ИЗРАИЛЬСКАЯ ПАНОРАМА

Опубликовал(а)

ПРАЗДНИК НЕПОСЛУШАНИЯ

Не секрет, что в дни осенних праздников, когда большинство граждан страны соблюдало режим жесткого карантина, отказав себе в возможности встретиться с друзьями и даже в том, чтобы навестить престарелых родителей, в некоторых ультраортодоксальных районах царил самый настоящий праздник непослушания.

В отличие от сотен тысяч других религиозных евреев, прежде всего, сефардов и религиозных сионистов, молившихся дома или на значительном расстоянии друг от друга на улице, в Бней-Браке, Модиин-Илите, Бейт-Шемеше и других населенных пунктах с преобладающим ультраортодоксальным населением, синагоги были полны народу, а в ешивах вовсю шло традиционное праздничное веселье с танцами и песнопениями, участники которых и не думали надевать маски. Когда же полицейские попытались наложить штрафы и разогнать нарушителей, возмущенная толпа выплеснулась на улицы. Думается, читателям не нужно рассказывать в какие ожесточенные столкновения с блюстителями порядка этой порой выливалось – не было телеканала, по которому не показали бы этих кадров, а на следующий день все повторялось заново.

В дни праздника Суккот жизнь в хасидских дворах шла своим чередом. Адморы с утра до вечера принимали в праздничных шалашах своих хасидов; столы были уставлены различными напитками и пирогами, которые передавались из рук в руки. И хотя часть присутствующих была в масках, скажем прямо, их было немного.

— Каждый хасид обычно приходит к ребе с «квитлом» — запиской, в которой он излагает свои просьбы и прилагает к «квитлу» какую-то сумму в качестве «пидьона» — пожертвования, призванного усилить действенность благословения ребе, — объяснил мне учащийся ешивы Яаков-Исроэль Файнштейн. – Эти пожертвования составляют значительную часть доходов данного двора, и отказ от них приводит к тяжелым финансовым последствиям. Но дело не только в деньгах. Любой хасидский двор держится на прочной связи адмора с хасидами. Многие дворы и без того в последнее время пребывают в упадке, влияние адморов падает, и отказ от встреч с ребе может привести к гибели хасидизма!

Яаков-Исроэль добавляет к этому, что хасиды глубоко убеждены, что именно молитвы и изучение Торы способны приблизить избавление от эпидемии коронавируса, и таким образом они не только ничего не нарушают, но и действуют на благо всего еврейского народа.

Разумеется, с другой стороны, все это видится совсем иначе.

«Вы просто не представляете, что у нас тут делается! – поведала мне высокопоставленная служащая одной из больничных касс, отвечающая за Бней-Брак. – С одной стороны, уровень заболеваемости – самый высокий в стране. С другой – демонстративное, наглое нарушение всех указаний, а любые попытки как-то повлиять на ситуацию, нарываются на откровенное хамство. Хамят медикам в лицо все – раввины, ешиботники, женщины, даже дети.

При этом все время пытаются урвать всё, что можно от государства. То, что многие харедим специально заражались коронавирусом, чтобы попасть в гостиницу-изолятор – это правда. Добавлю к этому, что выдворить их потом из гостиницы, где они жили на всём готовом, тоже оказалось совсем непросто.

К примеру, один из таких постояльцев заявил, что не может уйти, поскольку открыл при гостинице бизнес по продаже «арба миним», и ему некуда девать товар. По-доброму договориться с ним не получилось, пришлось вызывать полицию.

У меня никогда не было антипатии к харедим, но после того, с чем я здесь столкнулась, мое отношение к ним резко изменилось. И, думаю, не только мое…».

К сожалению, судя по публикациям в СМИ и социальных сетях, сегодня это мнение разделяют многие.

На ультраортодоксов заметная часть светского населения возлагает ответственность за второй локдаун, поскольку именно на эту группу приходится порядка 40% всех инфицированных, хотя они составляют лишь 10.1% от населения.

«Посмотри, что получается! – сказал мне владелец небольшого магазина одежды в Тель-Авиве. – С одной стороны, они в массе своей не работают, не платят налоги, то есть существуют в определенной степени и за мой счет. В то же время из-за них многие не могут нормально работать и платить те же налоги. И ведь они открыто заявляют, что все законы и постановления им не указ. Захотят – выйдут на демонстрацию или пойдут толпой на свадьбы, похороны или что там у них еще. Причем без всяких масок и других мер предосторожности! То есть, по сути, им нет никакого дела до государства и всех нас. Но тогда и нам не должно быть до них никакого дела! Пусть их запрут в их городах и районах, и ждут, пока они все там не переболеют, а нам дадут нормально жить!».

«Лично я очень надеялся, на предложенную Гамзо идею «светофора»: «красные города» должны быть закрыты на полный карантин, «желтые» — на частичный, а в «зеленых» должна идти почти нормальная жизнь, — признался мне мужчина на автобусной остановке. — Но, когда выяснилось, что почти все «красные города» — это города ультраортодоксов, и те начали бузить, правительство тут же пошло на попятную. Вместо того, чтобы следовать собственным принципам, оно решило «закрыть» всех. Что не мешает досам по-прежнему бузить и вообще делать все, что они считают нужным!».

…Признаюсь, я не ожидал, что в течение часа с небольшим прогулки по Тель-Авиву выслушаю столько неприятных слов в адрес харедим и столкнусь с таким зарядом ненависти.

Некоторые из услышанных высказываний просто не хочется повторять, так как они носили откровенно антисемитский характер.

В то же время глупо отрицать, что по всему Бней-Браку, Иерусалиму, Модиин-Илиту расклеены десятки траурных объявлений, и большинство скончавшихся – это жертвы коронавируса, возникает ощущение, что жители этих городов упорно не желают прислушиваться к голосу разума.

Однако, когда начинаешь вникать в суть происходящего, понимаешь, что, как и в случае с любым стереотипом, главная ошибка тех, кто клеймит ультраортодоксов, заключается в совершенно неоправданном обобщении.

Для многих светских израильтян все харедим, как китайцы, на одно лицо. Все одинаково одеты в пиджаки, шляпы и лапсердаки; все ходят строем по приказу своих раввинов; все игнорируют указания Минздрава.

Однако на самом деле утверждать нечто подобное – все равно что заявлять, будто все светские израильтяне участвуют в массовых демонстрациях и маршах протеста против Биньямина Нетаниягу и игнорируют режим карантина.

На самом деле ашкеназская ультраортодоксальная община никогда не была однородной, и карантин лишь еще больше подчеркнул различия не только между различными направлениями ультраортодоксии, но и уже давно идущую борьбу внутри этих направлений.

Чтобы понять это, достаточно вспомнить, что уже в дни Песаха, когда был объявлен первый локдаун, многие авторитетные раввины литовского направления призвали своих последователей соблюдать все требования Минздрава. Правда, один из самых видных лидеров «литваков», рав Каневский (который в настоящее время сам болен коронавирусом) занял поначалу по этому вопросу двойственную позицию, но в итоге и он заявил, что речь идет о «пикуах нефеш» (ситуации, опасной для жизни) и повторил этот призыв.

Тем временем хасиды решили положиться на Всевышнего и своих адморов-чудотворцев, и игнорировали все меры предосторожности. Опять-таки, не все, но многие.

Эта разница в подходах в целом сохраняется и в настоящее время.

Хотя и лидеры литовского направления сочли, что изучение Торы в ешивах и колелях должно продолжаться, несмотря ни на что, сама эта учеба проходит в масках и капсулах, предусмотренных нормами Минздрава.

Чрезвычайно показательным стало в этом смысле выступление главы хайфской ешивы «Нахалат а-левиим» гаона рабби Авраама Киршенбойма в иерусалимской ешиве «Хеврон».

Рав Киршенбойм не просто резко осудил тех раввинов (никаких конкретных имен он при этом, разумеется, не называл) которые считают, что следует не обращать внимания на эпидемию, но и выразил одобрение применению полицейскими насилия по отношению к нарушителям правил и общественного порядка. Больше того: добавил, что, по его мнению, такое насилие позволительно десятикратно усилить, чтобы добиться полного прекращения подобных акций.

«Говорят, что никакое раскаяние не способно искупить осквернение имени Всевышнего. Так вот, я говорю вам: пренебрежение здоровьем и жизнями людей — это не только глупость, но и самое настоящее осквернение имени Всевышнего!» — сказал рав Киршенбойм.

Аналогичные заявления прозвучали и со стороны ряда видных раввинов ХАБАДа, а также главы цанзских хасидов рава Хаима Альберштата. К примеру, в Нетании, целый квартал, где живут хасиды этого двора оказался «зеленым» — именно благодаря тому, что их духовный лидер призвал строго соблюдать все постановления Минздрава и правительства.

Злые языки утверждают, что требование продолжать занятия в ешивах и других религиозных учебных заведениях в обычном режиме, обусловлено боязнью, что после длительного перерыва ешиботники не вернутся к учебе, и это приведет к потере дотаций.

Конечно, можно было вести учебу дистанционно, но ведь те же раввины запретили использовать смартфоны и другую технику!

Впрочем, и это не совсем так: есть постановление раввинов литовского направления о том, что можно вести уроки Торы по телефону, а некоторые разрешили и покупку «продвинутых» телефонов, и использование «Зумма».

Ситуация усугубляется тем, что эпидемия значительно усилила и сделала явным тот процесс ослабления влияния раввинов, который, по мнению социологов, медленно но верно, набирал силу в ультраортодоксальной общине. Стало ясно, что выросло новое поколение, которое уже не готово «ходить строем» и слепо подчиняться высшим духовным авторитетам.

Именно такая молодежь и выходит на демонстрации и устраивает столкновения с полицейскими. Тон здесь задает радикальное движение «Пелег Иерушалми», но есть и другие, не столь многочисленные группы, возглавляемые малоизвестными до сих пор лидерами, выдвинувшимися внутри тех или иных ешив или больших синагог. Проблема заключается в том, что, не подчиняясь введенным ограничениям, появляясь на работе, в магазинах и других людных местах, каждый из таких нарушителей может заразить десятки, а то и сотни людей.

Стоит отметить, что многие видные журналисты, социологи и общественные деятели видят в происходящем в ультраортодоксальной среде часть того кризиса, который охватил все израильское общество и вверг его, по сути, в гражданскую войну, разбив на противоборствующие сектора, каждый из которых ведет себя как государство в государстве и ни один не желает признавать над собой власть закона.

Журналист «Маарива» Кальман Либскинд в качестве верха политического лицемерия привел поведение бывшего лидера партии «Мерец» Захавы Гальон, которая, с одной стороны, призвала игнорировать постановления правительства и выходить на массовые демонстрации, а с другой осудила прошедшие в Ашдоде похороны Питсбургского адмора.

«Но, простите, какая разница?! — задается вопросом Либскинд. – И демонстрации, и похоронные процессии проходили на открытом пространстве, на обоих мероприятиях были люди как в масках, так и без них. Получается, что ультраортодоксы правы, когда, говоря о том, что к ним относятся иначе, чем к светским».

Вместе с тем следует понять и то, что с учетом специфики жизни харедимной общины выполнение ими указаний правительства в той же степени, что и светскими невозможно. К примеру, ультраортодоксы не могут себе позволить закрыть начальные и детские школы, так как для многих живущих за чертой бедности семей школа – это не только место учебы, но и место, где дети получают завтрак и обед. Закрыть их окончательно – значит, обречь эти семьи на голод. И это – лишь один из примеров.

Вне сомнения, государство должно учесть эту специфику и предложить ультраортодоксам решение их проблем. Но и они должны понять, что являются гражданами Израиля и обязаны подчиняться его законам, следуя хотя бы старому еврейскому принципу «дина мальхута — дина» — «закон государства – это закон».

В противном случае они лишь еще больше восстановят против себя остальные круги израильского общества, что в итоге не принесет ничего хорошего ни самой ультраортодоксальной общине, ни израильскому обществу.

БОЛЬШЕ СТУДЕНТОВ

В СМИ появилось немало сообщений о том, что пандемия коронавируса привела к заметному увеличению числа студентов. Объясняется это, прежде всего тем, что многие молодые израильтяне, лишившись возможности отправиться после армии за границу, решили пойти учиться. В немалой степени этому способствовало и снижение критериев при поступлении – в ряде вузов на некоторые факультеты принимают теперь не на основе психометрии, а на основе среднего аттестатного балла.

Авторы таких публикаций убеждены, что речь идет о позитивном процессе. Дескать, чем раньше молодые люди окончат учебу, тем быстрее начнут трудовую деятельность, что в итоге будет способствовать развитию национальной экономики. Мы попросили прокомментировать новую тенденцию одного из профессоров тель-авивского университета, попросившего по причинам, которые вскоре станут понятны читателю, не афишировать его имени.

— Давайте начнем с того, насколько верны утверждения о значительном увеличении числа записавшихся на учебу в вузы?

— Как вы понимаете, точные данные о количестве новых студентов может предоставить только Совет по высшему образованию. По тем сведениям, которыми я располагаю, действительно есть заметный рост студентов на факультетах компьютерных наук. На инженерные специальности рост оказался не столь значительным, а в некоторых вузах и вообще в рамках статистической ошибки. На гуманитарных факультетах снова явный недобор, так что я лично поубавил бы оптимизма.

На мой взгляд, этот рост связан не только с тем, что традиционные поездки для «чистки головы» после армии накрылись, как говорится, медным тазом, но и с переходом на дистанционное обучение. Это значительно удешевляет сам процесс учебы, так как не нужно ехать в другой город, снимать там квартиру и т.д. – можно учиться, не выходя из дома, легче совмещать учебу с работой и т.д. Но дистанционное обучение, на мой взгляд, резко снижает эффективность обучения. Если не сказать большего – вообще ставит всю систему высшего образования под угрозу, девальвирует его ценность.

— То есть вы лично против такого метода обучения?

— Не только я, но и многие мои коллеги как в Израиле, так и за рубежом. Как показал уже имеющийся опыт, без живого общения студентов с лектором в аудитории, учебный процесс очень многое теряет. Если бы можно было учиться только по учебникам или видеолекциям, то весь мир давно бы перешел на такой способ обучения – такие предложения начали поступать еще несколько лет назад. Пандемия стала своего рода проверкой на то, насколько это целесообразно — и ответ оказался отрицательным.

Это – одна из тем, которые сегодня очень оживленно обсуждается в академических кругах. Кроме того, возникает вопрос, как эффективно проверять уровень усвоения студентами пройденного материала. Ведь наша задача – не просто дать человеку диплом, а сделать из него специалиста. Что толку в том, если мы выпустим в год не 100, а 150 архитекторов, а потом спроектированные ими здания рухнут на следующий день после окончания строительства?!

— Вы имеете в виду, что в режиме видеоконференции студенту очень легко списывать?

— И это тоже. Да и при устном экзамене, если он проводится дистанционно, вы не можете знать, не сидит ли кто-нибудь рядом со студентом вне поля зрения камеры и не подсказывает ему ответы.

— И что, у этой проблемы нет решения?

— Разумеется, есть. Было предложено, чтобы каждый студент установил в комнате, в которой он занимается, не одну, а три камеры – так, чтобы преподаватель мог видеть не только его лицо, но и то, что происходит сзади и сбоку от него. Но тут появились наши феминистки, которые заявили: «Вы еще нам под юбки камеры установите!». И ректораты всех вузов тут же пошли на попятный, так как сохранение тайны личной жизни превыше всего.

Вообще, должен с грустью констатировать, что различные общественные активисты в последнее время все чаще вмешиваются в учебный процесс в университетах, и это и в самом деле сильно мешает.

— Какие изменения в работе вузов и в системе набора студентов ждут нас в ближайшее время?

— Я – всего лишь профессор, а не декан и не ректор, и потому не принимаю участия в решении таких вопросов. Но на совещаниях в деканате нас предупредили, что грядут кардинальные потрясения и посоветовали к ним приготовиться. Информация, которой я располагаю, мне очень не нравится. Ничего хорошего для качества нашего высшего образования и уровня нашей науки эти нововведения не несут. Впрочем, как вы уже поняли, я – консерватор, и предпочитаю старую добрую фронтальную систему, которая вырастила не одно поколение специалистов и дала миру выдающихся ученых. Да, история науки знает и великих самоучек, можно сказать, учившихся «дистанционно». Но это – те исключения, которые лишь подтверждают правило.

ИЗ ФРАНЦИИ ПО «УСКОРЕННОЙ ПРОГРАММЕ»

Сотрудники «Сохнута» отмечают, что в последнее время к ним поступили просьбы помочь репатриироваться тысячам французских евреев. Многие просители настаивают на репатриации по какой-то «ускоренной программе», и как во Франции, так и в Израиле появились адвокатские конторы, способствующие такому «ускорению».

Но, по словам высокопоставленного сотрудника Сохнута, когда начинаешь разговаривать с такими потенциальными репатриантами, выясняется, что, как минимум, 50% из них не намерены надолго оставаться в Израиле и собираются по получении израильского паспорта максимум через неделю вернутся на родину. Таким образом, получается, что граждане Франции решили пойти по той же дорожке, по какой уже прошли тысячи россиян, имеющих право на израильское гражданство по закону о возвращении – получить паспорт с гербом Государства Израиль, и тут же сделать нам ручкой «адью».

Правда, выглядит все это более, чем странно: ведь израильский паспорт и в самом деле предоставляет куда больше возможностей, чем российский, но зато куда меньше, чем французский.

Любопытно, что представители общины выходцев из Франции гневно и категорически отвергают сопоставление своих дважды соотечественников с репатриантами из России.

— Это – несравнимые вещи! – сказал в беседе со мной репатриант из Франции, предприниматель Клод Леви. – Нас с вами нельзя сравнивать хотя бы потому, что почти у всех французских евреев очень сильна национальная самоидентификация. Еврейская традиция и культура являются для нас родными; и мы, и наши дети учились в еврейских школах, и довольно свободно владеют ивритом.

Большинство тех, кто сейчас подает заявление о репатриации всегда имели прочную связь с Израилем. Здесь у многих из нас не только родственники, но и бизнесы, недвижимость; все эти люди по нескольку раз в год бывают в Израиле. Просто многие до этого не спешили получать израильское гражданство, так как считали это излишним. И сейчас они ничего не просят от Израиля, кроме паспорта – ни помощи при въезде, ни корзины абсорбции. А насколько я знаю, псевдо репатрианты из России все это получают!

По словам Клода, нынешний интерес французских евреев к израильским паспортам объясняется просто. Эпидемия коронавируса очень сильно ударила по еврейской общине страны. Достаточно сказать, что евреи составляют свыше 10% всех умерших от коронавирусной инфекции во Франции — при том, что их доля в населении страны намного меньше.

В этой ситуации тысячи французских евреев и в самом деле искренне задумались о немедленной репатриации. Но затем ситуация во Франции начала улучшаться, а в Израиле, наоборот, ухудшаться, и многие сразу же резко остыли. Но тут среди живущих во Франции евреев распространились слухи, что в связи с эпидемией Израиль намерен закрыть въезд в страну для всех, кто не являются его гражданами.

Слухи, безусловно, абсурдные, но они породили самую настоящую панику: как в этом случае видеться с родственниками, улаживать дела с израильскими бизнесами? Да и вообще, как можно хотя бы раз в год не побывать у Стены Плача?!

Словом, кто распустил слухи неизвестно, но французские евреи в массовом порядке бросились в Сохнут – чтобы получить израильский паспорт, а с ним и возможность приезжать в Израиль, когда захочется. Как уже было сказано, в обеих странах тут же появились адвокатские конторы, помогающие «ускоренной репатриации» и обещающие уладить все формальности с получением паспорта за 1-2 недели (такие же обещания дают и российские фирмы). И понятно, что кое-кто на этом ажиотаже неплохо заработал.

— На самом деле все случаи разные, — говорит Клод Леви. – Вот, к примеру, у моего близкого друга, который живет в Нетании, во Франции остались одинокие родители. Когда он из-за этой эпидемии не смог выехать из Израиля, то в спешном порядке начал оформлять родителям израильское гражданство — чтобы они приехали сюда и здесь пережили трудное время вместе с ним и его сестрой, чтобы было, так сказать, кому присмотреть за стариками. А потом, когда все наладится, они тут же вернутся домой, поскольку без Парижа жизни не представляют. Что поделать, есть и такие евреи.

Из Сохнута в ответ на информацию о появлении «паспортной алии» из Франции передали, что Еврейское агентство действует исключительно в рамках закона, и все репатрианты, прибывающие из этой страны, соответствуют всем критериям закона о возвращении.

К тому же имеющиеся в распоряжении Сохнута данные однозначно свидетельствуют, что подавляющее большинство прибывших в последнее время репатриантов из Франции прочно связали свою жизнь с Израилем, и лишь очень небольшой, если не сказать ничтожный процент из них покинули еврейское государство в первые же недели после получения израильского паспорта.

С МУЗЫКАЛЬНЫМ ПРИВЕТОМ

Не секрет, что в дни эпидемии многие пенсионеры оказались в вынужденной изоляции – им запрещены встречи с близкими, участие в каких-либо кружках и других видах общественной деятельности и т.д. Да и из дома в силу своей принадлежности к группе риска они стараются выходить как можно реже, а если выходят, то избегают людных мест. Многие из них говорят, что одиночество ввергает их в состояние депрессии и убивает не менее успешно, чем коронавирус…

Именно с учетом этого факта компания 2gether запустила недавно новую программу для мобильных телефонов, позволяющую с точностью до 90% определить в каком настроении и душевном состоянии находится пожилой человек, а также подобрать наиболее оптимально подходящие для этого состояния песни и музыку.

Программа основана на использовании искусственного интеллекта, который считывает с лица глядящего в экран мобильного телефона человека сразу целый букет признаков, отражающих его душевное состояние в данный жизненный момент. Если это происходит во время разговора, то она немедленно сообщит об этом собеседнику.

Новинку 2gether мгновенно взяла на вооружение компания «Матан – машкиим бэ-кеила».

Добровольцы этой компании сейчас очень много работают с пожилым населением по телефону, в режиме видеоконференции, и знание о том, в каком настроении находится собеседник, позволяют им не только правильно подобрать музыкальный фон для разговора (это делается практически в автоматическом режиме с небольшой корректировкой), но и психологически правильно выстроить разговор, возможно, даже удержать от какого-то рокового шага.

В компании «Матан» отмечают, что в последнее время количество людей, желающих на волонтерской основе общаться с пожилыми по мобильной или видеосвязи и помогать им справляться с одиночеством, резко возросло, и новая программа пользуется у них огромной популярностью.

Впрочем, и у самих пожилых людей тоже – в лице считывающего их эмоции искусственного интеллекта и поддерживавшего их какими-то оптимистическими фразами и подобранной специально для них музыкой, они словно обрели собеседника, который так много о них знает, что с ним можно поделиться самым сокровенным.

В «Матан» также говорят о том, что, по наблюдениям волонтёров, в последнее время резко выросло количество пенсионеров, осваивающих возможности, предоставляемые компьютером и цифровыми технологиями в целом. Так что никакой трудности в том, чтобы скачать программу и успешно ею пользоваться у них не возникает.

Понятно, что столь узкими задачами возможности новой программы не ограничиваются.

К примеру, она может стать надежной помощницей на деловых встречах. Представьте: бизнесмен приходит на переговоры с партнером, как бы невзначай наводит на него мобильник, и тот ему сигнализирует: «Ваш собеседник явно раздражен. Возможно, из-за каких-то неприятностей дома. Сейчас он ищет, на ком сорвать свою злость». Понятно, что в такой ситуации лучше найти предлог, чтобы перенести встречу на другой день.

Сообщит программа и о том, что возможный партнер переживает из-за того, что у него плохо идут дела, возможно, он – на грани банкротства, и это предостережение может уберечь предпринимателя от рискованной сделки и лучше проверить, с кем он имеет дело.

Словом, возможностей с таким новшеством открывается множество. Еще раз добро пожаловать в дивный новый мир!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s