ПОСЛЕСЛОВИЕ К ТРАМПУ

Опубликовал(а)

Проигрыш Дональда Трампа на выборах президента США 2020 года фактически завершает длившуюся достаточно недолго эпоху популизма во власти практически во всех демократических странах. Да, в некоторых из них по-прежнему остаются у руля пришедшие на гребне этой волны правые или левые популисты – Виктор Орбан, Андрей Бабиш, да тот же Владимир Зеленский – но уже сейчас можно констатировать, что их кресла ощутимо зашатались. Что касается Трампа – то его взлёт и падение надолго останутся уникальными в американской и мировой истории.

В принципе, о том, что Дональд Трамп – президент одной каденции, с той или иной степенью уверенности говорили некоторые политологи еще в 2016 году. Сам Трамп этого, правда, как не понимал, так и не понимает до сих пор, угрожая судом едва ли не каждому, кто посмел проголосовать теперь против него. Тем не менее, всем остальным – и его противникам, и его сторонникам – следует осознать одну простую истину: Дональд Трамп никогда не вписывался в устоявшуюся за двести с лишним лет систему политического управления Америкой. Именно поэтому он мог прорваться к власти – но не смог её удержать.

Трамп – не республиканец

Его проигрыш обусловлен не тем, что демократы практически ругаются его именем. Штука в том, что имя Дональда Трампа стало ругательством и для множества республиканцев. Тут следует отдельно отметить: автор этого материала не являлся, и вряд ли когда-либо станет приверженцем Демократической партии США, республиканцы всегда были мне ближе и понятнее. Но Дональд Трамп – ни разу не республиканец. Элитная часть этой партии была вынуждена поддерживать миллиардера-выскочку: сначала – как кандидата от своей партии, позже – как президента США от своей же партии, но к его личности у многих республиканцев за это время выработалась стойкая идиосинкразия.

Действующий (пока ещё) президент Соединённых Штатов сослужил Республиканской партии одновременно и добрую, и дурную службу. Добрую – потому, что после каденции Джорджа Буша-младшего обнаружилось, что даже самые сильные лидеры республиканцев – такие, как покойный Джон Маккейн или ныне здравствующий Митт Ромни – не в состоянии составить конкуренцию ярчайшему кандидату от Демократической партии, Бараку Обаме. Более того: две каденции Обамы привели к тому, что, когда вечная борьба между «слонами» и «ослами» вышла в 2016 году на новый виток, то Хиллари Клинтон воспринималась уже не просто, как возможный кандидат от демократов, а как наследница и продолжательница президентства Обамы. Именно эту тенденцию и разбил брутальный новичок Дональд Трамп. С помощью российских хакеров, без помощи ли – суть не в этом. Он «сломал систему», оказался более ярким, чем Клинтон. Именно поэтому столь велик был шок, пережитый демократами четыре года назад.

Без Трампа это бы не получилось. И в этом состоит услуга Трампа республиканцам – он вроде бы привёл их к власти. Вроде бы. Потому что, как уже было сказано, он сам – не республиканец ни разу. Он – шоумен, затесавшийся в республиканцы ради политической поддержки собственных потребностей и амбиций. Амбиции его заключались в том, чтобы «всем показать», а потребности – в том, чтобы использовать президентское кресло для поправки собственных дел: можно не бояться налоговых служб, можно не отчитываться ни перед кем ни в чём… В принципе, он мог идти от демократов – но демократам он не понадобился в качестве «нового лица».

Даже самые яростные приверженцы Трампа будут вынуждены согласиться: на протяжении всех четырёх лет его правления, его политика никогда не была республиканской. Ни одному республиканскому президенту в страшном сне не приснилось бы прекращать членство США в международных организациях, расшатывать НАТО, ругаться с европейцами, декларировать свою зависть к одним авторитарным лидерам и безуспешно пытаться запугать других авторитарных лидеров. Никому из них не пришло бы в голову разделять соотечественников-американцев на «своих» и «предателей», беспокоясь исключительно о собственной популярности, а не о своей стране и даже не о своей партии.

В этом и заключается «медвежья услуга», оказанная Трампом республиканцам – он вовсе не привёл эту партию к реальной политической власти, он просто поставил партию с ног на голову, вычленив из неё небольшую маргинальную часть, прибавив к ней пару-тройку своих бизнес-партнёров и родственников, выбросив всё остальное за ненадобностью.

Кризис Республиканской партии

Тем не менее, само появление Трампа, как фигуры, как явления – знаменует собой острейший внутренний кризис внутри Республиканской партии. В нынешних условиях, пожалуй, ни один, пусть даже самый распрореспубликанский кандидат, не смог бы победить «Сонного» Джо Байдена. Вот уже несколько лет идут разговоры о том, что двухпартийная система правления в США закоснела и превратилась в «геронтократию», что смена поколений – насущная, жизненная необходимость. Это не столько политическое, сколько демографическое условие, которое не выполняла ни одна из обеих основных американских партий.

Но демократы всё же начали эту смену поколений. Да, Байден, как таковой – старик, ему почти восемьдесят и многие опасаются, что он может попросту не дожить до конца своей каденции. Но кто подхватит, в случае чего, бразды правления из его рук? Правильно: Камала Харрис, в свои 56 лет – представительница среднего поколения партийной элиты, ведущая за собой таких же партийных лидеров среднего возраста, которым на пятки наступает уже даже 25-35-летняя молодёжь. Первая представительница «цветной Америки» на посту вице-президента, поведшая к избирательным урнам именно небелое население США, которое год за годом становится всё более многочисленным.

У республиканцев таких вот молодых – раз-два и обчёлся, да и в лидеры никто из них до сих пор не пробился. Именно поэтому, согласно статистике, молодёжь, в основном, не пошла голосовать за Трампа и не пошла бы, будь на месте Трампа любой другой республиканец. Это уже не проблема личности 45-го президента – это проблема самой Республиканской партии. Ей нужно обновление. Ей нужен революционный дух Линкольна. Либо она найдёт в себе силы обновиться и перестать быть клубом «для тех, кому за 70», либо следующего президента США демократы будут избирать сами, на собственных праймериз – из числа фракционных кандидатов, между условными либералами, центристами и социал-демократами «Красного Берни» Сандерса и Элизабет Воррен. И кто на этих будущих демократических праймериз победит – тот автоматом и станет президентом. Потому что его (её) республиканский противник (противница) будет слишком стар и слаб.

На самом деле, именно таким должен был быть сценарий президентских выборов 2016 года – но его сломал самоуверенный популист с «вороньим гнездом» на голове, имеющий о политическом процессе примерно такое же понятие, как о брачных играх галапагосских черепах. С его помощью республиканцы смогли мобилизовать тех, кто политикой вообще никогда не интересовался и вряд ли будет ею интересоваться теперь, когда Трамп стал частью истории.

Для республиканцев наступает теперь время своеобразной медитации, погружения в самих себя. У них есть шанс на обновление, есть, как минимум, два года, чтобы запустить, наконец, эту пресловутую смену поколений и модифицироваться так, чтобы стать привлекательными для новых социальных и этнических слоёв и групп американских граждан. Иначе им отныне и навеки придётся отыгрывать роль младших партнёров или более слабых оппозиционеров при демократах. Сейчас у них есть рычаги влияния на власть: большинство в Сенате, большинство в Верховном суде, но, если не произойдёт обновления – эти рычаги рано или поздно также уйдут из их рук. Можно лишь надеяться на то, что республиканская элита найдёт в себе силы на этот сложный, но абсолютно необходимый шаг.

Президент для всех

А что касается Джозефа Байдена, то ему в самом деле, как он сам и сказал, придётся стать президентом всех американцев, а не только президентом членов Демократической партии. Потому что только президент всей Америки сможет залатать те дыры, примирить те стороны, которые, соответственно, пробил и рассорил президент-дилетант Дональд Трамп. Следует чётко понимать, что в 2020 году на президентских выборах в США не демократ победил республиканца, а политик победил популиста. Человек с опытом государственного управления победил человека с опытом шести банкротств.

На самом деле, я по-прежнему полагаю, что для Америки, да и для всего мира на самом деле, гораздо лучшим был бы президент США-республиканец. В идеале – покойный Маккейн, только помоложе. Но его нет – есть только Трамп, за него и держись (шутка), – не надо за него держаться. Это он цепляется за власть, становясь всё более жалким даже в глазах собственных соратников. А президенту-политику предстоит исправлять то, что Трамп успел натворить, выкинув за последние три года из аппарата государственного управления всех профессионалов, всех людей, понимающих, как идут политические процессы, всех, кто хоть в чём-то смел ему перечить. Великий британский экономист Сирил Норткот Паркинсон в своей книге «Законы Паркинсона», описывающей действие государственного управленческого аппарата, писал: «Первосортный руководитель окружает себя первосортными сотрудниками. У второсортного руководителя – сотрудники третьего сорта».

Остаётся лишь пожелать Джо Байдену быть первосортным руководителем. Америка и мир в этом очень нуждаются именно сейчас.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s