писателей, потом другие проблемы. Соркин продолжал работу над сценарием, Спилберг собирался его поставить уже без знаменитостей, чтобы сократить бюджет. Потом за постановку пытались взяться П. Гринграсс и Б. Стиллер. И так тянулось, пока в 2018 сам Соркин не был представлен в ипостаси режиссера. При постановке было много проблем. И с бюджетом, и с КОВИДом, а затем и с прокатом. Но, для нас важнее, что фильм есть, его не скучно смотреть и интересно ассоциировать…

Война во Вьетнаме. Когда она проходила (1964-1972), то я был советским школьником и, как и все вокруг, болел против Штатов. Хотя сегодня понимаю, что руководствовались они благими намерениями. Ведь СССР настолько сильно поддерживал Северный Вьетнам, что даже ребенку было понятно – это столкновение цивилизаций в рамках политики сдерживания. Мы тогда собирали посылки пионерам Вьетнама, но в целом та война была далеко от нас. Иное дело, США, где она считалась важнейшей из волновавших общество проблем, сильно повяливших на мировоззрение в первую очередь молодежи. Именно из антивоенных протестов выросли различные общественные движения, включая хиппи. Проводились массовые марши, прочие акции, которые нередко разгонялись властями. И ведь было из-за чего. Погибло 58 тыс. американцев. Две трети из них – моложе 21 года. Ранено более 0,3 млн., в том числе 83 тыс. ампутантов и 30 тыс. слепых. А еще был «вьетнамский синдром» с самоубийствами, во многом из-за того — какой ад прошли эти люди. И как жертвы, и как палачи. А были ли защищены там американские ценности? Вовсе нет. И та далекая война всерьез сказалась на дальнейшем развитии страны.

О чем речь. Фильм рассказывает о важном событии для антивоенного движения. В августе 1968 года в Чикаго проводился Национальный съезд Демократической партии США. Туда были организованы поездки в первую очередь студентов, чтобы выразить негативное отношение к войне во Вьетнаме. Планировалось все сделать мирно с соблюдением правил. Конечно, эти студенты не были ангелами. Они и выпивали, и курили травку, и играли громкую музыку. И даже учились изготавливать коктейли Молотова. Но вовсе не были людьми, которых нужно изолировать от общества. И как они подчеркивали: протестовали именно против войны, а не против полиции. Но, вместо того, чтобы услышать их, власти ввели в Чикаго 15 тысяч полицейских и военных, дабы либо во всем помешать, либо преподать должный урок. Ведь если ты против войны, значит, по мнению руководства страны – и против США. Поэтому стычки были неминуемы, а студенты к такой борьбе и неважно подготовлены, и не едины. Так что властям было легко внедрить в их среду агентов и провокаторов, а конфликт преподнести так, как им выгодно. Как следствие, в марте 1969 г. против Э.Хоффмана, Д.Рубина, Д.Диллинджера, Т.Хейдена, Р.Дэйвиса, Д.Фройнса, Л.Вайнера и попавшего к ним попутно Бобби Сила (лидера «Чёрных пантер») были выдвинуты обвинения на основании нового (!) федерального закона. Согласно которому, устанавливалась ответственность за «поездку с использованием межштатных средств сообщения с целью организации бунта». В сентябре 1969 года начались судебные слушания, являющиеся эпицентром событий фильма.

Ассоциации. Интересное дело, разгон мирных и относительно мирных демонстраций – ныне словно отдельная производственная отрасль. При том, что силы протестующих примерно те же, что и были десятки лет назад, а вот стражи правопорядка усилились многократно. И поэтому так старомодно выглядят копы из фильма с их немудреными приспособлениями. И в голову сами собой лезут мысли, что прогресс в этом отношении идет в неправильную сторону. Ведь вместо того, чтобы искать пути к согласию, власти нередко делают акцент на силу. Понимая, что и судебная машина на их стороне. Даже, если формально соблюдаются правила демократических институтов. Как и в «Суде над Чикагской семеркой», где используются разные некорректные способы, например, в работе с присяжными. Все эти технологии в совсем уже бесстыдном варианте используются авторитарными режимами. Достаточно вспомнить московское Болотное дело или ныне проходящие репрессии в Беларуси. Вот смотришь сцену разгона демонстрации в картине и ловишь себя на мысли про день нынешний.

Восприятие. Полагаю, что зрителям многих стран будет странно наблюдать относительные вольности для чикагских подсудимых. Все до приговора выпущены под залог и в суд приходят сами. В зале суда их держат не в клетке, окруженной силачами в форме и боевыми псами (как это было на процессе «Pussy Riot» в Москве), а в аудитории, напоминающей студенческую. А судья сильно напоминает строгого педагога, доставшего подопечных строгими и часто абсурдными нотациями. Однако, подсудимые не унимаются, клоуничают и изрекают дерзости, часть из которых стала классикой. Так Эбби Хоффман представлялся сиротой Америки, дитем 60-х, культурным революционером, живущим в нации Вудстока. А следовательно, собирающимся нарушить все законы США, включая закон всемирного тяготения. Достается от него и однофамильцу… судье. Парни осознают, что это может плохо сказаться на их судьбе. Но, понимая, что раз процесс на деле политический, то все решено заранее. Разумеется, подсудимым не хочется в тюрьму, но главное для них – остановить войну. И хотя среди них приоритеты не так и однозначны, но точку в суде они ставят правильную…

Прочая информация. Очень удачно используется хроника. Съемки проводились в округе Моррис, штат Нью-Джерси, проходили в Хеннесси-холле, известном как «Особняк», в Кампусе Флорхэм Университета Фэрли Дикинсон и Хайленд-холле, Грант-парке в Чикаго и в Санта-Мария в колледже. Святой Елизаветы. Музыка Дэниэла Пембертона («Энола Холмс»). Из-за пандемии фильм не вышел в прокат, а был продан «Netflix» за $56 млн. Бюджет $35 млн.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s