ПРИВЕТ ОСВОБОДИТЕЛЯМ ИЛИ ДЕДЫ ВОЕВАЛИ

Опубликовал(а)

Семьдесят шесть лет минуло с тех пор, как в октябре 1944 года последний немецкий солдат покинул – а точнее, был вышвырнут с украинской земли. За освобождение Украины заплатили жизнями сотни тысяч советских солдат, офицеров, ещё больше мирных жителей. Богатейший в мире украинский чернозём был напоен кровью так, что, по свидетельствам очевидцев, на полях битв она кое-где просто не впитывалась, не принимала её земля. Украинские фронты назывались так не только потому, что в их задачу входило освободить именно Украину. Большая часть тех, кто сражался в их составе, были именно украинцами.

Увы, людская память коротка. В данном случае коротка настолько, что я ещё подростком видел в Киеве, возле станции метро «Днепр», в сороковую годовщину освобождения, весёленький плакат, гласивший: «Привет освободителям Украины от немецко-фашистских захватчиков!». Вот так вот. Сорок лет прошло – и трагедия не интересует официальных «устроителей празднеств» до такой степени, что им совершенно по барабану, что, исходя из текста этого образчика казённой восторженности, немецко-фашистские захватчики передают освободителям Украины привет…

Сегодня, на самом деле, мало что изменилось. По крайней мере, в России отчаянно цепляются за любую возможность «отпраздновать» нечто грандиозное из истории Второй Мировой (которая по-прежнему остаётся для них исключительно Великой Отечественной, без всяких там ненужных «союзников» и никому не интересных битв где-то за пределами СССР), чтобы напомнить всему миру, что «можем повторить» и что «Гитлер – лох» (это не глупая шутка, а настоящая или, как нынче принято говорить, «реальная» наклейка на бампер, которую любят клеить потомки победителей в той страшной войне). Настоящая история мало кому интересна, главное – «отметить». Чтоб громко, весело, с концертами, «Комбатом-батяней» и традиционными обильными возлияниями.

«Зачем вооружать хохлов?»

Стараясь «исправить» в свою пользу историю Второй Мировой войны, Кремль год за годом всячески искажает и подтасовывает факты – в том числе и тот факт, что Украину освобождало поистине гигантское количество украинцев. Сказал же Путин, в конце концов – мол, обошлись бы и без них. А то, что Украина стала тем стратегическим буфером, который вместе с Беларусью принял на себя первый, мощнейший удар блицкрига и задержал его продвижение, ослабил его мощь, дав шанс Сталину очухаться и позаботиться о тех самых знаменитых «сибирских дивизиях», брошенных в бой уже под Москвой – это неважно. Не является аргументом даже официальная советская статистика: треть человеческих потерь СССР в войне понесли именно украинцы. Правда, есть исторические документы, которые опровергнуть невозможно – но можно попросту затушевать.

Бывший Генсек ЦК КПСС, а в годы войны – член Военного совета 1-го Украинского фронта Никита Сергеевич Хрущёв вспоминал в своих мемуарах: «На одном из заседаний Военного совета 1-го Украинского фронта – перед форсированием Днепра – зашла речь о том, что делать с 400 тысячами украинских новобранцев, которым недоставало военной формы. Выслушав по этому поводу подчинённых, «маршал Победы» Георгий Жуков сказал: пускай воюют в том, в чём пришли…

Возник вопрос и о вооружении людей. Автоматами. Такое предложение вызвало у Жукова гнев.

— Никаких автоматов, — распорядился он. – Хватит и трёхлинеек. Если им в руки попадут автоматы, они перебьют своих и сбегут домой…

Но заместитель командующего фронтом генерал Александр Кулешов доложил, что на армейских складах есть лишь 100 тысяч трёхлинеек. На что, со своей стороны, командующий Белорусским фронтом генерал Константин Рокоссовский предложил просить Москву помочь с вооружением.

— Зачем мы ломаем головы над такими мелочами? – ответил Жуков. – Для чего вооружать и обмундировывать этих хохлов? Они же предатели. И чем больше в Днепре их потопим, тем лучше для нас самих: меньше на Колыму поедет после войны».

В руках сжимая… кирпичи.

Андрей Анатольевич Новосад, ветеран, закончивший войну в Берлине и вернувшийся домой с орденом Красной звезды и медалью «За отвагу», дожил до ста лет. В своих воспоминаниях он рассказывал:

«Из-за стремительного наступления Вермахта, меня и большинство односельчан в 1941 не успели взять в армию. Партизан в нашем районе не было, так что мы, как потом сказали офицеры СМЕРШа, «отсиживались по тёплым хатам». А летом 1944-го в наше село вошёл пехотный полк Красной армии. Буквально за несколько дней мы стали его бойцами.

То, что творили с нами, украинцами, призванными с оккупированных территорий, могли творить лишь звери с человеческим лицом. Практически ни у кого из нас не было даже элементарных навыков обращения с оружием. Но наши командиры сказали, что воевать надо учиться в реальных боях.

В первом же «реальном» бою нас выставили против немецких «Тигров», вооружив лишь трёхлинейками. Так что более половины роты погибло под гусеницами. То же повторилось и при форсировании Днепра. Из нашего подразделения, которое насчитывало более 100 человек, уцелело лишь восемь».

Писатель-фронтовик Анатолий Димаров писал по этому поводу:

«Никаких медкомиссий не было. На фронт забирали калек и больных. И первым делом погнали нас на немецкие пулемёты… с половинками кирпичей! Это был настоящий второй геноцид украинцев!

Мы были не обмундированы, не вооружены. Перед тем нас гнали целый день по лютому морозу и пригнали в полностью разрушенное местечко. Выдали половинки кирпичей, показали огромный водоём, скованный льдом, и сказали ждать сигнала – ракеты. А когда она взлетит, дружно высыпать на лёд и бежать на врага, который засел на противоположной стороне, за крепкой оградой, и выбивать его оттуда кирпичами. А немцы пусть думают, что это гранаты!

Назад повернуть никто не мог, потому что нам показали хорошо оборудованные шанцы, в которых через каждые три шага сидели смершевцы с нацеленными нам в спины пулемётами. Ребята передо мной падали, как подкошенные, я тоже упал и лежал… Меня санитары так и подобрали: с намертво зажатым в руке кирпичом».

Освободить Украину… от украинцев

На самом деле, многие военные историки указывают, что, вернувшись в украинские пределы после отступления, Красная армия была обескровлена, её потери насчитывали миллионы бойцов. Вряд ли она смогла бы отбросить врага, если бы не получила взамен погибших иные миллионы – огромный людской резерв жителей Украины. Ведь на оккупированных территориях после поспешного отступления (чтоб не сказать — бегства) остались миллионы мужчин и подростков.

Вот из них и формировалось пополнение войскам, в которых зачастую оставалось по пять-шесть человек на роту. Только лишь по официальным данным и только лишь Первый Украинский фронт был пополнен двумя миллионами украинских новобранцев. Необученных, необстрелянных, необмундированных и невооружённых. Именно их первыми бросали в самые страшные мясорубки. Именно так был форсирован Днепр и взят Киев: официальная история излагает величественное повествование о Лютежском плацдарме, а народная молва – о так называемых «чорних свитках» («чёрных рубахах») – сотнях тысяч украинских новобранцев, одетых в домотканую одежду, принесённую из дома, безоружных, плывущих по Днепру навстречу неминуемой гибели…

Вот таким было освобождение Украины, за которое благодарные потомки передали освободителям «привет от немецко-фашистских захватчиков». Эту историю и тогда мало вспоминали, а теперь и подавно, но она была именно такой!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s